"На скотном дворе все равны, одни ровнее", - Оруэлл

Глава 3. В братской семье народов СССР

 
 
Рис. 36. Грабеж, учиненный большевиками, стран Южного Кавказа сразу после оккупации этих стран (млн. $ по курсу того времени)
 
Примечание:
Рис. 37. Фрагмент карты азербайджанской республики 1918-1920 гг., представленной на Парижской мирной конференции
«Грабь награбленное!» – восклицал Ленин – как много информации в этих двух словах!
Азнефть – корова дойная,
Доходней нет статьи –
Покорная, спокойная,
Кто хочет, тот дои.
Так писал пролетарский поэт Де­мьян Бедный, после того как Красная армия бандитским путем положила конец Азербайд­жанской Демократической Респуб­лике.
И эти стихи были на злобу дня – доили Азнефть большевики, как могли!
А «доить» большевики прекрасно умели – от продразверстки до зачистки банков!
В период Первой мировой войны в Азербайджане скопилось 5 млн. тонн первоклассной нефти. После захвата Баку в 1920 г., выполняя резолюции Ленина, эту нефть в течение 40 дней – с 29 апреля до середины июня – по железной дороге и по морю отправляли в Россию. Надо ли говорить, что это означало для только что становившегося на ноги советского режима. За осуществление этой грабительской акции, когда он капитально «подоил» «Азнефть», начальник «Азнефти» А. Сере­бровский был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Это была первая, но далеко не последняя, грабительская акция, способствовавшая становлению советского режима на огромном пространстве. По ценам тех далеких лет эта нефть стоила          452,8 млн. долларов.
По тем временам это были огромные средства, например, соизмеримые с ежегодным бюджетом Болгарии или Бельгии.
Многие нефтепромышленники в Азербайджане сообразно восточному менталитету превращали нефтяные богатства республики в золото и бриллианты. Только в одном Волго-Камском банке из 300 сейфов в 80-ти хранились их фамильные драгоценности. Как только большевики взяли власть, они опечатали сейфы во всех банках, все до последнего карата подсчи­тали, а затем все эти бриллианты и изумруды, все бесценные произ­ведения искусства продали иранским купцам за муку, зерно, ячмень, лобио, горох, кишмиш и прочие продукты, которые отправлялись в революционную Россию. Это происходило во всех банках, находящихся в Баку – для боль­шевиков Баку был настоящим Клондайком!
В 1920 году, при национализации нефтяной промышленности Азербайджана, созданный большевиками Азербайджанский нефтяной комитет ликвидировал 272 частные нефтепромышленные фирмы, находившиеся в Бакинском районе.
 
 
Рис. 38. Экономический вклад стран Южного Кавказа в период становления Советской власти по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Как писал английский журнал «Near East» в 1918 году: «…Баку – величайший нефтяной центр мира. Если нефть – королева, то Баку – ее трон».
Этот «трон» захватили большевики!
В 1918 году, после прихода к власти большевиков, удельный вес бакинской нефти в общеимперской добыче составлял 82,6 %.
 
Ленин относился к нефти, и главное, к ее истинным хозяевам, как разбойник!
В. Ленин: «Можете ли Вы еще передать Теру (члену Главного нефтяного комитета С.М. Тер-Габриляну. – Авт.), чтобы он все подготовил для сожжения Баку полностью, в случае неподчинения, и чтобы печатно объявил это в Баку».
О’Генри в таких случаях говорил: «Всякий уважающий себя грабитель сначала берет себя в руки, а уже потом – все остальное». (Неслучайно Бердяев назвал Ленина гением бранной речи. Вот несколько строк из письма Ленина Сталину и Каменеву от 4 февраля 1922 года: «Всегда успеем взять говно в эксперты. Нельзя подтяги­вать шваль и сволочь, не же­лающих представлять отче­ты...», «Приучите этих гов­нюков серьезно отвечать...» На полях статей Розы Люк­сембург вождь делал помет­ки «идиотка», «дура».
Как отмечают историки, чаще всего Ильич ру­гал Орджоникидзе. Он писал Серго записки: «С кем сего­дня пили и гуляли? Откуда у вас бабы? Ваше поведение мне не нравится. Тем более, на вас все время жалуется Троцкий». Орджоникидзе был еще тот гулёна! Сталин более сдержанно относился к женщинам. Ленин отчи­тывал Иосифа Виссарионо­вича за то, что он много пьет, на что Сталин отвечал: «Я же грузин и без вина не могу»).
По поводу Менжинского, которого Ленин на дух не переносил, он писал «Наше хозяйство будет достаточно обширным, чтобы каждому талантливому мерзавцу нашлась в нем работа».
17 марта 1920 года Ленин направил телеграмму Смилге и Орджоникидзе: «Взять Баку нам крайне, крайне необходимо. Все усилия направьте на это, причем обязательно в заявлениях быть сугубо дипломатичными и удостовериться максимально в подготовке твердой местной Советской власти».
Изучая документы фонда «Орджоникид­зе» Российского государствен­ного архива со­циально-политической истории, известный азербайджанский историк Джамиль Гасанлы обнаружил сенсационные факты, связанные с ок­купацией Азербайджана в апреле 1920 г. К примеру, из директивы XI Красной армии, подписанной в ночь на 21 апреля (3.30) командующим Кавказским фронтом (КФ) Тухачевским, членом Реввоенсовета КФ Орджоникидзе и помощником начальника штаба КФ Захаровым, следует, что большевики изначально ставили задачей оккупацию Азербайджана, а не передачу власти в стране местным большевикам. Так, в пятом пункте директивы говорилось: «При занятии Баку немедленно организовать военный комиссариат для Азербайджана».
«Речь шла не о создании местного советско­го правительства, а военно-оккупационного органа управления», – отметил Гасанлы. При этом 23 апреля в дополнение к указанной ди­рективе дается приказ: «Конечной задачей         XI Красная армия считает не овладение Бакинс­кой губернией, а овладение всей территорией Азербайджана».
Гасанлы акцентирует внимание на третьем пункте директивы от             21 апреля, который сви­детельствует, что большевики изначально пла­нировали репрессировать членов правите­льства АДР. В частности, в директиве говорилось: «При занятии Баку необходимо захватить, во что бы то ни стало, нынешнее азербайд­жанское правительство. Предвидя его бегство в Елисаветполь, необходимо перехватить его на железной дороге до станции Кюрдамир». Таким образом, судьба членов правительства АДР была предрешена, и поэтому гарантии бе­зопасности руководителям Азербайджана, предоставленные Красной армией 27 апреля при подписании договора о мирной сдаче власти, были коварным обманом.
Этот же пункт, по мнению Гасанлы, в опре­деленной мере проливает свет на странные обстоятельства убийства главы правительства АДР Насиббека Юсифбекова в Кюрдамире.
 
В апреле 1921 года В.И. Ленин требовательно вопрошал председателя правления «Азнефти» А.П. Серебровского: «Правильно ли ставится в Баку вопрос о нефти с точки зрения согласования разных сторон народного хозяйства. Ведь край богатейший: леса, плодородная (при орошении) земля... Думает ли кто и работает ли кто над этим как следует?»
Работали, приснопамятный Ильич, еще как работали! Грабили, как могли! Где сегодня эти леса, плодородная земля?
По подсчетам Валерия Моравского, последнего министра финансов «белых» во Владивостоке, сделанным им еще в 1923 году, за Первую ми-ровую и гражданскую войны из России ушло больше 500 тонн золота, что примерно составляет 2,5 млрд. долларов. Как уже указывалось выше, в Россию из Азербайджана в 1920 году было вывезено 4 млн. тонн неф­ти, что при ее цене 18 долларов за баррель составляет 452,8 млн. долларов. Как показано в табл. 3, стоимость добытой в Азербайджане нефти за 1920-1924 гг. составила 1,87 млрд. дол., так что Азербайджан покрыл потери золота Россией в империалистической и гражданской войнах за 5 лет.
Таблица 3
 
Год
Добыча (млн. т.)
Стоим. (1бар./$)
Стоим, год. доб. (млн. $)
1920
2,9
19
347
1921
2,4
19
287
1922
2,9
20
365
1923
3,4
19
406
1924
4
18
453
 
И еще на эту злободневную, с легкой руки руководителей ряда бывших республик СССР, тему.
«Если России вернут долги, то мы станем самой богатой страной в мире», – пишет Владимир Казаков. А если Азербайджану вернуть долги, то он будет впереди «самой богатой страны в мире» России (по Казакову)!
Сразу после начала Пер­вой мировой войны пять тонн золотых монет из лич­ной царской казны были тайно помещены в два же­лезнодорожных вагона и доставлены в Норвегию, где они и лежат до сих пор.
В 1914 году британским банкам было передано рос­сийское золото в слитках на сумму $50 млрд. Ими Николай II планировал рассчитаться за поставки военной техники и оружия. Ни одна из них не была выполнена.
В период с декабря 1915-го по ноябрь 1916-го гг. Рос­сия отправила в США зо­лота на $23 млрд. в качестве предоплаты за оружие и порох – Россия не получила ни денег, ни оружия.
Рос­сийское правительство, на­деясь получить оружие, за­числило в      1916 году на ва­лютные счета японских банков эквивалент 300 тоннам золота. Но, ни оружия, ни денег отдавать не собира­ются.
Временное правительство России в феврале 1917 года отправило в Швецию для закупки военного снаряжения 3,7 тонны золота, сейчас это      $45 млн. Еще в 1928 году было по­лучено подтвер­ждение, что золото находится в храни­лищах шведских бан­ков. Ни одной винтов­ки, ни одного патрона Россия от Швеции в счет этого золота не получила, – пишет Владимир Казаков.
В конце 1919 года 100 тонн золота, изъятого адмиралом Колчаком из казанского банковско­го хранилища, были переданы на хранение Чехословацкому корпусуслед золо­та потерялся в пражских банках в       1925 году.
B 1922 году Ленин отпра­вил в Германию 93,5 тонны золота, которое оказалось в качестве «трофея» в «Банк де Франс» в Париже. В 1963 го­ду статус это­го золо­та был подтвержден.
45 тонн русская сторо­на согласилась отдать в счет погашения старых российских долгов в пользу Франции. А 48,5 тонн зо­лота нам до сих пор не вернули. Также в Националь­ном банке Франции хра­нятся слитки русского золота на $25 млрд., переданные в 1914 году.
В подобных претензиях Владимира Казакова есть свой резон – по оценкам британ­ской фирмы «Пинкер­тон» Россия в настоя­щее время вправе пре­тендовать на свое зо­лото общей стоимо­стью в $100 млрд., а также на недвижимое имущество общей сто­имостью $300 млрд.
Богатства России в те годы, которые распродавались, складывались из золотых запасов русских царей и продажи природных ресурсов и, в первую очередь пшеницы, нефти и нефтепродуктов – сегодня доля России по производству на мировом рынке составляет менее одного процента, а в те годы ее не было вообще!
Ясно, что в этих пропавших российских средствах есть значительная азербайджанская доля, возможно, равная украинской!
Значительные материальные претензии предъявляет Грузия к России.
Было бы смешно, если бы и Армения предъявила бы материальные претензии к России, но там нашли выход, увеличив географию и временную планку!
Ученый Сурен Айвазян собирается отсудить у Лондона деньги, якобы попавшие туда из Армении в ХIV веке.
Исследуя прошлое Армении, Айвазян, якобы, обнаружил, что королева Елизавета II является старинным армянским должником. В 1378 году царь Левон VI, предвидя падение армянской государственности, передал на хранение королю Англии Ричарду II свою казну. По условию договора сокровищница должна была быть возвращена Армении после обретения ею независимости.
«В своде законов Британской империи этот указ должен сохраниться. И грамота там обязательно должна быть, – говорит Сурен Айвазян. – Но мы постараемся и с армянской стороны найти документы, чтобы подтвердить, что двусторонний договор действительно заключался, – с одной стороны – Ричард II, с другой – Левон VI. Эти грамоты были и в Англии, были и во Франции. Во Франции они должны сохраниться в Савойском графстве».
По данным профессора, в средневековой Армении насчитывалось более 40 месторождений полезных ископаемых. «Там множество редких камней, бриллиантов, сапфиров, гранатов и прочего, – рассказывает ученый о содержании армянской казны, – золотые изделия, позолоченные изделия. Повторяю, поскольку Армения сама была очень богата полезными ископаемыми, то и казна ее была одной из богатейших».
Профессор точно не может определить нынешнюю стоимость казны.
 
Хотел Ленин использовать азербайджанскую нефть и в политических целях.
Своими политически-аморальными действиями Ленин, привезенный в Россию в пломбированном вагоне, получивший значительные средства от немцев и страстно желавший поражения России в Первой мировой войне, хотел продолжить подобную политику и в отношении бакинской нефти.
Телеграмма В.И. Ленина И.В. Сталину в Царицын,
7 июля 1918 г., 1 час ночи.
Наркому Сталину.
«...Относительно Баку самое важное, что­бы вы были непрерывно в сношениях с Шау­мяном, и чтобы Шаумян знал предложение германцев, сделанное послу Иоффе в Берли­не, относительно того, что немцы согласились бы приостановить наступление турок на Ба­ку, если бы мы гарантировали немцам часть нефти. Конечно, мы согласимся...»
 
Будущий вождь народов мгновенно передает дальше приказ Ленина.
«Из письма И.В. Сталина С.Г. Шаумяну о политике советской власти в Закавказье.
Царицын. 8 июля 1918 г.
Так как времени у меня мало, начинаю прямо с дела.
1. Общая наша политика в вопросе о Закавказье состоит в том, чтобы заставить немцев официально признать грузинский, армянский и азербайджанский вопросы вопросами внутренними для России, в разрешении которых немцы не должны участвовать. Именно поэтому мы не признаем независимости Грузии, признанной Германией.
2. Возможно, что нам придется уступить немцам в вопросе о Грузии, но уступку такую мы в конце дадим лишь при условии признания немцами невмешательства Германии в дела Армении и Азербайджана.
3. Немцы, соглашаясь оставить за нами Баку, просят уделить некоторое количество нефти за эквивалент. Мы эту «просьбу», конечно, можем удовлетворить».
 
Действия своего учителя, с поправкой на время, в предвоенные годы Сталин вспомнил вновь.
Все предвоенные годы (то есть до 22 июня 1941 года – Авт.) СССР торговал с Германией, продавая в большом количестве нефтепродукты (особенно бен­зин). Продавал и тогда, когда вся страна в едином порыве восклицала «No pasaran!» в знак солидарности с борющейся Испанией, фашистам которой помогала Германия. СССР выступал в своем обычном амплуа. Был солидарен с коммунистами Испании, безвозмездно поставлял им продовольствие, оружие и горючее. В то же время продавал горючее Германии, которая в свою очередь поставляла его испанским франкистам. СССР поставлял нефтепродукты Германии и тогда, когда ее самолеты бомбили Европу, превращая ее города в руины. Поразитель­но: когда немцы уже бомбили Киев, послед­ние советские вагоны с бензином пересека­ли границу Германии.
Только в предвоенный 1941 год Германии было поставлено                   100 тысяч тонн бензина, на котором, в том числе, немцы дошли до Москвы!
 
У коммунистов Азербайджана была и своя «нефтяная идеология» в те годы, которую наибо­лее ярко выразил Н. Нариманов:
«Азербайджан объявляет свои естественные богатства общим достоянием всех Со­ветских Республик, и не на бумаге, а на деле, отпускает безвозмездно нефтяные продукты Советской Грузии и Советской Армении.
И удивительно то, что до сих пор ни одно официальное и неофициальное собрание трудящихся этих республик не протестовало против этих уступок.
И в самом деле, при существующем положении в Закавказье, придет ли в голову кому-нибудь, что у нас между Закавказскими республиками польется кровь из-за земли. Нет и нет!» Вот такая наивность!
 
Богатства недр Азербайджана характеризуют следующие графики: на рис. 39 приведены графики добычи нефти на душу населения и единицу территории с 1901 по 1930 годы, т.е. мировая картина нефтедобычи с 1901 по 1930 годы.
 
 
Рис. 39. Мировая картина нефтедобычи с 1901 по 1930 годы
 
Как видно из этих графиков, во всех из приведенных годов по добыче нефти на душу населения, кроме одного года, Азербайджан являлся мировым лидером, а по показателю добычи нефти на единицу территории – во все приведенные годы.
Если же взять средние показатели за все приведенные годы, то Азербайджан является самой богатой по нефтедобыче страной, и, следо­вательно, самой богатой страной в мире в те годы – ведь нефть тогда прино­сила баснословные прибыли – гораздо больше, чем в наши дни!
Таких графиков и приведенных рассуждений автора в литературе по нефтедобыче в советское время не было! И не потому, что этого не знали – просто это не вписывалось в социалистическую модель.
Богатство недр Азербайджана показывает следующий факт – единствен­ная фонтанная скважина князя Челокаева бесперебойно работала 35 лет под­ряд, даже не истощаясь.
После революции в России большинство западных стран объявили ей бойкот, но этот бойкот Запада Советскому Союзу длился недолго – нефть зазывала!
«Товарищество бр. Нобель» вошло в число нефтяных компаний, конфис­кованных советским государством. Перед фирмами, видевшими для себя возможность хорошо заработать в России, вставали серьезные моральные проблемы. Для противостояния соблазнам «Товарищество бр. Но­бель», «Стандард ойл оф Нью-Джерси» и «Ройял датч-Шелл» создали в 1922 г. синдикат под французским названием «Front uni» («Единый фронт»). У всех трех компаний были в социалистической России крупные капиталы. К борьбе с Москвой присоединились и другие фирмы. Для расширения добычи и переработки нефти Советам необходимо было вво­зить с Запада современное оборудование. Идея «Фронта» предполагала, что ни одна из компаний не должна вступать в сепаратные закулисные переговоры с русскими, нужно всем вместе не поддаваться ни на какие предложения российской стороны. Ряд фирм все же наладил связи с Москвой, тогда как у других рука не поднималась иметь дело с «этими москов­скими разбойниками». В письме Рокфеллеру-младшему Детердинг замечает: «Если вы перестанете торговать с Москвой, советский режим убийц скоро падет», – пишет Брита Осбринк в книге «Империя Нобелей».
Не упал! Уже в 1924 г. Швеция признала Советский Союз и установила контакт с полпредом и наркомом внешней торговли Леонидом Красиным. Он закупил сельскохозяйственные машины, а также телефонное и телеграфное оборудование. Уже к 1928 г. наиболее доходным экспортным товаром стала нефть, причем расширению ее добычи способствовали американские инженеры и поставки оборудования ком­паний «Дженерал электрик», «Вестингауз» и шведской ACEA – процесс, в отличие от горбачевской трактовки, реально пошел!
В советской прессе, да и сегодня это частенько проскальзывает в российской прессе, утверждалось об эффективном использовании нефти для нужд Азербайджана.
Чтобы показать, как могла бы развиваться нефтегазодобывающая про­мышленность Азербайджана без бандитского захвата большевиками, автор провел ретро-анализ нефтедобывающей промышленности Азербайд­жана в 1905-1930 годы.
Историки, да и не только историки, часто повторяют, что «история не любит сослагательного наклонения». Автор не придерживается такой позиции. Сегодня прекрасно разыгрывают сценарии будущего. А почему бы, имея значительную информацию о происшедших событиях, не разыграть возможные сценарии прошлого? Эти варианты могут служить системой координат для реальных случившихся событий.
Сделать это, при наличии соответствующих компьютерных программ и исходных данных тех лет, довольно просто: сегодня ученые выявляют, от чего вымерли динозавры миллионы лет тому назад. Сегодня и тогда были известны доказанные запасы нефти, технологии бурения и добычи нефти того времени, уровень нефтяной науки и т.д. Процесс нефтедобычи автором был разыгран по четырем версиям. Не вдаваясь в подробности, отметим только, что в эти версии входили различные сценарии нефтедобычи, с учетом состояния технологии бурения и нефтедобычи того времени.
В табл. 4 приведена добыча нефти за 1905 по 1930 годы по всем версиям.
Последняя, четвертая, версия просчитана с учетом современной для того времени западной технологии.
Таблица 4
Предполагаемая добыча нефти по гипотетическим версиям развития азербайджанской нефтяной промышленности
 
Годы
Фактические данные, млн. т
Версии, млн. т
1
2
3
4
5
1
2
3
4
5
6
7
1821-1904
123.125
123.125
123.125
123.125
123.125
123.125
 
Предполагаемая добыча
1905
6.784
10.0
10.0
10.0
10.0
10.0
1906
7.451
10.0
9.8
9.8
9.8
10.0
1907
7.937
10.0
9.6
9.6
9.6
10.0
1
2
3
4
5
6
7
1908
7.815
10.0
9.4
9.4
9.4
10.0
1909
8.303
10.0
9.2
9.2
9.2
10.0
1910
8.231
10.0
9.0
9.0
9.0
10.0
1911
7.537
10.0
8.8
8.8
8.8
10.0
1912
7.798
10.0
8.6
8.6
8.6
10.0
1913
7.626
10.0
8.4
8.4
8.4
10.0
1914
7.101
10.0
8.2
8.2
8.2
10.0
1915
7.481
10.0
8.0
8.0
8.0
10.0
1916
7.894
10.0
7.8
7.8
8.0
12.0
1917
6.646
10.0
7.6
7.6
8.4
14.0
1918
3.425
10.0
7.4
7.4
8.8
16.0
1919
3.739
10.0
7.2
7.2
9.4
18.0
1920
2.915
10.0
8.0
8.0
10.0
20.0
1921
2.457
12.0
9.5
9.5
12.0
22.0
1922
3.012
14.0
11.0
11.0
14.0
24.0
1923
3.573
16.0
13.0
13.0
16.0
26.0
1924
4.231
18.0
15.0
16.0
18.0
28.0
1925
4.737
20.0
17.0
19.0
20.0
30.0
1926
5.586
22.0
19.0
22.0
22.0
27.0
1927
6.896
24.0
21.0
24.0
24.0
23.0
1928
7.657
26.0
23.0
26.0
26.0
19.0
1929
8.766
28.0
24.0
28.0
28.0
16.0
1930
10.283
30.0
25.0
30.0
30.0
14.0
Всего 1905-1930
165.881
370.0
314.0
335.0
353.0
413.0
1821-1930
289.006
493.1
437.6
458.6
476.7
542.1
 
Также несложно было оценить и стоимость нефти – цены на нефть и на нефтепродукты в те годы хорошо известны по разным источникам, и ошибка может колебаться в пределах 3-5 % (табл. 5).
 
 
Таблица 5
Стоимость добытой нефти, млн. долларов
 
Годы
Фактически
Версии
1
2
3
4
5
1
2
3
4
5
6
7
1905
556
819
819
819
819
819
 6
888
1192
1168
1168
1168
1192
 7
1419
1788
1716
1716
1716
1788
 8
699
894
840
840
840
894
 9
619
745
685
685
685
745
1910
491
596
536
536
536
596
 1
449
596
524
524
524
596
 2
407
522
448
448
448
522
 3
455
596
501
501
501
596
 4
529
745
611
611
611
745
1915
669
894
715
715
715
894
 6
470
596
465
465
465
596
 7
841
1266
962
962
1063
1772
1918
459
1341
992
992
1180
2146
 9
529
1415
1019
1019
1330
2547
1920
434
1490
1192
1192
1490
2980
 1
403
1967
1574
1574
1967
3606
 2
426
1981
1556
1556
1981
3396
 3
426
1907
1550
1550
1907
3099
 4
378
1609
1341
1430
1609
2503
1925
282
1192
1013
1132
1192
1788
 6
416
1639
1416
1639
1639
2012
 7
617
2146
1877
2146
2146
2056
 8
570
1937
1713
1937
1937
1416
 9
522
1669
1430
1669
1669
954
1930
766
2235
1863
2235
2235
1043
Итого
14720
33777
28526
30061
32385
41420
 
Сумма прибылей от азербайджанской нефти по всем версиям при добыче от 314 до 413 млн. тонн нефти колеблется от 28.5 млрд. до 41.4 млрд. тех долларов. Чтобы привести в соответствие с сегодняшним курсом доллара, эту величину, как минимум, нужно увеличить в десять раз, что составляет от 285 до 414 млрд. долларов.
Те, кто утверждает, что советская власть чуть ли ни из руин восстановила Азербайджан (Проханов и Ко), пусть рассказывают эти сказки кому-нибудь другому!
Для сопоставления добычи нефти уже в те годы в мировом ракурсе, добыча нефти в Азербайджане в те годы сравнивается с добычей уже в наши дни на Ближнем Востоке (рис. 40).
 
 
Рис. 40. Нефтедобыча в процентах от мировой добычи
в Азербайджане и на Ближнем Востоке в разные годы
 
Примечание: Приведенные графики в каких-либо комментариях не нуждаются – добыча нефти в Азербайджане в те годы была мировым прецедентом!
 
Азербайджанская нефть в те годы, как сегодня ближневосточная, влияла на мировую политику.
Манчестерская «Гардиан Коммершел» предсказывала 13 апреля 1922 г.: «Раз Россия представлена на Генуэзской конференции, то одним из наиболее важных пунктов дискуссии окажется нефть». Добавим от себя – бакинская нефть!
Конференция проходила с 10 апреля по 19 мая 1922 г. В ней принимали участие представители 29 государств, в том числе Ллойд Джорджа, Ж. Барту, Л. Факта, К. Вирта, Г. Б. Чичерин, Джалаладдин Ариф бек, Шенгелая, Нариман Нариманов и др.
Как пишет Д. Ергин: «Время от времени в прошлом русская нефть доказывала свою мировую значимость, начиная с девятнадцатого века, когда развитие нефтяной промышленности в Азербайджане вокруг Баку ослабило мировую хватку «Стандарт ойл», а также монополию западной Пенсильвании. Результатом революции 1905 года стало первое прекращение поставок нефти, вызванное политическими причинами. Большевики приступили к экспорту в двадцатых годах двадцатого века, спровоцировав мировую войну цен, которая привела к переговорам в Ахнакаре Касл в Шотландии в 1928 году, и договору сохранения статус-кво».
И последнее. Сказочные города, которые сегодня выросли в Аравийской пустыне, уже в те годы должны были появиться в Азербайджане, как в те годы они появились в Техасе.
С 1923 г. на Апшероне стала осуществляться программа поселкового строительства. Начали строиться поселки Забрат, Сураханы, Раманы, Биби-Эйбат, Баилов и другие – на золотые рубли от азербайджанской нефти (это впоследствии появилось выражение нефтедоллары) начали строить убогие коробки!
 
История не любит сослагательного наклонения, считают историки, но история не любит, а терпит, и тенденциозный подход к тем или иным историческим событиям – истина познается, когда на реальных фактах сравниваются различные подходы.
Все значимые события, связанные с азербайджанской нефтью в начале ХХ века, автором изложены в книге «Нефть», которая переиздавалась несколько раз. На известном российском сайте «История без вранья» вот уже более трех лет книга «Нефть» входит в Топ 10 среди редких книг, где ко многим историческим событиям подходят с новых позиций.
 
 
Рис. 41. Вклад в экономику СССР и ее обороноспособность в предвоенные годы стран Южного Кавказа по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Будучи в Баку, Есенин писал: «…Поднимем бокалы за нефть…» Более приземленно о бакинской нефти писал Маяковский:
По тебе машинами вздыхают
миллиарды поршней и колес…
Если в будущее крепко верится
это оттого, что до краев
изливается столицам в сердце
черная бакинская густая кровь.
Владимир Маяковский
 
Бакинской нефти Маяковский отдавал должное, а вот русского царя не любил: «Хорошо бы в царя вогнать обойму…», – писал он.
Нефтяную идеологию большевиков озвучил Лазарь Каганович в книге «Памятные записки»: «Остро был поставлен вопрос об увеличении выхода нефти из скважины. Когда в Грозном мне геологи и инженеры говорили, что таков, мол, технологический режим, я им отвечал, что у вас плохой режим, уж ежели мы уничтожили царский режим, то мы сможем улучшить и ваш отсталый технологический режим». Комментировать эти слова больше­вистского министра, взрывника Храма «Христа Спасителя» на Поклонной горе, как-то не хочется!
Известный бельгийский журналист Мишель Колон, описывая значение азербайджанской нефти для Советского Союза, пишет: «В период сущес­твования СССР, он занимал первое место в мире по добыче нефти и природного газа. Большая часть месторождений нефти и газа находилась на территории Каспийского бассейна, а объем добычи превышал совокупный объем Саудовской Аравии, Кувейта и США. Выручка от продажи нефти и газа на мировом рынке позво­ляла осуществлять крупные закупки технологий и продуктов пи­тания.
Доходы, получаемые от продажи каспийской нефти, сыграли огромную роль в развитии Советского Союза: как Российской Фе­дерации, так и других 14 республик. Эти, еще в 1917 году полу­феодальные и бедные, государства за 60 лет стали второй держа­вой в мире по развитию экономики».
Все это было возможным благодаря самоотверженному труду азер­байджанских нефтяников.
Американские журналисты в 30-е годы писали об азербайджанских нефтяниках, как о «волкодавах нефти».
 
В довоенные годы, азербайджанские отрасли промышленнос­ти, такие как нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая, рыб­ная, были одними из немногих в СССР, которые:
1. Обеспечивали своей продукцией всю страну.
2. Их продукция шла на экспорт.
3. На вырученную этими отраслями промышленности твер­дую валюту:
а) приобреталось за рубежом оборудование, для дальнейшего развития этой отрасли, т.е. отрасль, адаптировалась, за счет своей же продукции;
б) укреплялась, в первую очередь, обороноспособность стра­ны;
в) создавалась советская разведывательная сеть, практически во всем мире;
г) создавались международные коммунистические движения.
Нефть и нефтепродукты СССР поставлял в европейские стра­ны и, в первую очередь, Италию, Англию, Германию, Францию, Египет, Индию, Испанию, Португалию, Турцию, Бельгию, Гол­ландию.
Во вторую пятилетку (1932-1937 гг.) значение нефтяной промыш­ленности в народном хозяйстве СССР резко возрастает. По данным Госплана СССР, в 1937 году на нефтетопливе будет произведено 20 % всех железнодо­рожных перевозок и почти 100 % автотранспортных и авиационных; 75 % хлеба и прочей продукции сельского хозяйства будет получено с помощью тракторов, работающих на нефтяном топливе; потребность всего народного хозяйства в смазке на 100 % удовлетворяется нефтепромышленностью.
Лазарь Каганович в книге «Памятные записки» пишет: «За две недели, которые я провел в Баку, я многому научился, я не просто усвоил, а, так сказать, переработал в своем мозгу и душе.
Разобравшись в общем положении дел, мы установили, что нефтяная промышленность за 10 лет – с 1928 г. по 1937 год – давала среднегодовой прирост 15 % в год, что обеспечило механизацию в народном хозяйстве и особенно в коллективизированном сельском хозяйстве».
Сталин лично активно участвовал в переговорах по торговле с Германией – настойчиво требовал оружие и современные стан­ки. Малоиз­вестный факт – 31 декабря 1939 года, за пять часов до Нового года, Сталин, вместе с Микояном, Тевосяном и торговым представителем СССР в Германии Бабариным, вел торговые пере­говоры с Германией – о поставках бензина, в обмен на военные технологии.
Значительная валюта поступала в СССР и за счет продажи каспийской икры. Она экспортировалась в Германию, Англию, Францию и др. страны. В то время на азербайджанских берегах Каспия было более двадцати рыболовецких хозяйств.
Вся, или почти вся, нефтепереработка в Баку базировалась на зарубежном оборудовании, приобретенном за вырученную ва­люту.
Как утверждают западные источники (до сих пор советские и российские источники эти цифры не публикуют), в 1931 году в СССР направлялось ни много, ни мало 40 % всего американского экспорта промышленного оборудо­вания, 80 % которого состав­ляло нефтяное оборудование и оборудование для нефтепере­работки!
Нефтеперерабатывающие заводы в Батуми, Туапсе полнос­тью были оснащены за счет продажи азербайджанской нефти и нефтепродуктов.
Для сравнения с Азербайджаном – в этот период за рубеж продавался за твердую валюту «на зубок» армянский коньяк и немного грузинской марганцевой руды.
Если по этому вопросу выйти за пределы Южного Кавказа, то три республики СССР в предвоенные годы были лидерами по валютному экспорту – РСФСР, Азербайджан и Украина. Именно из-за экспорта украин-ской пшеницы в предвоенные годы, когда сама Украина голодала, президент Украины Ющенко обвинил Россию «в голодоморе». Азербайджан никого, никогда и ни в чем не обвинял и обвинять не собирается, но было бы справедливо, чтобы в России иногда вспоминали об этом!
Начальным шагом разработки ракет с жидкостными двигателями в СССР принято считать полет ракеты «09» 17 августа 1993 года на подмосковном инженерном полигоне в Нахабино. Мало кто знает, что история создания этой ракеты связана с Азербайджаном. Наиболее важные мо­менты этой связи отражены в статье доктора технических наук, Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской премии М.К. Тихонравова – создателя ракеты «09», написанной в связи с 40-летием первого полета этой ракеты, а в статье Н.И. Ефремова – испытателя раке­ты – подробно описан ее старт.
Когда ГИРДовцы во главе с Цандером узнали, что в Баку создан твердый бензин, они приступили к разработке простой и оригинальной по конструк­ции ракеты. Именно на этом твердом бензине взмыла в небо ракета «09». В дальнейшем в Азербайджане были продолжены работы по созданию топлива для реактивных двигателей.
Эти рассуждения можно продолжать очень долго, но уже представ­ленный материал достаточно убедительно говорит о масштабах вклада Азербайджана в экономику СССР в предвоенные годы.
 
 
Рис. 42. Оценка степени риска бомбардировок столиц стран
Южного Кавказа в предвоенные и военные годы союзниками и врагами СССР
(«…И гений – парадоксов друг») по 10-ти балльной системе
 
Примечание: В предвоенные годы, когда не очень было понятно, кто с кем будет воевать, под прицелом всех или почти всех был… Баку.
Турецкий историк Якуб Кадри Караосманоглу, бывший в начале Второй Мировой войны послом Турции в Швейцарии, в своих мемуарах констатирует: «Французский посол при каждой встрече со мной говорил: «Ваша армия насчитывает 25-30 диви­зий. Наша армия на Ближнем Востоке достигает 500 тыс. че­ловек. Прибавьте к этому грозную силу флотов союзников. Зах­ватив в течение 5-10 дней нефтяной район России (т.е. Баку), мы оставим без горючего моторизованные части Красной Армии».
А это красноречивый отрывок из докладной записки генерала Гамелена, представленной главе французского прави­тельства Рейно: «Военные действия против нефтяных районов Кавказа должны быть направлены на уязвимые пункты нефте­промышленности этого района. Такими уязвимыми пунктами являются: промышленные центры, места складирования или вы­воза нефти. Их в основном три: Баку, Грозный-Майкоп, Батуми. Грозный-Майкоп распо­ложен на северном склоне Кавказского хребта и слишком удален, чтобы явиться объектом военных дей­ствий, даже действий авиации. Остаются Баку и Батуми».
Секретные до­кументы, захваченные фашистами при взятии Парижа, свидетель­ствуют о том, что Англия и Франция, готовясь к войне против СССР, в 1939-1940 гг. имели планы оккупации Баку и его райо­нов. В последние годы стали известны документы о том, что пла­ны бомбардировки Баку разрабатывались и ... в Великобритании, и во Франции. Сведения о том, что Сталин снабжает фашистского агрессора бакинской нефтью, не могли не насторожить фран­цузов. В октябре 1939 г. посол США во Франции У. Буллит теле­графировал в Вашингтон о том, что в Париже обсуждается возможность «бомбардировки и разрушения Баку». Осуществить эту акцию предполагалось французскими военно-воздушными сила­ми, находящимися в Сирии.
Лев Безыменский в книге «Разгаданные загадки Третьего рейха» пишет: «Финляндский вариант отпал, и Лондон вкупе с Парижем в срочном порядке строят планы нанесения удара по Закавказью силами, прежде всего, авиации и военно-морского флота. Это означало бы войну с СССР. 28 марта эти планы обсуждает верхов­ный военный совет – совместный англо-французский орган по руководству войной. Разумеется, не обходится без вездесущего Кадогана, записавшего затем в дневнике: «В 10 час – Верховный военный совет... Изучается Баку».
«В начале 1940 года, того года, когда танковые армии Германии разобьют за полгода три полумиллионные армии Бельгии, Англии и Гол­ландии, французское руководство, нако­нец, формирует танковую дивизию, снабдив ее 180 танками двад­цатых годов. В этом было что-то от трагического фарса, де Голль был в отчаянии. Но это еще не весь французский «дурдом» тех лет. В начале 1940 года, страшного года своего военного разгро­ма, последовало указание из Парижа разработать план по уни­чтожению нефтепромыслов Баку», – пишет Ковад Раш.
 
Вольфганг Блейер и др., авторы книги «Германия во Второй Мировой войне», пишут: «Вместо того чтобы подготовиться к отражению фашистского нападения, западные генеральные шта­бы уделили наибольшее внимание планам интервенции против Советского Союза из Финляндии или Турции. Шарль де Голль в своих мемуарах метко охарактеризовал эту политику господ­ствующих кругов западных держав. Он писал: «Имелись очень влиятельные люди, которые открыто выступали за то, что войну нужно кончить. Должен сказать, что некоторые круги хотели бы видеть противника скорее в Сталине, чем в Гитлере. Они активно занимались изысканием возможности, как лучше подступиться к России: или путем помощи Финляндии, или бомбардировкой Баку, или высадкой десанта в Стамбуле, но не вопросами обуз­дания Германии».
Судьба так распорядилась, что в разгар войны в Баку оста­навливался генерал Шарль де Голль, кружным путем добирав­шийся в Москву для встречи с Иосифом Сталиным.
Вот полный текст сообщения ТАСС от 29 ноября о встрече ге­нерала де Голля в Баку: «27 ноября в 14 часов в Баку прибыли глава временного правительства Французской Республики генерал де Голль и соп­ровождающие его лица. На аэродроме генерал де Голль был встречен представителями правительства Азербайджанской ССР и прибывшими из Москвы для встречи представителями НКИД и НКО.
На аэродроме, украшенном французским и советским нацио­наль­ными флагами, был выстроен почетный караул. Оркестр исполнил французский и советский гимны. Вечером генерал де Голль присутствовал на спектакле «Кероглы» в Азербайджанском оперном театре. Ввиду плохих метеороло­гических условий гене­рал де Голль и сопровождающие его лица на следующий день выехали из Баку в Москву специальным поездом».
 
В январе 1940 г. французское правительство поручило гене­ралу Гамелену и адмиралу Дарлану разработать план возможной интервенции с целью разрушения русских нефтеразработок. В докладе, представленном      22 февраля 1940 г., приводились сведе­ния о том, что Баку дает 75 % всей нефти СССР, лишившись которой «Советы окажутся в кризисной ситуации».
 
7 марта 1940 г. коман­дующий английскими ВВС в районе Ближнего Востока маршал Митчелл по пути в Анкару прибыл в Бейрут и сообщил коман­дующему французской армией в Сирии генералу М. Вейгану, что имеет инструкции «о подготовке к возможной бомбардировке нефтяных районов Баку и нефтеперерабатывающих заводов Бату­ми».
В первой половине апреля 1940 г. французское правительство трижды обсуждало доклад генерала Вейгана о под­готовке нападения на СССР, несмотря на то, что Германия уже вторглась в Данию и Норвегию. Премьер-министр Франции Рей­но, сменивший Даладье, требовал, чтобы все приготовления к нападению на Баку были завершены в двухнедельный срок.
Пожалуй, ни один из городов СССР, исключая, пожалуй, Москву, так часто не фигу­рировал в тех или иных секретных документах, касающихся тех или иных аспектов в предвоен­ные годы в Европе, как азербайджанский город Баку.
Но и это не все – Баку, чтобы не достались немцам нефтяные промыслы, собирался поджечь Сталин, и собирались бомбить … союзники!
 
Настоящую диверсию на нефтяных промыс­лах Баку, чего, кстати, опасались немцы в начале войны, в случае безнадежного стратегического положения Баку, готовили Сталин и …Черчилль. В конце июля 1942 года пал Ростов. Путь на Кавказ для немцев был открыт. 9 августа 1942 года был взят Майкоп. А когда фашис­тская горная дивизия «Эдельвейс» водрузила флаг рейха на Эль­брусе, Сталиным был отдан беспрецедентный приказ – начать подготовку к уничтожению нефтяных промыслов и НПЗ Баку.
В документе были расписаны различные меры на случай эвакуации, но ясно было, что в действие было бы применено лишь одно – уничтожить – эвакуировать, в наступившем в этом случае хаосе, было бы некогда и некуда! Как можно было в течение 48 часов, когда диверсионные группы были бы уже в Баку, заниматься эвакуацией!
Ветеран-железнодорожник, рассказывал автору, что когда немцы подошли к Сталинграду, в Баку прибыли несколько литерных вагонов с особыми взрывчатыми веществами, которые сопровож­дали особисты с пред­писанием высшего руководства СССР, в котором предписывалось выполнять все их указания. Они ели и спали в этих вагонах и никого к ним не под­пускали. Этот факт подтверждали многочисленные интервью бывших бакинских чекистов.
Проведение этого «мероприятия» в Баку Сталин поручил Кагановичу. Сталин хорошо знал способности Кагановича взрывать все земное – именно Каганович, по поручению Сталина, взорвал Храм Христа Спасителя!
Готовился к уничтожению Баку и Черчилль.
Когда немцы подошли к Баку, Черчилль направил начальникам штабов памятную записку, где, в частности, говорилось: «Совершенно ясно, что если немцы окажут сильное давление, то ни 18-я, ни 50-я дивизии не сумеют вовремя прибыть в нужное место, а британские дивизии… в Иране и Ираке не обладают теми качествами, которые сделали бы возможной их посылку на Кавказ. Отсрочка операции «Крусей­дер» связывает нас сейчас по рукам и ногам и не позволяет наметить какие-то конструктивные планы. Я не вижу никаких оснований, чтобы утверждать, будто оккупацию немцами Баку удастся предотвратить, или будто русские наверняка разрушат свои нефте­промыслы…
Единственное, что мы можем сделать, – это разместить в Северном Иране четыре-пять эскадрилий тяжелых бомбар­дировщиков для оказания русским помощи при обороне Кавказа, если, конечно, это будет возможно; в худшем случае мы смогли бы провести бомбардировки нефтепро­мыслов Баку и попытаться поджечь этот район».
Просто поразительно – Ленин, Сталин, Черчилль и др. в критических ситуациях, по-разному рассуждая, приходили к одному и тому же выводу: если бакинская нефть не служит их интересам – Баку надо сжечь. Поистине, Баку – «парадоксов друг»!
Прочтя вышеизложенное, сразу возникает вопрос – в чем причина такого сверх повышенного «внимания» и будущих союзников и будущих врагов к Баку? Приведенный ниже рис. 43 расставляет все акценты!
 
 
 
Рис. 43. Сравнение добычи нефти в Азербайджане и экспорта нефтепродуктов из неевропейских стран в Европу в 1937-1941 гг.
 
«Черная, грязная, продажная…красавица!» – так В. Пикуль назвал нефть.
 
 
Рис. 44. Оценка степени опасности для столиц стран Южного Кавказа в годы «холодной войны» по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Забегая вперед, отметим, что и в годы холодной войны Баку был одним из объектов возможной ядерной бомбардировки. В статье «Горячий Пепел» Всеволода Овчинникова, из сборника статьей и материалов по «Манхэттенскому проекту» в «Хронике бомбар­дировщика «Эно­ла Гей» говорится: «Уже 14-го декабря 1945 года объединенный комитет военного планирования Англии и США принял директиву № 432D, где были обозначены первые 20 целей для ядерных бомбардировок на территории Советского Союза в качестве первого удара. В числе исполнителей этого плана числились США, Великобритания и Франция. Пла­нировалось ис­пользовать бомбардировщики с баз на территории Италии, Индии (британская колония), Китая (американские вое­нные базы) и Японии.
В качестве целей были выбраны Москва, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск и Ярославль».
Как в предвоенные и военные годы, во многих планах США и НАТО Баку вновь фигурировал в качестве одного из основных объектов для атаки. Неувядаемая цель!
 
 
Рис. 45. Экономический вклад стран Южного Кавказа во время
Второй Мировой войны по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Сначала о главном – при общей численности населения в 3,4 млн. человек (по состоянию на 1941 год) от Азербайджанской ССР на фронт было призвано 700 тыс. человек, в том числе 10 тыс. женщин. 300 тыс. азербайджанцев погибли на полях сражений. Для воинских частей были подготовлены 15 тыс. медсестёр и сандружинниц, 750 связистов, 3 тыс. шофёров. В войне также участвовали азербайджанские женщины. Основными местами сражений солдат из Азербайджанской ССР были бои за Брестскую крепость, оборона Ленинграда, оборона Москвы, битвы за Сталинград, Кавказ, Курскую дугу. На Украине, в основном, на Крымском полуострове, а также при освобождении Прибалтики и Восточной Европы и битвы за Берлин. За воинскую доблесть и подвиги, совершённые во время Второй Мировой войны, 128 уроженцев Азербайджана получили звание Героя Советского Союза, причём четверо из них – Ази Асланов, Иван Баграмян, Нельсон Степанян и Баландин получили это звание дважды. Среди получивших звание Героя Советского Союза 42 были азербайджанцами по национальности, 14 из них были награждены посмертно.
 
«Миром будут править керосинщики», – говорил великий русский писатель Федор Достоевский. «Кто владеет нефтью, тот правит миром». Эти слова, принадлежат английскому адмиралу Фишеру – во время войны эти слова приобретают особый смысл.
Без сомнения, знал эти слова адмирала Фишера и понимал их глубокий смысл Гитлер. Фашистские рассуждения Гитлера приведены в его книге «Майн Кампф», но вместе с тем надо отметить, он прекрасно, как и другой диктатор – Сталин, понимал значение нефти в войне.
«22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз на 930-мильном фронте. Свои общие и конкретные задачи Адольф Гитлер суммировал предельно ясно: «Чем быстрее мы уничтожим Россию, тем лучше. Конечная цель вторжения – выйти «к месторождениям Баку», – пишут Майкл Экономидес и Рональд Олини. Согласно плану «Фельми», Гитлер определил дату захвата Баку – 25 сентября 1942 года.
Как пишет В. Пикуль, люди Канариса сообщили в Берлин, что союзники, в помощь России, из Исландии готовят «конвой PQ-17», и Гитлер решает послать на уничтожение конвоя свой лю­бимый суперлинкор «Тирпитц». Как сообщили люди Канариса, стоимость посылаемого груза составляет более   500 миллионов долларов. В него входят: 212 самолетов, 1584 танка, 4200 са-мо­ходок и т.д. Гитлер спрашивает адмирала Редера: «Сколько нужно горючего для проведения операции по уничтожению конвоя?» «Пятнадцать тысяч тонн», – отвечает Редер. «Вы с ума сошли. Столько горючего, – восклицает Гитлер, – никогда!» «Но это – минимум», – оправдывается Редер. Этот диалог, где невольно сопоставляются на 500 миллионов долларов стратеги­ческий груз и 15 тысяч тонн горючего, во многом прояснеет реальную цену горючего в то время и в том регионе. Когда Гитлеру доложили, что потоплен крупный советский лесовоз, он закричал: «Ну и что! Потратили при этом 8100 тонн нефти!»
«Вкусный барашек», – сказал за обедом Сталин. «Специально из Сухими привезли», – ответили ему. «А самолет водой залива­ли?» – зло среагировал Сталин. Бережно относились к нефти оба диктатора.
Во время войны нефть имела другую цену – не как товар, а как составляющая военных действий.
 
За годы войны в Азербайджане было добыто 75 млн. т нефти, произ­ведено 80 % общесоюзного бензина, 90 % – лигроина, 96 % – масел. Четыре из пяти самолетов, танков, автомашин были заправлены бензином, выра­ботанным на бакинских нефтепе­рерабатывающих заводах из нефти, добытой на бакинских промыслах.
Из 17 миллионов тонн нефтепродуктов, израсходо­ванных в годы войны, 13 мил­лионов были произведены в Азербайджане. На его долю приходилось около 85 % произ­водства авиационного бензина. Фронту было поставлено более  1 млн. т высокооктанового бен­зина Б-78.
Лето 1942 года было самым тяжелым периодом в обеспечении горючим Советских Вооруженных Сил, вызванным положением на фронтах. Противник вышел к Сталинграду, вторгся на Северный Кавказ, захватил нефтяной район Краснодара и подошел вплотную к Грозненскому нефтяному району.
Перевозки горючего по Волге с августа по ноябрь 1942 г. сократились в четыре раза. Основная масса горючего с Кавказа в этот период подвозилась через Баку и Махачкалу по Каспийскому морю на Красноводск и далее по железной дороге через Ташкент в направлении фронтов.
Позже организовали доставку горючего из Баку и Махачкалы в Гурьев, где оборудовали перевалочный пункт с морского транспорта на железнодорожный. Таким образом, почти в два раза сокращалось расстояние подвоза через Красноводск, Ташкент.
Пришлось законсервировать майкопские и грозненские промыслы, демонтировать и срочно вывезти нефтеперерабатывающие заводы Северного Кавказа и частично Батуми. В результате переработка нефти с мая по октябрь 1942 г. в Грозном сократилась с 404 тыс. т до 2,3 тыс. т и с 228 тыс. т до        37 тыс. т – крекирование сырья.
Практически остался один Баку!
 
Картина нефтедобычи в СССР в суровый, и во многом определяющий 1942 год, когда во многом решалась судьба СССР, а с ней и Европы, выглядела так (рис. 46):
Добыча нефти в 1942 году приведена отдельной строкой не случайно – именно в этот год решалась судьба СССР, и, следовательно, Европы – в Сталинградской битве.
Касаясь битвы в Сталинграде, Василевский в своих мемуарах «Дело всей жизни» пишет: «…Однако общего превосходства у нас под Сталинградом не было. Вот так выглядело соотношение сил и средств к 19 ноября 1942 года. Советские войска: люди – 1106, 1 тыс., орудия и минометы – 15501, танки и САУ – 1463, боевые самолеты – 1350. Войска противника соответственно – 1011,5 тыс., 10290, 675, 1216. Стало быть, к началу контр­наступления мы располагали только незначительным прево­сходством в артиллерии и танках…»
Не было и у сторон преимущества в военачальниках – в Сталинградской битве участвовали выдающиеся советские военачальники: Рокоссовский, Еременко, Ватутин, Чуйков, Людников, Шумилов, которые не уступали ни в чем, немецким генералам. Это были бесстрашные, грамотные, хорошо знающие современные методы ведения войны генералы.
 
 
Рис. 46. Нефтедобыча в СССР 1942 г.
 
И со стороны немцев в Сталинградской битве участвовал цвет немец­кого генералитета – Фридрих Паулюс, Вальтер фон Рейхенау, Густав фон Витершейм, Виктор фон Швельдер, Вальтер Гейти, Карл Штрекер, Вальтер фон Зейдлитц-Курцбах, Артур Шмидт, Вольфганг Пикерт, Эрвин Йенеке, Ханс Валентин Хюбе. Их военная биография впечатляет! Можно утверждать, что с обеих сторон, в Сталинграде и в генералитете, был также интеллекту­аль­ный динамический баланс!
А то, что немцы умеют воевать – признано всем миром. Например, воздушный асс Хартман сбил 352 самолета, Баркгорн – 301, Новотны – 258, а лучшие советские асы – Кожедуб – 62 самолета, Покрышкин – 59, Гулаев – 57.
Русские прозвали Эриха Хартмана «Черным Дьяволом».
(В мае 1945 года Эрих Хартман вместе с остатками своей группы сдался в плен американскому танковому подразделению, которое, в свою очередь, передало его советскому командованию. Отсидев 10 лет в русских тюрьмах и лагерях, Хартман вновь вернулся на Родину).
Посетив руины Сталинграда, генерал де Голль заметил одному из сопровождавших его корреспондентов: «Да, это выдающийся народ, поистине великий народ». Корреспондент полагал, что речь идет о русских. «Нет, нет, – пояснил де Голль. – Я говорю не о русских, а о немцах. Так далеко зайти!»
Что касается защитников Сталинграда, то они проявили невиданный в истории героизм – только один факт – «когда защитники отдельных зданий понимали, что им не выстоять, то они вызывали огонь на себя и погибали вместе с наступающими немцами». Известно, что, рискуя головой, генерал Еременко твердо обещал Сталину, что остановит танки Гудериана. Когда на прорвавшиеся немецкие танки, прямо из окон дома, бойцы бросали противотанковые мины, находящийся среди них генерал Чуйков кричал немцам: «Это вам не Париж. Здесь маршем не прой­дешь!»
ВВС во время Сталинградской битвы передавала: «Сталинград поглотил немецкие армии – за 28 дней немцы захватили Польшу, в Сталинграде за это время они захватили два дома, за считанные недели они захватили Францию, в Сталинграде за это же время они с одной стороны улицы перешли на другую».
И только в одном у советской армии было неоспоримое преимущество – в резервах и горючем!
До начала решающей битвы, в апреле 1942 г. по Каспию было вывезено 505,5 тыс. т нефтепродуктов, в том числе на Астрахань – 436 тыс. тонн. Перемещение такого количества горючего с Кавказа в верховья Волги и Камы сыграло решающую роль в снаб­жении Красной Армии горючим, когда развернулись бои под Моздоком и Сталинградом.
В решающие дни битвы под Сталинградом, каспийские моряки из «Каспфлота» и «Касптанкера», беспрерывно подвозили на Астраханский рейд горючее, продовольствие и другие грузы, попадая неоднократно под налеты вражеских самолетов.
Всего в битве под Сталинградом было израсходовано 149 тыс. т горючего, в том числе более 42 тыс. тонн в ходе контр­наступления, практически, столько же, по самым скромным подсчетам автора, было уничтожено немцами при бомбежках «Люфт­ваффе» – но запас прочности, благодаря бакинской нефти, был достаточен.
 
Когда началось контрнаступление советских войск, они не испытывали недостатка в горючем. У немцев, практи­чески, не было ни резерва, ни горючего, и их армии были лишены маневренности.
Уже к началу лета 1942 г., т.е. непосредственно в канун наступления на южном направлении, германские войска столк­нулись с проблемой горючего и смазочных масел для танковых, моторизованных соединений и авиации.
«Горькая ирония в том, – записал в те дни в свой дневник начальник генштаба сухопутных войск Гальдер, – что мы, приближаясь к нефти, испытывали все больший ее дефицит».
На допросе, попавший в плен генерал фон Ротенбург, на вопрос о причинах поражения немцев под Сталин­градом, ответил, что они потерпели поражение «потому, что у немцев нет Баку».
В связи со Сталинградской битвой необходимо вспомнить и другой факт, о котором долгие годы умалчивала советская пресса.
«Даже сейчас по­сольство России в Анкаре наотрез отказалось комментировать для «АиФ» события того времени. А между тем неизвестно – праздновали бы мы сейчас Победу, если бы летом 1942-го, в самый разгар натиска немцев на Сталинград, турецкая армия вторглась на Кавказ...», – пишет Георгий Зотов на страницах «АиФ».
«Мало кто сейчас догадывается: в 1941-1945 годах турецкие города стали ареной жестокой борьбы спецслужб СССР и Третьего рейха. В ход шло всё – похи­щение секретных документов, вербовка агентов в посольствах, физическое устранение «особо неугодных» персон. Апофеозом противо­стояния стал взрыв бом­бы 24 февраля 1942 года на буль­варе Ататюрка, в самом цент­ре Анкары, молодой человек (болгарин по национальности) попытался убить посланника Гитлера в Турции – Франца фон Папена. Однако дипломата и его жену лишь сшибло взрывной волной. Правда, и сейчас неясно, чей это был «заказ». Сам фон Папен после войны в своих мемуарах прозрачно намекал на виртуоз­ную операцию гестапо: немцы таким образом попросту «подставили» советскую разведку перед Турцией», – продолжает Зотов.
«– Это только верхушка ай­сберга, – утверждает турецкий историк Мустафа Келарим. – Спецслужбы вели себя также, как и в соседнем Иране, – полиция часто находила на дне пролива Босфор мертвецов без докумен­тов с европейской внешностью. Один раз (вскоре после капиту­ляции Паулюса в Сталинграде) группа немцев напала на кофейню в Стамбуле, где русские праздновали триумф Советской армии: в перестрелке был убит офицер СС».
Германия ставила цель – склонить Турцию к войне против СССР, а Москва старалась предотвратить та­кой вариант. Характерно, что большинство архивных доку­ментов на эту тему до сих пор засекречено.
«Наша работа в Турции не являлась синекурой, – писал в воспоминаниях пресс-атташе посольства Германии Людвиг Мойзиш. – Напротив, она бы­ла самой ответственной, какую только могла предложить дипломатическая служба Тре­тьего рейха». К лету 1942 года немцы достигли отличных ре­зультатов: после покушения на фон Папена отношения турок с Москвой стали хуже некуда. Резидент советской разведки в Анкаре Георгий Мордвинов был арестован, а 26 отборных дивизий армии Турции сосре­доточились на границе с СССР. Казалось, войны с новым про­тивником не избежать...», – пишет Зотов.
Но советская разведка сумела перехватить инициативу.
Успех советской разведки был в дезинформации, – утверждает живущий в Анкаре британ­ский историк Стивен Керлинг. – В Генштаб Турции месяц за месяцем подкидывали фантас­тические сведения. Например, что СССР перебросил с Дальнего Востока на Кавказ 50 дивизий, и в случае чего русские за два дня будут в Анкаре. В реальности такой переброски не было. В сто раз (!) было преувеличено число советских агентов на юго-востоке Турции, готовых поднять курдов на восстание. Есть версия, что туркам передали фальшивый – план войны (якобы украденный в Москве из кабинета самого Ста­лина), включая высадку морского десанта в Стамбуле, вторжение Советской армии из Ирана. Тур­ки поняли – игра не стоит свеч.
Если во время военных действий сработала дезинформация, то это, безусловно, большой успех разведки. Собственно, дезинформация является одной из составляющих деятельности разведок во время войны.
В результате турецкий прези­дент Исмет Инёню не решил­ся начать войну с СССР летом-осенью 1942-го, несмотря на нажим Гитлера. После пораже­ния немецкой армии под Ста­линградом это и вовсе потеряло смысл. Через два года Георгий Мордвинов и другие советские разведчики, обвинённые в ор­ганизации покушения на фон Папена, были освобождены из тюрьмы.
 
В связи с турецким фактором в 1942 году, как нам кажется, необходимо отметить следующее. Известно, что в составе немецкой армии под Сталинградом были итальянские, румынские и др. части, но пользы от них для немцев было мало. В лютые российские морозы, в тысячах километров от теплой Родины, экипированные по-европейски, полуголодные, непонимаю­щие, зачем им нужно умирать в заснеженных степях России, они больше умирали от безнадежности и болезней, чем от вражеских пуль. Нельзя без содрогания читать их письма со Сталинградского фронта родным и знакомым.
Совсем другая картина была в турецких войсках, стоящих на границе СССР – отборные дивизии, прекрасно экипированные, даже по тем тран­спортным меркам, находящиеся недалеко от Родины, хорошо понимающие, с исторических позиций, с кем и за что они должны воевать – вот короткая характеристика турецкой армии, готовой вступить в войну против СССР в те годы.
Если же говорить о боеспособности турецких солдат и офицеров, то, мягко говоря, они никак не уступали итальянским и румынским солдатам и офицерам. Именно тогда Муссолини заявил, что «нас так долго учили петь и танцевать, что мы разучились воевать».
Был и политический фактор – на Кавказе среди определенного слоя населения не было враждебного отношения к туркам, как к немцам.
Только из этих фактов видно, а эти рассуждения можно продолжить, какую реальную опасность для СССР представляло вступление Турции в войну против СССР во время Сталинградского сражения.
И, конечно же, давно наступило время, когда необходимо по достоинству оценить ту большую работу, которую провели советские разведчики в Турции, и отдать должное Турции за ее сдержанность!
Сегодня широко рекламируется работа советских разведчиков в Иране (издаются книги, снимаются фильмы – «Тегеран-43», делаются многочис­ленные передачи на «ТВ» и т.д.), и это не вызывает никакого возражения, но не нужно забывать то, что происходило в 1942 году в Стамбуле, ибо оно было связано с величайшим сражением на Волге – Сталинградской битвой!
В этой связи надо отдать должное и президенту Турции Исмету Инёню, который, несмотря на жесткое, иногда переходящее в жестокое, давление Гитлера, не начал военные действия против СССР.
Когда стало ясно, что поражение Германии неминуемо, бывшие союз­ники Гитлера начали один за другим покидать его. В ряде этих стран военные начали арестовывать союзников Гитлера. Когда Муссолини арестовывали свои же, он съехидничал: «Это самая успешная операция Генерального Штаба итальянской армии!» А когда его освобождал Скорцени, он не очень хотел освобож­даться, о чем ему заметил Гитлер!
(Итальянцы своеобразно поступили с Муссолини – его вместе с любовницей повесили, а памятник ему оставили!)
В официальной советской трактовке это оценивалось как положительный факт, и это действительно так – некоторых руководителей этих стран (напри­мер, короля Румынии) даже награждали высокими орденами. Один такой эпизод красочно описывался в послевоенном советском фильме «Посол Советского Союза».
 
Но вот что любопытно, если не сказать больше, Турция, союзник Германии, не входила в войну и не выходила из нее. Однако, все годы советская доктрина военных лет всегда ее представляла, как врага.
Господствовала теория, что если бы пал Сталинград, турки захватили бы Баку. Если бы пал Сталинград, то уже в Берлине решали бы, кому чего захватывать в СССР. По замыслу операции «Большие клещи», немцы планировали после захвата Баку идти дальше на нефтяные месторождения Ирана и Ближнего Востока и прекрасно могли бы обойтись без турок.
Не надо забывать, что в случае вступления в войну турок, они сразу выходили бы на нефтепромыслы Баку, и уже в ходе боев непременно была бы нарушена ритмичность нефтедобычи, нефтепереработки и транспортировки нефти.
А реальность тех лет, если ее объективно понимать, такова – по военно-стратегическому значению, если бы Турция начала военные действия в     1942 году, когда шла Сталинградская битва, это в десятки раз было бы более значимо для СССР, чем выход ряда европейских стран из войны, вместе взятых, в конце войны, когда исход ее уже был предрешен!
Такова правда!
С поразительными рассуждениями о горючем мы встречаемся в следующем труде известных советских политиков и военачальников.
Авторы капитального труда «Великая Отечественная война Со­ветского Союза 1941-1945 г.» П.Н. Поспелов, В.А. Андреев, И.Х. Баг­рамян, А.А. Греч-ко, А.А. Епишев, И.В. Захаров, В.Д. Соко­ловский и др. пишут: «В нефтедобывающей промышленности положение по-прежнему оставалось тяжелым. В 1943 г. народное хозяйство получило на 4 млн. тонн нефти меньше, чем в предыдущем…
Создалась странная на первый взгляд картина: общая добыча в стране в 1943 году сократилась, но, тем не менее, летчики, танкисты, водители автомобилей на фронте получали в достатке горючее».
Странно то, что для таких известных авторов подобная кар­тина являлась странной. Стоило навести элементарный порядок в тран­спортировке и распределении нефтепродуктов и защиту их пере­возки, и тут же даже значительно меньшее количество нефти оказалось достаточным для армии. Эта «странность», высказанная этими авторами, лишний раз подтверждает, какой хаос был с транспортировкой, складиро­ванием и распределением нефтепродуктов в первые месяцы вой­ны, и какое количество нефти было уничтожено и захвачено немцами в этот период.
В первые месяцы войны на железнодорожных узлах и даже на перегонах скопилось около 8500 железнодорожных цистерн с горючим, которые подвергались налетам вражеской авиации – и практически все это было сожжено или попало к немцам.
По самым скромным оценкам автора, в те годы немцами было сожжено и захвачено 2-3 млн. тонн горючего.
Как вспоминали участники Сталинградской битвы, из-за разлива горючего Волга горела!
В капитальном труде «История Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1945)» отмечается: «Несмотря на укрепление положения советских войск севернее и южнее Сталинграда, обстановка непосредственно в районе города по-прежнему оставалась тяжелой. Немецкая авиация днем и ночью бомбила город. Над Сталинградом стояло зарево – полыхали огромные баки нефтехранилища и нефтеналивные суда на Волге. Разлившаяся нефть горела на поверхности реки. Чтобы не допустить движения судов по Волге, немецкая авиация сбросила в реку в районе Сталинграда большое количество мин».
 
Ортодоксальная военная доктрина («немедленного переноса войны на территорию врага»), отсутствие ясной и четкой стратегии транспортировки и складирования горючего, нехватка мощностей для перевозки горючего и т.д. явились одной из весомых причин неудач Красной Армии в первые месяцы войны, что повлекло за собой огромные потери в живой силе и технике.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР в феврале 1942 года свыше 500 ра­ботников нефтяной промышленности Азербайджана за образцовое выполнение заданий правительства были награждены орденами и медалями.
«Правда» в те годы писала: «Нефтяной Баку никогда не знал такого высокого трудового подъема, как в эти грозные дни. Инженеры, геологи, техники, стахановцы сутками не покидали свои лаборатории, вышки, ком­прес­соры, цехи, заводы. Беспрерывный поток первосортного бензина, лигрои­на, масла ... идет на фронт. Это – результат упорного труда». Пройдет время, и об этом забудут!
 
В связи с горючим, значительный вклад в победу внесли и азербай­джанские уче­ные.
Ни на мгновенье, во время войны, да и после войны, не зати­хала борьба советских и немецких ученых и конструкторов, за «потолок», скорость и маневренность боевых самолетов в небе. И в этой борьбе значительную роль, играло качество авиационного бензина. За усовершенствование производства авиационных топ­лив в 1945 году азербайджанский ученый Ю.Г. Мамедалиев был удостоен Государственной премии СССР.
Это сегодня, когда появились мемуары немецких генералов и частично открылись советские архивы, становится понятным, какое значение имели работы Ю.Г. Мамедалиева для военно-воздушного флота СССР.
Во время войны об этих работах не говорили, так как они были глубоко засекречены (даже химические реактивы в институте, где работал                        Ю. Мамедалиев, имели секретные нумерации), в советские время больше говорили о заслугах КПСС, советского народа, отдельных полководцев и т.д. – до «мелочей» говорить не было принято. А уже в демократической России начали всех и вся охаивать, больно ударяя по ветеранам войны и памяти погибших.
Под руководством Ю.Г. Мамедалиева были разработаны и внедрены методы синтеза хлорпроизводных метана и этана, имевшие огромное значение для оборонной промышленности. На базе нефтяных газов, совершив переворот в науке, Ю. Мамедалиев открыл метод получения высокооктано­вых компонентов авиабензина.
Особое внимание было уделено проблеме моторного топлива, повышению его качества, получению высокооктановых компо­нентов          (Ю. Мамедалиев, Ш. Алиев, М. Нагиев, В. Гутыря, Маркин, Горелик). Здесь были достигнуты зна­чительные результаты, которые полностью отвечали запросам авиационной промышленности.
Они в значительной степени усиливали позиции советской ар­мии в «войне моторов». Насколько важны были подобные исследования в то время, для достижения успеха в сражениях в возду­хе, пишет Д. Ергин: «Пожалуй, наиболее сложной с технической точки зрения задачей за все время функцио­нирования союзнической системы снабжения топливом было производство авиационного бензина с октановым числом 100. Топливо, созданное в первой половине тридцатых годов в лаборатории компании «Шелл» в Нидерландах и США, позволяло добиваться улучшения техничес­ких характеристик самолета: более высокой скорости, большей мощности, сокращения времени взлета, увеличения дальности по­лета, повышения маневренности. Но в предвоенные годы отсутствовал сколь-нибудь серьезный рынок сбыта для этого очень дорогого топлива.
Вспыхнувшая война внезапно продемонстрировала, что такой рынок есть – и очень важный. Преимущества бензина-100 под­твердились в ходе битвы за Британию в 1940 году, когда «Спитфайры», летавшие на нем, показали лучшие характерис­тики, чем «Мессершмидты-109», заправлявшиеся бензи­ном мар­ки 87».
Если учеными США, Англии, Германии и других стран велись исследования по улучшению качества авиационного бензина в секретных лабораториях, оснащенных самым современным для того времени оборудо­ванием, то Мамедалиеву и его коллегам приходилось самим заниматься созданием опытных установок и приборов для исследований – они были и химиками и инженерами.
Азербайджанские ученые противостояли немецким ученым, таким, как гениальный Франц Фишер – один из крупнейших немецких нефтехимиков. Именно ему император Вильгельм в 1913 году поручил обеспечить Германию жидким топливом: своей нефти в стране не имелось.
Фишер и его коллега Тропш научились производить вы­со­ко­качествен­ный бензин из каменного и бурого угля в 1934 году. Гитлер наградил Фишера Железным крестом. После поражения рейха Фишеру это припомнили и уволили из Института исследования угля, где он директорствовал 30 лет.
В те годы газеты писали: «В списке людей, увенчанных Государственной премией, рядом с именами создателей боевых машин и моторов, именами Ильюшина, Яковлева, Лавочкина, Микулина, мы читаем имя профессора-нефтяника Ю.Г. Мамедалиева. Яковлев, Микулин, Мамедалиев – они делали одно дело: помогали летать выше всех и дальше всех».
Автор уверен, что абвер готовил теракты против Мамедалиева и института, где он трудился.
В своих воспоминаниях известный диверсант Отто Скорцени пишет: «В то время главной задачей я считал борьбу с Советским Союзом и устранение англо-американского присутствия на Ближнем Востоке. Первая группа должна была осуществить серию диверсий в Иране: по его железным дорогам союзники ввозили в СССР военное снаря­жение. Увы, скоро все мои люди были арестованы… Пришлось отказаться и от рейда в богатый нефтью район Баку».
Значительное число диверсантов было обезврежено в те годы и в Баку – в те годы и в послевоенные годы об их задачах был стереотип – «Они готови­ли диверсии на бакинских промыслах». Исследования автора, изложенные в книге «Выстояли бы СССР и Европа против фашизма, в случае потери Бакинской нефти?», показали, что не все было так просто, как следует из вышеприведенной формулировки!
Когда в мае 1946 года в Министерстве нефтяной промыш­ленности СССР был создан Научно-технический совет, то его председателем был назначен Ю.Г. Мамедалиев. Этот совет координировал всю работу, связанную с нефтедобычей и нефтепереработкой.
Мамедалиев, по единодушному признанию знавших его людей, был интеллигентом в широком понимании этого слова и был очень внимателен к коллегам – даже в горячих научных спорах он не забывал теплой улыбкой подбодрить своего оппонента. По нелепому стечению обстоятельств это стало одной из причин его смерти – когда Мамедалиеву предстояла операция, ему предложили сделать это в Москве. «Как я могу себе это позволить, когда мой вице-президент хирург?» Операция окончилась трагически!
Юсиф Гейдарович окончил химический факультет МГУ им. М.В. Ломо-носова, был студентом первого в мире выпуска по специальности «Химическая кинетика и катализ». Дипломную работу он выполнял под руководством патриарха советской химической науки Н.Д. Зелинского и академика А.А. Баландина. Когда А.А. Баландина посадили в тюрьму по ставшему в те годы уже классическому обвинению – «враг народа», то             Ю.Г. Мамедалиев не оставил в беде его семью – жену и дочь, помогал им материально: деньгами, продуктами, теплой одеждой арестанту в ссылку. Конечно, он прекрасно понимал, чем ему это грозит, но ученик не забыл своего научного наставника. Когда А.А. Баландин узнал о кончине         Юсифа Гейдаровича, то обратился с просьбой к руководству АН Азербайджана прислать ему азербайджанских аспирантов. Одним из тех, кто был направлен в Москву, оказался близкий друг автора еще со школьной скамьи Вели Гаджи-Касумов. Он рассказывал, что его более всего поразило то, что в рабочем кабинете академика висел портрет Мамедалиева. Других портретов, кроме полагающихся официальных, не было!
Имя Мамедалиева носит одна из бакинских улиц, научно-исследовательский институт, в котором он работал. В республике учреждена медаль и премия им. Ю.Г. Мамедалиева. Не обошлось и без большой ложки дегтя в бочке меда: памятник Юсифу Гейдаровичу установили на деньги «ЛУКойла», так как у азербайджанского правительства, конечно же, не оказалось денег.
И, наконец, последнее – ЮНЕСКО объявил 2005-ый год, вместе с Альбертом Энштейном, годом Юсифа Мамедалиева.
 
Всего же за период вооруженной борьбы с фашистской Германией Советская Армия (без ВМФ) израсходовала 13359 тыс. т горю­чего. На 83 % этот расход обеспечивался текущим производством отечественной промышленности, на 9 – за счет импорта, 1,2 % расхода составляло трофейное горючее. Из 83 % разного горю­чего более 70 % приходилось на Баку, а авиационного бен­зина – более 90 %.
Для сравнения с 75 млн. тоннами нефти из Азербайджана приводятся запасы горючего в Германии.
 
Таблица 6
Запасы немецкого топлива 1939-45 гг. (тонн в год)
 
Год
Синтетическое
Прочее
Общее
Доля синтетического
1939
2 346 555,4
6 016 235,8
8 362 791,2
28,1 %
1941
4 390 210,1
5 899 879,7
10 290 089,9
42,7 %
1943
6 130 964,2
5 566 989,8
11 697 954,1
52,4 %
1944
15 301 639,8
3 052 102,7
8 353 742,5
56,8 %
1945 1-й квартал
268 176,4
874 323
1 142 499,3
23,5 %
 
Это сравнение не требует комментариев!
 
Ниже приводится динамика развития вооруженных сил СССР в период за 1927-1945 гг., т.е. в период ее становления и вплоть до окончания      Второй Мировой войны (рис. 47).
 
 
Рис. 47. Динамика развития вооруженных сил СССР в период за 1927-1945 гг.
Вся динамика развития советской армии в период ее становления, развития и ведения боевых действий на 85 % базировалась на азербай­джанских нефтепродуктах, а в некоторых случаях на 100 % (например, смазочные масла).
Превосходство советской армии в решающих сражениях сыграло определенную роль в успехах советской армии.
В табл. 7 приведены соотношения сил между советской и немецкой армиями в решающих сражениях (преимущество отмечено +).
Таблица 7
Соотношение сил и средств СССР и Германии в 1941-1945 гг.
 
Сражения. Даты
СССР
Германия
Личный состав
млн. чел.
Орудия и мино-меты
Танки
и САУ
Боевые само-леты
Личный состав
млн. чел.
Ору-дия и мино-меты
Танки и САУ
Боевые само-леты
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Июнь 1941 г.
-
-
-
-
+
+
+
+
Август 1941 г.
-
-
+
-
+
+
-
+
Контрнаступление под Москвой. Декабрь 1941 г.
-
-
+
-
+
+
-
+
Май 1942 г.
-
+
+
-
+
-
-
+
Бои под Воронежем и в Донбассе. Июнь 1942 г.
-
-
-
-
+
+
+
+
Кавказ. Конец июня 1942 г.
-
-
-
-
+
+
+
+
Середина 1942 г.
+
-
+
-
-
+
-
+
Ноябрь 1942 г.
-
+
 
 
 
 
 
 
Контрнаступление под Сталинградом 1942 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
Январь 1943 г.
-
+
-
+
+
-
+
-
Апрель 1943 г.
+
+
 
 
 
 
 
 
Июль 1943 г. на Курском направлении
+
+
 
 
 
 
 
 
Смоленское направление. Август 1943 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
Освобождение Киева. Ноябрь 1943 г.
+
+
+
+
+
-
-
-
Январь 1944 г.
+
+
-
+
-
-
+
-
Белорусская операция. Июнь 1944 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Летняя кампания 1944 года
+
+
+
+
-
-
-
-
Выход советских войск на побережье Рижского залива
+
+
+
+
-
-
-
-
Январь 1945 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
Моравско-Остравская и Бра-тиславо-Брненская опер. 1945 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
Направление Кюстрин-Берлин. Апрель 1945 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
Линия Ясло-Стропков-западн. Требишов-Турна-Левице-Эстергом. 1945 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
Берлинская операция. 1945 г.
+
+
+
+
-
-
-
-
 
Как видно из табл. 7, после разгрома в первый период войны, когда советская армия пришла в себя, и заработала промышленность за Уралом, СССР имел преимущество в личном составе и вооружении. И очень важно, а об этом не говорилось во времена Советской власти – преимущество в горючем – можно себе представить ситуацию, если бы вся эта советская армада нуждалась в горючем!
«Советская боевая машина на 75-80 % приводилась в движение благодаря доблестному труду бакинцев. От их работы во многом зависела судьба войны. Не являясь прифронтовым городом, азербайджанская столица через нефтяные артерии ежечасно была связана с действующими частями Красной армии, по существу являясь тыловой частью её фронтов», – писал в своих мемуарах Николай Байбаков.
Таблица 8
Расход горючего в ходе основных военных операций в период ВОВ
 
Наимено-вание операций
Битва под Москвой
Сталин-градская битва
Курская битва
Освобож-дение Украины
Белорус-ская операция
Висло-Одерская операция
Берлин-ская операция
Расход горючего (тыс. т)
249
149
204
180
420
120
150
 
Такая страшная нагрузка тяжело отразилась на состоянии нефтедобычи в Азербайджане.
Чего стоило нефтяным месторождениям Баку такое колоссальное напряжение видно из нижеприведенного – в 1941 году 80 % нефти на бакинских промыслах добывалось фонтанным способом, а к 1945 году – лишь 14 % (рис. 48).
 
 
Рис. 48. Способы добычи нефти в Азербайджане в военные годы
 
Из-за максимальных отборов и скважин без штуцеров призабойная зона скважин разрушалась, и они переставали фонтанировать. Помимо этого, из-за нерегулируемых отборов, скважины преждевременно обводнялись.
После начала войны первую партию труб с Таганрогского и Мариупольского трубопрокатных заводов Баку получил в августе 1943 года, а весь промежуток времени с начала войны изыскивал из собственных резервов. Это было уникальное «ноу-хау» бакинских нефтяников – добывать нефть без союзных поставок оборудо­вания и необхо­димых материалов! Более того, у Баку брали оборудование!
 
Известно, что все познается в сравнении. Для того, чтобы до конца оценить степень разрушения бакинских нефтепромыслов за годы войны из-за страшных нагрузок на промысла и подобных «мероприятий», была проанализирована добыча нефти во всем мире в годы войны в 1941-1945 гг. – ведь война была плане­тарной и должна была отразиться на мировой нефтедобыче. Были обобщены данные по добыче нефти по США, Венесуэле, Азербайджану, Ирану, Ираку, Румынии, Мексике, Аргентине, Ко­лумбии, Тринидаду и Тобаго, Германии, Бахрейну, Перу, Саудов­ской Аравии, Венгрии и Японии. Эти данные представлены в виде зависимости добычи нефти за 1945 год, от добычи нефти за 1941 год.
Естественным ходом такой зависимости является или уве­личение добычи нефти в 1945 году по сравнению с 1941 годом, или сохранение ее на уровне 1941 года, или, наконец, незначи­тельное ее падение по сравнению с 1941 годом (рис. 49).
 
 
Рис. 49. Мировая нефтедобыча
 
Из анализа этих данных видно, что по ряду стран добыча нефти сохранилась на уровне 1941 г. – это Румыния, Аргентина, Колумбия, Тринидад и Тобаго, Бахрейн, Перу, Венгрия и Япония; по ряду стран добыча нефти увеличилась – США, Венесуэла, Иран, Ирак, Мексика, Саудовская Аравия. Особенно заметно она увеличилась в Венесуэле, США и Иране. Несмотря на войну, общий рост производства нефти в Америке был очень высок: с 3,7 миллиона баррелей в день в 1940 году до 4,7 миллиона баррелей в день в 1945 году.
Страшным прецедентом по добыче нефти в рассмотренные годы является Азербайджан, потерявший более половины добычи нефти. И это разрушение было не природным, а рукотворным. Румынские нефтепромыслы поочередно оккупировали немецкие и советские войска, бомбила и советская, и немецкая авиация, но они пострадали куда меньше, чем нефтепромыслы Баку. Бакинские нефтяные промыслы не бомбили и не оккупировали, но они пострадали больше всех в мире. По модели развития нефтедобычи в 1945 г. относительно уровня добычи в 1940 г. видно, что капитальному разрушению подверглись нефтепромыс­лы Германии и Азербайджана.
 
 
Рис. 50. До нефтяной катастрофы – 450 км
Но такая эксплуатация, как это ни парадоксально звучало, была вынужденной – если бы фашисты захватили Баку, а до Баку оставалось всего  450 км (рис. 50), то СССР остался бы с 2,2 миллионами тонн нефти и двумя нефтеперерабатывающими заво­дами в Саратове и Уфе. При таком ходе событий определенные коррективы в свою политику, бесспорно, внесли бы некоторые соседи СССР, давно зарившиеся на ее территорию. Кроме того, и в этом также не приходится сомневаться, «Люфтваффе» любой ценой разбомбила бы два оставшихся НПЗ в Саратове и Уфе. Даже после поражения под Сталинградом немцы бомбили, и не без успеха, эти заводы. В период Сталинградской битвы фашистская авиация систематически подвергала Саратовский НПЗ ожесточенной бомбардировке, которая наносила ему огромный ущерб. Командование «Люфтваффе» приняло решение в 1943 г. перейти к действиям ночью в расчете на то, что использование средств ПВО в это время будет менее эффективно. Оно стремилось ударами с воздуха уничтожить Саратовский НПЗ. С 12 по 24 июня 1943 г. вражеская авиация прорывалась к Саратову и сбрасывала на НПЗ фугасные и зажигательные бомбы. И все это происходило в тяжелых для немцев условиях, а в случае падения Сталинграда, это было бы «проще пареной репы».
СССР не выдержал бы такого удара – все разговоры о «втором Баку» в те годы были блефом Николая Байбакова.
Если бы немцы захватили Баку, никакой «Второй Баку» не смог бы повлиять на события. С ежегодной добычей 1,5-2 млн. т нефти, добываемой во «Втором Баку», воевать с фашистской Герма­нией, которая восстановила бы часть грозненских и бакинских скважин, выйдя на уровень добычи только в этом регионе 15-20 млн. т., было бы невозможно.
Не говорит Байбаков всю правду и в постсоветское время, когда раскрываются многие темные страницы о войне. Вот его основные рассуждения о нефтедобыче в СССР в военные годы.
«В начале войны, – пишет Байбаков, – добыча нефти в районе Бугуруслана увеличилась со 111 тысяч до 300 тысяч тонн в год». А всего, из недр тамошних месторождений, было добыто в 1941-1945 гг. около миллиона тонн нефти, т.е. столько, сколько каждый год в Баку собирали из канав и озер!
Методы советской статистики хорошо освоил Байбаков, ему сам бог велел – будущему главе Госплана СССР. Вот что он далее пишет: «Самоотверженный труд нефтяников характеризуется такой цифрой: только в 1942 г. добыча нефти в Куйбышевской области возросла в 2,5 раза по сравнению с мирным 1940 г.» А что это означает в абсолютных цифрах? Добыча нефти в Куйбы­шевской области с 200 тыс. т. в 1940 г. поднялась до 500 тыс. т. в 1942 г. Ловко, не правда ли?
«В целом районы «Второго Баку» увеличили за год добычу нефти на 9 %, подготовили для эксплуатации ряд новых участков и площадей.
Всего в стране в 1942 г. было добыто 22 млн. т. нефти, или 71 % от уровня 1940 г. При этом в районах Севера, Поволжья и Казахстана нефтедобыча выросла в 1,5 раза, а удельный вес этих районов в нефтяном балансе страны вследствие снижения удель­ного веса старых нефтяных районов увеличился с    3,2 % до 6,7 %».
«В Казахстане в 1940 г. добыли 697 тыс. т. нефти, в 1941 г. –              864,1 тыс. т., в 1942 г. – 866 тыс. т. и в 1943 г. – 978,8 тыс. т.
В 1942 г. удельный вес районов Урало-Поволжья в обще­союзной добыче нефти составил 8,1 % вместо 6 % в 1940 г.
К концу 1942 г. удельный вес восточных районов в обще­союзной добыче повысился до 18,3 %, из них удельный вес добычи нефти в районе Поволжья – с 0,7 % в 1940 г. до 2,3 % в 1942 г. и в районах Урала – с 5,2 % до 5,8 % соответственно.
Добыча нефти на Сахалине возросла с 75 тыс. т. в 1929 г. до 505 тыс. т. – в 1940 г. и 752 тыс. т. – в 1945 г. За время войны нефтяники Сахалина дали стране 3 млн. т нефти, что превышает добычу десяти довоенных лет». (Не правда ли, это сравнение напоминает способ, с помощью которого герои знаменитого детского мультфильма мерили длину питона в попугаях?)
«Добыв за годы войны 5 миллионов тонн нефти, башкирские нефтяники внесли свой весомый вклад в победу над фашизмом.
Если в 1940 г. удельный вес «Второго Баку» в общей добыче нефти СССР составил всего 6 %, то в 1945 г. он поднялся до 14,6 %».
До какого же маразма нужно дойти, чтобы опубликовать по­добные статистические выкладки. Технически обескровив промыслы Азербайд­жана и перебросив почти половину нефтяного оборудования в районы «Второго Баку», во многом лишив его интеллектуального и кадрового потенциала, автор говорит о росте (?!) удельного веса «Второго Баку» в общей добыче, в которой львиную долю составлял Баку. Но, если не жонглировать цифрами и процентами, а давать объективные и сравнимые показатели, то картина ока­жется совершенно иной. Так вот, если отнести добычу нефти «Второго Баку» к довоенной добыче СССР (главный компонент которого составляла азер­байджанская нефть), то она составит около 1 %! Нужны ли какие-либо комментарии к этому обезоруживающему факту? Вопрос, как говорится, риторический!
Как тут не вспомнить «Василия Теркина» Твардовского:
«Балагуру смотрят в рот,
Слово ловят жадно.
Хорошо, когда кто врет
Весело и складно…»
 
Принятое в сентябре 1942 года Госкомитетом Обороны решение о перебазировании на восток страны буровых предприятий и десяти тысяч высококвалифицированных специалистов нефтяной про­мышленности Азербайджана в те годы было стратегической ошибкой.
В район «Второго Баку» (Башкирия, Куйбышевская и Пермская области), для создания там новых промыслов и заводов, было вывезено оборудование, специалисты и их семьи. Так, в Стерлитамак был переброшен бакинский завод нефтяного машиностроения «Красный пролетарий», в Пермь – завод имени Мясникова, в Сарапул – завод имени Дзержинского, а в Ишимбай –машиностроительный завод имени Сталина. Осенью в Поволжье был переброшен трест «Азнефтеразведка» – этот список огромен!
 
Как-то в начале 90-ых годов автор, совершенно случайно, встретился в кабинете директора одного из НПЗ Баку с Н. Байбаковым (он, как позже выяснил автор, находился там в связи с каким-то бизнесом мужа его внучки). Воспользовавшись неожиданно пред­ставившимся случаем, автор задал улыбающемуся Н. Байбакову несколько вопросов, связанных с нефтедобычей в СССР в военные годы, которые описаны в его книге. Услышав вопросы, бывший Нарком Сталина сразу перестал приветливо улыбаться, и перед автором предстал совершенно другой человек – со злыми и колючими глазами, напоминающий стали­нистов из известных советских фильмов. Ни на один вопрос ответа автор не получил – Байбаков сразу демонстративно перестал замечать автора и продолжил беседу с директором НПЗ о бизнесе насущном.
Из рис. 51 понятно, почему Байбаков ушел от ответа и так болезненно среагировал на вопрос автора.
 
 
Рис. 51. Сравнительная добыча нефти по Азербайджану и «Второму Баку»
 
Ни в одном труде, посвященном Второй Мировой войне, такой рисунок не приводится – говорится только о «втором Баку», как о резервном регионе, в случае падения Баку!
С таким количеством нефти, без бакинской, без крупных нефтепере­рабатывающих заводов, СССР, вопреки утверждениям Байбакова о других источниках нефти, прекратил бы серьезное сопро­тивление уже через несколько месяцев – снабжение через Мурманск всего хозяйства СССР американцами – было из области фантастики!
В ходе ночно­го телефонного разговора фельдмаршал Эрих фон Манштейн умолял фюрера переподчи­нить ему германские войска на Кавказе и пе­рекинуть их, чтобы оказать помощь 6-й ар­мии, увязшей под Сталинградом. «Это вопрос захвата Баку, фельдмаршал, – отвечал диктатор. – Если мы не получим бакинскую нефть – война проиграна!» – нефть бакинскую он не получил!
Германский министр вооруже­ний и военной промышленности Альберт Шпеер был уверен: именно «потребность в нефти была основным мотивом» при принятии решения о вторжении в Россию». Это он утверждал на допросе после войны.
Константин Федченко пишет: «А между тем в течение 1941 года на Урал и в Зауралье эвакуированы сотни предприятий, дающих 40 % военной продукции России, обеспеченных металлургией, в том числе цветной, топливом, углем, людскими ресурсами. Здесь теперь обрываются воздушный мост с США и железная дорога от портов Дальнего Востока, за которые идет жестокая борьба с Японией. О какой жестокой борьбе за порты идет речь? БАМа тогда не было. А перерезать единственную железнодорожную магистраль на ДВ – это так несложно. При этом сценарии объем ленд-лиза пренебрежимо мал (нет ни Архангельска, ни поставок через Иран, ни дальневосточных портов).
Единственный путь – воздушный мост через Аляску. И – никакой нефти! В районе Баку – Майкоп – Грозный – Астрахань до­бывалось в 1941 году больше    90 % нефти СССР (а из этих 90 % – 80 % приходилось на Баку. – Авт.). И после этого всерьез говорить о скачке промышленности, технологий и советской атомной бомбе? Не смешите меня! Продвижение вермахта на линию Архангельск – Горький – Астрахань лишало Россию шансов на возрождение даже как регио­наль­ной державы».
А после СССР пала бы и Европа. «Давайте еще раз представим, будто СССР пал к 1942 году и разделен между Германией да Японией. Настает страшный час Англии, которая падает поверженной. У остатков западного мира вместе с нею исчезает единственная база для налетов бомбардиров­щиков на Рейх – ведь с территории США они до гитлеровцев не дотягивают. Вместе с Британией исчезает и база для борьбы с немецким подводным флотом, которая появляется уже у гитлеровцев. Германия отхватывает себе Северную Африку и Ближний Восток (нефть), Япония оккупирует Авс­тралию и Индию (сырье и рабочая сила)», – пишет Калашников. И не только он.
И, наконец, пришла бы очередь США. «Когда нефтяные источники России окажутся, исчерпаны, – вставил Риббентроп, – то Россия будет поставлена на колени. За­тем англичане... поклонятся, чтобы спасти то, что еще останется от истерзанной империи. Америка – это большой блеф...»
А в книге Алана Буллока «Гитлер и Сталин» приводятся конкретные экономические выкладки Гитлера: «Пользоваться выго­дами континентальной гегемонии – вот моя цель... Тот, кто хозяин в Европе, тот имеет господ­ствующее положение в мире. Насе­ление рейха – 130 млн. человек, 90 млн. – будут жить на Украине. Добавьте к этому население других государств новой Европы, и нас будет 400 млн. человек сравнительно со 130 млн. американцев». Подготовка войны с США в Гер­мании шла полным ходом.
Такова была реальность! И первым в этой кошмарной цепи событий был СССР!
О громадной роли нефти в победе маршал-победитель Г.К. Жуков сказал так, что лучше не скажешь: «Нефтяники Баку дали фронту и стране столько горючего, сколько нужно было для защиты нашей Родины, для победы над врагом». Предметно и лаконично!
«В каждом боевом ударе бесстрашных соколов, в каждом рейде советских танкистов, в каждой победе над немецко-фашистскими силами немалая доля успеха принадлежит бакинским нефтяникам», – писал Константин Рокоссовский в своем письме в ЦК Компартии Азерб. ССР.
«Не будь вашей нефти в войне, вряд ли мы могли пойти далеко с помощью кавалерии», – говорил в Баку Семен Буденный.
 
Спустя десятки лет после Второй Мировой войны роль России и СССР в победах над Германией признал даже Г. Киссинджер, которого в большой любви к СССР никак не заподозришь. На страницах газеты «Интернешнл геральд трибюн» он заявил, что «царская и советская империя дважды спасали независимость европейских стран, поскольку без их вклада Наполеон и Гитлер одержали бы верх».
Во втором случае свой весомый вклад внес Баку!
 
«Доктор геолого-минералогических наук Чапай Алиевич Султанов обобщил поразительные, хотя и не так уж глубоко спрятанные факты», – пишет Александр Горянин о роли азербайджанской нефти во Второй Мировой войне в своей книге «Русскому об Азербайджане и азербайджанцах» в главе с символическим названием «В вечном долгу». (Александр Борисович Горянин – писатель, публицист, ис­торик, политолог. Автор книг: «Разрушение храма Христа Спасителя», «Мифы о России и дух нации», «Традиции свободы и собственности в России», «Оптимистическое россиеведение», «Преображение России». Премия журнала «Звезда» за лучшую публикацию 2001 года за повесть «Груз». Номинант премий «Имени Ивана Петровича Бел­кина» и «Национальный бестселлер». Переводы с англий­ского – от Агаты Кристи до Набокова). Горянин прав – все эти факты известны давно, но почему-то к этим «не так уж глубоко спрятанным фактам и обобщениям» не прибегали советские, западные и, впоследствии, российс­кие исследователи на протяжении более 50 лет!
Значение Баку во Второй Мировой войне неоднократно, в свое время, подчеркивали все лидеры главных воюющих стран, причем с обеих сторон – Сталин, Рузвельт, Черчилль, Де Голль, Иден, Гитлер, Риббенторп, Геббельс, Муссолини и многие другие, рангом пониже.
В новейшей истории в США снимают оглушающие блокбастеры о войне, пытаясь доказать, что главным было техногенное появ­ление союзников в Европе.
В нашумевшем голливудском фильме «Враг у ворот» авторы фильма утверждают, что Красная Армия так героически защищала Сталинград потому, что это было связано с именем Ста­лина. Ни одного слова о главной составляющей этой битвы – нефти – в этом фильме нет!
Вероятно, верные своему «союзническому долгу» и после войны, ни в СССР, ни в США, ни в Англии, ни во Франции о вкладе Баку в общую Победу не говорят. Об одной единственной француз­ской эскадрилье «Нормандия – Неман», которую в масштабе войны невозможно рассмотреть даже под лупой, написаны сотни книг, она упоминается практически в каждом издании, посвященном Второй Мировой войне. В этой связи, по ходу может возникнуть маленький вопрос к авторам подобного подхода – что произошло бы во Второй Мировой войне, если бы не было бакинской нефти, или не была бы создана в изгнании эскадрилья «Нормандия – Неман»? Не говоря о вкладе Баку, «союзники» много лет выдвигают разные версии о вкладе в Победу – каждая сторона – свою, вежливо, ненавязчиво, но свою. Много лет, если можно так выразиться, идет «битва» за Победу между союзниками – Баку забыт!
В связи с некорректной оценкой значения бакинской нефти во Второй Мировой войне в различных научных и военных кругах, уместно отметить, что многим фактам, связанным с войной, сегодня нужна полная ясность – некорректные оценки присутствуют во многих аспектах оценки Второй Мировой войны.
В России до сих пор бытует подброшенное в свое время Хрущевым объяснение провалов в начале войны – виной случившегося был только Сталин – очень удобная и очень наивная позиция!
На вопрос: «На ком, по вашему мнению, лежит основная ответственность за наши многомиллионные потери в Великой Отечественной войне?» – россияне ответили так:
На Сталине, коммунистической партии и руководстве СССР – 50 %
Ни на ком, кроме нашего врага – 27 %
На всех вместе – 11 %
На всем народе – 6 %
Затрудняюсь ответить – 6 % (рис. 52):
 
Рис. 52. На ком лежит основная ответственность за многомиллионные потери в Великой Отечественной войне?
 
«Войну мы должны были проиграть, – говорит известный писатель-фронтовик Даниил Гранин. – Мы выиграли ее за счет огромных жертв народа и за счет его крови».
В газете «Трибуна» были опубликованы высказывания писателя                  В. Астафьева: «Воевали мы плохо, на инстинктах, Гитлер воевал лучше, профессиональней, гуманней по отношению к своим солдатам. Мы взяли кровью и великим разорением: 12 миллионов сидели в лагерях, еще столько же их охраняли. Три миллиона сдали в плен. Оставшиеся воевали, не успев отлежаться в госпиталях, призывались по четвертому разу вновь на фронт. Кроме того, сами же расстреляли миллионы человек, бросали раненных и мертвых и пр.». Слова, сказанные с болью в сердце, но правдиво!
И практически все исследователи войны говорят о чудовищных чело­веческих потерях, которых можно было бы избежать. Конечно же, столь чудовищных потерь можно было бы избежать, если бы советские военачаль­ники относились к советскому солдату более бережно и внимательно.
В Энциклопедии Военного Искусства «Командиры Второй Мировой войны», издательство «Литература», Минск, 1997 года, так опи­сываются некоторые действия Жукова во время войны, и, что важно для понимания его личности, в мирное время: «Когда массовая атака на укрепрайоны, возведенные немцами за несколько месяцев отсрочки, данной им Сталиным, захлебнулась, Жуков погнал через минные поля пехоту, экономя время на размини­ровании. Причем он не только не стыдился своей жестокости, но даже похвастался ею перед союзниками, приведя Эйзенхауэра в состояние, близкое к шоку. Даже через много лет в своих ме­муарах американский генерал с возмущением писал: «Мне даже трудно представить, что могло бы произойти в нашей армии с генералом, если бы ему пришел в голову подобный приказ». Зато мы можем не просто представить, но и доподлинно знаем, что произошло с Георгием Жуковым: он получил третью Звезду Героя…»
Даже по Курской битве, которая наряду со Сталинградской битвой считается переломной во Второй Мировой войне, «забыли» упомянуть, что советские войска потеряли 6 тысяч танков, а немцы 1300, людские поте­ри составили 254 тысяч бойцов, а у немцев – 58 тысяч. Всего за четыре дня боев Красная Армия потеряла 600 самолетов, немцы – 60.
 
В то же время избежать, как считает автор, в принципе, огромных потерь, и это надо признать с горечью, было невозможно, особенно в начале войны.
Как могла страна, представляющая собой огромный концентрационный лагерь, остановить малой кровью самую передовую страну мира, вооружен­ную до зубов и завоевавшую значительную часть Европы, страну, которая в едином порыве хотела завоевать весь мир, и все к этому шло?
Чтобы понять, что избежать огромных потерь было невозможно, не надо углубляться в расчеты В. Суворова и других: у кого перед войной сколько было танков и самолетов, у кого танки были с заклепками, а самолеты более скоростные и т.д. – все это было важным, но не главным.
Необходимо внимательно изучить художественные и документальные фильмы немецких и советских документалистов и режиссеров того времени – в них колоссальная информация для оценки будущего противостояния этих стран.
Надо один за другим посмотреть два любимых дикторами Гитлером и Сталиным фильма – «Девушка моей мечты» с Марикой Рокк в главной роли и «Волга-Волга» с Любовью Орловой («Любочка у нас одна», – говорил про Любовь Орлову Сталин).
Первый – цветной (уже в те годы!) фильм, сделанный на высоком интеллектуальном и инженерном уровне с содержательными диалогами, второй – убогий, правда, смешной фильм, технически исполненный на уровне начала ХХ века.
Общими в фильмах фашистских и советских документалистов, как правильно отметил М. Ромм в документальном фильме «Обыкновенный фашизм», были вопли беснующейся толпы, но если внимательно приглядеться к документальным фильмам Лени Рифеншталь, то можно увидеть, что и вопли у немцев куда более организованные и более, если можно так выразиться, целенаправленные!
Можно долго перечислять огромные преимущества немцев в те годы, но одно из них было неоспоримо – организованность и система управления. В «Семнадцать мгновений весны» Юлиан Семенов пишет: «Не надо было сомневаться, что даже в этих тяжелых условиях немецкая система управления сработает четко и безотказно».
Почему-то советские, а позже российские исследователи войны, говоря о разгроме советских войск в начале войны, не говорят, что это не было прецедентом, а общеевропейской закономерностью – страны Европы падали в несколько недель одна за другой, а Англию во многом спасло то, что она – островное государство.
В. Суворов так ха­рактеризует ситуацию в Англии: «Британия вступила в войну 3 сентября 1939 года. …За 1939 год гитлеров­ские подводные лодки утопили 222 британских торговых корабля. Это официальная статистика. В среднем немцы топили по два британских торговых корабля каждый день, без выходных и праздников. Британия… в то время себя сама прокормить не могла. За следующий 1940 год Британия потеряла 1056 торговых кораблей. Это по три торговых корабля в день. Британский торговый флот катастро­фически сокращался, а германский подводный флот тем временем стремительно рос».
«За первые шесть месяцев 1941 года мы потеряли 760 торговых судов, потопив всего 12 подводных лодок». Это тоже официаль­ная статистика, ее привел капитан М. Кэсуэлл, военно-морской атташе при посольстве Великобритании в СССР. 760 торговых кораблей за шесть месяцев – это по четыре в день. В 1939 году – по два в день, в 1940-м – по три, в 1941-м – по четыре. И тут же официальный вывод военно-морского атташе: «Великобри­тания в 1941 году была на грани поражения».
А почему СССР, да еще с минимальными потерями, должен был остановить немцев?
Страшная система, созданная Сталиным, могла победить страшную систему, с использованием немецкого промышленного и военного интеллекта, лучшим в те годы в мире, созданную Гитлером, только ценой больших потерь!
 
Правдивая история о войне нужна всем – в правдивой истории Второй Мировой войны цена азербайджанской нефти в победе над фашизмом возрастет на несколько порядков.
 
И, наконец: «Все тайное рано или поздно становится явным», – Сократ.
7 мая 2010 года, в дни торжеств по случаю 65-тилетия Победы, посол России в Азербайджане господин Владимир Дорохин заявил: «Без бакинской нефти победа СССР над фашизмом была бы невозможна», что было опубликовано во всех СМИ Баку. Долгих 65 лет надо было ждать этого четкого и однозначного признания!
И, наконец, в заключение только неопровержимые факты, или все познается в совокупности!
В 1947 году, сразу после войны, появляется книга Н. Вознесен­ского «Военная экономика СССР в период Отечественной вой­ны». Оценивая ущерб от «вероломного нападения», и констатируя с пафосом, как быстро и решительно под руководством Комму­нистической партии многое из потерянного в первый год войны было вновь создано в других регионах СССР, он приводит цифры потерь, невольно показывающие всю несостоятельность сталин­ского режима и военной стратегии сталинских военачальников. С августа по ноябрь 1941 года немецкие войска, практически без боя, захватили 303 советских пороховых, патронных, снарядных заводов, которые имели годовую производительность – 101 миллион снарядных корпусов, 32 миллиона корпусов артиллерий­ских мин, 24 миллиона корпусов авиабомб, 61 миллион снаряд­ных гильз, 30 миллионов ручных гранат,     93600 тонн пороха, 3600 тонн тротила и др. Перечисленные мощности составляли 85 % всех мощностей Наркомата боеприпасов. К этому времени, пос­тавки в СССР стратегического сырья – сурьмы, никеля и резины – были прекращены, а запасы меди и серы были на исходе.
Как отмечают западные эксперты, в первые месяцы войны, так как в значительной мере советский промышленный потенциал находился к западу от Дона, то в силу этого попал в руки немцев. Россия лишилась продукции 31 тысячи больших и малых промышленных предприятий, четверти миллиона электромото­ров, 175 тысяч станков, почти 30 доменных и мартеновских печей и электростанций мощностью в 5 миллионов киловатт.
В. Суворов пишет, что к концу ноября 1942 года немецкие войска оккупировали почти 1,8 млн. кв. км советской территории, на ко­торой до начала войны проживало 80 млн. человек (42 % всего населения СССР). Значительные производственные мощности страны – 71 % выплавки чугуна, 57 % – стали,      63 % – добычи угля, 42 % – выработки электроэнергии, 47 % – посевных площадей – были поте­ряны. Сбор зерновых с 95,5 млн. тонн в 1940 году упал до 30 млн. тонн в 1942 году. Поголовье крупного рогатого скота в 1942 году, по сравнению с 1940 годом, уменьшилось в два раза. В связи с призывом в армию, число работающих в СССР с 31,2 млн. человек в 1940 году уменьшилось до 18,3 млн. человек в 1942 году. Доля женщин, занятых в промышленности, с 38,9 % в 1940 году возросла до 53 % в          1942 году.
Летом 1941 года в СССР пять заводов выпускали танки, четыре из них оказались в пределах воздействия вражеских авиации и даже наземных войск. В Ленинграде Кировский завод производил тяжелые танки КВ. Завод № 174 им. К.Е. Ворошилова, завершая выпуск легких танков Т-26, готовился к выпуску новых легких танков Т-50. В Москве завод № 37 выпускал легкие танки Т-40. Танки Т-34 выпускали ХПЗ и СТЗ. В тяжелой ситуации оказалась транспортная система страны. Киев в 1941 году – второй в стране по величине транспортный узел, обслуживающий весь юг Евро­пейской части СССР, был захвачен немцами.
Разгром СССР шел беспощадный!
По подсчетам историка Б.В. Соколова, выступившего на эту тему в   1991 году с интереснейшим исследованием «Цена победы», к 1 де­кабря     1941 года 2830 немецким самолетам противостояло только 2238 советских. Потери СССР почти в семь раз превысили не­мецкие. Борьба за господство в воздухе была проиграна надолго. Потери, понесенные ВВС Красной Армии в первые дни войны, были такими ощутимыми, что они сказались в последующие годы – не месяцы!
По зарубежным данным, на 1 декабря 1942 года общее число взя­тых в плен советских военнослужащих составило 3 806 865 чело­век, число уничтоженных или захваченных танков – 21 391, ору­дий – 32 541 и самолетов – 17 332.
И даже к переломной Победе советских войск под Москвой оста­лось много вопросов. По советским данным, в битве под Мос­квой противник потерял более полумиллиона солдат и офицеров, 1300 танков, 2500 орудий и минометов, свыше 900 самолетов.
О потерях Красной Армии в битве под Москвой советские источ­ники не сообщали. Как отмечают западные источники, они были, вероятно, еще большими, чем у противника, убитыми и ранены­ми и особенно – пленными.
Весной 1942 года Красная Армия потерпела сразу несколько сокрушительных поражений: в боях под Ржевом была окружена и погибла  39-я армия; в окружении под Вязьмой погибла 33-я армия генерал-лейтенанта        М.Г. Ефремова; была отрезана и погибла в окружении 2-я ударная армия генерал-лейтенанта А.А. Власова; был разбит Крымский фронт, при этом погибли 44, 47 и 51-я армии; в Харьковском сражении были уничтожены 6, 9, 28 и 57-я армии, семь отдельных танковых и кавалерийских корпусов, значительное количество дивизий, бригад и полков усиления, потеряны тысячи танков и орудий, обильные стратегические запа­сы, миллионы офицеров и солдат были убиты или захвачены в плен.
Убивали советских солдат не только немцы, но и свои. Дмитрий Волкогонов пишет: «А всего в 1941-1942 годах (страшно ска­зать!) военными трибуналами фронтов и армий было приговорено к расстрелу «за пани­керство, трусость и самовольное оставление поля боя» 157 593 человека…»
Ко всему этому надо добавить, что перед войной Сталин подверг почти половину офицерского корпуса Красной Армии репрессиям – 3 из 5 марша-лов, 13 из 15 командармов, 57 из 85 командиров корпусов, 110 из 195 ко-мандиров дивизий, 220 из 406 комбригов, а также все командующие военными округами были казнены или отбывали заключение в тюрьмах или лагерях. Это не могло не сказаться на боеспособности Красной Армии. А подготовить новые кадры, в создавшейся тяжелой ситуации, было проблем­ным делом.
Как писал советский военный историк генерал-лейтенант Н. Павленко, «сотни высокопоставленных военных специалистов ждали в застенках своей смерти, а на фронтах в это время лейтенанты командовали полками».
Значительные потери, намного больше немецких, понесли и советские спецслужбы.
Как сообщает газета «Совершенно секретно», несколько лет назад один из высоких чинов ФСБ сообщил, что только по линии НКВД в годы Великой Отечественной войны в тыл врага было заброшено свыше двух тысяч оперативных групп общей численностью в 15 тысяч человек. 12 тысяч из них погибли. Военная разведка полных данных о своих разведчиках и диверсан­тах не сообщает. Известно лишь, что за первые шесть месяцев войны по линии военных разведорганов за линию фронта было заброшено не менее 10 тысяч чело­век. Почти никто из них не выжил. Ясно одно: ставка была сделана не на качество, а на массовость. Немцы тоже готовили агентуру как на конвейере: в 1941-1945 годах в советском тылу было выявлено 1854 вражеских агента-парашютиста. Разумеется, агентура забрасывалась не только по воздуху, но уже понятно, сколь скромнее были масштабы немецкой раз­ведывательно-диверсионной деятельности.
Рухнула Центральная система управления. Центр управления, на­ходился в Москве, в Кремле, который был лишен динамизма и больше напоминал монархистский дворец, чем боевой штаб – пока распоряжения оттуда приходили на места, проходило много времени, и они уже не отвечали происходящим событиям.
Особенно в первые месяцы войны система управления оказалась крайне неэффективной. Ни Сталин, ни Генштаб не владели ситуа­цией. Сталин не мог найти командующего Юго-западным фрон­том Павлова. Когда были взорваны стратегически важные мосты в Смоленске, долго не могли выяснить, кто дал приказ это сде­лать. А когда выяснили, оказалось, что этот генерал принял правильное решение, не согласовав его ни с кем.
В этой страшной, почти в безнадежной, ситуации, другим, кроме людской крови, чем в достаточном объеме распо­лагал Сталин в те годы, как было отмечено выше, была бакинская нефть – «кровь» земная! Именно эта нефть, двигала армаду людей и техники к фронту, а на фронте двигала все то, что должно было двигаться!
И теперь, если к создавшейся к 1942 году ситуа­ции добавить обстоя­тельство взятия немцами Баку, ко всему свершившемуся, СССР потерял бы более 90 % нефти и более 80 % нефте­перерабатывающих мощностей, то картина была бы полной и законченной.
Сегодня надо забыть ту расплывчатую модель оценки Второй Мировой войны, которая господствовала в советское время, да и сегодня от нее не далеко отошли – известный военачальник так сказал про первые годы Второй Мировой войны, другой – иначе, один историк так сказал, другой – уточнил, один политик высокого ранга придерживался такой позиции в те годы, другой – противоположной и т.д., США и их союзники так говорят, Россия – по-другому.
Все они субъективные и во многом эмоциональные оценки с большой политической и иной составляющей.
XXI век – век времени жестких, лишенных эмоций оценок, с применением современных технологий.
Необходимо экономическую и военную мощь Германии в те годы и приведенные автором данные заложить в известные сегодня компьютерные программы и методом статистических исследований (метод Монте-Карло) разыграть различные сценарии в случае падения Баку, когда немцы подошли к нему. Сегодня подобные исследования отвечают на сложные вопросы о возможных будущих войнах, а о прошедших – при наличии всеобъемлющей инфор­мации, получение достоверных ответов никакого труда не пред­ставляет.
А о результатах этих исследований автору, чтобы не навязывать свое мнение, рассуждать не хочется, ибо он хорошо с ними знаком.
В 1942 году Баку был последним оплотом существования СССР!
 
Еще Гете напоминал: «Исти­ну нужно повторять постоянно, так как вокруг нас постоянно проповедуют заблужде­ния» – без бакинской нефти и в случае ее потери в борьбе с четко отлаженной немецкой машиной СССР, а вслед за ним и Европа, не выстояли бы!
 
И последнее. В один из приездов в Баку спикер Совета Федерации России господин Сергей Миронов встречался с премьер-министром Азербайджана Артуром Расизаде. «После обычных процедур встречи, рассказывал автору Расизаде, – он попросил у меня твою книгу «Выстояли бы СССР и Европа против фашизма, в случае потери Бакинской нефти?» (Эта книга с русского переведена на английский и немецкий языки). «Я с большим интересом за ночь в посольстве прочел эту книгу», – пояснил он Расизаде.
После этого автору позвонили несколько членов Совета Федерации, например, Фархад Ахмедзаде, с просьбой приобрести эту книгу.
В Интернете, где автор разместил свои книги, на форумах, где обсуждаются вопросы, связанные со Второй Мировой войной, практически всегда упоминаются факты и размышления автора из этой книги, а сайт автора уже посетили около трех миллионов человек. Автор гордится тем, что сумел внести свой посильный вклад в освещение роли бакинской нефти во Второй Мировой войне!
 
 
Рис. 53. Оценка вклада стран Южного Кавказа по изготовлению
военной техники, вооружения и боеприпасов для
Советской Армии в годы II Мировой войны по 10-ти балльной системе
Примечание: В годы войны в короткие сроки Баку перестроил свою промышленность на военный лад.
 
К концу 1941 года в Азербайджане производилось до ста тридцати видов вооружения, боеприпасов, военного снаряжения и имущества.
Было организовано производство тротила, аммиака, активированного пиролюзита для радиопромышленности, авиа-ингиби­тора, зажигательной смеси, хромистого хромила, азотной кислоты, сульфата натрия, аккумуля­торной кислоты, пенообразователя, соляной кислоты, кальцинированной соды, медицинского гипса, медицинского вазелина, обессмоленного нафта­лина, белого масла, окисленного петролатума, церезина и т.д. Изготовляли тротил, хлорсульфоновую кислоту, ванадиевый катализатор. Эти вещества шли на производство боеприпасов, зажигательных смесей, взрывчатых веществ и др., которые в мас­совом количестве выпускались в Баку.
К 8 ноября 1941 года было изготов­лено и упаковано в ящики 35 тыс. за-жигательных бутылок, 14 тыс. патронов-запасов. Производственная мощность была доведе­на до 10 тыс. бутылок в сутки.
За 1942-1944 гг. на фронт было отправлено свыше 11 млн. единиц боеприпасов. В июле 1942 года в рекордные сроки в Баку был создан новый завод № 160 по выпуску гвардейских миноме­тов, известных в народе как «Катюша», которые шли в Сталинград.
В рекордное время в Азербайджане было налажено произ­водство уникального боевого снаряжения для торпедных катеров, не имевшее аналога в мире в то время. Это значительно увеличивало боевую мощь торпедных катеров.
 
В Баку начали, в короткие сроки освоив технологию, на базе самолета УТИ-4Б собирать тип 15Б – боевой вариант УТИ-4. В январе 1942 года бакинский завод выпустил 20 машин УТИ-4, в феврале выпуск был увеличен вдвое. А еще через некоторое время в Баку начали собирать истребители  «ЯК-3».
Мало кому известно, что в те годы в Баку был создан мощный центр по ремонту военной авиации, освоению новой техники, поступающей по «ленд-лизу», подготовке и переподготовке военных летчиков. В Баку начали выпускать, с помощью американцев, запасные части к истребителям Р-39 «Аэрокобра». И в работе этого Центра активное участие принимал будущий советский ас, сбивший 59 немецких самолетов, – трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин.
В одной из бухт Каспия в рекордные сроки была сооружена верфь для строительства морских судов из железобетона.
Цемент, гравий, песок, арматурное железо – это основной строительный материал для постройки огромной нефтеналивной баржи, водоизмещением 2500 т. На этих баржах транспорти­ровалась нефть в Астрахань и Красноводск.
 
С 1942 года через Персидский залив в порты Ирана по «ленд-лизу» стали поступать предметы вооружения, танки, взрывчатые и химические вещества, черный и цветной металл, продоволь­ствие и многое другое, поставляемое США и Англией. Каспийские моряки из «Каспфлота» и «Касптанкера» с честью выполнили это важное государственное задание
 
1941 г.
156 тыс. т
1942 г.
236 тыс. т
1943 г.
834 тыс. т
1944 г.
1456 тыс. т
Всего
2682 тыс. т
 
По Трансиранскому маршруту осуществлялась доставка грузов из США и Великобритании в рамках программы «ленд-лиза». Доставка грузов осуществлялась судами Каспийской военной флотилии. Автомобили перегонялись по следующим маршрутам: Тегеран – Ашхабад, Тегеран – Ас-тара – Баку, Джульфа – Орджоникидзе. Железнодорожники Азербайджана проводили техническое обслуживание и общую эксплуатацию железной дороги Джульфа – Тебриз, по правилам военного времени (рис. 54).
 
 
Рис. 54. Карта трансиранского маршрута
 
Особенно поток грузов через Баку значительно увеличился, когда немцы начали успешно топить конвои кораблей союзников, направляющихся в единственный незамерзающий порт на Севере России – Мурманск, который также подвергался жестоким бомбардировкам. Путь через Баку стал «дорогой жизни» для грузов по «ленд-лизу».
Во времена СССР не принято было говорить о помощи США, а она была существенна, особенно она имела большое значение в первые годы войны.
Из Соединенных Штатов было отправлено 427284 армейских грузовика. Это были лучшие в мире любимые войсками «Студебеккеры» и «Доджи». Кроме того, Советский Союз получил из Америки 50501 джип «Виллис».
Из США Сталин получил целый флот в составе 595 кораблей и фрегатов, 105 подводных лодок, 77 тральщиков, 3 ледокола, 140 охотников за подводными лодками, 202 торпедных катера и т.д. Одна только Америка передала Сталину тягачей и бронетранспортеров 13303, армейских мото­циклов – 35041, путеукладчиков – 8089, 1981 локомотив, 11155 железнодо­рожных вагонов, 136000 тонн взрывчатки, 3820906 тонн продовольствия, 2541008 тонн нефти и нефтепродуктов, 317694 тонны стали, включая броневую, 50413 тонн кожи, 15010900 пар кожаных армейских ботинок... Список бесконечный. В нем мы находим 4952 истребителя «Аэрокобра» и 2410 «Кингкобра», а всего истребителей пяти типов – 9681, бомбарди­ровщиков А-20 – 2 771 и Б-25 – 861, 423017 полевых телефонных аппаратов, олово, кобальт, бериллий, кадмий, кобальтовую руду, 5807 тонн алюми­ниевых труб, 166699 тонн алюминиевых сплавов, 624 тонны алюминия в слитках, 56387 тонн алюминия в листах, 34793 тонны бронзы и латуни в слитках, 7335 тонн бронзовой и латунной проволоки, 24513 тонн латуни и бронзы в листах, 181616 тонн изолированной медной проволоки, молибде­новый концентрат, магниевые сплавы, медь, цинк, свинец, ни­кель,          350000 тонн марганцевой руды, 69000000 квадратных метров шерстяных тканей, 3700000 автомобильных шин. Кроме того, 81000 тонн резины, радиостанции – сотнями тысяч, нефтеперегонные заводы в полном комплекте, радиолокаторы, торпеды, морские мины, палатки войсковые, штабные и госпитальные, мостовые краны для машиностроительных предприятий, полевые хлебоза­воды, оптику – от снайперских прицелов до сложнейших при­боров управле­ния огнем, кухни полевые, цемент, рельсы сотнями тысяч тонн, хирургиче­ский инструмент, колючую проволоку десятками тысяч тонн, лампочки электрические де­сятками миллионов, оборудование для госпиталей, десантно-переправочное имущество, маскировочные сети тысячами тонн, парашюты, кузнечно-прессовое оборудование, особо точные шлифовальные станки, стальные трубы, бульдозеры, 8218 зенитных и 5815 противо­танковых пушек, 8701 артиллерийский трактор, 473000000 артиллерийских снарядов, автома­тические винтовки, автоматы, пулеметы, навигационное оборудование для кораблей и самолетов и многое другое.
Из Англии с начала Великой Отечественной войны по 30 апреля 1944 го-да было поставлено 3384 самолета и 4292 танка. 1188 танков были получены за тот же период из Канады. Определенная часть этих грузов, как уже было отмечено выше, прошла через Баку.
Из 284 флотских истребителей советских было только 35. Из 72 торпе-доносцев – советских 6. При этом не надо забывать, сколько кораблей с грузом потопили немецкие подводные лодки – только за первую половину 1942 года было потоплено 4 миллиона тонн грузов.
Г.К. Жуков по поводу этой помощи писал: «У нас не было взрывчатки, пороха. Разве мы могли бы быстро наладить про­изводство танков, если бы не американс­кая помощь сталью?» А Анастас Микоян заявлял: «...Если бы не «ленд-лиз», не оружие, продовольствие и теплые вещи для армии – еще вопрос, как обернулось бы дело!»
Про азербайджанскую нефть во Второй Мировой войне он никогда ничего не говорил!
В дни юбилея Победы, пишет Г. Попов, издательство «Экономи­ческой газеты» выпустило книгу «Все для фронта, все для победы!», в которой авто­ры-сталинисты доказывают нам: социалис­тическая экономика с войной справилась (и никаких ее реформ, соответственно, не требовалось)»!
Преуменьшать значение этой помощи, как это делалось в советское время и мало что изменилось в настоящее время – большая несправедливость!
Адмирал С.Г. Горшков в своей настольной книге для всех морских офицеров – «Морская мощь государства», военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1976 год – пишет: «Моряки каспийских транспортных судов также с честью выполнили свои задачи в войне. Они обеспечили бесперебойное снабжение армии и страны нефтью, поступавшей из главного нефтяного резервуара – Баку. Они выполнили очень трудную задачу по обеспечению воинских и народнохозяйственных перевозок по Каспийскому морю, в том числе импортных грузов, поступавших через Иран из Персидского залива». Такое признание главного стратега советского планетарного военного флота дорогого стоит!
 
Был организован перегон горьковских подлодок, построенных на «Красном Сормово», по внутренним водным путям в Баку. Сейчас уже не секрет (это никогда не было секретом – просто об этом не хотели говорить известные силы в СССР. Авт.), что в период Великой Отечественной на Северный флот из Горького, а также из Баку, прибывали подводные лодки серий «С» и «М». В Баку были отремонтированы подводные лодки С-14, С-15, С-16, С-18, С-19, С-21, С-103 и другие.
Этот список подлодок можно долго продолжать!
Не по назначению, а по стечению суровых обстоятельств, Баку в самые тяжелые годы войны (1941-1942 года) стал стратегическим и экономическим Центром всего Юга СССР – в зарубежных сводках того времени его так и называли.
 
 
Рис. 55. Упоминания лидерами антигитлеровской коалиции стран Южного Кавказа в годы II Мировой войны, что косвенно говорит о важной роли Азербайджана в годы II Мировой войны по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Вот небольшая толика из переписки лидеров антигитле­ровской коалиции.
«Бывший военный моряк (У. Черчилль. Авт.) президенту Рузвель­ту.      30 августа 1942 года.
«...а) Предложение состоит в том, чтобы направить в Закавказье англо-американские военно-воздушные силы для того, чтобы помочь русским наземным и воздушным силам удерживать линию, идущую через Кавказские горы и Черноморское побере­жье. Необходимые воздушные силы будут отозваны из Египта, как только положение в Западной пустыне позволит высвободить эти силы с фронта, и после этого они могут быть сконцентри­рованы в районе Баку, Батуми в течение двух месяцев с того момента… Крайне важно, чтобы к осуществлению этой операции приступили без задержки».
Относительно операции «Велвет» президент предложил, чтобы я сообщил Сталину следующее: «Вы припомните наш разговор об отправке англо-американских военно-воздушных сил на Кавказ. Я изучил этот вопрос с президентом, и мы решили осуществить это без промедления. Я сообщу Вам о численности военно-воздуш­ных сил, которые мы можем выделить, и о наших планах подго­товки этих сил в настоящие месяцы».
Премьер-министр премьеру Сталину. 6 сентября 1942 года.
«Я ожидаю ответа Президента на определенные предложения, которые ему сделал относительно использования контингента англо-американских военно-воздушных сил для действий на Вашем южном фланге (в районе Баку и Батуми. Авт.) зимой. Он, в принципе, согласен, и я ожидаю получить от него подробные планы. Я затем снова телеграфирую Вам...»
Президент Рузвельт – бывшему военному моряку (У. Чер­чилль). 16 сен-тября 1942 года.
«Мы готовы взять на себя эксплуатацию Персидской желез­ной дороги, и соответствующие планы сейчас разрабатываются. Мы подробно рассматриваем вопрос об отправке англо-амери­канской авиации в Южную Россию (район Баку – Батуми – Авт.), и я на­деюсь, что скоро смогу дать знать Вам по этому поводу. Я вполне сознаю важность того, чтобы Сталин знал, что мы беремся за дело серьезно...»
Президент Рузвельт – премьер-министру (У. Черчиллю). 27 сентября 1942 года.
«...Кроме того, я полагаю, что за 10 дней мы можем прийти к окончательному решению относительно отправки авиации в За­кавказье, о чем Сталин должен быть уведомлен одновременно».
Бывший военный моряк – президенту Рузвельту. 28 сентября 1942 года.
«...Согласен, что весьма важно сделать определенное предло­жение относительно воздушной поддержки на Кавказе».
Президент Рузвельт – премьер-министру. 5 октября 1942 года.
«Я внимательно ознакомился с Вашей телеграммой, которую Вы собирались послать Сталину 22 сентября.
Я глубоко убежден, что нам следует взять на себя твердое обя­зательство предоставить военно-воздушные силы для Кавказа и что эта операция не должна зависеть от каких бы то ни было других».
Премьер-министр премьеру Сталину. 9 октября 1942 года.
«...3. Президент и я желаем, чтобы на Ваш южный фланг были отправлены англо-американские силы и чтобы они действовали под стратегическим контролем Советского Верховного Коман­дования. Эти силы будут иметь следующий состав: британские – 9 истребительных эскадрилий,  5 бомбардировочных эскадрилий; США – одна группа тяжелых бомбарди­ровщиков и одна транс­портная группа. Мы отдали распоряжение о форми­ровании и дислокации этих сил с тем, чтобы они были готовы к боям в начале нового года. Большая часть этих сил прибудет из Египта, как только она будет высвобождена там из боев, которые, как мы полагаем, будут для нас успешными».
Премьер Сталин – премьер-министру. 13 октября 1942 года.
«Ваше послание от 9 октября получил. Благодарю».
Приведенные высказывания, лишь небольшой фрагмент из большого числа высказываний на эту тему лидеров союзных стран. Но и приведенного материала вполне достаточно, чтобы понять, как глубоко были озабочены «сильные мира того» событиями вокруг бакин­ской нефти. И эта озабоченность была искренней, тревожной, и их готовность помочь Сталину в охране бакинской нефти носила конкретный характер. Характерно и другое. Хорошо известно, как союзники не торопились откры­вать Второй фронт, и, как неод­нократно говорил Сталин, торговались за каждый танк и самолет, а для защиты Баку они готовы были подключиться в любое время, когда позволит Сталин и сами предлагали самое современное вооружение!
 
 
Рис. 56. Динамичность развития и создание новых масштабных производств
на современной, для того времени, основе, в послевоенные годы в странах
Южного Кавказа по 10-ти балльной системе
Примечание: Сталин ни в чем не хотел усиливать позиции Азербайджана в послевоенные годы в СССР. Мир-Гасан Сеидов свидетельствует: «В два часа ночи зазвонил телефон. Это был помощник Сталина Поскребышев: «Где Багиров? Целых полчаса я не могу его найти. Пожалуйста, найдите его, и пусть срочно позвонит Сталину». Я тут же соединился с Багировым в Загульбе, рассказал ему обо всем этом и попросил срочно приехать в город… Через полчаса его машина была у первого подъезда… Он волновался изряд­но… Багиров поднял трубку и попросил соединить коммутатор Кремля. Через секунды две ответил сам Сталин и без предисловия сказал: «Мы вынуждены вывести войска из Ирана, подготовьте и дайте Ваши предложения, что надо делать в этой связи…» Багиров умоляющим голосом просил Сталина не делать этого, только-только дела там пошли на лад, вся наша работа пойдет насмарку, погибнет это движение, это большое дело в истории нации. Но Сталин настаивал на своем. Багиров еще два раза настоятельно просил его не выводить войска из Ирана. После этого диалога, который длился больше двадцати минут, Сталин сказал: «Это приказ, надо его выполнять… Мы начать новую войну не можем…»
 
Война кончилась, и страна поднималась из руин – заново строились го­ро­да (Киев, Минск и др.), в республиках строились новые заводы и фабрики, а в Азербайджане, по указанию Москвы, вновь занялись интенсифи­кацией добычи нефти и поисками новых нефтяных месторождений. Естественным для Баку после окончания войны было бы использование бесценного опыта в разных отраслях, накопленного в Азербайджане во время войны. На базе многочисленных госпиталей, в которых прошли реабилитацию после ранения десятки тысяч военнослужащих, можно было бы на каспийском побережье построить каскад реабилитационных Центров союзно­го значения – для этого были все условия – от прекрасных климатических условий до высококвалифи­циро­ванных кадров. На базе заводов, изготавливавших и ремонтирующих во время войны самолеты, можно было бы построить крупный авиационный завод с широким профилем изготовляемой продукции – для этого было все необходимое – от сырья до кадров. Без проблем можно было бы выпускать подводные лодки – все необходимое для этого было в Баку. А заводы, выпус­кающие во время войны вооружение, практически уже были функционально готовы для выпуска новой продукции – нужно было только придать им соответствующий статус. Этот список можно долго продолжать.
Но всего этого не произошло – не успевали освобождать советские города, как туда немедленно перебрасывали производственные мощности из Баку. Туда же переводили опытных специалистов, связанных с тем или иным производством. Если бы происходящие во время войны в Баку производствен­ные процессы получили бы свое естественное продолжение в послевоенные годы, то Баку превратился бы в «южную столицу СССР» и, по своей интеллектуальной и экономической мощи, не имел бы себе равных в обширном регионе, охватывающем и ряд зарубежных стран этого региона. Конечно же, Сталин прекрасно понимал это, и, конечно же, в силу известных причин, не мог допустить этого и не допустил.
Даже Всесоюзный комбинат по тепловым методам увеличения нефтеотдачи пластов, по всем параметрам, должен был быть построен в Баку, но по личной инициативе бывшего бакинца Н. Байбакова он был построен в Краснодаре, где в этой области не было ни подготовленных кадров, ни объек­тов для применения этих методов.
Более того, были заброшены нефтяные промыслы, не были реконструи­рованы НПЗ Баку, вынесшие основную нагрузку во время войны – все усилия и средства были направлены на освоение новых нефтяных и газовых место­рождений СССР и реконструкцию российских НПЗ. На любой запрос из Баку Москве об оказании помощи, ответ был один: «Ваши заводы и нефтяные промыслы не пострадали во время военных действий!» НПЗ Баку продолжали работать на оборудовании, приобретенном за рубежом в тридцатые годы, тогда как новые НПЗ в России и на Украине оснащались современным оборудованием, закупленным за рубежом.
В 1949 году Совет Министров СССР принял постановление «О разведке морских нефтяных месторождений Азербайджанской ССР и улучшении мер по их эксплуатации». В том же году Совет Министров СССР принял новое постановление «О мерах по улучшению организации работ по разведке и эксплуатации морских нефтяных месторождений Азербайджанской ССР».
В Академии наук Азербайджана была организована «Нефтяная экспеди­ция», одной из главных задач которой был подсчет запасов нефти и газа месторождений Азербайджана и создание новых методов для реализации этой цели. Приказ об учреждении этой организации был подписан Сталиным.
 
И, надо сказать, все вышеприведенные постановления полностью выпол­нялись – финансирование шло по полной программе – для интенсификации нефтедобычи закупалось зарубежное оборудование и т.д., а на социальные условия нефтяников отпускались гроши – для них строились «французские» дома (впоследствии выяснилось, что эти дома французы строили в Сахаре для нефтяников, как временное помещение для жилья). Для сравнения – эти дома уже давно не пригодны для житья, а дома, построенные братьями Нобель за 50 лет до «французских» домов, и сегодня смотрятся куда лучше, чем «французские».
По другим постановлениям Совмина СССР, в регионах СССР строились заводы и фабрики, осваивались новые виды производства и т.д.
В Сумгайыте были построены нефтехимические заводы без учета экологических норм, после чего Сумгайыт вошел в список самых загрязнен­ных городов мира, причем там производился полуфабрикат, который давал самые тяжелые экологические последствия, а сам полуфабрикат отправлялся за копейки, как было уже отмечено выше, в другие города СССР.
В те же годы к алюминиевому заводу в Сумгайыте, чему автор свиде­тель, нельзя было подойти из-за страшного запаха ближе, чем на расстояние 300-400 метров.
При одинаковом беспощадном отношении Сталина ко всем народам СССР, город Тбилиси он, в хорошем смысле, не забывал! По Еревану, в послевоенные годы, было принято специальное постановление ЦК КПСС, смысл которого сводился к тому, что Ереван должен быть образцовым горо­дом в СССР, так как туда приезжают армяне со всего мира, и они должны наглядно видеть достижения армянского народа в составе СССР.
История одной фотографии – так автор назвал эпизод, связанный с этим снимком.
Перед автором уже пожелтевшая фотография то ли 1965, то ли 1966 года. На берегу Каспия купается веселая компания – двоюродный дядя автора – композитор Сулейман Алескеров, родной дядя – прекрасный музыкант Манаф Алескеров, сам автор и Ших-Али Гурбанов – секретарь ЦК КП Азербайджана по идеологии.
Ших-Али Гурбанов остался в памяти народной как государственный деятель, возродивший праздник Новруз Байрам, несмотря на косые взгляды из Москвы, который долгие годы был под запретом. Автор жил недалеко от Девичьей башни и был свидетелем красочного праздника вокруг нее. Трудно описать ту радость, которая светилась в глазах людей – это было похоже на возрождение нации. И сегодня этот праздник один из самых родных и любимых в Азербайджане.
Ших-Али Гурбанов и Сулейман Алескеров были друзьями, но помимо дружбы их связывало совместное творчество – Сулейман Алескеров писал музыку, а Ших-Али Гурбанов – музыкальные пьесы. И сейчас на этом фото видно как они оживленно обсуждали свою очередную оперетту. В один момент Сулейман Алескеров подозвал автора и сказал Ших-Али Гурбанову: «Вот мой племянник, о котором я тебе говорил. Он недавно успешно защитил кандидатскую диссертацию». «А какова тема твоей диссертации?» – живо спросил меня Ших-Али Гурбанов. «Газовые и газоконденсатные месторожде­ния Азербайджана». Неожиданно он стал очень серьезен. «И что ты там напи­сал?» – спросил он автора. Автор начал рассказ про диссертацию, но Ших-Али Гурбанов сразу прервал автора. «И что, ты считаешь, что этим газом правильно распоряжаются?» Вопрос для автора был неожиданный, и автор начал объяснять, что занимался исследованием пластов, а не реализацией газа. Ших-Али Гурбанов как-то лукаво улыбнулся и сказал стоящему рядом Сулейману Алескерову: «Не хочет отвечать на каверзные вопросы. А я так скажу: это не правильно, что наш газ перекачивают в Грузию. Я был в Газахском районе, там ни одна деревня не газифицирована. А как только труба переходит на территорию Грузии, там газифицируются грузинские села. Разве это справедливо? Я этот вопрос неоднократно поднимал на Бюро ЦК.  В. Ахундов молчал, а А. Амиров и М. Искендеров резко мне возражали – говорили, что это ради дружбы народов. Я за дружбу народов, я за эту дружбу воевал, но почему ради этой дружбы газахские крестьяне должны мерзнуть? Они не хотят портить отношения с Москвой. Каждый из них хочет иметь в Москве высокопоставленного друга, а между собой воюют, забыв про интересы республики (через несколько лет автор воочию убедился, насколько был прав Ших-Али Гурбанов. После освобождения от должностей Первый секретарь ЦК Компартии АзССР В. Ахундов был назначен на должность вице-президента АН АзССР, премьер-министр Э. Алиханов – на должность директора Института геологии АН, Председатель Президиума Верховного Совета АзССР М. Искендеров – на должность директора ИПГНМ, где работал автор.
Был такой случай: перед первенством СССР в Тбилиси Татьяна За-туловская провела сборы с В. Макогоновым и осталась очень довольна ими. «Слушай, может, ты поговоришь с ним, чтобы он поехал со мной на турнир в Тбилиси?» – попросила она автора. «Но ты же знаешь, что это бесполезно», – ответил автор. «Все же попробуй, может, получится».
Автор попробовал. «Ну, что Вы – целый месяц без режима, без бульвара! Нет, это исключено», – сразу отрезал Макогонов. На турнир она поехала одна. Через несколько дней, в газете «Спорт» появляется снимок, на котором на затемненном фоне изображена Т. Затуловская с шахматами в руках. Под снимком подпись, что Затуловская, не имея тренера, после тура идет куда-то анализировать отложенную партию.
Немедленно мне позвонил Председатель Президиума Верховного Совета Азерб. ССР Мамед Искендеров. Он был большим любителем шахмат и, особенно, любил решать шахматные задачи.
Вместе с мэром Баку А. Лемберанским он внимательно отслеживал успехи Затуловской. Возмущению его не было предела – чтобы сегодня же, у нее был тренер, кричал он на автора, причем все было сказано на весьма высоких тонах. Не ограничившись этим, он позвонил в спорткомитет, и потребовал принять меры против автора. Там ему сказали, что вопрос уже решен, и решил его Султанов. Так автор познакомился с М. Искендеровым.
 
М. Искендеров дружил с отцом мастера спорта по шахматам, доктора наук Леонида Листенгартена, Борисом Моисеевичем – известным нефтяником. Он любил шахматы и часто посещал шахматные соревнования. За шахматной доской автор его не видел, но задачи и шахматные этюды он решал на профессиональном уровне. В один из ленинских субботников во дворе нефтяного института автор о чем-то разговаривал с М. Искендеровым. В это время к ним подошел директор института геологии Э. Алиханов (возглавляемые ими институты были недалеко друг от друга), и разговор зашел о применении математики в геологии (книга А. Мирзаджанзаде и         Ч. Султанова «Диакоптика процессов нефтеотдачи пластов» по данной проблеме считается одной из лучших в этой области). Через некоторое время к ним присоединился вице-президент АН Азерб. ССР В. Ахундов (он объезжал все институты АН во время субботника). Все бывшее руководство республики было в сборе! Они начали говорить, как иногда говорят, ни о чем. Вдруг Искендеров говорит: «Вели Юсупович, мы обсуждали с Энвер Назаро-вичем, вот тот пень – убрать или оставить?»
Ахундов посмотрел на пень и сказал примерно следующее: «Он, может быть, и лишний, но красивый, жалко его выкидывать».
После некоторой паузы Алиханов, с какой-то грустью, сказал: «Видите, Вели Юсупович, какие мы сейчас проблемы обсуждаем!» Вмиг нахмурив­шись, Ахундов ответил ему: «Вы же сами этого хотели! Вместо того, чтобы помогать мне, играли со мной в шахматы».
Как-то в свой кабинет автора пригласил М. Искендеров, уже будучи директором института. Перед ним стояла шахматная доска, и он решал задачу – мат в … пять ходов. «Помоги мне решить эту задачу», – попросил он автора. «Мамед Абдулович, чтобы решить эту задачу, надо потратить весь день!» В это время зазвонил телефон – его соединили с Председателем Президиума Верховного Совета СССР Николаем Подгорным.
«Николай Викторович! – кричал он в трубку. – Что за должность – дирек­тор института…» Он сделал знак автору, чтобы тот не уходил, но автор все-таки вышел из кабинета. Когда автор вернулся в кабинет, Искендеров повеселевшим голосом сказал: «Давай дальше решать эту задачу».        «Мамед Абду­лович, – сказал ему автор, – вот Вы решаете задачу мат в 5 хо-дов, а можете получить детский мат! … Вам дали возможность руководить институтом, а Вы вместо того, чтобы использовать свои связи в Москве для поднятия его работы, только жалуетесь! Это для Вас может плохо кончиться!» Мой шахматный прогноз оправдался!). Я не остановлюсь на этом, – продолжал Ших-Али Гурбанов, – я этот вопрос буду вновь поднимать на Бюро ЦК.
На Ленинградском фронте я неоднократно видел цистерны с бензином, которые поступали из Баку. Я был счастлив, видя это. Была война, и все нужно было делать для фронта. Хочу теперь добавить, когда мы перешли в контрнаступление, я видел массы брошенных немецких танков и автомашин, в которых не было горючего (автор вспомнил эти слова Ших-Али Гурбанова, когда писал книгу «Выстояли бы СССР и Европа против фашизма, в случае потери бакинской нефти?» В своих мемуарах практически все немецкие военачальники жаловались на нехватку горючего). Но сейчас не война, почему мы должны отдавать то, что нам самим нужно? Архитекторы мне говорили, что вся набережная Куры в Грузии «одета» в дашкесанский гранит, а посмотри на состояние нашего бульвара!» – закончил он.
Вторично автор встретил его на дне рождения своего дяди. Он спросил: «Ну, как, докторскую пишешь?» «Да, конечно». «Наука и шахматы – хорошее сочетание». Больше автор его не видел, но и эти мимолетные встречи оставили глубокий след в его душе.
У близкого друга автора – Леонида Листенгартена – было много родствен­ников, но он по особенному тепло относился к Леве Беленькому. Часто мы втроем встречались в добром старом «Интуристе». И однажды как-то неожиданно речь зашла о Ших-Али Гурбанове (автор так понял, что они семейно встречались), и Лева Беленький о Ших-Али Гурбанове сказал буквально следующее: «Это был необычный человек. Как физиолог (Лева Бе-ленький был научным работником по физиологии и занимался частной практикой) я могу утверждать, что у этого человека была огромная внутрен­няя энергетика. А такие люди, как известно, или поглощают энергию других, или же отдают свою. Ших-Али Гурбанов был тем, кто отдавал свою энергию всем окружающим его людям. Как мне рассказывали мои друзья, когда от него выходили деятели искусств, было сразу видно, что они прибавили в своем здоровье. Я как-то шутя ему посоветовал заняться лечебным гипнозом. Поверьте мне, – говорил Левушка (так ласково его называли все близкие друзья), – это был необычный человек. Пройти все ужасы войны и остаться таким добрым, лучистым человеком для окружающих – это не каждому дано. По моему мнению, у него была одна слабость – он неистово верил своим друзьям. Когда я ему об этом сказал, он только весело засмеялся».
Не сложилась жизнь у самого Левы Беленького. Он прекрасно защитил докторскую диссертацию в Донбассе (там была крупная школа физиологов Украины), но ВАК ему отказал по какому-то надуманному предлогу. Дальше случилась еще одна беда – его единственную дочку исключили из МГУ за то, что она якобы посещала сионистское общество. После этого Лева твердо решил уехать из СССР. Последний день перед его отъездом в Израиль автор вместе с Борисом Моисеевичем Листенгартеном, известным в Союзе геологом, пошли провожать Леву. Пили чай, а Лева почему-то долго смотрел на пол. Заметя недоуменный взгляд автора, он пояснил: «Смотри, Чапай, какой замечательный паркет, а я с детства люблю дерево. А в Израиле, навер­няка, полы будут каменные, там дерево привозное». Автор молча попрощался и ушел. Не нашел счастья Левушка и в Израиле. Через несколько лет он там скончался, а его дочка уехала в Америку.
Когда автор защитил докторскую диссертацию, к нему с большим букетом цветов и подарком пришел Сулейман Алескеров. Мы долго и очень тепло беседовали, вспомнили о том замечательном дне на берегу Каспия, но эта тема почему-то продолжения не получила.
И последнее. В один из дней, предшествующий очередным выборам Милли Меджлиса, к автору на квартиру явились двое молодых людей. Они вежливо поздоровались и показали разные бумаги, сказав, что являются доверенными лицами кандидата в Милли Меджлис дочки Ших-Али Гурба­нова. Они ходят по избирателям и собирают подписи в ее поддержку. Автор, не говоря ни слова, подписал эти бумаги и вместе с ними пошел к соседям по дому, что бы они тоже подписали бумаги в ее поддержку. Автор это делал из добрых побуждений, но оказалось, что в этом не было никакой необходи­мости. Все соседи вспоминали Ших-Али Гурбанова добрым словом и подписали эти бумаги без колебаний. Позже автор узнал, что по Сабаиловскому району прошел другой, назначенный кандидат.
Жизнь идет своим витиеватым путем.
В 1983 году, наконец, выходит постановление Совета Министров СССР «О мерах по созданию курортной базы общего значения на побережье Каспийского моря», которое в части Азербайджана остается только на бумаге из-за прекращения финансирования!
В заключение этого раздела отметим, что вообще поражаешься рассуж­де­ниям советских политиков и историков, когда они говорят: «За это время в том или ином регионе мы построили…» Например, говорят, что в Азербай­джане в послевоенное время были построены города Сумгайыт и Мингечавир.
Еще в советское время на одном из ученых советов в нефтяной институте, где работал автор, обсуждалась работа, представленная на Государственную премию Азербайджана. Если коротко, в работе говорилось, что авторы научно обоснованно пробурили столько-то скважин и получили столько-то нефти, за что заслуживают премию. Для оценки этой работы автор предложил следующий алгоритм – необходимо имитировать случайный процесс, то есть создать образ «человека с Марса» и сравнить добычу нефти «человека с Марса» с полученной добычей – разница в добыче будет характеризовать эффективность проведенной системы разработки месторож­дения авторами этой работы. Автора не поняли – случайные процессы в то время не очень понимали и не принимались во внимание, только плановые детерминированные.
Автор ведет к тому, что любую проделанную работу надо с чем-то сравнивать.
А что, разве в это время в мире не строились города, а что, разве в это время во всем СССР не строились города? По экономическим показателям и той продукции, который ежегодно давал Азербайджан центру, он должен был входить в первую тройку республик по количеству новых построенных городов, а по оценке «Дольче-Банка» после развала СССР, не входил даже в десятку.
 
 
Рис. 57. Число научно-производственных институтов, занимающихся проблемами природных ресурсов в странах Южного Кавказа в послевоенные годы
 
Примечание: По условному коэффициенту – «количество научных учреждений по разведке и разработке полезных ископаемых на имеющиеся запасы полезных ископаемых» – Азербайджан должен был занимать первое место на Южном Кавказе, а в реальности занимал последнее, и это было продуманной политикой Центра.
Еще подобный пример. Литва на весь мир говорит, что ее насильно присоединили к СССР. И это – правда, но правда и в другом: после войны Литва получила новую столицу – Вильнюс – и ряд новых областей. К Украине после войны присоединили новые территории, затем Хрущев добавил Крым, а там, после развала СССР, издают закон о голодоморе. Азербайджан, как и Литву, бандитским методом присоединили к СССР, но, в отличие от Литвы, Зангезур отсоединили! И не надо быть большим провидцем, чтобы понять, что если бы у власти осталось демократическое правительство Азербайджана, то новых городов, выстроенных в Азербайджане, было бы намного больше, чем при Советской власти. Если принять во внимание антиазербайджанские действия Горбачева, то Азербайджан окажется среди лидеров, пострадавших от Советской власти.
 
В Армении, например, было 4 института по газовому хозяйству, а в Азербайджане – 1, который открыл Сабит Оруджев, будучи министром газовой промышленности СССР. И это притом, что в Армении никогда не было газовых месторождений.
 
 
Рис. 58. Экспертная оценка наличия крупных производственных
предприятий в странах Южного Кавказа, выдававших законченный продукт,
по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Например, по схеме министра нефтехимической промыш­ленности СССР Костандова значительная часть продукции нефтехимии Сумгайыта имела незавершенный вид и отправлялась в другие города СССР для приобретения товарного вида, в то время как из Грузии и Армении полуфабрикаты не вывозились – только продукция в законченном виде.
Хорошо известно, что по расценкам Госплана СССР окончательная продукция была дороже, чем полуфабрикаты, на несколько порядков. Помимо этого, республики имели некоторую экономическую самостоятельность, когда выпускали продукцию в законченном виде.
 
 
Рис. 59. Экспертная оценка числа национальных кадров стран Южного Кавказа в центральных руководящих органах СССР (КПСС, Совмине, Госплане, различ-ных министерствах, силовых структурах, СМИ и т.д.) по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Сапармурат Ниязов, покойный президент Туркменистана, в свое время говорил: «У нас до 18 миллионов тонн нефти добывалось ежегодно (добывалось не то слово – нефть фонтанировала). 29 % экспорта союзного газа составлял наш туркменский газ. В сумме наш ежегодный вклад в союзную копилку составлял 20-25 миллиардов долларов. А в военные структуры, службу КГБ ни одного туркмена не брали. Инструкция была такая – не брать. А почему? Почему в составе Союза Туркменистан не участвовал ни в одной из международных организаций – ни в ООН, ни в любых других? Ни один туркмен не был привлечен в МИД СССР, не готовился для внешнеэкономической деятельности? О каком равноправии могла идти речь?»
Владимир Георгиев пишет: «Процесс более эффективного военного строительства в Армении был предопределен и тем обстоятельством, что среди кадровых военных в советской армии после славян армяне всегда составляли значительную прослойку. Поэтому при создании национальной армии Армения столкнулась с наименьшими кадровыми проблемами, чем, скажем, Азербайджан, Таджикистан или Туркмения, представителей которых среди старших офицеров Вооруженных сил СССР можно было пересчитать по пальцам». То, что говорят Ниязов и Георгиев, далекие друг от друга люди, было продуманной системой по отношению к мусульманским странам – им не доверяли!
В связи с этим приведем одну цитату из книги профессионального разведчика О. Гордиевского, перебежавшего на Запад: «Внутренняя статистика КГБ показывала, что грузины, азербайджанцы, узбеки и представители других среднеазиатских народов были надежнее русских и украинцев». А статистика КГБ, как известно, была одна из самых надежных в СССР – приписки здесь не допускались.
 
 
Рис. 60. Число масштабных производств, имеющих мировое звучание и внедренное в странах Южного Кавказа в послевоенные годы
 
Примечание: Сегодня западные нефтяные компании, имея мощную технику и технологии, зарплату для своих инженеров и геологов порядка за  10 тысяч долларов, со всеми удобствами и комфортом, осваивают морские месторождения в азербайджанском секторе Каспия. За это им честь и хвала!
Но при этом необходимо отметить, не они были первыми ни в мире, ни на Каспии – первыми были азербайджанские морские нефтяники, которые неизведанными путями, на каждом шагу сталкиваясь с неимоверными трудностями, осваивали морские месторождения Каспия.
У азербайджанских морских нефтяников в те годы не было ничего – ни надежного оборудования, ни отработанной технологии освоения морских месторождений, ни какого-либо опыта бурения и добычи в морских условиях – все это надо было создавать и тут же внедрять в производство.
При бурении скважин под большим давлением и на больших морских глубинах не было надлежащей техники – часто случались аварии и пожары, нередко с человеческими жертвами. Никто не помогал морским нефтяникам – они были одни – даже братские социалистические страны стояли в стороне, предпочитая только получать нефть и газ. В этой связи любопытны признания Н. Хрущева: «Когда мы налегли на развитие добычи нефти, нам понадобились бурильные установки. Мы делаем хорошие установки, но американские не идут ни в какое сравнение с нашими. Тут США далеко обогнали Советский Союз. Отличные бурильные установки делают в Румынии. Я спросил об этом Георгиу-Дежа. Он засмеялся. У нас, говорит, есть в США некий румын, капиталист в нефтяной промышленности. Он помог нам выкрасть американ­ские чертежи. Получилась румынская установка по американским чертежам. Мы хотели купить в Румынии эти чертежи. Говорю Георгиу-Дежу: «Дайте нам чертежи». Он: «Возьмите». Возьмите... У румын между словами «возь­мите» и «получите» – очень большая дистанция».
В этом отношении румыны были не оригинальны – во все времена шла смертельная борь­ба за нефть, за технологию ее переработки, за моторы. В этом отношении характерен случай со знаменитым Рудольфом Дизелем, который красочно описывает В. Пикуль.
«Рудольф Дизель был известен всему миру с титулом «миллионера с самыми дорогими мозгами»; обладатель роскошной виллы и нефтяных промыслов, избалованный славой, постоянно чествуемый на банкетах, как «гений германской нации», он жил – не дай то бог так жить! – в атмосфере зависимости, сплетен, лживых слухов и нечистоплотного соперничества».
«В сентябре 1913 года «гений», пригла­шенный в Англию для секретных перегово­ров, прихватил с собой портфель, набитый технической документа­цией. Капитан пасса­жирского лайнера почтил Дизеля банкетом за счет кают-компании корабля, было сказа­но много тостов в честь Дизеля, остро аро­матизировали цветы, гремел оркестр, заман­чиво улыбались женщины… После ужина Ру­дольф Дизель вышел на палубу – и больше никто его не видел! Исчез – конечно же – и сам портфель...»
Азербайджанских морских нефтяников, от рабочих до руководителей производства, отличали два главных качества – талант производственников, принципиальность и бесстрашие. Идя по непроложенным тропам, они рисковали и в сферах производства, и своей жизнью.
Известный во всем Союзе «нефтчи Гурбан» – Курбан Абасов, воспетый в песнях, когда лопнула магистральная нефтяная труба, не дожидаясь аварийной бригады, в холодную зимнюю погоду опустился в море и исправил повреждение. После этого врачи сумели сохранить ему жизнь, но всю оставшуюся он боролся с тяжелой почечной болезнью!
Известного бурового мастера Н. Каверочкина предупреждали о надвигающемся шторме, но он не оставил бурящую им скважину и погиб.
Между управляющим «Нефтяных Камней» Бахтияром Мамедовым и главным инженером Бахманом Гаджиевым был негласный договор – при освоении скважин, когда опасность взрыва и пожара была велика, один из них должен был обязательно быть на месте при освоении скважины. При освоении одной из глубоких скважин Б. Мамедов чудом остался жив.
Неделями не покидал горящую скважину главный геолог «Нефтяных Камней» Фуад Самедов – когда во время пожара на «Нефтяных Камнях» туда прилетел секретарь ЦК Компании Азерб. CСР и начал давать нелепые указания, он просто прогнал его с «Нефтяных Камней». После этого страшного пожара, который с трудом удалось потушить, Самедов тяжело заболел и скончался в 45 лет.
Они молодыми становились командирами производства и сгорали на работе – никто из них не дожил до глубокой старости.
Бахтияр Мамедов стал командиром производства в 35 лет, Бахман Гаджиев – в 34 года, Акиф Джафаров – в 30 лет, Курбан Абасов – в 34 года, Мир Наги Кямилов – в 26 лет, Сеяд Ибрагимов – в 24 года.
Автор жил в доме, где жил Ф. Самедов, и, будучи молодым человеком, часто присутствовал на их шумных и искренних встречах по случаю. Ничто человеческое им не было чуждо – они пили, пели, танцевали, читали стихи, особенно Ф. Самедов, а когда в конце вечера они начинали говорить о производственных делах, это было неописуемое и красивое зрелище – они спорили предметно, горячо, с глубоким пониманием порученного им дела. Они знали все обо всех пластах и скважинах – их состояние, дебит, обводнённость, интервалы прострела и т.д. Поражала демократичность в их отношениях – не было ни намека на угодничество. «Моряки» – так их называли в шутку, в силу своей компетентности и единомыслия вызывали раздражение у власть державших, но ничего с ними сделать не могли – «один за всех и все за одного» – был их принцип!
Слава о них гремела по всей стране, и не только в Советской. «Нефтяные Камни» посещали руководители государств, министры и другие ответственные лица. Все зарубежные гости, которые приезжали в Баку, обязательно хотели попасть на «Нефтяные Камни».
Выдающийся советский режиссер и оператор документального кино народный артист СССР Роман Кармен снял две уникаль­нейшие ленты – фильмы «Повесть о нефтяниках Кас­пия» и «Покорители моря». Эти фильмы явились кино­эпопеей о бакинских нефтяниках, добывавших нефть в море на уникальном морском месторождении – «Нефтяные Камни».
За блестящую работу Роман Кармен был удостоен зва­ния лауреата Ленинской премии, правительственные на­грады получил весь творческий коллектив картин.
Сегодня, по истечении многих десятков лет, специалистам ясно, что деятельность морских нефтяников, от оператора до управляющего, была в те годы, в условиях «железного занавеса», мировым феноменом, а они считали, что выполняют свой долг морских нефтяников!
В 1961 году в Баку проходило первенство СССР по шахматам среди мужчин. В свободный от игры день председатель оргкомитета турнира          А. Лемберанский устроил поездку на «Нефтяные Камни». Перед поездкой автор зашел в номер гостиницы к Борису Спасскому и поинтересовался, примет ли он участие в этой поездке (он был слегка простужен). «Конечно же, ответил Б. Спасский, – я так много слышал о «Нефтяных Камнях». Через много лет автор встретил Спасского в Париже, где он проживал, и первое, что он сказал: «Нефтяные Камни» – это здорово!» Во время поездки гроссмейстер Пауль Петрович Керес, который в то время повидал весь мир, отделившись от всех, задумчиво смотрел на работающие скважины. Когда автор подошел к нему, он сказал только два слова: «Это потрясающе!»
С 1949 г., когда началось освоение первого в СССР и в мире морского месторождения «Нефт дашлары», до 26 декабря 1991 г., когда распался «союз нерушимый», на каспийском шельфе Азербайджана было добыто более       360 млн. тонн нефти интеллектом и трудом морских нефтяников – это был мировой прецедент – во всем мире при освоении морских месторождений были задействованы сотни компаний.
В июле 1975 года, на 25-летии «Нефтяных Камней», Гейдар Алиев сказал: «Нефтяные Камни» – мост, проложенный из ХХ века в ХХI век». Он оказался прав – именно потому, что в Азербайджане были кадры морских нефтяников и морская нефтедобывающая структура, западные компании начали осваивать Каспий с азербайджанского шельфа!
Большие заслуги азербайджанских геофизиков в открытии перспектив­ных структур на Каспии в те годы – в Каспийском мо­ре было обнаружено   380 структур, большая часть которых была выявлена азербайд­жанскими геофизиками. Сегодня на Каспии разрабатываются 50 морских структур, и все они были выяв­лены азербайджанскими геофизика­ми.
 
Именно в те годы свой значительный вклад в развитие нефтегазодобычи СССР внесли азербайджанцы Муса Алиев, Сабит Оруджев, Фарман Сал-манов, Азад Мирзаджанзаде и позже Вагит Алекперов.
Муса Мирзоевич Алиев – крупный со­ветский ученый, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик АН АзССР. После окончания Азербайджанского политехнического института М.М. Алиев с 1931 по      1939 гг. работал на производ­ственных геологических организациях Азербайджана. Под его руководством и при не­посредственном участии проводились геолого-съемочные и поисковые работы в районах Малого и Большого Кавказа. Начиная с 1931 г. он постоянно сочетал производствен­ную, научную и препо­да­вательскую деятельность. В 1939-1941 гг. М.М. Али-ев рабо­тал заместите­лем директора, а затем директором Азербайджанского индустриаль­ного института.
В суровые военные годы М.М. Алиев – начальник Главного управления учебных заведений Наркомнефти, он готовил инженерно-технические кадры для нефтяной про­мышленности страны. В 1944 г. М.М. Алиев назначен заве­дующим отделом (школ, вузов и научных учреждений) ЦК КП(б) Азер­байджана, а с 1948 г. – Председателем Госплана Азербайджана.
Уже перечисленный диапазон назначений М.М. Алиева свидетельствует о том, как говорили в те годы, что партия и правительство направляло талантливых организаторов науки и производства, туда, где они были нужнее в каждый момент времени для страны.
Под руководством М.М. Алиева в 1949 году был подготовлен проект организации геоло­го-поисковых и эксплуатационных работ на нефть и газ на акватории Каспийского моря, реализация которого привела к открытию морского месторождения «Нефтяные Камни».
А ведь хорошо известно, что в те годы были очень серьезные полити­ческие силы в республике и в Москве, которые были против организации геоло­го-поисковых и эксплуатационных работ на нефть и газ на акватории Каспийского моря, в том числе, и в научном мире – «слишком накладно» – говорили они. Многие производственники и ученые предлагали продолжить поиски нефти и газа в районе Кировабада. В случае неуспеха работ на Каспии у М.М. Алиева были бы очень большие неприятности, хорошо известные в те годы!
С 1950 по 1958 г. М.М. Алиев – президент АН АзССР. Он внес большой вклад в формирование научных направлений и расширение сети научно-исследовательских ин­ститутов Азербайджана. Помимо этого, многие видные ученые республики вспоминали, что эти годы были наиболее плодотворными для них – в АН Азербайджана была какая-то светлая научная аура!
В начале 50-ых годов в Азербайджане случилась удивительная картина – Академия наук Азербайджана была полностью в стороне от насущных проблем нефтедобычи в Азербайджане. Парадоксальным было и то, что вся нефтехимическая наука и нефтехимические институты были на 100 % сосре­доточены в Академии наук, а по научным основам добычи нефти в Академии наук Азербайджана не было ни одной научной единицы – ни лаборатории, ни института. Лишь в Институте геологии было несколько лабораторий по геологическим поискам нефтяных и газовых месторождений. А хорошо известно, что поиск и разработка нефтяных месторождений – это принци­пиаль­но различные направления в науке. Парадоксальная и малоприятная картина сложилась и в самой нефтедобывающей отрасли Азербайджана – при составлении нефтяных проектов на будущее и финансирования этих проектов, в центральные органы Москвы у Азербайджана не было возможности представить конкретные, научно-обоснованные цифры по запасам нефти и газа и проектам их разработки. Это вызывало массу проблем при утверждении нефтяных планов на будущее в Госплане СССР и Совете Министров СССР. Муса Мирзоевич Алиев, работая в различных советских органах, в том числе и плановых, прекрасно понимал сложившуюся ситуацию: «Как может Академия наук Азербайджана стоять в стороне от нефтяной промышлен­ности?» – говорил он на Бюро ЦК Компартии Азербайджана, когда его утверждали на должность Президента АН Азербайджана. Из Москвы в те годы начали приходить и другие тревожные сигналы – там известные ученые в области нефтедобычи, бывшие бакинцы, утверждали, что нефть в Азербайджане кончается, и целесообразно все усилия, как производственные, так и финансовые, направить в районы «Второго Баку». Ситуация осложни­лась еще одним обстоятельством: в 1949 году на первой скважине на «Нефтя­ных Камнях» забил фонтан нефти, но обустройство промыслов в открытом море задерживалось, так как, и в этом был свой резон – это был очень дорогой проект, не было ни доказательств значительных запасов нефти, ни проектов разработки нефтяных пластов. Все это побудило М.М. Алиева, как только он стал президентом Академии наук Азербайджана, приняться за создание научной организации в стенах Академии наук Азербайджана – «Нефтяной экспедиции». Как проходил процесс организации этого научного учреждения, автору рассказывал член-корреспондент Академии наук Азербайджана Абдул Гаджиевич Алиев.
С 1948 года Абдул Гаджиевич был директором Института геологии, а с 1951 по 1959 годы работал начальником «Нефтяной экспедиции» АН Азерб. ССР. Сын А.Г. Алиева занимался у автора в шахматном кружке во Дворце пионеров и школьников. Он вошел в сборную Азербайджана по шахматам среди юношей (к сожалению, от тяжелой болезни он умер в раннем возрасте). На одном из торжеств, связанных с сыном (по-моему, это было связано с окончанием средней школы), автор, по специальности инженер-геолог, был в гостях у Абдул Гаджиевича и, естественно, в обычном застольном разговоре спросил о «Нефтяной экспедиции», про которую так много в то время говорилось. «Сразу скажу, что огромная заслуга в создании этой экспедиции принадлежит Мусе Мирзоевичу. По всем проблемам создания этой организации он лично неоднократно вылетал в Москву. Проблемы в организа­ции этого научного учреждения были большие. В Госплане и Совете ми­нистров СССР неизменно говорили одно и то же: «У вас есть большой институт АзНИИ по добыче нефти, зачем создавать второй институт – сейчас для нас главное создавать научные институты в районе «Второго Баку».   Муса Мирзое­вич всегда неизменно отвечал им, что «АзНИИ по добыче нефти является отраслевым институтом и выполняет отраслевые функции. В Азербайджане за многие годы нефтедобычи собран огромный практический материал по добыче нефти, и он требует научного исследования, естественно, в стенах АН Азербайджана. И потом – не может же главная научная база республики быть в стороне от нефтяных проблем – ведущей отрасли республики – это нонсенс». «Особенно тяжелым, – вспоминал Абдул Гаджие­вич, – было заседание Совета Министров СССР, где уже была мощная группа, которая лоббировала интересы «Второго Баку» – на этом заседании выступил Муса Мирзоевич – он заметно волновался, но сказал все, что ранее плани­ровал. Решение было принято неоднозначное, скорее, в пользу Баку, чем нао­борот. Прилетев в Баку, он настойчиво просил руководство республики вме­шаться в эту проблему, и насколько я помню, последовало несколько звонков в Москву в самые высокие инстанции. Так или иначе, через неделю после этого заседания в Совмине СССР, в Баку пришло письмо, подписанное Иосифом Сталиным, о создании «Нефтяной экспедиции» АН Азерб. ССР.», – закончил А. Алиев. Бывшие работники «Нефтяной экспедиции» АН Азербайджанской ССР рассказывали автору с юмором, что Абдул Гаджиевич поместил это письмо в рамку и повесил рядом с портретом Сталина. Но уже через некото­рое время из спецотдела ему сказали, что подобные письма, подписанные Сталиным, секретные, и он, сняв его, положил в свой сейф и показывал всем видным ученым, которые приезжали и посещали «Нефтяную экспедицию».
Трудно переоценить ту большую работу, которую провела в те годы эта «Нефтяная экспедиция» АН Азерб. ССР. Были подсчитаны запасы нефти практически по всем месторождениям Азербайджана и сделаны проекты разработки и доразработки ряда месторождений. Были разработаны теоре­тические основы вторичных методов добычи нефти, которые были внедрены в ряде месторождений Азербайджана. Главный геолог «Нефтяных Камней» Фуад Самедов, будущий лауреат Ленинской премии, который жил в одном дворе с автором, рассказывал ему, что именно подсчет запасов нефти и газа и проект разработки «Нефтяных Камней» во многом способствовали финанси­рованию Центром этого уникального морского месторождения.
В числе других ученых, автор в 70-ые годы был удостоен звания лауреата Государственной премии Азербайджана «За разработку и внедрение новых методов подсчета запасов нефти и газа». Естественно, автор был знаком с работами по подсчету запасов нефти и газа «Нефтяной экспедиции» АН Азербайджана. И, надо сказать, что эти работы уже в те годы были проведены на современном уровне. И, что было важно, на каждом из отчетов был протокол по принятию этих работ Центральными органами СССР.
Все запасы нефти, впервые подсчитанные в «Нефтяной экспедиции» АН Азербайджана, впоследствии подтвердились в полном объеме, а вторичные методы добычи нефти, внедренные на «Нефтяных Камнях», до сих пор протекают эффективно. Почти половина добытой нефти на «Нефтяных Камнях» извлечена из-за внедрения вторичных методов разработки.
Но и это не все – именно в «Нефтяной экспедиции» АН Азербайджана делали свои первые научные шаги будущие доктора наук и академики           Н. Таиров, М. Абасов, А. Шамсиев, К. Джалилов и др. Именно в «Нефтяной экспедиции» впер­вые засверкал своим многогранным талантом будущий академик А. Мир-заджанзаде. И, как естественный процесс, на базе «Нефтяной экспеди­ции» впоследствии был организован Институт разработки нефтяных и газо­вых месторождений. Талантливый ученый, академик Сафтар Кулиев и моло­дой производственник-ученый, главный геолог «Нефтяных Камней» Фуад Са-медов за короткий срок создали дееспособный коллектив и вывели инсти­тут в число ведущих нефтяных учреждений в СССР.
 
По инициативе и непосредственном участии М.М. Алиева в Академии наук республики в эти годы были проведены работы по подготовке и составлению ряда крупных многотомных монографий и карт. В Институте геологии под руководством и при непосредственном участии М.М. Алиева вышли «Геология Азербайджана» (было напечатано 5 из 7 томов), геологическая карта, тектоническая карта и ряд других работ. М.М. Алиев являлся главным редактором и одним из составителей геологической карты Азербайджана. Следует особо подчеркнуть заслугу его в создании богатой библиотеки по палеонтолого-стратиграфическим проблемам – эта библиотека и сегодня уникальна по своему содержанию.
С 1958 г. М.М. Алиев работал в ИГиРГИ (Москва) заместителем дирек­тора по научной части. Тут надо отметить, что директор института Еременко был очень похож на салонного мужчину, и все свое время любил проводить в высоких инстанциях, особенно в министерстве нефтяной промышленности и ВАКе, где он был председателем геологической секции. Проблем он не любил, и по возможности передавал их своему заместителю.
М.М. Алиев одновременно руководил лабораторией стратиграфических исследований нефтегазоносных областей.
Биостратиграфические исследования по всем основным нефтегазонос­ным провинциям СССР охватывали комплекс образований от докембрийского до верхнемелового возраста включительно и проводились с применением новейших методов.
Наибольший вклад внесен М.М. Алиевым в изучение меловых отложе­ний различ­ных регионов СССР. Его труды, посвященные их систематике и стратиграфи­ческому распространению, а также работы по палеонтологии, биостратиграфии и палео­географии, широко известны и сегодня в научном мире. Характери­стика верхнемеловых пород северо-восточной части     Малого Кавказа и фаунистически-обоснованная стратиграфическая схема этой области нашли отражение в монографии «Меловые отложения северо-востока Малого Кавказа», а палеонтологическая обоснован­ная стратиграфическая схема юго-востока Большого Кавказа – в книге «Меловые от­ложения Азер­бай­джана». Значение иноцерамид для дробного расчленения меловых от­ложений получило отражение в докладе на XX Международном геологи­ческом кон­грессе в Мексике «Иноцерамы меловых отложений СССР».
Автор в 70-ые годы провел классификационную работу с применением метода «распознавания образов» нефтяных пластов Азербайджана. Но в то время уже были мощные компьютеры и программы к ним и нашедшая широкое применение теория азербайджанского ученого Заде о «нечетких множествах». А в то время, когда проводил свои классификации Муса Алиев, не было ни компьютеров, ни программ к ним, ни теории, все делалось по наитию, эвристическим методом. И самое удивительное в том, что и сегодня в предложенную классификацию Мусы Алиева, уже при наличии мощных инструментариев, ничего существенного не внесено.
Муса Мирзоевич выступал с докладами на геологических конгрессах в Мексике и Дании, на нефтяных конгрессах арабских стран, в Ливане и Египте.
Созданная М.М. Алиевым школа стратиграфов широко известна. Ее представи­тели сыграли важную роль в стратификации и корреляции мезозойских образований на Малом и Большом Кавказе, на западе и востоке Средней Азии, Западной Сибири.
В те годы научные основы геологической стратегии СССР во многом определяли академики A.Л. Яншин, Б.С. Соколов, В.В. Меннер, Н.А. Крылов, для которых, и об этом они пишут в своих научных статьях, Муса Алиев был непререкаемым авторитетом.
 
По межправительственному соглашению между СССР и Алжиром, СССР обязывался помочь Алжиру в освоении алжирских месторождений нефти и газа. В министерстве нефтяной промышленности СССР эта работа была поручена ИГиРГИ, а фактически М.М. Алиеву.
Богатый жизненный опыт, блестящие организаторские способности и личные каче­ства позволили М.М. Алиеву установить деловые контакты с алжирскими специали­стами и руководителями на всех уровнях. Его повседневная деятельность была на­правлена на интенсификацию работ в области поисков, разведки и эксплуатации нефтяных и газовых месторож­дений в Алжире. Итоги этих работ получили высокую оценку алжирского правительства, о чем официально было заявлено советскому правительству.
Под руководством и при участии Мусы Мирзоевича были подготовлены и выпущены в свет на рус­ском, арабском, французском и английском языках книги «Геология и нефтегазоносность Алжирской Сахары», «Геология и нефтегазоносность Алжирских Атласов», кото­рые и сегодня служат практическим пособием для алжирских и советских специали­стов и учебным пособием для студентов Алжирского нефтяного института.
В алжирской деятельности М. Алиева была и другая сторона – любовь к Родине и к своему народу, о чем он никогда не забывал!
Можно сколь угодно много привести примеров, когда азербайджанцы, назначенные на высокие руководящие должности в Москве, старались не брать к себе на работу азербайджанцев, чтобы не быть обвиненными в землячестве – в советское время это сурово наказывалось по партийной линии. С точностью до наоборот поступил Муса Алиев, когда был назначен главным по Алжиру. Не боясь предвзятости и многим рискуя, он в значительном числе отправлял азербайджанцев на работу в Алжир – хорошо известно, что в то время наряду со многими факторами это был и фактор, который приносил значительные материальные дивиденды уезжающим на работу за границу. Главными параметрами тех, кого послал М. Алиев на работу в Алжир, были работоспособность и знание своего дела – как принято говорить сегодня, никакой «крыши» у них не было. Автор хорошо знал пятерых «алжирцев», с которыми вместе учился и работал – все они были работоспособными и талантливыми производственниками и учеными, никаких других преимуществ они не имели. И эта традиция продолжалась в тече­ние многих лет. Может быть, одним из первых за рубежом прозвучал во всю мощь голос азербайджанских нефтяников в Алжире.
Насколько они плодотворно трудились в Алжире, говорит следующий факт – многих из них уже персонально алжирцы приглашали на работу на новый срок.
Под руководством М.М. Алиева подготовлено свыше 50 кандидатов и докторов наук. Он был заместителем председателя специализированного совета по защите док­торских диссертаций ИГиРГИ, председателем редакционно-издательского совета ИГиРГИ, членом специализированного совета по защите докторских диссертаций Ин­ститута геологии АН АзССР, почетным членом Всесоюзного палеонтологического обще­ства, членом бюро Межведомственного стратиграфического комитета СССР, предсе­дателем секции по иноцерамам, председателем совета по двустворчатым моллюскам при Палеонтологическом институте АН СССР, членом бюро меловой комиссии МСК СССР, а также вице-президентом Общества советско-пакистанской дружбы. Последние годы много сил и внимания М.М. Алиев уделял задачам биостратиграфических и палеонтологических исследований в прогнозировании нефтепоисковых работ, методам их про­ведения, обеспечен­ности кадрами и лабораторной базой. Под его непосредственным ру­ководством и при активном участии были проведены Всесоюзные, межве­домственные научно-технические конференции (в Уфе, Ташкенте, Шевченко, Волгограде, Тбилиси, Львове, Грозном), на которых был принят ряд документов для стратиграфического обеспечения геологоразведочных работ на нефть и газ в основных регионах страны.
С 1947 по 1961 г. М.М. Алиев избирался депутатом Верховного Совета СССР II, III и IV созывов, а также членом ЦК КП Азербайджана.
В 1991 году М.М. Алиеву, уже после его смерти, было присвоено звание лауреата Государственной премии Азербайджана. В последние годы крылатой стала фраза – «награда нашла своего героя». В отношении М.М. Алиева можно сказать по-другому – «Свершилась определенная справедливость, но не вся – история еще скажет свое слово!»
На одном из заседаний президиума АН Азерб. ССР в 70-ых годах обсуждались важнейшие научные работы за прошедший год. В числе этих работ была и работа автора «Моделирование нефтяного пласта». В начале заседания президент Академии наук, фамилию которого, по известным причинам, называть не хочется, начал заседание то ли с поручений, то ли с замечаний членам президиума, причем это делалось в оскорбительной для них форме. Не было никакой раскованности в выступлениях приглашенных – при каждом вопросе президента они нервно вздрагивали. Одним словом, картина была удручающая! Сидевший рядом с автором известный академик-палеон­толог тихо, но на достаточном уровне тональности, чтобы быть услышанным, сказал: «Эх, видели бы вы, как вел президиум Муса Мирзоевич! Уходили как с праздника, отсюда уйдем больными, во всяком случае, я!»
Интеллигентность и принципиальность – одни считают это противоречивыми чертами человека, другие – необходимыми для настоящего интеллигента.
В те жесткие и детерминированные годы Муса Мирзоевич сумел найти свою нишу в этих двух, на первый взгляд, противоречивых понятиях, и был настоящим интеллигентом своего времени!
Сегодня есть много критериев для оценки ученых прошлого и все они имеют право на существование, но есть одна оценка, о которой писал       Тарас Шевченко:
…Поминать стали часто
тихим, незлым словом…,
что не всем ученым и политическим деятелям дано!
Именно так вспоминают, и еще долго будут вспоминать, Мусу Мир-зоевича Алиева.
 
Министр газовой промышленности СССР, член-корреспондент АН Азербайджана (1967 г.), Герой Социалистического Труда (1980 г.), лауреат Ленинской (1970 г.) и Сталинских премий третьей (1950 г.) и первой (1951 г.) степени Сабит Атаевич Оруджев родился 31 мая 1912 г.
В 1936 г. окончил с отличием Азербайджанский индустриальный инсти­тут им. М. Азизбекова по специальности «Разработка нефтяных и газовых месторождений»; в 1936-1937 гг. работал механиком компрессорной станции, мастером по добыче нефти; в 1937-1939 гг. заведовал 9-м промыслом треста «Орджоникидзенефть»; в 1939-1942 гг. С.А. Оруджев – управляющий трестом «Орджоникидзенефть». В этот период под его руководством и при непосред­ствен­ном участии открыты и введены в промышленную разработку месторож­дения белой сураханской нефти; в 1942-1946 гг. – заместитель начальника Азнефтекомбината по бурению, управляющий трестом им. 26 Бакинских комиссаров, главный инженер объединения «Азнефть»; в 1946-1948 гг. – начальник отдела Главнефтедобычи Министерства нефтяной промышлен­ности СССР; главный инженер объединения «Краснодарнефть»; в 1948-    1953 гг. – управляющий трестом «Бузовнынефть», начальник объединения «Азнефтеразведка», начальник Главморнефти, заместитель Министра нефтя­ной промышленности СССР; в 1953-1957 гг. – начальник Главнефте­добычи Министерства нефтяной промышленности СССР, заместитель Министра нефтяной промышленности СССР; в 1957-1959 гг. – председатель Совета на­родного хозяйства, заместитель председателя Совета Министров Азербай­джанской ССР; в 1959-1962 гг. – постоянный представитель Совета Ми­нистров Азербайджанской ССР при Совете Министров СССР; в 1962-1972 гг. занимал ответственные посты в Госплане СССР; работал заместителем председателя Государственных Комитетов по топливной, химической и нефтяной промышленности.
С 1972 по 1981 гг. Сабит Атаевич – министр газовой промышленности СССР. Под его руководством проведена значительная работа по развитию и повышению надежности Единой системы газоснабжения страны, ускорен­ному вовлечению в разработку крупнейших газовых и газоконденсатных месторождений в районах Средней Азии, Оренбургской и Тюменской облас­тей, техническому перевооружению газовой промышленности. Возглавляемое им Министерство газовой промышленности довело добычу газа в бывшем СССР до 800 млрд. куб. м в год.
В.С. Черномырдин, бывший российский премьер и один из ветеранов газодобывающей промышленности, вспоминал, что на Уренгое не было ни одной скважины, чьи бы возможности Сабит Атаевич не знал бы, как говорят газовики, «на ощупь». Он был лично знаком не только с руководителями участков, но и с мастерами, бригадирами вахт, рабочими.
С.А. Оруджев – крупный ученый в области разработки месторождений неф­ти и газа, доктор наук, лауреат Ленинской премии, Герой Социалисти­ческого Труда. Им написано около 120 научных работ по актуальным проб­лемам развития нефтяной и газовой промышленности СССР и зарубежных стран. Многие работы переведены на иностранные языки.
С.А. Оруджев являлся одним из соавторов создания крупноблочных оснований и специальных средств (МОС, Гипромос, Щит) для строительства нефтегазопромысловых гидротехнических сооружений на глубине моря до   30 м. Это позволило начать освоение нефтяных и газовых месторождений Каспийского моря. По его инициативе и при непосредственном участии были открыты морские нефтяные месторождения Гюргяны-море, банка Дарвина, Жилой-море и «Нефтяные Камни».
В последующие годы С.А. Оруджевым была предложена новая конструкция стационарного основания для глубин моря 60-100 м, которое построено на морском месторождении банка Ливанова. Им были разработаны метод и технические средства освоения глубоководных месторождений нефти и газа с оснований, построенных на глубине моря 100-120 м, широко применяемых в мировой практике.
В 1962 г. С.А. Оруджев защитил докторскую диссертацию на тему: «Глубоководное крупноблочное основание морских буровых», которая была опубликована и до сих пор является основным пособием при конструиро­вании и изготовлении крупноблочных оснований для морских буровых и промыслов при глубинах моря 30-120 м.
Широко известна деятельность Сабита Оруджева за рубежом: в США, Канаде, Японии, Англии, Китае, Иране. Он являлся активным участником и докладчиком на VII, VIII, IХ мировых нефтяных конгрессах, ХIII, ХIV газовых конгрессах, возглавлял многочисленные делегации нефтяников и газовиков во многие страны мира. Умер Сабит Атаевич Оруджев в 1981 г.
Его именем названы Уренгойское производственное объединение по добыче газа, набережная в городе Надыме и пассажирское судно объединения «Каспморнефтегазпром». Среди замечательной плеяды нефтяников Азербай­джана Сабит Ата оглу Оруджев занимает особое место. Пройдя путь от нефтепромыслового инженера до министра газовой промышленности СССР, став видным государственным деятелем, выдающимся производственником, плодотворным ученым, С.А. Оруджев всегда оставался человеком с большой буквы, был одним из лучших сыновей азербайджанского народа.
«В начале 90-ых годов, после развала СССР, когда все было разрушено, России угрожал голод. Единственным спасением оказались нефтедоллары, которые приносили западносибирские месторождения нефти – месторож­дения, которые один за другим открывал Фарман Салманов. Не трудно предположить, что было бы с Россией, если не было бы нефтедолларов, полу­ченных за продажу за валюту сибирской нефти.
Несмотря на жесткое, а порой жестокое сопротивление ведущих ученых и производственников СССР, которые утверждали, что в Западной Сибири нет нефти, Фарман Салманов теоретически показал, что там есть большая нефть и это доказал на практике. За годы руководства Салмановым разведкой и нефтедобычей Западной Сибири там был добыт один миллиард тонн нефти».
Эти строки взяты один к одному из передачи, посвященной         Фарману Салманову «Генералы в штатском» 6 апреля 2010 года по российскому теле­каналу «Культура».
Фильм «Стратегия риска», снятый в советское время про Фармана Сал-манова, по своей содержательности и значимости для безопасности СССР созвучен с фильмами «Выбор цели» про создателя советской атомной бомбы Курчатова и фильмом «Укрощение огня» про отца советской космонавтики Королева – и такое сопоставление заслуженно!»
Академик Петраков пишет в «АиФ»: «Академия наук существует с    1724 года. При Петре I и после него математикам платили больше всех:           2 тыс. руб. в год. Это была огромная сумма: корова или лошадь стоили копейки.
Но, конечно, расцвет нашей науки пришёлся на советское время. Да что там говорить: то, что мы сейчас живём за счёт нефти и газа, – целиком заслуга советских учёных. Это они ис­ходили и всю Сибирь, и открыли основные месторождения». И это, в первую очередь, заслуга Фармана Салманова!
В конце 60-ых годов Фарман Салманов посетил нефтяной институт, в котором работал автор, и провел, как сегодня выражаются, «мастер-класс», на котором присутствовали ведущие сотрудники института. То, что он говорил, ошеломило аудиторию: нефтяная стратегия СССР дает сбои, добыча нефти уже давно больше, чем 4-х кратное превышение запасов нефти, из прибыли, полученной от продажи нефти зарубеж, значительная часть выделенных на нефтедобычу денег идет на бурение новых продуктивных скважин, с низкопродуктивными пластами никто не работает, обводнение скважин угрожающе нарастает и т.д. А мы-то думали, что в СССР с нефтедобычей все в порядке. То, что Фарман Салманов говорил в те далекие годы, сегодня является одной из основных проблем России.
Когда началась приватизация нефтяных месторождений уже в новой России, Салманов выступил против ее непродуманной стратегии.
В советское время он встречался со всеми руководителями СССР и всегда доказывал свою правоту – Ельцина он не сумел переубедить – Ельцин был «обложен» реформаторами. Как пишет М. Кузьменко, член Комитета по безопасности Павел Бурдуков окончательно сорвал маску с благородных устремлений седовласого лоббиста Рыжкова. «Ни одна страна в мире, включая Папуа – Новую Гвинею, не позволяет себе такой роскоши – прода­вать право на свои недра оптом. Во всех случаях по каждому месторождению, каждому контракту должно быть отдельное обсуждение, отдельное решение... Словом, подпольный миллионер Корейко хоть и крал, но Родину не предавал. Но тут, зорко стоящий на боевом посту, спикер Селезнев прекратил бурдуковские разоблачения «лжи и инсинуаций» «комиссии Рыжкова». Все! Продано! Любопытно, что после утверждения его Советом Федерации приказ в мгновение ока оказался на столе Б. Ельцина и через два часа был им подписан».
Против подобного подхода к нефтяным ресурсам России выступал Салманов и… вчистую проиграл команде Ельцина – иного результата в те годы и быть не могло!
«Он был прав, но прав раньше времени!»
По этой приватизации и сегодня в России и у автора нет единого мнения – есть успешные компании, например, «Газпром», «ЛУКойл», есть и другие примеры.
Например, на олимпийский подготовительный цикл Россией было потрачено примерно 110 миллионов долларов, а Роман Абрамович тем време­нем потратил на «Челси» больше 1,2 миллиарда российских нефтедолларов. Любопытно и другое – против этого не возражали обычно щепетильные лондонские аристократы!
И последнее. «Генералу советской и российской нефти» нет памятника ни в новой демократической России, ни в независимом Азербайджане, и ни один азербайджанский телеканал не повторил передачу «Генералы в штатском» от 6 апреля 2010 года российского телеканала «Культура» – узнаю тебя Россия, и мой Азербайджан!
Своими впечатлениями о Фармане Салманове в своей книге «Что есть жизнь? Игра!», которой зачитывается молодое поколение спортсменов, делится звезда первой величины советского футбола, четырехкратный чем­пион СССР, чемпион Европы, заслуженный мастер спорта СССР, заслужен­ный тренер СССР, профессор Алекпер Мамедов.
Об этой крепкой дружбе двух выдающих азербайджанцев знали многие.
«…Я вновь закрываю глаза и вспоминаю тёплый день 11 июня 1982 года. В тот день в составе большой группы советских туристов, среди которыхбыли специалисты по футболу, спортивные журналисты, артисты, представи­тели инженерно-технической интеллигенции, мне предстояло вылететьна лайнере Ил-86 по маршруту Москва – Берлин – Мадрид на XIIчемпионат мира по футболу, открывающийся через несколько дней в Испании. И вспоминаю симпатичный, искренний голос: «Алик, салам!» Оборачиваюсь и вижу черноглазого, довольно высокого мужчину, с короткой щетиной усов под носом «а ля Чарли Чаплин». Он ещё в аэропорту «Шереметьево-2» подошел ко мне и протянул руку. Вглядевшись, узнал земляка-первооткры­вателя тюменской нефтиФармана Курбан оглы Салманова(1931-2007 гг.), российского геолога, доктора геолого-минералогических наук, члена-коррес­пон­дента Российской академии наук, заслуженного геолога России, Героя Со-циалистического труда.
На мой тривиальный вопрос: «Куда путь держите?» – он спокойно, с улыбкой ответил: «Наверное, как и ты, на чемпионат мира». Я был несказанно обрадован этой неожиданной встрече, потому что уже к этому времени многие факты его необыкновенной биографии превратились в легенды, их рассказывали детям и внукам. Начиная от рассказов о его первой телеграмме по поводу обнаружения гигантских запасов тюменской нефти и газа, гласившей: «Я нашёл нефть. Вот так. Салманов». Речь шла об открытии, благодаря которому Россия обязана своим сегодняшним и завтрашним благополучием. И заканчивая ещё одним ярким и часто рассказываемым фактом. Телеграмму о его награждении Звездой Героя Социалистического труда Салманову принесли в Лондоне на стадионе «Уэмбли», где          Фарман Курбанович болел за сборную СССР, игравшую в тот день со сборной Португалии в борьбе за третье место. Он нетерпеливо прочёл ее, положил в карман и сказал только одно: «Как бы сейчас нашим гола не забили». И это не было актом снобизма – просто в тот момент возможность гола в наши ворота была для него важнее Золотой Звезды. Чего-чего, а снобизма у него на самом деле я никогда не обнаруживал.
Мы с ним оказались в одной группе и уже не расставались на протяжении всего пребывания в Испании. Мы жили в одном номере в гостинице и вот с той поры на всю жизнь остались друзьями. С тех самых дней могу рассказать о нём по собственным впечатлениям, а не с чужих слов.
Он всегда ко всему относился с поразительной скрупулезностью и серьезностью. Выходец из азербайджанского города Шамхор, он, по воле выбранной им же самим судьбе, более чем сорок лет провел в дороге, в экспедициях, исколесив за это время вдоль и поперёк все земли Западной Сибири, был в 1970-1978 годах главным геологом Тюменского производ­ственно-геологического управления. Любил в разговорах говорить: «Я – геолог. И геологию, естественно, считаю самой увлекательной, самой лучшей профессией». И с гордостью добавлял: «Во все времена нас называли первопроходцами». Во всей своей походной жизни он приучил себя тща­тельно фиксировать каждую свою мысль, понравившееся выражение, цифры, расчеты, скрупулёзно выписывал на небольших листках бумаги, которые всегда были при нем. Помню, как у себя в кабинете, правда, позже, когда он уже жил в Москве, дабы подтвердить свой аргумент (он любил точность) доставал из книжного шкафа справочники и словари дореволюционного издания. Меня поражала не столько антикварность книг, сколько количество закладок и ремарок на полях.
Кто их так штудировал?
Я.
Еще помню, как мы шли с ним по Арбату. «Сто лет не гулял по улице», остановился у дома Пушкина и... более получаса рассказывал о его обита­телях, его архитектуре. Лермонтова цитировал наизусть... А еще просто обожал футбол. «Если бы в детстве не повредил большой палец на ноге, был бы, наверное, футболистом класса Пеле», шутя, говаривал он о себе.
В лайнере по пути на чемпионат он признался, что искал нашей встречи давно. С тех пор как уехал из Баку, а это было в самом начале 50-х годов, он постоянно следил за моими успехами на футбольных полях, радовался моим результатам в московском «Динамо» и бакинском «Нефтянике», гордился моей тренерской работой, командой, когда она в 1966 году стала бронзовым призёром чемпионата СССР. Не забыл поблагодарить меня за книгу «На трёх континентах», которую я с автографом ему переслал года за три до описываемой поездки.
До этого я считал, что мы были знакомы заочно. Но Фарман возразил мне и рассказал, как в самом начале сентября 1955 года, когда я стоял в аэропорту в очереди для регистрации полёта перед вылетом в Италию, он подошёл ко мне, коснулся моей руки и спросил, уточняя: «Алик?» «Да». «А я Фарман Салманов. Ты мой кумир в футболе». Я неопределённо пожал плечами. Продолжения не последовало, я спешил и в суматохе лет как-то забыл о той нечаянной встрече. Зато сейчас мы увлечённо болтали, сидя рядом друг с другом. Я признался ему, что знал о нём, наверное, не меньше, чем он обо мне. В своё время он, ещё будучи студентом Азербайджанского института нефти и химии, сам играл в футбол. И позднее, с годами эта страсть не угасла. В конце прошлого века, когда он стал большим начальником, тюменская команда, называвшаяся «Геолог» (в 1983-1991 годах), затем «Динамо-Газовик» (в 1992-1996 годах) и «Тюмень» (в 1997-2003 годах) представляла возглавляемое Салмановым объединение «Главтюменьгеоло­гия». Наибольшего достижения эта команда добилась в российской Высшей лиге при Эдуарде Васильевиче Малофееве, заняв в 1994 году 12-е место в первенстве СССР. В эти годы Ф.К. Салманов был членом Федерации футбола СССР, а потом – Российского Футбольного Союза (РФС).
Мне рассказывали такую историю. Однажды в Тюмени с подопечными Э.В. Малофеева играла известная московская команда. Трава на стадионе была после дождя такой мокрой, что матч оказался под угрозой срыва. Тогда Фарман Курбанович вызвал на стадион вертолёт, который пропеллером высушил поле. На следующий день его вызвали на ковёр в региональное государственное Управление: «Ты чего шикуешь? Почему государственные деньги на ветер пускаешь? Знаешь, сколько стоит час работы вертолёта?» «Знаю, спокойно отвечал Салманов и показал квитанцию об оплате и сберкнижку. Я всё уже оплатил».
Но я здорово забежал вперёд. Вернёмся в Ил-86, к нашему полету в Мадрид, который продлился пять часов. Мы успели поговорить не только о футболе. Коснулись, например, и трёхсерийного телефильма «Стратегия риска», посвященного Фарману, роль которого исполнил актёр Я. Парра. Од­нако, то и дело вспоминали о «Нефтянике», стараясь заглянуть в завтрашний день команды.
У наших ребят, отметил мой собеседник, есть возможность играть лучше. Их к этому обязывают хорошие традиции азербайджанского футбола. В начале мая я имел возможность побывать в Баку, сходил на игру «Нефтяник» «Спартак» Москва и, признаюсь, получил удовольствие от действий нашей команды.
В таких разговорах мы и не заметили, как подлетели к Берлину. После короткой остановки в столице ГДР летим в Мадрид, в котором дыхание открывающегося XII чемпионата мира ощущалось уже весьма ярко. В местной спортивной печати, как мы убедились, не было недостатка в прогнозах. Чемпионат стартовал 13 июня, и гостеприимные хозяева, благо время еще позволяло, решили познакомить нас со своей столицей.
После одного дня, проведенного в Мадриде, мы утром выехали в Севилью, где назавтра (то есть 14 июня) футболисты сборной СССР начиналичемпионат встречей со сборной Бразилии.
В Севилье преобладает готика и арабский стиль архитектуры. В свободное от игр время мы с Фарманом с удовольствием знакомились с этим замечательным городом, о котором так много известно из учебников истории. Нас разместили в курортном местечке Марбелье в 60 км от Малаги – родины Пикассо, в отеле «Пинамар», где, кстати, остановились и туристы из стран – представителей сборных шестой группы. В отеле установили большой экран, благодаря которому мы имели возможность наблюдать матчи с участием команд других подгрупп.
Не буду останавливаться на результатах игр в подгруппе и анализе действий сборных. Не это является целью моего рассказа. Скажу только, что помимо посещения игр и их последующего обсуждения мы много говорили с Фарманом Салмановым о жизни, вспоминали различные обстоятельства, делились друг с другом планами и самым сокровенным, поскольку, повторюсь, жили в одном номере. С этой поры, когда я приезжал в Москву, то обязательно находил повод посетить Фармана; и, в свою очередь, если он выбирался в Баку, то обязательно был у меня в гостях, а то и обосновывался на некоторое время у меня. И так было до самого того последнего дня в марте 2007 года, когда я узнал, что Ф.К. Салманов неожиданно ушел из жизни. И с того дня храню память об этом обаятельном талантливом человеке, ставшим моим другом».
Многие, кто общались с Салмановым, рассказывали, что он возмущался тем, что команду «Нефтяник» переименовали в «Нефтчи». И он был прав – команда, которая имела союзное звучание, за которую многие болели, вдруг превратилась в республиканскую. А ведь «Нефтяник» звучал как московские команды «ЦДКА», «Динамо», «Спартак», «Торпедо», киевское и тбилисское «Динамо», ленинградский «Зенит»!
Как-то автор отдыхал в санатории в Кисловодске и там познакомился с одним нефтяником, который участвовал в открытии многих нефтяных месторождений Западной Сибири. В одной из бесед он вдруг спросил автора: «Я не большой болельщик футбола, но все же не могу понять – куда девалась ваша команда «Нефтяник», за которую болели многие нефтяники в Западной Сибири, ее что, расформировали, как в свое время ЦДКА?» Пришлось ему объяснять, что ее переименовали в команду «Нефтчи». «А зачем?» – удивленно спросил он.
В Азербайджане хорошо известен Васиф Бабаев – народный артист Азербайджана, член Международной академии телевидения и радио.
Усилиями таких людей, как Васиф Бабаев, в 60-80-е годы был создан Золотой фонд отечественного телевидения и документального кино, которым сегодня пользуются молодые режиссеры, конечно же, без ссылки на авторов этого фонда. Да и сам Васиф Бабаев по каким-то таинственным причинам оказался невостребованным в сложное для Азербайджана время, когда специалисты по информационной войне на вес золота!
Мое поколение хорошо помнит рапорты космонавтов, после возвращения из космоса, Председателю Государственной комиссии, которого всегда показывали со спины. Во всем СССР шли горячие споры – кто этот человек, какой национальности? И вдруг информационная бомба, запущенная Васифом Бабаевым: этот человек – азербайджанец, генерал-лейтенант Керим Керимов. В 1985 году выходит фильм Васифа Бабаева «Прошу доложить о готовности», где объемно представлена деятельность Керима Керимова.
Лишь через год, после Васифа Бабаева, аналогичный фильм сняли на Центральном телевидении. Для создания своего фильма Васиф Бабаев объездил все важнейшие объекты космонавтики СССР. Одним из первых среди журналистов он побывал в подмосковном закрытом городе Калининград. Побывал он и на Байконуре.
Да и во всех документальных фильмах про Гейдара Алиева есть бабаевский след!
Хорошо известно, что Фарман Салманов с большой теплотой относился к своим землякам. «Когда мы прилетели в Нефтеюганск в марте 1972 года делать телеочерк о Фармане Салманове для азербайджанского телевидения, – рассказывает Васиф Бабаев, – его не оказалось на месте. Он был где-то в тайге на нефтеразведке. По рации ему сообщили, что прилетели его земляки, и уже менее чем через час он был с нами. Тепло поздоровавшись со всем нами, он вдруг сурово посмотрел на меня и сказал: «Ты что, на бакинском бульваре? В тайге в кепке не ходят», – повернувшись, он еще что-то сказал стоящему рядом человеку. Пока мы пили чай, а потом что-то покрепче, он с теплотой и нежностью вспоминал студенческие годы в Баку. Через некоторое время пришел тот товарищ и принес огромную папаху. Он протянул мне ее и сказал: «Вот в ней и ходи, будешь сибиряк с усами». Эта поездка оставила неизгладимый след в душе всей нашей съемочной группы – при каждой встрече мы ее вспоминали с теплотой. Прошло много лет, и я радуюсь, когда в Баку идет снег – в снежную погоду я надеваю эту папаху. И когда я ее надеваю, какая-то ностальгическая теплота, начиная с головы, проходит по всему телу».
К сказанному необходимо добавить, что именно после этого фильма Васифа Бабаева Азербайджан узнал про своего земляка – покорителя сибирских нефтяных месторождений.
Яркий след на необъятном нефтяном небосклоне оставил азербайджанский нефтяник – Фарман Салманов.
Крупным российским нефтяником и бизнесменом в новейшей истории России стал азербайджанец Вагит Алекперов. Закончив свою советскую карьеру, вместе с «карьерой» СССР на должности первого заместителя министра нефтяной промышленности СССР, Алекперов вновь занялся нефтяным бизнесом, но уже по новым правилам игры.
Усилиями Алекперова организованная им компания «ЛУКойл» сегодня одна из крупнейших независимых нефтяных компаний в РФ – 63,3 % акций компании находятся в номинальном держании «Инг Банк (Евразия)». 20 % акций «ЛУКойл» принадлежат Conoco Phillips.
Сегодня, следуя глобальной экономической политике, «ЛУКойл», выводит свои активы на международные биржи и открывает бензоколонки в США. Европейские СМИ сообщают, что «ЛУКойл» купил в Бельгии у компании «Qet» и в Люксембурге у компании Conoco Phillips 157 бензо-колонок.
Президент «ЛУКойл» В. Алекперов 23 мая 2007 года публично заявил, что в российском шельфе Каспия разведано новое нефтяное месторождение, запасы которого, по предварительным данным, составляют один миллиард тонн, а уже через три года Путин и Алекперов, следуя многолетней традиции нефтяников, мазали свое лицо нефтью из первой скважины этого место­рождения.
«Зарубежнефть» и «ЛУКойл» осенью 1996-го ведут переговоры с Ираком о разработке Западной Курны – они были прерваны лишь тогда, когда США нанесли по Ираку удар крылатыми ракетами. 10 августа 2007 года Алекперов вновь вернулся к этому вопросу и к 2010 году решил его – «ЛУКойл» получил свою долю в разработке этого крупнейшего месторождения.
В российской прессе появилось сообщение, что зарубежные нефтяные проекты «ЛУКойл» будут координироваться с деятельностью «Рособорон­экспорта».
И такая «настырность» Алекперова не случайна – серьезные эксперты утверждают, что при добыче 100 млн. тонн в год запасов нефти в Ираке хватит на 150 лет!
Три миллиарда долларов «ЛУКойл» вложил в разведку казахстанских морских нефтяных месторождений.
«ЛУКойл» и «Коноко» совместно инвестируют в Южно-Хилчуйское месторождение, что значительно усиливает позиции «ЛУКойл».
Две ведущие компании России – «Газпром» и «ЛУКойл» создали проект «Регионы России» с долевым участием 51 % – «Газпром», 49 % – «ЛУКойл» с охватом практически всех регионов России. Это значительно усиливает позиции «ЛУКойл» на экономическом пространстве России.
«ЛУКойл» начинает заниматься электроэнергетикой России, образуя у себя отделение «Электроэнергетика», и выкупает контрольный пакет акций у энергетических компаний южных регионов России.
Западная пресса неоднократно писала об агрессивности «ЛУКойла».
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что северные месторождения на Каспии (речь идет о крупнейших месторождениях Курмангазы, Хвалынское и Центральное с общими запасами около               600 млн. т.), проблемы по которым не решались с 1998 года, находятся под контролем береговой пограничной службы России и кораблей Каспийской флотилии (КФ), что не раз вызывало недовольство Нурсултана Назарбаева. И, как утверждают российские эксперты, именно военная охрана со стороны РФ спорных месторождений нефти дала возможность провести по ним тендер и начать на некоторых из них разработку – спорные месторождения на Каспии Россия и Казахстан поделили и остались довольны друг другом.
После этого три миллиарда долларов «ЛУКОЙЛ» вложил в разведку этих казахстанских морских нефтяных месторождений.
Безусловно, в выигрыше, и в большом, осталась Россия.
Весьма показательно, что после этой сделки «ВР» решило продать свою долю в казахстанском месторождении «Тенгиз» компании «ЛУКойл» за наличные 1,6 млрд. долларов. «Лучше синица в руках, чем журавль в небе», – считают в «ВР». Эти и другие средства «ВР» собирается вкладывать в другие регионы России и Азербайджана – «ВР» избегает прямых столкновений с «ЛУКойл».
 
«ЛУКойл» за 2,1 млрд. долларов приобрел контрольный пакет акций крупнейшего НПЗ в Италии.
Важным обстоятельством является и то, что «ЛУКойл» получает западные сертификаты на разведанные запасы нефти (запасам, утвержденным в ГКЗ СССР, на Западе не очень доверяют).
В рейтинге лучших энергетических компаний мира «ЛУКойл» входит в первую десятку.
Уместно отметить, что по экономической «хватке» президент «ЛУКойл» Вагит Алекперов ничем не уступает западным президентам нефтяных компаний. В отличие от западных нефтяных «акул», Алекперов успешно делал карьеру при «социализме с человеческим лицом», при ельциновском «диком капитализме» и, наконец, при более или менее нормальном капитализме. Думается, что процветающие западные нефтяные генералы такого перепада не выдержали бы!
В 1991 году в кабинете Председателя Совета Министров Азерб. ССР             Г. Гасанова первый заместитель министра нефтяной и газовой промышленности СССР В. Алекперов настойчиво предлагал создать азербай­джано-российское совместное предприятие на море, причем в качестве вклада России предлагал считать морские платформы, скважины и т.д.
На замечание присутствовавшего при этом разговоре автора, что они износились и давно окупили себя, он резко возразил: «Этого никто не считал и, вообще, на Каспии многое принадлежит России». Когда он вышел, автор сказал фразу, которая во многом в дальнейшем подтвердилась: «Он уже разговаривает не как высокопоставленный советский чиновник, а как чикагский бизнесмен начала прошлого века». В страшные для России дни нашлись хозяйственники, среди которых был и Алекперов, и не обязательно с кепкой, которые ценой неимоверных усилий сумели сохранить производство, не дать разграбить его или продать по дешевке иностранцам – им всем надо поставить памятники при жизни.
Безусловно, все крупные олигархи, в той или иной степени, нарушали законы в те годы – это неоспоримый факт. Но при этом возникает вопрос: как можно было не нарушать законов в те годы, когда они не работали? Как можно было не содержать вооруженных людей, когда практически каждый день программа «Время» начиналась с сообщения об очередном убийстве крупного бизнесмена?
С кем надо было решать вопросы, когда каждая организация, следуя совету Ельцина, «проглотила столько власти, сколько смогла»?
Как можно было решать финансовые вопросы, когда вся система финансирования была разрушена – прибыли в виде твердой валюты уходили на Запад?
Как можно было решать насущные вопросы, когда государственные проблемы решались не в кабинетах Кремля, а на полубандитских сходках в парных? Как можно было цивилизованно решать вопросы, когда Госдума принимала одни законы, а из Кремля шли другие указания?
Ни один западный бизнесмен не выдержал бы того, что сумели выдержать талантливые российские бизнесмены в те годы. На Западе также идет суровая борьба между компаниями и властью и компаниями между собой, но там правила игры четко прописаны – они незыблемы на протяжении столетий!
В России же в те годы, образно говоря, власти объявляют бизнесменам, что играем в «русские шашки», в середине игры объявляют, что теперь переходят к «шахматам», а заканчивается игра по правилам «поддавки», в которой, конечно же, побеждают власти.
Если найдется математик, который докажет, что в тех условиях можно было решать проблемы, не нарушая российские законы, и при этом добиться успеха, ему, как и Перельману, который решил задачу, которой было около 200 лет, надо дать премию в несколько миллионов долларов.
Не забывал Алекперов свою «альма-матер» в трудные для нее времена.
В тяжелые для Баку времена, во время подписания каспийских нефтяных контрактов, В. Алекперов занял твердую позицию.
В то время, когда президент России Ельцин и его холуй министр иностранных дел России Козырев, вице-президент России Руцкой открыто угрожали Баку, свою принципиальную позицию по отношению к «контракту века» открыто изложил президент «ЛУКойл» Вагит Алекперов.
«Нас не очень-то хотели видеть в этом консорциуме даже те, кто в него входит сейчас. Азербайджан и его лидер Гейдар Алиев пошли вопреки желанию отдельных участников консорциума, вовлекая российскую компа­нию в этот проект. Никто не хочет делиться, однако теперь они вынуждены смириться с нашим присутствием», – заявил в интервью радиостанции «Эхо Москвы» президент российской нефтяной компании «ЛУКойл» Вагит Алекперов, комментируя заключенный недавно контракт по эксплуатации Каспийского шельфа.
«Я не знаю отношение Президента нашей страны, но на сегодняшний момент, кроме МИДа, никто из членов правительства не высказывал отрицательного отношения к нашим действиям в Азербайджане, Туркмении, Казахстане, Узбекистане, – подчеркнул В. Алекперов. – Сегодня всем видно и ясно, что все приезды руководителей западных стран в республики сопровождаются в основном разговорами экономического порядка. Тэтчер была в Азербайджане – она же лоббировала!
Нашему МИДу необходимо Россию лоббировать, выводить нас на рынки тех республик, государств, где мы имеем экономические интересы. Нам нужна поддержка МИДа, мы хотели бы находиться в составе официальных делегаций – в частности, во время их визитов в государства Каспия».
Такая позиция компании «ЛУКойл» во многом смягчила удар козыревского МИДа. Ряд оппозиционеров в те годы заявлял, что это хитрая игра России в «доброго» и «злого», с целью получения дополнительных привилегий для компании «ЛУКойл». Дальнейшие события показали, что это были пустые разговоры – никаких привилегий «ЛУКойл» не имел, всегда сохранял добрые отношения с Баку, а козыревский МИД России до последних дней отставки министра Козырева делал мерзопакостные выпады против Баку!
У Алекперова, безусловно, незаурядной личности, железная хватка – он умеет и рисковать, и пить шампанское – так говорят знающие его люди.
В своем интервью Вайншток вспоминает:
«В городе нефтяников Алекперова знали все; о его железном хладнокровии перед лицом опасности ходили легенды. Одна из историй связана с крупной утечкой нефти из нефтепровода. Из трубы хлестала горячая нефть; приехала ремонтная бригада со сварочным оборудованием, но к работе не приступала, опасаясь, что искра может вызвать взрыв. Приехал Алекперов, оценил ситуацию и лег рядом с трубой. «Теперь заваривайте», – приказал он».
«Другим российским нефтяным предпринимателям недостает прони­цательности и понимания правил игры, свойственных Алекперову… Они не умеют идти на такие же компромиссы, как он… При том, что ему удалось перехитрить лучшие нефтяные компании в мире, своей компанией Алекперов управлял как старомодный турецкий паша. Меня всегда поражало, до чего красивые у него переводчицы», – замечал Томас Хэмилтон.
А еще говорят, что Алекперов является тонким ценителем мугама и любит его часами слушать.
 
Рассказывая о дружбе Фармана Салманова и Алекпера Мамедова, автор долго колебался, приводить ли следующий эпизод о дружбе Алекпера Ма-медова, Октая Атаева и автора этих строк – это может показаться нескромностью, но чувство того, что полувековая дружба этих людей может о многом сказать современной молодежи, и, главное, долг перед ушедшим в мир иной – взяли верх.
«Память сердца, ты сильней рассудка памяти печальной!»
«...Я цитировал отрывок из книги В. Васильева, посвященной моей школе № 6. В нём рассказывалось о том, как ребята плотной группой провожали меня после вечера, на котором я поделился своими впечатлениями о первом годе пребывания в московском «Динамо». Среди этих провожающих ребят был высокий юноша, задававший мне на вечере каверзные вопросы. Это был Чапай Султанов, который много позже, уже в 60-ых годах, стал одним из самых близких моих друзей.
Когда я вернулся в Баку, он был уже достаточно известным научным работником, начинающим шахматным деятелем. Уже, честно говоря, и не вспомню, с бесед на какую тему, любимую мою футбольную, или его, шах­матную, начались наши бурные обсуждения, переросшие в дружбу на всю оставшуюся жизнь. В год своего восьмидесятилетия буду отмечать и пяти­десятилетие дружбы с этим скромным, обаятельно-мудрым, застенчивым и деликатным человеком. Он всегда был высоким, его трудно представить без окладистой бороды, увы, сплошь седой. Она придавала его породистому лицу какие-то особые обаяние и благообразие. Непременно выдержанный, спокойный, много знающий человек, надёжный во всем – советах, делах, обещаниях.
Но я его помню молодым, отчаянным спорщиком, всегда готовым оспорить твои утверждения, противопоставить твоей свою точку зрения, всегда обоснованную и трезвую. Любимым местом наших постоянных бесед,часто шумных, острых, по-молодому бесшабашных и перескакивающих с одного на другое, был балкон его дома, расположенный в родном для него районе «Ичери Шехер», старом городе. Именно с этого балкона великолепно просматривалась, как на ладони, Бакинская бухта. И иногда красота этой бухты так захватывала нас, что мы заканчивали споры на всякие темы, в большинстве футбольные, и заворожено молчали, погружаясь в очарование старого города.
Благодаря нашим беседам и спорам росло взаимное доверие, какое-то особое проникновение в души и характеры. В те годы я не мог еще отчетливо сформулировать это чувство, скорее, ощущение – постоянной поддержки, плеча друга. В любой жизненной ситуации, а с каждым годом их число неизбежно росло, Чапай был для меня верным, надёжным советчиком и опорой.
Особенно когда я узнал некоторые факты его юности. Султанов родился в обеспеченной семье, его отец Али выбрал сыну имя необычное – Чапай, в честь легендарного командира дивизии Гражданской войны, хотя в жизни его никогда не видел. Больше того, ничего о нём не слышал и не читал у Фурманова, пока по экранам Баку не прошел этот нашумевшийфильм якобы братьев Васильевых. Вряд ли есть смысл искать в этом случайном факте объяснение каких-то черт характера бакинского тезки прославленного командира, тем более находить параллели. Нет в Чапае безудержной храб­рости Чапаева, его напористости, умения сразу же подчинять всех своей воле. Напротив, он мягок, скромен до кажущейся деликатной неприметности. Только и роднит их прозрачная ясность душевных порывов, не таящих намёка на показушность и на корысть, душевная доброта и вера в дело, которое они избрали, чтобы служить правде и быть полезными людям. Но этоведь вообще свойства всех порядочных, добрых и убеждённых в силе справедливостилюдей!..
Уже в годы своей юности Чапай Султанов был фанатически предан шахматам. Шахматы стали для него тем, чем стал футбольный мяч для меня. Немного есть на свете людей, в жизни которых шахматы сыграли такую роль. В школе, а мы, как вы знаете, кончали одну и ту же школу № 6, он руководил шахматным кружком, проводил сеансы одновременной игры,устраивал различные турниры. От многих людей я слышал, что Чапай был способным шахматистом. Ему случалось разыгрывать красивые партии, он не раз был чемпионом города, занимал призовые места в чемпионатах республики, его часто называли шахматным самородком. Столкнувшись с научными интересами, увлёкшись исследованиями нефти, он не дотянул до мастера, так и оставшись перспективным кандидатом в мастера. Уверен, что он не жалеет об этом, потому что, пожертвовав этим званием, он получил, как вы, читатели, узнаете из последующего, достаточную компенсацию, найдя удовлетворение в организаторской и тренерской работе в области шахмат, отчего оказались в большом выигрыше и все любители шахмат в Азербайджане.
И ещё одно обстоятельство, думаю, нас сдружило. Нас обоих отвлёк от улицы спорт. Меня – футбол, его – шахматы. Да, было такое – в детстве Чапай Султанов, как он потом не раз мне рассказывал, был, что называется, трудным мальчиком, мог пойти по другой, криминальной, дорожке, и толькошахматы, а не наставления родителей, угомонили его, научили размышлять, заставили задуматься над своим местом в жизни.
Но шахматы привели его к тому, что мне не было дано – к серьёзной научнойдеятельности. На этом пути он стал заведующим ведущей лабора­тории Институтапроблем глубинных нефтегазовых месторождений Академии наук Азербайджана, доктором геолого-минералогических наук, лауреатом Государственнойреспубликанской премии за вклад в науку. Ещё Алёхин говорил, что шахматы воспитывают характер. Пример моего друга пока­зывает, что шахматы воспитывают не только сильный характер турнирного бойца, но и характер учёного, применяющего в своей научной сфере воображение, фантазию, эвристический подход, интуицию, то есть, попросту говоря, мотивы истинного творчества.
Многое из описанного я говорю с других слов. Но вот чему был свидетель: Чапай являет собой образец истинного шахматного энтузиаста, популяризатора и несравненного организатора шахмат в Азербайджане. За время его работы председателем республиканской Федерации шахмат в Азербайджане открылись сорок две шахматные школы, Республиканская Центральная шахматная школа, которая была его детищем, появилось новое издание «Шахматы», приложение к газете «Спорт», оно выходило два раза в месяц на азербайджанском и русском языках. Во многих республиканских районных газетах появилась постоянная рубрика – «Шахматы», разностороннюю работу по их пропаганде вело республиканское телевидение. И результат – начиная с 60-ых годов прошлого века Азербайджан в СССР становится в области шахмат одной из ведущих республик.
Напрашивается вопрос: а как же умудряется Чапай Алиевич совмещать все свои нелёгкие обязанности? Откровенно говоря, это для меня загадка.
Быть может, собранность шахматиста, приученного укладываться в отведенные регламентом часы, и научная страстность научила моего друга так организовывать и уплотнять свой режим, чтобы времени хватало не только на всевозможные дела, но и на семью, поскольку знаю, что он на редкость заботливый муж и отец. Наверное и потому, что шахматы и наука для Султанова не хобби, не просто увлечение, а нечто большее гражданский человеческий долг. Зная, какую роль шахматы и наука сыграли в его жизни, в его становлении и самовоспитании, мой друг отлично понимает их глубокую нравственную силу.
Повторю, что пишу эти строки как свидетель, потому что при создании спортивных школ мы с ним объединили усилия: он пробивал Республикан­скую шахматную школу, а я – такую же, но футбольную. Не счесть, сколько инстанций мы с Чапаем Алиевичем обошли, сколько различных бумаг написали, решая проклятые оргвопросы. Существенную помощь нам оказал секретарь горкома партии по идеологии Вели Мамедов. Славный он был человек, всегда поддерживал новое и прогрессивное.
Так или иначе, шахматная, футбольная, а чуть позже школы борьбы и тенниса были организованы. Это были первые в Азербайджане специализированные спортивные школы.
С тех лет мы стали единомышленниками, и не только в спорте. Мне особенно приятно, что всю обаятельность нашей многолетней дружбы он су­мел внушить не только детям, но и своему внуку. Одиннадцатилетний Магсуд Манафов, его внук, посетив с родителями Милан, буквально затащил их на стадион «Сан Сиро», а там – в музей футбола, где после долгих поисков разыскал, загоняв тамошних работников, футбольные афиши о матчах итальянского клуба «Милан» с московскими динамовцами в Москве и в Италии на стадионе «Сан Сиро». До него никто их и не смотрел, хотя в Милане с 1955 года побывали многие спортивные делегации из       Советского Союза, в том числе и из Азербайджана.
И сейчас Чапай Алиевич в гуще спортивных, в том числе и шахматных, событий, по-прежнему интересуется многими делами. У него, в частности, собран обширный архив азербайджанского футбола послевоенных лет, лучшие советские фильмы с 30-ых годов. Он заказал на свои средства документальный фильм о развитии спорта в Баку в наши молодые годы.
Сегодня мы, ветераны спорта и не только спорта, часто заглядываем на огонёк в гостеприимный дом моего старого и верного друга, смотрим старые фильмы из архива хозяина, делимся воспоминаниями и впечатлениями. Часто жалеем, что не дожил до сегодняшних дней наш общий друг, спортивный журналист Октай Атаев.
Я уже писал, что он в мальчишеские годы был заядлым футболистом, но в команды мастеров не пробился. Он стал талантливым журналистом. Освещал в газете «Физкультурник Азербайджана», а затем в «Спорте» спортивные события в республике, но особенно выделял футбол, баскетбол и шахматы. Именно об этих видах спорта он писал наиболее глубоко, ярко и вдохновенно. Октай мне часто рассказывал о своём детстве и юности, которые были исковерканы трагической судьбой его отца, известного врача и учёного, репрессированного в далёком 1937 году.
Да и сама жизнь Октая Атаева не была безоблачной. На его долгом пути и в спортивной журналистике ему частенько доставалось неприятностей и незаслуженной критики. За принципиальные и, порой, излишне правдивые статьи, которые кое-кому в верхах не нравились, его поругивали. Но ни один тренер, ни один спортсмен того времени не может сказать, что Октай Атаев написал несправедливую статью, обливал спортсменов грязью или написал домыслы. Всё было квалифицированно, справедливо, обоснованно. Я любил беседовать с ним, радовался его обдуманным, четким вопросам при написании интервью, честно раскрывал ему секреты нашего нелёгкого футбольного бытия.
Он много помогал мне в пропаганде популярного сейчас во всём мире футзала, или мини-футбола, по которому разыгрываются крупные междуна­родные турниры, включая чемпионаты мира и Европы. А когда мы начинали играть в мини-футбол в 60-70-е годы, всё было гораздо скромнее. Помню, как помогал Октай мне в проведении первого в СССР турнира на призы вечерней газеты «Бакы» («Баку»), как советовал приобрести награды ипризы. Вместе с ним мы и открыли этот турнир…»
…В свою очередь, хочу добавить к словам Алекпера Мамедова, что и мой друг Октай Атаев был талантливым и принципиальным журналистом. Он освещал все спортивные события в республике, но «коньком» его были: футбол, баскет­бол и шахматы. Недавно в газете «Зер­кало» я прочел о трагической судьбе его отца – известного врача и ученого, реп­рессированного в 1937 году. Октай при жизни мне об этом часто рассказывал, но когда читаешь написанный строгим шрифтом материал, то восприятие сов­сем другое. Даже как-то Октай мне рассказывал любопытный эпизод из жиз­ни в связи с арестом его отца. Утром он случайно услышал разговор двух сосе­дей, когда один говорил другому о том, что ночью взяли Барселону. И тогда он мучительно вспоминал, кто из соседей Барселона?
Необходимо отметить, что журналистская судьба и са­мого Октая Атаева не была безоблачной. За свою долгую жизнь в спортивной журналистике, за принципиальные и правдивые статьи, которые кое-кому в верхах не нравились, неприятностей у него всегда хватало. Но ни один тренер или спортсмен того времени не может сказать, что Октай Атаев написал хотя бы одну заказную статью. Сейчас во всем мире популярен мини-футбол, разыгрывается первенство ми­ра. Первым в СССР (не знаю, как в ми­ре) на приз вечерней газеты «Бакы» – «Баку» турнир по мини-футболу провел в Баку Октай Атаев вместе с Алекпером Мамедовым, чему свидетелем был автор.
Сегодня часто можно услышать в выступлениях тех или иных азербай­джанских журналистов, что в советские годы они возражали высоким партийным боссам по той или иной проблеме. Возможно, это имело место в те годы, не автору об этом судить, но общественного резонанса, как помнится автору, эти выступления не получали, а то, что журналист Октай Атаев, нравилось это кому-то из высоких партийных боссов или нет, всегда говорил то, что думал по развитию того или иного вида спорта, знал весь спортивный мир Азербайджана, – факт неоспоримый. Когда случались проблемы в том или ином виде спорта, именно Октая спортсмены просили высказать свое веское мнение – и он всегда его говорил и, естественно, получал допол­нительные, к уже имеющимся, проблемы.
Не счесть, сколько раз высокопоставленные партийные деятели в угрожающем тоне звонили к редактору газеты «Бакы» («Баку») Насиру Иман-гулиеву, чтобы он принял оргмеры по отношению к Октаю Атаеву за его независимость. Но все они неизменно получали один и тот же ответ: «Я знаю Октая Атаева как журналиста, который глубоко понимает спорт и всегда объективно пишет».
Тут уместно сказать, что и автор сотрудничал с Насиром Имангулиевым – он вел шахматный отдел в газете «Бакы» («Баку»). Каждый раз, когда автор появлялся в редакции газеты, Насир муаллим приглашал его и долго беседовал о шахматах и спорте вообще. Он всегда подчеркивал необходимость воспитания национальных кадров. В шахматах он был большим поклонником Михаила Ботвинника.
Проводимые автором конкурсы на решение задач и этюдов вызывали большой интерес – в редакцию приходили тысячи писем, что сильно радовало Насир муаллима. Он лично занимался приобретением призов для победителей конкурсов.
Однажды по отношению к Октаю был применен какой-то хитрый ход – его на беседу пригласил секретарь ЦК Компартии Азербайджана и предложил перейти на работу в ЦК Компартии – Октай отказался, сказав, что его призвание – спортивная журналистика.
Автор часто присутствовал за чашкой чая на дискуссии по спортивной проблематике писателей-журналистов Александра Кикнадзе, Марка Пейзеля и Октая Атаева – это была феерия!
Книги, которые написал Октай Атаев по развитию футбола в Азербай­джане и сегодня актуальны – во всяком случае, лучше нет!
Октай был большим юмористом – в каждой его фразе была юморис­тическая составляющая, но всегда какая-то теплая, не обидчивая!
Сегодня дело отца продолжает его сын – Тимучин, который один к одному напоминает своего отца – такой же талантливый, такой же глубокий в своих статьях и такой же принципиальный.
Из журналистов, сыгравших определенную роль в жизни автора и не только его, а целого поколения азербайджанских журналистов, конечно же, необходимо отметить Азада Шарифова.
На большинство книг автора на страницах газеты «Зеркало» рецензии писал видный в прошлом журналист-международник, зав. отделом ЦК КП Азербайджана, министр кинематографии Азербайджана, рабочий НГДУ      им. 26 бакинских комиссаров, человек с узнаваемым лицом – лицом         Азада Шарифова.
 
Такова уж физиология человека – после семидесяти лет он не очень четко помнит, что было месяц-полтора тому назад и очень четко помнит, что было 50 лет тому назад.
Хорошо помню знойное лето 1951 года, пионерлагерь «Отличник» в Бузовнах и старшего пионервожатого Азада Шарифова, курчавого и слегка картавившего.
Товарищ Азад был любимцем у всех ребят – все к нему тянулись!
Он очень любил, когда пионеры пели героические песни, возвращаясь с пляжа в Бузовнах.
«Хорошо нам здесь в Бузовнах
У костра сидеть, о героях петь
И слушать рассказы о войне…»
Как-то вечером в пионерлагерь привезли фильм «Александр Матросов»:
«Нас провожали…
Родные березы…»
После просмотра мы долго не могли заснуть, обсуждая этот фильм. Неожиданно в палату вошел Азад Шарифов, и до поздней ночи затянулась взволнованная дискуссия о любви к Родине – до сих пор в деталях помню этот вечер и с какой-то теплотой Азада Керимовича. Где сегодня подобные дискуссии о Родине, подвигах во имя ее?
Много лет спустя, судьба вновь свела автора с Азадом Керимовичем, когда он начал писать рецензии на его книги. В одной из бесед за чашкой чая автор неожиданно у него спросил: «Помните то время, когда Вы были старшим пионервожатым в пионерлагере «Отличник» в Бузовнах?»
«Прекрасно помню», – ответил он и назвал с десяток имен тогдашних пионеров, в том числе известного ученого Тофика Исмаилова. «А пионера с героическим именем не помните?» – допытывался автор. «Был один, хулиганистый. Неужели Вы?!» Автор рассмеялся. «Ну и дела… Подумать только!» – сказал Азад Керимович.
 
Впоследствии Азад Керимович стал видным журналистом-международ­ником, партийным и государственным деятелем. В качестве корреспондента газеты «Известия» он объехал многие страны мира. Его статьи и книги, издаваемые уже в независимом Азербайджане, принесли огромную радость азербайджанской интеллигенции – в них он поднял огромный пласт жизни и творчества известных азербайджанских ученых, писателей, композиторов, партийных и государственных деятелей и просто интеллигентных людей.
Автором были написаны 11 книг, посвященных разным аспектам жизни Азербайджана в новейшей истории, и практически на все эти книги написал рецензии Азад Шарифов. Рецензии были глубокие, с пониманием поднятых проблем. Писал он их, по его признанию, от души, считал своим долгом.
Часто мы собирались на ностальгические вечера.
На всех таких встречах-воспоминаниях, на которых всегда присутство­вал известный во всем СССР и далеко за его рубежами заслуженный мастер спорта по футболу, четырежды чемпион СССР в составе московского «Динамо» Алекпер Мамедов, разговор всегда начинался с родной нам шестой школы – Алекпер был одноклассником Азада Шарифова, а автор закончил эту школу после них.
На очередной вечер воспоминаний он пришел с палочкой – уходя, он неожиданно сказал автору: «Включи мне на полный ход мою любимую – под эту песню я хочу уйти. Кажется мне, я больше не смогу придти в этот гостеприимный дом».
«Тут агачи бойунча
Тут йемядим дойунча…»
Эта была наша последняя встреча.
«Чапай, я сильно ослаб, врачи не разрешают мне вставать. Завтра выхо­дит моя первая часть рецензии на твою книгу «Сквозь призму шахмат». Организуй, пожалуйста, мне газету». Это были последние слова, которые слышал автор – он просил не посещать его, больного. Через день его не стало.
Добрый, человеческий поступок совершила газета «Зеркало», опубли­ковав в 10 номерах рецензию Азада Шарифова на книгу автора «Сквозь призму шахмат» уже после его смерти, за что автор им благодарен!
Уходит наше поколение, уходит тихо, не создавая никому проблем. Уходит в растерянности, не понимая, почему они так уходят – ведь именно они, пережив голодные и холодные военные и послевоенные годы, своими силами достигнув чего-то, многое сделали для становления сегодняшнего Азербайджана. Уходят, оставляя своим детям, внукам только то, чем они прожили всю свою жизнь – любовь к Родине, своим близким и друзьям, к своей профессии – то, чему они посвятили свою жизнь, не оставив ни дворцов, ни счетов за рубежом своим близким.
Советская нефтяная наука в те годы была на достаточно высоком уровне, чего не скажешь про нынешнее ее состояние, и в этом огромная заслуга в ее нефтяной части академика А. Мирзаджанзаде, почетного члена Академии наук России, Украины, Узбекистана, Татарстана, Башкортостана, Туркменис­тана, лауреата государственных премий – среди его многочисленных наград – золотая медаль имени лауреата нобелевской премии П. Капицы; это ученый с мировым именем, воспитавший более 400 кандидатов и докторов наук. Его ученики и поныне успешно трудятся во всех нефтегазодобывающих регионах бывшего СССР и за рубежом. Он участвовал практически во всех правитель­ственных комиссиях СССР по освоению новых нефтяных и газоконденсатных месторождений. И после развала СССР руководил научными центрами в Москве и Уфе. Он являлся президентом Международной Восточной Академии. И не случайно первая валютная прибыль от реализации научных разработок была получена группой научных сотрудников под руководством А. Мирзаджанзаде. На базе его научных разработок, продолжаемых его учени­ками, можно создать мощный научный потенциал для разработки месторождений нефти и газа Азербайджана в свете новых подходов, с использованием новейшего западного оборудования. В свое время его научные разработки были внедрены на нефтегазовых промыслах Западной Сибири, Татарии, Башкирии и т.д. и по наивным экономическим подсчетам эффекта по внедрению с учетом методов социалистического планирования приносили многомиллионные прибыли. По западной же модели, где интеллект, как товар, ценится высоко, эти научные разработки могут принести республике значительные валютные прибыли.
Он первым в Азербайджане начал заниматься нанотехнологиями уже в те годы, когда многие ученые не знали, что это означает.
К сожалению, его разработки внедряются и сегодня во многих нефтедобывающих странах, но невостребованы в Азербайджане. У автора несколько книг и сотни статьей по нефтегазобобыче, но одна из них «Диакоптика нефтяного пласта», написанная в соавторстве с Мирзаджанзаде, является предметом особой гордости автора.
И институт, в котором Мирзаджанзаде проработал всю свою жизнь и создал в нем свою школу, которая известна во всем мире, по праву должен носить его имя!
И последнее об этом великом ученом. В дни его семидесятипятилетия Гейдар Алиев, зная его любовь к классической музыке, пригласил Мирзад­жанзаде на концерт, который закончился красивым ужином.
На его похороны никто из высоких чиновников не пришел, а руководил похоранами строитель!
 
 
Рис. 61. Территориальные претензии стран Южного Кавказа друг к другу на государственном уровне по 10-ти балльной системе после развала СССР
 
Примечание: На основе начавшихся формироваться с конца XIX века интересов – идеологии и притязаний – возникла идеология «Haydat» (по-английски и по-русски «Айдата»). Выражаясь конкретнее, в октябре 1896 года на Лондонском, и в январе 1897 и 1898 гг. на Тифлисском съездах органи­зации «Арменистов», «Гнчак», «Дрошак», «Крыв», объединившись, создали армянский революцион­ный комитет («Дашнакцутюн»). «Haydat» преврати­лась в идеоло­гию интересов этого объединения. Наряду со многими пунк­тами, вытекающими из этой идеологии, там есть и такие:
– Возвращение утерянных земель, создание государства «Ве­ликая Армения».
– Территориальные притязания к соседним государствам.
– Притязание к Турции по «геноциду».
«Утерянными землями» являются следующие:
– Восточная Анатолия (Турция);
– Нахчыван (Азербайджан);
– включая Нагорный Карабах, правый берег Куры (Азербайд­жан);
– Борчалы (Грузия);
– Самцхе-Джавахетия (Грузия).
 
Претензии на азербайджанские земли у армянской стороны были и остаются при различных политических строях и международной ситуации.
 
 
Рис. 62. REPUBLIQUE DE L’ARMENI. Карта, представленная делегацией Армении на Парижской мирной конференции, с обозначением территорий, на которые армянской стороной были выдвинуты притязания
 
Вопрос с этой картой в те годы закрыл Ллойд-Джордж.
Вот фрагмент из его выступления в Париже в палате общин, подведший черту усилиям союзников: «Я знаю, что некоторые из армянских, я не хочу сказать требований, но желаний, были явно чрезмерны. Они выходят за пределы того, что можно допустить в настоящих условиях. Одно время они включили в армянское царство от моря до моря, от Средиземного вплоть до Черного, огромную территорию с населением, в котором армяне составляют, к сожалению, весьма невысокий процент».
В итоге всех переговоров 19 января 1920 г. Верховный Совет под председательством Клемансо, в присутствии Ллойд Джорджа, Керзона, Уинстона Черчилля, Лонга, адмирала Битти, маршала Вильсона, маршала Фоша, принял решение о признании Армении: «Согласились, что правитель­ство Армянского государства признается как правительство де-факто при условии, что это признание никоим образом не предрешает вопрос о будущем урегулировании границ…»
21 января 1920 г. лорд Хардинг телеграфировал Уордропу в Тифлис для сообщения армянскому правительству: «Верховный Совет в Париже постановил, что правительство Армении должно быть признано де-факто при условии, что такое признание ни в коей мере не может предрешить будущее урегулирование границ…»
О принятом Верховным Советом решении армянскую делегацию официально информировал глава французского правительства А. Мильеран  27 января 1920 г.
В то время, как Азербайджан обеспечивал нефтью весь СССР и был одним из индустриальных центров СССР, армянские политики, которых уже в те годы было очень много и они имели значительный политический вес, стремились захватывать азербайджанские земли.
Точку по этому вопросу поставило в те годы заседание Пленума Кавбюро.
РЕШЕНИЯ И КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Из Протокола заседания Пленума Кавбюро ЦК РКП (б), 5 июля 1921 года.
Присутствуют: Член Цека РКП Сталин; члены Кавбюро: тт. Орджо­никидзе, Махарадзе, Киров, Назаретян, Орахелашвили, Фигатнер, Нарима­нов и Мясников; наркоминдел АССР Гусейнов.
Слушали:
1. Тт. Орджоникидзе и Назаретян возбуждают вопрос о пере­смотре постановления предыдущего Пленума о Карабахе.
Постановили:
Исходя из необходимости национального мира между мусуль­манами и армянами и экономической связи Верхнего и Нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Ка­рабах оставить в пределах Аз.С.С.Р. предоставив ему широкую об­ластную автономию с администра­тивным центром в гор. Шуше, входящей в состав автономной области.
Голосуют: за 4, воздержалось 3.
б) Поручить Цека Азербайджана определить границы автоном­ной области и представить на утверждение Кавбюро ЦК РКП.
в) Поручить Президиуму Кавбюро ЦК переговорить с Цека Ар­мении и Цека Азербайджана о кандидате на чрезвычкома Нагор­ного Карабаха.
г) Объем автономии Нагорного Карабаха определить Цека Азербайджана и представить на утверждение Кавбюро Цека.
Секретарь Кавбюро ЦК РКП Фигатнер.
Государственный Исторический Архив Азербайджанской Республики,
ф. 1, оп. 2, д. 25, с. 16 oб.
Достоверно известно, что в конце 1945 – начале 1946 го­да руководство Армении, ссылаясь на массовую репатриацию в Армян­скую ССР зарубежных армян (всего вернулось 200 тыс. человек), провело в Москве «зондирующие» консультации по Карабаху. Арутюнов, в частности, «прощупывал» на этот счет Маленкова – Второго секретаря ЦК КПСС.
Официально с инициативой о воссоединении Карабаха с Армени­ей ее руководство выступило в начале 1972 года, улучив момент, когда Суслов был в отпуске и секретариат ЦК вел А. Кириленко – однако из этой затеи ничего не вышло – Суслов сторонился подобных проблем, предпочитая рассуждать о ленинских принципах, где он был силен.
 
Зондировался в свое время и Н. Хрущев. Основную работу от армянской общественности в Москве вел академик Арзуманян, имевший близкие отношения с Н. Хрущевым и его сыном С. Хрущевым. И, конечно же, ключевым игроком во все времена был А. Микоян. Определенную роль сыграл и маршал И. Баграмян, который встал на сторону Н. Хрущева против Г. Жукова. Словом, когда Хрущев приехал на торжества в Ереван, то был в курсе проблемы. После хлебосольного банкета, когда Хрущев был «готов», к нему обратились, как рассказывал автору бывший Председатель Президиума Верховного Совета АзССР М. Искендеров, тут же за столом, армянские ученые и интеллигенция, чтобы он решил карабахский вопрос в их пользу. Вмиг отрезвевший Н. Хрущев твердо ответил: «Ни к чему это. Все – СССР! И потом, вы от них получаете нефть. Вам мало?!» И больше к этому вопросу не возвращался.
Как пишет Помпеев: «Анастас Микоян, став Председателем Президиума Верховного Совета СССР, предложил Н.С. Хрущеву в начале 1964 года при­соединить НКАО к Армении, учитывая успешную передачу Крыма Украине десять лет назад. Хрущев, по достоверным сведениям, не без раздра­жения сказал: «Я готов предоставить 12 тысяч военных грузовиков для переселения армян НКАО в Армению в течение одних суток».
Активно участвовала в этом процессе армянская церковь.
В письме Председателю Совета Министров СССР Булганину от 12 мая    1956 г. католикос всех армян Вазген I (Палчян) просит открыть вторую церковь в НКАО, а также в других районах Азербайджана.
В другом письме Председателю Совета Министров СССР Булганину католикос всех армян Вазген I (Палчян) пишет: «За границей многие спрашивали нас – не настало ли время для справедливого решения вопроса о Нагорном Карабахе, Нахичеванской АССР, которые в основном заселены армянами, однако продолжают оставаться за границами Советской Армении. Зарубежные армяне надеются, что благосклонным советским правительством будут созданы необходимые условия, чтобы соединиться со своими братьями на родной земле».
В этом письме есть такое выражение «Блаженной памяти Сталин». И это было не случайно – Сталин поддерживал Эчмиадзин – 19 апреля 1945 г., когда страна зализывала послевоенные раны, специальным постановлением Совета Министров СССР, Сталин предоставил Эчмиадзин значительные льготы.
После развала СССР, ни Азербайджан, ни Грузия не предъявляют территориальных претензий на Южном Кавказе (правда, сегодня грузинская сторона требует передать им земли, на которых находится грузинский монастырь. Глава Грузинской православной церкви Илия II заявил на страни­цах газеты «Джорджиан таймс», что «обитель Давид Гареджи является вели­чайшей святыней Грузии и Грузинской церкви. Она должна остаться как монастырь, как лавра, где будут служить монахи, и поэтому руководство нашей страны должно сделать все, чтобы Давид Гареджи был включен в состав Грузии». Президент грузинской Лиги образования заявляет, что «сейчас Азербайджану и Турции принадлежат части бывших грузинских земель», но все это, в отличие от Армении, не государственная политика), в то время как при всех руководителях Армении территориальные претензии были одним из пунктов их программ.
В современной конституции Азербайджана и Грузии нет статей о терри­то­риальных претензиях к соседним странам – есть только статьи о тер­ри­ториальных целостностях стран. В конституции Армении в статьях 10 и 11 есть территориальные претензии к соседним странам.
Уже в новейшей истории 4 августа Л. Тер-Петросян был избран Предсе­дателем Верховного Совета Армении, а Председателем Совета Министров стал В. Манукян.
В своей первой же декларации, опубликованной в августе 1990 года, новое правительство Тер-Петросяна объявляет, что договор СССР с Турцией о государственных границах, подписанный в 1921 году, недействителен.
Здесь уместно отметить, что есть много вопросов и к самому Левону Тер-Петросяну и к его движению «Карабах». На вопрос: правда ли, что Левон Тер-Петросян, Ашот Манучарян, Ара Саакян и некоторые другие члены комитета «Карабах» являлись агентами КГБ? – бывший председатель КГБ Арм. ССР Усик Арутюнян отвечает так: «Видимо, в этой связке наибольший интерес вызывает Л. Тер-Петросян (это надо так понимать, что с другими вопросов нет. – Авт.). Быть может, вы помните, что в конце 1992 г. в одной из оппозиционных газет (такие тогда уже появились) была опубликована фотокопия документа, где за моей подписью (начальника внешнеполи­тичес­кой, научно-технической и нелегальной разведки) утверждалась характерис­тика на Л. Тер-Петросяна. Все были в шоке: каким образом подобный доку­мент мог попасть в прессу (не самим фактом, а его обнародованием. – Авт.) и что это значит. А дело было в том, что когда ситуация в Армении обострилась, все совершенно секретные документы госбезопасности         Арм. ССР на нескольких самолетах были вывезены в Смоленск. Не исключено, что там была нарушена инструкция по работе с секретными документами и их часть могла быть выкрадена или фотокопирована.
Понимая это, я никакого шока не испытал. Ко мне на интервью по данному вопросу приехала съемочная группа с телевидения, и я разъяснил ситуацию. Я заявил тогда и повторяю сейчас: «Левон Тер-Петросян никогда агентом КГБ не был». Возникает вопрос: так что же это была за характе­ристика, утвержденная начальником разведки? Дело в том, что КГБ Армении по приказу КГБ СССР имел задачу формировать разведывательно-дивер­сионные группы на территории республики с учетом возможных военных событий в направлениях, представляющих интерес для СССР. В частности, наши ближайшие соседи – Ближний Восток, Иран, Турция, арабские страны и т.д. и, разумеется, граждане, владеющие этими языками и обладающие определенными навыками, зачислялись в эти группы (на самом же деле эти группы, в полном объеме, были использованы против Азербайджана. – Авт.). Но отмечу, что мы по данному вопросу работали не под эгидой КГБ, а Министерства обороны. В эти группы входили люди самых разных про­фессий: врачи, саперы, минеры, переводчики – в общем, все, кто мог приго­диться для разведывательно-диверсионной работы. Никто из тех людей, кста­ти, и не подозревал, что работает на Комитет госбезопасности.
Так и Тер-Петросян был в числе других приписан к одной из этих групп – не более. Если кому-то из членов групп становилось известно, что он работает на КГБ, его исключали. Исключали и в том случае, если у него рождался второй ребенок, а также по состоянию здоровья, в силу каких-либо личных качеств, к примеру, трусости. Среди членов комитета «Карабах» были люди, которые нам помогали, но называть их поименно я не имею морального права даже сейчас».
При прочтении этих строк сразу вспоминается песенка из кинофильма «Д’Артаньян и три мушкетера»: «Я не сказала да, но не сказала нет!» Но даже из этого хитроумного текста ясно одно: Л. Тер-Петросян и его движение «Карабах» однозначно имели какое-то отношение к КГБ – как и в каком объеме – это другой вопрос. Но то, что они имели отношение к секретарю ЦК КПСС по идеологии идеологу перестройки А. Яковлеву – это однозначно. И не только они – Председатель КГБ СССР Крючков и многие другие докумен­тально показали, что многие лидеры народных движений имели отношение к КГБ СССР. «Когда сносили памятник Дзержинскому, – писал один из высоких чиновников КГБ СССР, бежавший из СССР, – я в первых рядах увидел наших агентов».
Территориальные претензии к соседям и сегодня являются государствен­ной политикой Армении. Именно это является главной причиной политичес­кой напряженности в регионе.
 
 
Рис. 63. Оценка продуманной стратегии и степень претворения в жизнь этнической чистки на государственном уровне в странах Южного Кавказа по отношению друг к другу по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Ни в Азербайджане, ни в Грузии подобной концепции на государственном уровне никогда не было - некоторым исключением для Грузии являются времена президентства Гамсахурдиа, который заявлял: «Грузия – для грузин», но это не нашло широкой поддержки в Грузии, в отличие от Армении.
Звиад Константинович Гамсахурдиа, будучи лидером блока «Круглый стол – Свободная Грузия», сказал на одном из митингов: «Инород­цы в Грузии – это насекомые. Грузинская метла выметет их». В более политкорректной, как ему казалось, версии он потребовал от «инородцев» полной ассимиляции, а несогласным предложил покинуть Грузию. Даже журналисту итальянской газеты «Стампа», спросившему у него: «Вы считаете, что они должны уйти?», он ответил: «Это очевидно. Другого выхода нет», – пишут А. Горянин и        А. Севостьянов.
Концепция изгнания азербайджанцев из Армении имеет долгую историю – вот ее хроника.
Вот цифры процентного соотношения азербайджанцев в Армении срав­ни­тельно с общим населением за последние 106 лет по зарубежным источ­ни­кам:
1897 г. –
37,7 % от всего населения
1926 г. –
8,37 % от всего населения
 
 
1959 г. –
6,11 % от всего населения
1970 г. –
5,95 % от всего населения
 
 
1979 г. –
5,31 % от всего населения
1989 г. –
2,57 % от всего населения
 
 
2003 г. –
0 %
 
Первые удары азербайджанский народ получил еще в начале прошлого века на своей территории.
В табл. 9 и на рис. 64 приведен только небольшой фрагмент геноцида азер­байджан­цев на азербайджанской земле.
 
Таблица 9
Геноцид азербайджанцев, учиненный армянами в начале XX века
(по архивным данным)
 
Нанесенный ущерб
Пострадавшие населенные пункты
Пострадало частично
Арабкардаш Бекли, Ашагы Сурра, Пирабаба, Каралыказ­винли, Марышлы, Ново-Ивановка, Сейзан, Тазакенд, Хил­ли Верхнее, Хилли Нижнее, Татармаглы, Хош Чобанлы, Шор­сули, Качах кенд, Халадясь, Гянджели Гашимханлы, Яхшы­кенд, Петропавловка, Елатимировка, Калагайны, Кез­войлы, Казавелли, Ниж. Каралар, Али Солтанлы, Эгрл­буд­жаг, Агаханлы, Каракювендик, Халадж, Расулли, Чахир­ли, Дже­ват­ханлы, Верхний отузики, Нижний отузики, Арабли, Амиратба, Текли, Муганлы кочевое, Гроз­ненское, Евдоки­мовское, Бурнашевское, Семеновское, Суворовское, Харман­далы, Ур-Билясувар, Котляревское, Кулибинское, Еси­нов­ское, пос. Аджикабул, Араб-Балоглан, Губовское, Ил­ла­ри­новское, Текле-Мирзабаба, Текле Мирза кенд, Чалов, Хи­д­ирли, Талыч, Нетяг-Каджар, Кюрт-Элдарбек, Вейсаллы, Да­мир-Курт, Кюрдамир, Алиджанлы, Чадалы, Мустафалы, Му­гамы, Курт, Алпают-Марданбек, Шах Насыр, Араб-Сар­ван, Гек-Делаклы, Халилли Касумбек, Каракоюнлу, Му­ган­лы, Падар-Гюльмаллы, Бянаджик, Аджи Дара, Калагайлы, Джаг­лы, Баят-Назир Гусейн, Ханазад, Ахунлы, Шамлы, Агри-оба, Карабекли, Барумы, Калабекли, Пардалы, Хевляр-Хинисли, Кара Илькичи, Илькичи-кенгерли, Молла Али ог­лы, Исма­иллы 1, Исмаиллы 2, Кенгерли, Чаура, Арат кенд, Ма­лаллар, Текле-Муганлы, Керари, Чапны, Халдж-Ханаслы, Кара-Сакгаллы, Сагиры, Араб-Абдул Керим I, Араб-Абдул Керим II, Каракашлы, Кубаны, Зангана, Каравелли, Шахи­ван, Карабуджаг, Пир Гасанлы, Каракашлы, Курбанчи, Араб­шах­­верди, Арабшалоаш, Арабкадым, Кельва, Дильман, Сунди
Разорено частично
Геокчай, Молла Иса оглы, Гаджи Атамлы, Калага, Бизавенд, I Янгикенд, Ушталы, II Еникенд, Ашик Байрамлы, Тофт­маши, Караязы, Екахана, Кубахалинлы, Гянай-бекли, Эюб­бекли, Гянзо, Кесугурт, Кельбент, Кирк, Кирк-Газаран, Туби-кенд, Куш энгидже, Дахар Нюкеди, Велибина, Диаллы, Талыстан, 2-й Джульяны, Исмаиллы, Миджан, Казилы, Калычак, Кела-Меша, Карамарьям, Каджар, Мюди-Гавтран, Бала Генза, Руманкенд, Ванг
Пострадало
Чанах булах, Кошаковах, Агджа-язы, Араб-аджаги, Намата­бад татарское, Ханабад-татарс., Гаварлы-татарс., Каракоюн­лу, Шехили, Пиркиха, Гаджили, Джува, Кер-Арх, Савалан, Бей­лы, Чайлы, Кушляр, Карадеги-гарай, Сары-Гаджалы, Дзахы, Шафилы, Кюрд, Байрам Кюхалы, Сабатлы, Даш­булаг, Аханлакенд, Козлы, Ягублы, Зараф, поселок при ст. Акстафы, сел. Елисафетинск, арм. село Гирзам
Часть уничтожено
Гюлемли, Михайловка, Кубинский уезд г. Куба, ст. Хачмаз, сел. 1. Пораджан, Джагатай, Гюлала, Чинар-тапа, Узунба, Ахмед-оба, Меджит-оба, Дивичи, Алиханлы, Эйни-булаг, Куй-булаг, Саадан, Чархана, Тогай, Араб-Гамя, Араб-Али-Мамед, Дигярь, Аннан, Хуч-бана, Мирза Мамед кенд, Игрых, Молла Бурханлы, Зизик, Гаджи-Гаиб-Кишлаги, Палчухлу-оба, Кимил-Кишлаги, Гаджи Ага Рагим оба, Екатериновка, Рудникова, Н. Михайловка, Ермыловка
Разорено
Калбаши, Чай кенд, Ханабад, Наметабад арм., Кендек, Марзуш, Гаварлы арм., Армени-базар, Беюк-Согутлы, Хаш­хашлы, Тосик, Зирик, Сырт Енгиджа, Байляр-кенд, Алых, Амирван, Гирдадук, Кавалевка, Фрезиво-Львовка, Голицино, Алексеевка, Ново-Спаловка, Карадили арм., Саров арм., Отселок Ток-молокан, Ходжалы мус., Ходжалы рус., Кайбалы кенд, Киркиджан, Пахлул, Джамиллу, Вейсаллу, Диваналыляр, Ковшатлу, Салакатин, Шихимли, Гога, Кятук, Агдара, Нахичеваник, Аранзамин, Пирджамал, Агбулаг, Даграз, Герраванд, Чырахлу, Имарет-Гарреванд, Умудлу, Сыр­ха­венд, Брудж, Довшанлы, Шихавенд, Хачин Дорбатлы, Карамли, сел. Бегуш-Саров, Маралян-Саров, Кахриляр, Га­сан Кая, Сейпулан, Яримджа, Караханбекли, Абдулрах­ман­бекли, Куртляр, Муганлы, Сирик, Мазра, Маликли, Шыхляр-Ахаллу, Ахмедли, Кунзиляр, Эйватлу, Даланлар, Бинятлу, Нувади, Алидара, Тугут, Маркизат, Эйназар, Легваз, Вар­та­ганур I, Вартаганур II, Лок, Амракар, Тей, Мульк, Банав­шануш, Тагамир, Бугакар, Катар, Кархана, Гюмаран, Ахкенд, Беюккишлак, Хирдакишлак, Пирвенс, Джанбар, Шариклы, Бирунлу, Шаифлу, Киркиллу, Кякялу I-е, Кякялу II-е, Карагел, Чухуюрт, Магарджик-Тайлу, Кунзулу, Аджаллу, Мамалзар, Велилар, Раздара, Комукишлаг, Машади Исмаил­лар, Батназар, Карагиман, Сизнак, Бешдаг, Таджадин, Ямазлу, Инджевар, Халадж, Охтар, Чобанлу, Карадига, Гунут, Чанахчи, Дортны, Довруз, Дашнов, Чуллу, Тураб­ханлу, Джабини, Чуллу, Гедаклу, Селдтар, Бякташ, Алмалуг, Аткиз, Гаджи Курбанлар, Ямазли 2-е, Саралу-Хоштаб, Кулдара-Хоштаб, Агбш, Джиджаллу, Казикурдалу, Дорабас, Шам, Урут, Ирмис, Багрилу, Вагуди, Агуды, Даракенд, Каракилиса, Кизледжак, Шаки, Каладжилик, Ариклу, Шукер, Джимартлу, Аравсы, Гартигюсь, Фабазидур, Сисиан, Агван­лу, Данзавер, Давутлу, Куртгала, Мажж, Калабашны, Курт­лар, Хатанан, Наджафлар, Саналу, Бугаджик, Мусуулам, Ков­шут, Карабаш, Моллагу, Кербалай Шамирляр, Казанчы
Разгромлено частично
Талыч, Нетяг-Каджар, Кюрт-Элдарбек, Вейсаллы, Дамир-Курт, Кюрдамир, Алиджанлы, Чадалы, Мустафалы, Мугамы, Курт, Алпают-Марданбек, Шах Насыр, Араб-Сарван, Гек-Делаклы, Халилли Касумбек, Каракоюнлу, Муганлы, Падар-Гюльмаллы, Бянаджик, Аджи Дара, Калагайлы, Джаглы, Баят-Назир Гусейн, Ханазад, Ахунлы, Шамлы, Агри-оба, Карабекли, Барумы, Калабекли, Пардалы, Хевляр-Хинисли, Кара Илькичи, Илькичи-кенгерли, Молла Али оглы, Исмаиллы 1, Исмаиллы 2, Кенгерли, Чаура, Арат кенд, Малаллар, Текле-Муганлы, Керари, Чапны, Халдж-Ханаслы, Кара-Сакгаллы, Сагиры, Араб-Абдул Керим I, Араб-Абдул Керим II, Каракашлы, Кубаны, Зангана, Каравелли, Шахиван, Карабуджаг, Пир Гасанлы, Каракашлы
Уничтожено все
Шемахинский уезд гор. Абдулянского участка, Наваги, Радж­бар, Кубали Балаоглан, Мейниман, Кабристанского участка, Маразали-Татарское, Марзандите, Мири-кенд, Му­ранлы, Алпаут, Осман-текли, Чарган, Нюгдаг, Джабани-татар­ское, Ангхаран, Геголы, Ахсу, Нюгды - 1-ое, Базар при ст. Хачмаз, Дивичи-базар, Шихляр, Владимировка, Петро­пав­ловка, Еленовка, Козеяновка, Кюлюли русское, Шюкюри, Агбулаг, Дайма Даглы, Гершаханы, Фатаглы, Карамарзи-татари, Худат, Ялама
 
Рис. 64. Геноцид азербайджанцев, учиненный армянами в начале ХХ века
(по архивным данным)
 
В советское время на союзном уровне процесс выселения азер­байджанцев начал И. Сталин.
 
СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР, ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 4083 от 23 декабря 1947 года. Москва, Кремль. О переселении колхозников и другого азер­байджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низ­мен­ность Азербайджанской ССР.
доп. 10/III-48 г. № 754
Председатель Совета Министров Союза ССР И. Сталин
Управляющий делами Совета Министров СССР Я. Чадаев
 
Совет Министров СССР посчитал нужным дополнить первое решение решением № 754 от 10 марта 1948 года. Этот второй документ планировал дальнейшее развитие решения, принятого 23 декабря, и опять был подписан Сталиным, усилил меры по переселению азербайджанцев. Первая часть решения от 23 декабря 1947 года утверждала, что с 1948 по 1950 год «на добровольных началах» 100.000 колхозников и других представителей азер­байджанского населения, проживающих на территории Армении, должны быть переселены в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР. Из них 10.000 в 1948-м, 40.000 – в 1949-м и 50.000 – в 1950 году.
Процесс с новой силой пошел в новейшей истории и был закончен.          2 июня 1989 года, на первом съезде народных депутатов СССР, Первый сек­ретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Армении С.Г. Ару­тюнян подвел итоги выселения азербайджанцев из Армении – «по состоянию на 1 июня 1989 года в Армении нет ни одной азербайджанской семьи...» На рис. 65 приведена стратегия выселения азербайджанцев из Ар­ме­нии.
 
 
Рис. 65. Изгнание азербайджанцев из Армении
 
Из рис. 65 четко видно, что этот процесс имел продуманный характер в соответствии со сложившейся политической ситуацией в СССР в разное время.
Из 185 азербайджанских селений в Армении были изгнаны более   230000 азербайджанцев. Были ограблены до 31000 жилых домов, 165 кол-хозов и совхозов, угнано большое количество скота. Всего были убиты 216 че-ловек, в том числе 57 женщин, 5 младенцев и 18 детей различного возраста и ранены 1154 человек.
А вот как проходил процесс изгнания азербайджанцев из Армении.
«Такие же душераздирающие сцены: молодая азербайджанка с крошеч­ной девочкой на руках, мальчик цепляется за подол. Шли трое суток через заснеженный перевал. Старый учитель, у которого, кроме общего для всех ошеломления случившимся, еще какое-то особое выражение горечи на лице – ведь он-то говорил детям о неких основах жизни, которые в мгновение ока рухнули у них на глазах. Крестьяне-азербайджанцы из сел Лермонтово и Фиолетово, где их соседями были русские молокане, от которых они переняли и староверские окладистые бороды, и даже склад речи. Лица, лица – людей неведомо за что и кем гонимых на заклание. Начиналось великое жертво­приношение на погребальный костер Союза», – пишет Ксения Мяло в книге «Разлом» во второй главе «Россия и последние войны XX века. К истории падения сверхдержавы».
Руководитель отдела управления «3» КГБ СССР Владимир Луценко и начальник отделения Валерий Хмелев пишут: «Никто почему-то до сих пор еще не сказал, например, о том, как в армянском селе Гукарк повторилось почти тоже самое, что было в Сумгайыте. Там издевались над азербайджан­ца­ми, убивали, грабили дома».
Эксклюзивное интервью Vesti.Az с генерал-лейтенан­том в отставке, бывшим командующим войсками про­тивовоздушной обороны южного стратегического направления Министерства обороны СССР Петром Поляхом, проживающим ныне в Украине.
– Мы знаем, что вы были руководителем группы по оказанию помощи армянам и азербайджанцам в пе­реселении...
– Да, я был ответственным за переселение азербайджан­цев. Сразу вам скажу, что я был просто поражен видом азер­байджанцев, изгоняемых из Армении. Армяне жгли и грабили мирные азербайджанские села, расположен­ные на террито­рии Армении. Советская армия делала все возможное, чтобы спасти азербайджанцев в Армении. Мы прилетали в эти села, брали их в кольцо, чтобы армяне не совершали на них набеги, а затем вывозили в Азербайджан. В основном мы вывозили их в город Газах.
 
В отчете за 2010 год глобальной аналитической компании США «Стратфор» есть такие слова: «В годы развала СССР армяне нача­ли войну против Азербайджана. Осуществив этническую чистку против сотен тысяч азербайджанцев в Западном Азербайджане, Нагор­ном Карабахе, они постави­ли Азер­байджан лицом к лицу с проблемой беженцев». Сказано четко и од­нозначно, но ни в одном решении международных организаций этот текст, как преам­булу, вы сегодня не встретите – говорится о конфликте как таковом!
После изгнания азербайджанцев из Армении и покинувших оккупиро­ван­ные территории, в Азербайджане образовались по всей его территории лагеря беженцев (рис. 66).
 
 
Рис. 66. Лагеря беженцев на территории Азербайджана
 
Уехали, после известных событий в Баку и в Сумгайыте, из Азер­байджана и армяне, но не так, как азербайджанцы из Армении, в одной верх­ней одежде, а, предварительно продав квартиру, машину, имущество и т.д.
«И солнечным сентябрьским днем я сел в поезд. Впереди снова был Баку, родной и привычный, но одновременно чужой и неже­ланный», – пишет Карен Брутенц.
Были такие, которые уезжали и приезжали в Баку «по Брутенцу», но были и такие, которые уезжали «со слезами на глазах». Среди вторых у автора были верные друзья!
 
После изгнания азербайджанцев из Армении, Азербайджан также поки­нули армяне, и при этом были человеческие жертвы.
Неправдой, мягко говоря, было и заявление армянской стороны до на­чала известных событий, что в Азербайджане, больше чем в других странах Юж­ного Кавказа, число армян уменьшается.
Одним из главных аргументов армянской стороны в дни известных событий было то, что количество армян в Азербайджане, и особенно в НКАО, в процентном выражении, уменьшается, т.е. армяне выдавливались из Азер­байджана.
Это была полуправда – процент действительно уменьшался, но причины были не те, о которых говорили армянские идеологи – просто люди искали лучшее для себя применение.
Согласно переписи населения 1989 года, численность населения НКАО сос­тавляла 189085 человек, из них: 145450 армян – 76,9 %; 40688 азер­байд­жан­цев – 21,5 %; 1922 русских – 1,0 %; 1025 представителей других наци­о­наль­ностей – 0,6 % (рис. 67):
 
 
Рис. 67. Население НКАО перед началом сепаратизма
 
Как видно из приведенного рис. 67, никакого вытеснения армян не было – население в Шуше росло больше, чем в НКАО в целом.
В целом, как видно из рис. 67, демографическая ситуация для армян в НКАО была более, чем благоприятная.
А какова реальная сущность этой проблемы?
Рассмотрим беспристрастно официальные статистические данные за 1959-1970 гг.
Прирост армян в Азербайджанской ССР за 1959-1970 гг. составил 9,38 %, 1970-1979 гг. – 1,66 %.
В абсолютных значениях численность армян с 1959 по 1979 г. увеличилась с 442 тыс. человек до 475 тыс. человек, т.е. на 7,47 %. Прирост армян в соседней Грузинской ССР за 1959-1970 гг. составил 2,12 %, 1970- 1979 гг. – 0,05 %.
Таким образом, за период с 1959 по 1979 г. рост численности армян в процентном отношении в мусульманском Азербайджане в 6,6 раза превышал рост армян в христианской Грузии!
Любому непредвзятому читателю, знакомому с азами арифметики, по этой выкладке все становится ясно – этнический фактор в армянской интер­пре­тации исключается.
И еще – почему-то сегодня никто в Армении не говорит, что население в Армении и «НКР» уменьшается, а в Азербайджане растет. Ситуация иная, а закономерность советских времен сохраняется!
Неправдой были и социальные доводы, приводимые армянской стороной по НКАО в СМИ СССР.
«…В поездках по стране я нигде не сталкивался с такой экономической запущенностью, пренебрежением к судьбам людей, как в Нагорном Кара­ба­хе», – писал 15 января 1989 года в статье «Мир земле Карабаха» в газете «Прав­да» А. Вольский.
 
Социальные данные по СССР, Азерб. ССР, Арм. ССР и НКАО приведены в табл. 10.
Таблица 10
 
Наименование
АзССР
НКАО
СССР
АрмССР
1.
Обеспеченность больничными койками на 10 тыс. чел. (ед.)
97,7
101,7
130,1
86,2
2.
Обеспеченность врачами всех специальностей в расчете на 10 тыс. чел.
38,4
29,1
42,7
38,6
3.
Обеспеченность средним медицинским персоналом в расчете на 10 тыс. чел.
93,5
122,7
114,7
93,5
4.
Число массовых библиотек на 10 тыс. чел.
6
13
4,8
4,1
5.
Число клубов на 10 тыс. чел.
5
15
4,8
3,8
6.
Число киноустановок на 10 тыс. чел.
3
11,2
5,4
2,9
7.
Охват детей дошкольными учреждениями (в % от численности населения соответствующего возраста)
20
35
57
39
8.
Численность учащихся, занимающихся в первой смене (в % к общей численности учащихся)
74,3
92,5
78,2
87,8
9.
Жилищный фонд на 1 жителя (м2),
10,9
14,6
14,9
13,7
в городской местности
12,2
14,6
14,3
13,1
в сельской местности
9,2
14,6
16,1
15,0
 
Источник: «Статистические данные Госплана СССР»
 
Как видно из табл. 10, социальное положение в НКАО, по основным показателям, было лучше, чем в среднем по СССР, в Азербайджане и Арме­нии. Особенно это рельефно видно при сравнении с Арменией.
Доктор исторических наук Востриков С.В. (Смоленск), который в те годы написал не одну статью про «страданья» карабахских армян, в статье «Карабахский узел – как конфликтогенный фактор Закавказья» пишет: «…Важным конфликтогенным фактором стали существенные диспропорции в уровнях социально-экономического развития. Суть проблемы заключалась не в том, что армяне Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) жили хуже, чем их соседи-азербайджанцы. Напротив, по целому ряду параметров уровень жизни первых был несколько выше соответствующих показателей вторых». Не говорилось в армянских источниках и о другом – рождаемость в НКАО была выше, чем в Армении, а смертность – ниже.
Самым поразительным был следующий факт.
В постановлении ЦК КПСС по НКАО говорилось, что в автономной области была запущена социальная сфера, грубо нарушались ленинские принципы подбора и расстановки кадров, ущемлялись права армян НКАО и т.д. И это было сущей правдой, только не в трактовке ЦК КПСС, а… с точностью до наоборот.
Вот официальные данные из архива ЦК КП Азерб. ССР.
«В 1983-1984 гг. в отделе оргпартработы ЦК КП был подготовлен анализ по должностным кадрам в НКАО, при этом были установлены факты грубых нарушений партийных принципов при их подборе и расстановке, особенно в отношении лиц азербайджанской национальности.
Несмотря на то, что это настораживающая тенденция была доведена до руководства отдела и курирующего секретаря ЦК, ей не было придано значения, что сыграло немаловажную роль в последующем развитии событий в НКАО, особенно в 1988 году» – Р. Ахундов, 1984-1985 гг.
 
Обком партии, нарушая ленинские принципы и политику КПСС, при решении многих вопросов не соблюдает норму национального меньшинства.
Нет ни одного азербайджанца:
– в аппарате областного комитета народного контроля;
– в аппарате Аскеранских райкомов партии и комсомола, хотя район организован в 1978 г. и формирован обкомом;
– в аппарате Гадрутских райкомов партии и комсомола;
– в аппарате Гадрутского райисполкома.
 
Нарушено равноправие при расстановке кадров:
– в аппаратах обкома партии, облисполкома и его подразделениях, облсовпрофе, обкоме комсомола и в других организациях;
– во многих колхозах, совхозах и других организациях, где имеется интернациональный коллектив;
– руководителей отдельных промышленных объектов, где имеется многонациональный коллектив.
 
Допускаются отдельные невнимательность и небрежность:
– при приеме в ряды КПСС и ВЛКСМ;
– при представлении к различным наградам;
– при избрании в президиум торжественных мероприятий и состав некоторых делегаций, выезжающих за пределы области;
– при избрании в состав райкомов и горкомов партии и комсомола, а также состав бюро партийных и комсомольских организаций;
– при телефонизации квартир в городе Степанакерте (из 1344 только       56 телефонов в квартирах азербайджанцев) и других населенных пунктах.
 
Во многих учреждениях, организациях и предприятиях отсутствует наглядная агитация на азербайджанском языке, в отдельных из них даже отсутствуют вывески-трафареты.
– нарушено соотношение депутатов;
– на убыль идет разрыв на другие национальности.
Данные о выступлениях на пленумах и партактивах Аскеранского района за 1980-1981 годы представлены в табл. 11.
Таблица 11
П/П
Форма мероприятия
Дата проведения
Выступило
Всего
Из них азербайджанской национальности
1.
Пленум
27.XII.80 г.
10
-
2.
Пленум
30.VIII.80 г.
10
1
3.
Партактив
19.VII.80 г.
9
1
4.
Пленум
07.I.80 г.
9
1
5.
Пленум
20.II.80 г.
10
1
6.
Партактив
19.I.80 г.
10
1
7.
Пленум
19.II.81 г.
10
1
8.
Партактив
07.I.81 г.
9
-
9.
Партактив
10.IV.81 г.
10
1
Итого:
94
7
 
Из архива ЦК Компартии Азербайджана
 
По тем партийным принципам все вышеперечисленное действительно было грубым нарушением партийного устава. Однако вопреки утверждениям идеологов ЦК КПСС все происходило с точностью до наоборот – ущемлялись права … азербайджанцев в НКАО.
 
Рис. 68. Экспертная оценка наличия в составе руководящих органов СССР и России армян, грузин и азербайджанцев во времена Горбачева и Ельцина
 
Примечание: Автор ни в коем случае не осуждает преимущество ни одной этнической группы – эти люди достигли успехов за счет своих способностей и трудолюбия. Вопрос в другом – нужно четко осознавать ситуацию перед началом известных событий – вольно или невольно они, и это естественно, оказывали заметное влияние на разворачивающиеся события.
 
Об окружении Горбачева говорить нет смысла – оно общеизвестно: в аппарате ЦК КПСС: Шахназаров – один из помощников Генерального сек­ретаря М. Горбачева (после смерти Шахназарова помощником Горбачева, уже в его фонде, стал Карен Карагезьян); Брутенц – зам. зав. международным от­де­лом; Мчедлов – зам. директора ИМЛ при ЦК КПСС; Карагезьян К.К. – зав. сектором идеологического отдела ЦК КПСС; Оников Л.А. – ответствен­ный организатор идеологического отдела ЦК КПСС (Зенькович Н. – «Леон Аршакович Оников – долгожитель ЦК. С 1960 по 1991 год – в аппарате ЦК КПСС).
Своим распоряжением М.С. Горбачев утвердил также своих внештатных советников. Это были Л.И. Абалкин, А. Аганбегян, С.А. Ситарян, В.П. Оси-пян.
Н. Рыжков полностью шел по фарватеру Горбачева – в его время в аппарате Совета Министров СССР на ключевых должностях были: Ситарян – зам. Председателя Совмина, академик Аганбегян – председатель Экономбюро, министр экологии В. Данилов-Данилянц, Арутюнов – первый зам. министра тяжелого машиностроения, Арутюнян В.А. – председатель ВВО «Союзнефт­еэкспорт», Хитоян В.В. – генеральный директор ВО «Внешпосыл­торг», Саркисян Ю. – зам. председателя Госкомитета СССР по метеорологии и мно­гие другие.
И совсем не случайно, 13 января 1989 года по инициативе Рыжкова Совет министров СССР вынес решение «О мероприятиях, связанных с введением Особой формы управления в Нагорно-Карабахской области». Первым пунктом Совмин СССР обязал выделить особой (отдельной от АзССР) строкой показатели социально-экономического развития НКАО. Здесь, безусловно, основательно «поработал» Ситарян.
Не отставал в своем выборе и Ельцин – все окружение Ельцина однозначно было настроено проармянски, и, что было новым, в этом они признавались публично. Лобов, Скоков, Бурбулис, Старовойтова, Чубайс, Батурин (ученик Г. Шахназарова), Руцкой, Грачев, Шапошников, Ясин, Козырев, Куликов, Ерин о своей проармянской ориентации, зачастую в ущерб российским интересам, говорили публично и с наглой откровенностью.
Г. Старовойтова, «орхидея российской демократии», и Ю. Батурин, которые по отношению к армянам были «правовернее Папы», являлись помощниками президента России.
Е. Амбарцумов (председатель Комитета по международным делам и внешнеэкономическим связям Верховного Совета, перешедший от Хасбу­латова на сторону Ельцина, за что был назначен послом в Мексике, где занимался, главным образом, укреплением связей армянской диаспоры с Нагорным Карабахом) и А. Мигранян входили в президентский совет, а         В. Нерсесянц – в Совет юристов при президенте России.
Главным советником Ельцина по положению русских в СНГ был депутат Ару­тюнов из «Комитета по делам русских беженцев» российского парла­мен­та.
Другим советником Ельцина по геополитике был Кургинян. В Баку хорошо помнят его философские рассуждения о Нагорном Карабахе, оканчи­ваю­щиеся, как правило, призывом обратить внимание на «трагическое положение карабахских армян».
И совсем не случайно во времена Ельцина посол России в Азербайджане Шония публично заявил, что «мы не можем не считаться с армянской диаспорой в России».
Было много политических и общественных деятелей подозрительного плана, примкнувших к этим господам.
Нуйкин Андрей Александрович сопредседатель «Московской трибуны», ассоциации «Апрель», Комитета российской интеллигенции «Карабах», депутат Первой Госдумы. И, главное, с 1996 по 2000 год – член Комиссии по правам человека при Президенте РФ.
Этот мерзавец, другого слова не подберешь, назвал истекающий кровью азербайджанский народ «палачом», а армянский – «жертвой».
6 апреля 1991 г. в «НГ» была опубликована фашистская, антиазер­байджанская статья «Где же ты была, русская интеллигенция?», посвященная ситуации в Нагорном Карабахе. Трудно было пройти мимо подобной мерзости, и Прокуратура СССР возбудила против А. Нуйкина уголовное дело. Старший помощник Генерального прокурора СССР В. Алюхин возбудил в отношении А. Нуйкина уголовное дело по статье 74, ч. 1 УК РСФСР («Разжигание национальной вражды»). 23 мая в редакции побывал старший следователь Московской городской прокуратуры, которому было поручено вести предварительное следствие по этому делу, и «произвел выемку» оригинала статьи А. Нуйкина», сообщала «Независимая газета» 25.05.91.
Комитет российской интеллигенции «Карабах» («КРИК») организовали и руководили им известные литераторы, публицисты А. Нуйкин и В. Ос-коцкий, одни из основных идеологов кровопролития в Азербайджане. Его активными членами, внесшими «неоценимый» вклад в трагедию азербай­джанского народа, были И. Буркова, К. Воеводский, Т. Гайдар, Ю. Чер-ниченко, Н. Шмелев, А. Беставашвили, Е. Лунина, С. Вермишева и мно­гие другие. Они выступали в защиту армянских сепаратистов, не останавливаясь при этом перед оскорблениями в адрес азербайджанского народа.
Грязные и провокационные статьи и действия Валентина Оскоцкого против Баку были должным образом оценены в Армении. 13 ноября 2002 г. издается указ о награждении сопредседателя Комитета российской интел­лигенции «Карабах», секретаря Союза писателей Москвы Валентина Ос-коцкого медалью «Мхитар Гош» за активную общественно-политическую деятельность, в связи с 10-летием провозглашения «НКР» и 70-летием со дня рождения.
Спустя более десяти лет автор с понятным злорадством наблюдал по НТВ, как эти господа из «КРИК» скулили как подбитые собачки, прося о помощи, – у них несгибаемый Н. Михалков отбирал помещение, бывшее имение Ростовых, так красочно описанное Л. Толстым в романе «Война и мир». Куда девались агрессивность и наглость – это были жалкие людишки, плачущие в платочек!
Когда ОМОН Москвы «прикладывается» к правозащитнику                          Л. Поно­мареву, у автора невольно возникает мысль – «мало ему!» Какие он только оскорбительные слова не говорил в адрес азербайджанского народа!
К ряду московских демократов и диссидентов были и остаются большие вопросы по карабахским событиям – вспомним, например, жесткую позицию известного правозащитника Ковалева по отношению к Азербайджану. В связи с этим, вспоминается эпизод, рассказанный одним из западных журналистов в андроповские времена. Этот журналист побывал в гостях у ленинградских и московских диссидентов. Как он впоследствии рассказывал, ленинградские диссиденты были убежденные и решительные люди, которые вели полунищенский образ жизни.
В то же время, по его словам, он был поражен увиденным в квартирах московских диссидентов. Они вели вполне благопристойный образ жизни, а их холодильник был набит черной и красной икрой, балыком, шпротами и др. И борьбу они вели больше между собой, чем с властями.
Для этих диссидентов вполне подходит выражение Василия Гроссмана: «Самая большая трагедия для них – это потерять черную икру и ограничиться только красной».
 
Помощь армян, находящихся на высоких должностях, карабахскому движению ощущалась во всем.
«– Я, Егор Кузьмич, прежде всего армянин, а потом уже коммунист!» – говорил Аганбегян (к слову, кто из видных политических и общественных деятелей, ученых, деятелей искусства в те трагические дни публично заявил – «прежде всего, я – азербайджанец, а уж потом коммунист…» – скорее наобо­рот!). Вольно или невольно, в том или другом объеме, так могли говорить и другие армяне, занимающие высокие должности, и в этом их трудно упрекать.
Вопрос в другом – выражаясь шахматным языком, позиция Азербай­джа­на по этой проблеме была безнадежной!
Азербайджанцев в ранге замминистров было два человека, но они по известным событиям молчали, как «партизаны на допросе!»
Этот список можно существенно продолжить, но в этом нет необхо­ди­мос­ти – приведенная информация вышла на свою зловещую для Азербай­джа­на асимптоту!
Вывод один и бесспорен – Азербайджан столкнулся не только с Арменией, но с каким-то куда более могучим противником! Ни одна из стран СНГ после развала СССР не оказалась в такой страшной, невесть откуда пришедшей, ситуации!
И надо ли сомневаться, что Азербайджан, сумевший переломить ситуацию и остановить этот зловещий тренд, не добьется новых успехов в противостоянии с Арменией?
 
Рис. 69. Кадровая политика в странах Южного Кавказа по отношению к этническим группам соседних стран перед началом известных событий
 
Примечание: Было много разговоров в высоких инстанциях, что армяне в Азербайджане подвергаются дискриминации и не выдвигаются на высокие должности. Это было неправдой. Вот список армян, работавших на руководящих должностях до начала известных событий на Южном Кавказе:
1.      Айриян А.А. – министр деревообрабатывающей промышленности.
2.      Айрапетов Б.А. – зам. председателя Бакинского городского Совета народных депутатов.
3.      Багирянц Р.С. – зам. начальника объединения «Каспморнефте­газ­пром».
4.      Байларов С.Ш. – член Комиссии партийного контроля при ЦК КП Азербайджана.
5.      Бунятян М.Б. – начальник городского управления Стройбанка СССР.
6.      Габриелян Н.В. – зам. председателя правления «Азериттифака».
7.      Григорян Э.Е. – редактор газеты «Коммунист» (на армянском языке).
8.      Давидян Л.М. – зам. зав. отделом строительства и городского хозяйства ЦК КП Азербайджана.
9.      Довтян В.Г. – зам. зав. отделом оборонной промышленности Совета Министров республики.
10.Казумов С.Р. – начальник отдела КГБ.
11.Нерсисян В.А. – 1-й секретарь Кировского РК КП Азербайджана.
12.Оганджанян М.Г. – 1-й зам. председателя объединения «Азерсельхоз-химия».
13.Степанов Г.И. – секретарь АСПС.
14.Хосровян Э.П. – зав. общим отделом КНК Азербайджана.
15.Шахназарян И.П. – председатель Низаминского РИК.
16.Юрханов П.Р. – начальник управления Минторговли.
17.Иванов (Иванян) В.С. – председатель Наримановского РИК.
18.Давыдова С. – председатель КНК Шаумяновского (ныне Хатаинский) района.
19.Осипов В.В. – секретарь Кировабадского (ныне Гянджинский) гор­кома КП Азербайджана.
20.Шерунц С.Н. – 2-й секретарь Дашкесанского РК КП Азербайджана.
21.Мкртумян Г.А. – секретарь Ханларского РК КП Азербайджана.
22.Дашян Р.С. – председатель Ханларского РИК.
23.Мирзоев Р.В. – 1-й секретарь Шаумяновского (сельского) РК КП Азер-байджана
24.Даниелян Э.С. – секретарь Шаумяновского (сельского) РК КП Азер-байджана.
25.Цатурян А.С. – председатель Шаумяновского (сельского) районного КНК.
26.Сараджян А.С. – председатель Шаумяновского (сельского) РИК.
27.Агаджанян В.Л. – председатель Шаумяновского (сельского) Агропро­ма.
28.Аветисов Д.Г. – зам. министра легкой промышленности.
29.Осипов В.В. – зам. министра местной промышленности.
30.Кеворков Б.С. – 1-й секретарь обкома партии НКАО.
31.Мирзоян Д.С. – секретарь обкома партии НКАО.
32.Бабаян С.А. – председатель облисполкома НКАО.
33.Погосян Г.А. – 1-й зам. председателя облисполкома НКАО, председатель Агропрома.
34.Товмасян В.А. – председатель КНК НКАО.
35.Мовсесян З.М. – 1-й секретарь Степанакертского горкома партии.
36.Мелкумян Г.А. – 2-й секретарь Степанакертского горкома партии.
37.Микаелян А.М. – секретарь Степанакертского горкома партии.
38.Товмасян В.А. – председатель Степанакертского горисполкома.
39.Арутюнян Э.В. – председатель Степанакертского городского КНК.
40.Григорян В.С. – 1-й секретарь Аскеранского райкома партии.
41.Михаелян А.Г. – секретарь Аскеранского райкома партии.
42.Кочарян В.Е. – председатель Аскеранского РИК.
43.Исраэлян Ж.М. – председатель Аскеранского районного КНК.
44.Лазарян В.И. – председатель совета Аскеранского РАПО.
45.Закиян В.А. – 1-й секретарь Гадрутского райкома партии.
46.Сафарян В.М. – 2-й секретарь Гадрутского райкома партии.
47.Аванесян Н.А. – секретарь Гадрутского райкома партии.
48.Навасардян Э.В. – председатель Гадрутского РИК.
49.Амирджанян А.А. – председатель Гадрутского районного КНК.
50.Оганджанян П.П. – председатель совета Гадрутского РАПО.
51.Вартанян Э.В. – 1-й секретарь Мардакертского райкома партии.
52.Акопян С.З. – секретарь Мардакертского райкома партии.
53.Джавадян В. С. – председатель Мардакертского райисполкома.
54.Бандамян Р.Х. – председатель Мардакертского районного КНК.
55.Барсегян С.И. – председатель Мардакертского РАПО.
56.Петросян С.К.1-й секретарь Мартунинского райкома партии.
57.Адамян М.С. – секретарь Мартунинского райкома партии.
58.Сайранян С.А. – председатель Мартунинского РИК.
59.Петросян Л.Н. – председатель Мартунинского районного КНК.
60.Гарибян Р.С. – председатель совета Мартунинского РАПО.
61.Хачатурян М.А. – 2-й секретарь Шушинского райкома партии.
 
Приведенные выше данные отражали картину в партийных, государст­вен­ных, профсоюзных и др. органах. Такая же картина в Азербай­джане была в силовых структурах, промышленности, культуре, медицине и др.
Достаточно посмотреть на этот список, чтобы понять, что никаких проблем по выдвижению на руководящие работы у армян в Азербайджане не было – во все времена все национальности в Азербайджане были равны, как и в независимом Азербайджане. И, надо сказать, что все эти люди без проблем плодотворно трудились на этих должностях.
Сразу возникает законный вопрос – а может ли армянская сторона выставить подобный или, хотя бы, похожий список? «Вопрос, конечно, интересный», – говорил известный юморист!
Нет никакого сомнения, что ни в одной из республик СССР не было на высоких должностях такого количества армян. Здесь вправе задаться и другим вопросом – а было ли столько армян на высоких должностях во всех респуб­ликах СССР вместе взятых?
Как было показано выше, не было никаких проблем у армян в Азербайджане, в том числе, и в НКАО – проблемы были у … азербайджанцев!
Прочтя эти строки и увидев неопровержимые факты, любой непредубеж­денный читатель скажет, что никакой дискриминации армян в Азербайджане не было. В реальности же, благодаря грамотной и продуманной информацион­ной пропаганде, армянская сторона в советских и мировых СМИ, выглядела великомученицей во время известных событий.
Более того, карабахские армяне по многим параметрам превосходили армян из самой Армении. И это указывает на то, что им совсем неплохо жилось в Азербайджане.
Не случайно, после известных событий, карабахские армяне легко захватили власть в Армении, подмяв под себя уроженцев самой Армении, и что-то при этом они не были похожи на подавленный в Азербайджане народ!
«Карабахцы всегда были в сложных отношениях со своей, в значитель­ной мере теоретической, матерью-родиной – Арменией. Ереванцы привыкли свысока смотреть на карабахцев, считать их диалект чем-то низким, посколь­ку, помимо всего прочего, в нем немало заимствованных слов – тюркских, арабских. Карабахцы отвечали примерно тем же, утверждая, что именно они представляют собой соль армянской нации, что именно из их среды выходят самые талантливые, трудолюбивые и мужественные ее представители…», – пишет в своей книге «Тридцать лет на Старой площади» Карен Брутенц.
20 марта 1997 года Тер-Петросян пригласил в Ереван Роберта Кочаряна и назначил его премьер-министром и, тем самым, подписал себе приговор – когда на Страсбургской конференции ОБСЕ 11 октября 1997 года Тер-Петросян хотел пойти на незначительные уступ­ки, Кочарян, без всяких колебаний, хладнокровно сверг его!
Примерно таким же образом и сам Л. Тер-Петросян пришел к власти. По прямому приказу Горбачева, генерал А. Макашов, поставив под угрозу свою жизнь и жизнь членов своей семьи (об этом впоследствии генерал вспоминал на страницах «КП»), арестовал пять лидеров АОД – А. Акопяна, К. Вартаняна,        С. Геворкяна, В. Манукяна и Л. Тер-Петросяна. По личному указанию Горбачева им дали ... 30 суток административного задержания и препрово­ди­ли в Бутырку.
За эти 30 дней авторитет арестованных вырос невероятно: «Если ты не с комитетом «Карабах», значит, не патриот», – говорили по всей Армении.
После освобождения и возвращения в Ереван они свергли коммунистов, и 5 августа 1990 г. «великомученик» Л. Тер-Петросян, лидер АОД, легко стал президентом Армении.
Никаких проблем не было и нет у армян в Грузии.
Значительное число армян работало и поныне работает на руководящих должностях в Грузии, и там у них нет никаких проблем.
Совсем другая картина была в Армении по отношению к азербай­джан­цам.
В ходе одного из своих визитов в Баку в советское время заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Карен Брутенц в сопро­вождении представителя ЦК КП Азербайджана посетил шахматную школу, которую автор тогда возглавлял. Надо сказать, он прекрасно разби­рался в шахматах и, вообще, был глубокий человек, что было заметно по задаваемым им вопросам: «Вы даже не представляете, как шахматы помогают мне в работе», – говорил он. Он пришел в восторг от компьютерной системы подготовки шахматистов, которая использовалась в нашей школе. «Это похоже на искусственный интеллект». Ознакомился и с национальным составом учеников и преподавателей, с составом сборной Азербайджана по шахматам – там были и армяне, в частности, будущий чемпион мира по шахматам среди юношей и один из ведущих гроссмейстеров мира Владимир Акопян. Узнав об этом, Брутенц засиял и удовлетворенно заметил: вот что значит знаменитый бакинский интернационализм в действии!
«А я хотел бы Вам привести другой пример, – сказал ему автор. – Когда в Волгограде проводили одну из последних Спартакиад школьников, то в составе делегации Армянской ССР, каким-то образом, оказался единственный азербайджанец – зам. министра образования Армении, некий Агаев. Это было настолько редким и удивительным фактом, что многие приходили удостовериться лично, что в армянской команде оказался азербайджанец».
«Да, в этом плане к Армении есть вопросы», – как-то неохотно среаги­ро­вал он.
Рис. 70. Жертвы среди мирных граждан от карательных действий
Советской армии в процессе распада СССР
Примечание: Основные жертвы в странах Южного Кавказа были в Баку и Тбилиси в результате карательных действий Советской армии. В Армении также были жертвы во время событий в аэропорту Звартноц и при столкновении армянских боевиков с подразделениями Советской армии, при­чем в этих случаях жертвы были с обеих сторон.
Взлетно-посадочная полоса ереванского аэропорта была блокирована, самолету возвращавшегося из Москвы Первого секретаря ЦК КП Армении Сурена Арутюняна не позволили приземлиться в Звартноце. Внутренние войска МВД СССР разогнали людей, были многочисленные раненые среди солдат, их фото появились на страницах центральной прессы.
 
К. Мяло пишет: «Так погиб один из последних настоящих героев Советского Союза (не путать с тремя «героями августа-91») полтавчанин Олег Бабак, лейтенант 21-й бригады особого назначения МВД РФ (Софринской), которая с июня 1989 года по июль 1991 года выполняла боевые задачи в Баку, Нагорном Карабахе, в районе армяно-азербайджанской границы. 7 апреля 1991 года, в Светлое Воскресение, лейтенант Бабак, начальник заставы в крохотном горном селе Юхары Джибикли на границе Азербайджана и Армении, погиб в бою на участке дороги Горис – Кафан, по всем признакам, от пули армянских боевиков-федаинов. Русская армия уже не была неприкосновенной и для них».
В те годы в советской печати появлялись многочисленные материалы, сообщающие о гибели советских солдат в Армении.
 
Рис. 71. Трагические события в странах Южного Кавказа
во времена Горбачева и Ельцина
Примечание: Автор хорошо изучил Горбачева как личность. Не хочется останавливаться на отдельных чертах характера Горбачева – они достаточно описаны в книгах автора, остановимся лишь на одном – Горбачев большой трус: трус как человек, трус как политик.
Все, или почти все, кто общался с Горбачевым, вспоминали, что он был именно из робкого десятка.
Когда шахтеры устроили пикет в Москве, то, как вспоминает его окружение, Горбачеву казалось, что шахтеры вот-вот ворвутся в его кабинет и устроят над ним расправу. Почти год он принимал сильнодействующие транквилизаторы.
Когда безработный Мальков угостил его подзатыльником в Омске, то на пресс-конференции Горбачев с испуганным лицом говорил, что у Малькова в кармане был найден перочинный нож.
Близкий друг и соратник генсека (до поры времени) Н. Рыжков пишет в своих мемуарах: «Отвлекаясь от хода событий, хочу сам себе вопрос задать: почему Горбачев проявил такую странную личную пассивность? Почему он так и не был в горящем Чернобыле? Почему ни разу не приехал ни в одну «горячую точку», когда она и впрямь становилась горячей? Ни в Карабах, ни в Тбилиси, ни в Сумгаит, ни в Баку, ни в Вильнюс… Он не боялся пресс-конференций, легко чувствовал себя под направленными в упор теле­объек­ти­ва­ми. Он умел и хотел нравиться всем. А тут – как в кусты… Ведь любому ясно, сколько людских симпатий прибавило бы ему даже краткое – пусть на несколько часов – появление в том же Чернобыле! Сколько, к слову, уверенности прибавило бы оно и самим чернобыльцам! Вон столь влюблен­ная в Горбачева «железная» Маргарет Тэтчер – она же ни одного ЧП в Великобритании не пропустила, везде – на месте авиакатастрофы или на расстрелянной улице Белфаста – появлялась ее хрупкая фигурка. Ее – слабой женщины!» – Горбачев праздновал труса.
«В то же время президент Горбачев, полюбивший заграничные турне, никуда не вылетал без сопровождения «Альфы». При этом, по собственной инициативе, не забывал надеть под рубашку тонкий спецназовский бронежилет-»визит», – отмечают руководители «Альфы».
О здоровье генсека вспоминает В.И. Болдин:
«Как-то зимой 1983 года Горбачев неожиданно сказал, сильно озадачив меня», – вспоминает Болдин:
– Ты знаешь, я ведь скоро умру…
Михаил Сергеевич печально смотрел куда-то в пустоту, охваченный своими грустными размышлениями.
– Что это вас в мистику повело? Или врачи запугали?
– Отец умер в моем возрасте, у меня – симптомы такие же.
…Мнительность по поводу своего здоровья у него была велика. В молодости он лечился в Железноводске и все время заставлял врачей искать у себя то, чего не было и в помине».
То, что Горбачев был политическим трусом и согласовывал каждый свой политический шаг с американцами, сегодня уже ни для кого не является секретом.
Волнения в те годы были на всем пространстве СССР. Лозунги были разные, но политическое напряжение везде было большим.
С начала 1990 года и до конца марта в стране, по официальным данным, а в действительности эта цифра была значительно выше, прошло более двух тысяч митингов, в которых участвовало более 7,5 миллионов человек. И, практически, на всех этих митингах его участники проклинали Горбачева и его перестройку – политический рейтинг Горбачева стремительно прибли­жался к нулю.
18 ноября 1988 г. Верховный Совет Эстонской ССР провозглашает суверенитет республики. Его примеру следуют Литва и Латвия. Вскоре прибалты объявляют о намерении добиваться полной независимости. О том же заявляют Молдавия, Грузия и Армения.
22 ноября 1988 года армянский парламент был фактически распущен, и Армению захватили отдельные военизированные группировки.
10 января 1990 года организация «Единство» в Молдавии объявила об отделении Тирасполя от Молдавской ССР и его присоединении к России.
Начались волнения в Средней Азии, начал набирать силу сепаратизм в Грузии и Молдавии. Республики в составе России начали требовать большей самостоятельности от Центра.
 
Несмотря на то, что прибалты однозначно требовали выхода из СССР – этого требовали как официальные власти стран Прибалтики, так и оппозиция, Горбачев никаких действенных акций против них не предпринимал – только уговаривал – он хорошо понимал, что у них на Западе есть мощное лобби, особенно у литовцев в США. Более того, когда были приняты локальные силовые акции в Риге и Вильнюсе, то Горбачев всячески отнекивался от них, говоря, что это было сделано без его ведома. И в то же время неоднократно подчеркивал, что в событиях в Баку он был главным. У Армении было и сегодня есть мощное лобби практически во всем мире. И это Горбачев прекрасно знал. Не забывал он и о подарках своей супруге от армянского лобби в США в виде бриллиантовых украшений. Азербайджан же, в отличие от этих государств, был в полном одиночестве. Даже Турция в те годы, и это с сожалением надо отметить, была малоактивна. Реакция официальной Турции на кровавый ввод советских войск в Баку была в первое время малопонятна. В частности, после ввода советских войск в январе 1990 года в Баку, находившийся в это время с официальным визитом в США Тургут Озал заявил, что «…не дело Турции вмешиваться в эти события, так как это другая страна» – и это заявление он сделал, несмотря на многочисленные митинги протеста братского турецкого народа.
Все это Горбачев легко просчитал, что сделать было нетрудно.
Надо сказать, что по наблюдениям автора, у Горбачева сильно развиты собачьи инстинкты. Более двухсот лет тому назад любимым занятием английских аристократов была охота на львов в Африке. Для этого они даже вывели охотничью породу бульдога. Но этот бульдог оказался не таким, как они ожидали: охотничий бульдог вступал в схватку с жертвой только тогда, когда четко понимал, что он намного сильнее жертвы. Когда он видел льва, то бежал быстрее хозяина. К слову, через некоторое время англичане выяснили, что в собаке главное не устрашающий вид, а храбрость. Не имеющая устрашающего вида собака породы эрдельтерьер отчаянно бросалась на льва, и пока лев с ней расправлялся, хозяин успевал выстрелить. Именно как бешеный и трусливый бульдог, поступил Горбачев по отношению к Азербайджану. Он четко понимал, что если он предпримет масштабные силовые акции против прибалтов и Армении, то столкнется с сильнейшим противодействием в мире. У этих стран были мощные политические спонсо­ры, а Азербайджан в те годы был в одиночестве.
Характерен для Горбачева и другой собачий инстинкт – хорошо извест­но, что карликовый пудель всегда нежен с теми, кто его гладит. Так и Горба­чев переходил из одних объятий в другие: то это были объятия Колля, то Маргарет Тэтчер, то Буша-старшего, то еще кого-то.
 
И главное, Горбачев прекрасно знал, что при применении силовых методов в Азербайджане у него не будет проблем и с США, которые для него были главными хозяевами.
Были в то время, и остались по сей день, вопросы по поводу 20 января 1990 года к президенту США Бушу-старшему. Одни из самых загадочных переговоров Горбачев – Буш (в составе делегации Горбачева была мини-делегация: Шахназаров, Аганбегян, Ситарян) состоялись на острове Мальта, где, как известно, был основан знаменитый Мальтийский орден, издавна считающийся центром всемирного масонства. В турецких газетах «Тюрке» за 1 декабря 1989 года и «Гюнайдын» за 3 декабря 1989 года прямо говорилось, что во время встречи на Мальте руководители США и СССР затрагивали и проблемы Азербайджана. Встречи проходили на кораблях, так сказать, под шум волн. Не зная, о чем шла речь на этих переговорах, трудно что-либо конкретно утверждать, но по истечении времени стало ясно – именно после Мальты позиция Горбачева по отношению к Азербайджану ужесточилась.
Как пишут Майкл Р. Бешлосс и Строуб Тэлботт в своей книге «На самом высоком уровне»:   
«В июле прошлого года Бейкер сказал Шеварднадзе, что Соединенные Штаты проявят понимание, если Горбачеву придется использовать Советскую Армию ради предотвращения «бессмысленного кровопролития и националь­ной розни». С точки зрения Горбачева, ситуация в Баку, безуслов­но, подпада­ла под это определение»…
«На той же неделе Джордж и Барбара Буш устроили в Белом доме ужин для узкого круга гостей в честь Сюзан Эйзенхауэр, внучки тридцать четвертого президента США, и Рональда Сагдеева, выдающегося советского ученого в области космических исследований, которые вскоре должны были сочетаться браком в Москве.
В числе приглашенных был посол Юрий Дубинин (этот «очарователь­ный лгун», по выражению З. Бжезинского, с женой Ляной Дубининой, в девичестве Хачатрян. – Авт.).
В течение вечера Буш пространно объяснял Дубинину, что «полностью» поддерживает Горбачева в его вынужденных действиях в Баку – иногда руководитель должен применить силу во имя защиты прав национальных меньшинств и сохранения мира.
На обратном пути довольный Дубинин заметил Эйзенхауэру и Сагдееву:
– Не правда ли замечательно, что президент нас поддержал!»
 
По кровавым событиям в Баку есть вопросы и к Европейскому пар­ламенту. В июне 1987 года Европарламент учредил «День памяти жертв геноцида в Армении», тем самым продемонстрировав, что он на стороне Армении в начинающихся тогда событиях.
17 января 1990 г. Европарламент принял резолюцию, призывавшую европейский Совет Министров иностранных дел и Совет Европы вступиться за армян перед советским правительством и требовавшую оказания немед­лен­ной помощи Армении и Нагорному Карабаху. А уже 18 января 1990 г. группа американских сенаторов отправила совместное письмо Горбачеву, в котором призвала к воссоединению Нагорного Карабаха с Арменией.
 
В «Московских новостях» сообщалось, что Европейский парламент       18 января 1990 года потребовал введения войск в Азербайджан. До сих пор полной ясности в этом вопросе нет – там тоже могут хранить определенные факты в тайне!
Именно в силу этих обстоятельств, для проведения своего кровавого эксперимента по устрашению всех республик СССР, Горбачев выбрал Азер­бай­джан.
И, как показали дальнейшие события, Горбачев не ошибался, прогнози­руя дальнейшие события.
20 марта 1992 года, по решению СБ ООН Баку и Степанакерт посетили бывший государственный секретарь США Сайрус Вэнс и ответственный уполномоченный СБСЕ Янош Кубич (Венгрия). В Баку на пресс-конференции Сайрус Вэнс звонко звучавшим и хорошо поставленным голосом говорит ни о чем и ни на один вопрос корреспондентов конкретно не отвечает. Муталлибов что-то бормочет себе под нос, и ему вообще вопросов не задают. Совсем по-другому выглядел Сайрус Вэнс в Степанакерте, он говорил куда более конкретно, чем в Баку. «Мы с пониманием относимся к проблемам карабахских армян… Все ваши пожелания будут учтены в нашем док­ладе…США везде приветствуют стремление к демократии… и т.д.» 21 марта 1992 года в Степанакерт прибывает министр Франции по вопросам социальной и гуманитарной помощи Бернар Кушнер и говорит об «открытии гуманитарного коридора в НКР», т.е., другими словами, прямо намекал на захват лачинского коридора. 1 апреля 1992 года в Степанакерт прибывает действующий председатель СБСЕ, министр иностранных дел Чехословакии И. Динсбир, который объявляет, что он «доволен встречей с руководством НКР, с которым были обсуждены интересующие обе стороны вопросы». В тот же день, 1 апреля 1992 года, Степанакерт посещает заместитель министра иностранных дел Ирана М. Ваези. О чем он говорит с «руководством «НКР», остается неизвестным. Публично он говорит, что все проблемы нужно решать мирным путем. Никаких заявлений по осуждению событий в Баку 20 января 1990 года со стороны этих господ не последовало! Один из палачей азербайджанского народа, министр обороны СССР Дмитрий Язов, вспоминал о начале вторжения в Баку: «Горбачев – мягкотелый человек. Армия у него в руках была, КГБ, МВД. И что? Нагорный Карабах нельзя было пресечь, что ли? Но не сделали. В Баку вводил чрезвычайное положение. Вызвал меня, Крючкова и Пуго. Полетели, а приказа письменного до сих пор нет. Я говорю: «Давайте письменный приказ». – «Да что ты с этой бумажкой, потом». Доку­мент, связанный с жизнью тысяч людей, убитых и раненых, он называет «бумажкой»!
При вторжении советских войск в Баку 20 января 1990 года по приказу Горбачева погибло 131 человек – из 131 погибшего: мужчин – 124, женщин – 7. Специалистами установлено, что пули имели особо разрушающее действие (пули МЖВ-13 со смещенным центром тяжести, увеличивающим ее поражающую силу).
В районах Азербайджана ранено 744 человека. Советскими военно­служа­щи­ми было уничтожено и повреждено около 200 домов и квартир, 88 авто­машин личной собственности, в 5 квартирах возник пожар и уничтожено иму­щест­во от зажигательных пуль.
 
Я приятелю ответил:
«Что, поездив по планете,
Ты узнал дородный ветер,
 видел это, видел то...
Но зачем себя обидел?
Ты ж еще Баку
не видел!
Если ты Баку не видел,
Что тогда ты видел?
Что?»
Роберт Рождественский,
«Если ты Баку не видел»
 
Видел бы Баку после танковой атаки советской армии Роберт Рож­дест­венс­кий 21 января 1990 года!
Как в страшном сне, автор смотрел на раздавленный танками Баку!
 
На рис. 72 приведена схема вторжения советских войск в Баку.
 
 
Рис. 72. Схема вторжения советских войск в Баку 20 января 1990 года
Как видно из приведенной схемы, это была настоящая войсковая операция, подобно которой не было в СССР даже во время гражданской войны – только при захвате советских городов фашистами.
Для сравнения приведена схема оккупации Азербайджана в 1918-      1920 годах ХI Красной Армией (рис. 73).
 
 
Рис. 73. Вторжение ХI Красной Армии в Азербайджан (1918-1920 гг.)
 
Сравнение этих двух оккупаций Красной Армией в разное время показывает, что по команде Горбачева против мирного города была проведена куда более масштабная и кровавая операция, чем в 1920 году большевиками-ленинцами.
«Всем! Всем! Всем! Москва, Ленину.
Временный Военно-Революционный Комитет Азербайджанской Совет­ской независимой республики, ставший у власти по воле револю­цион­но­го пролетариата г. Баку и трудового крестьянства Азербайджана…
Не имея возможности собственными силами удержать натиск соединен­ных банд внешней и внутренней контрреволюции, Ревком Азер­байджана… просит немедленно оказать реальную помощь путем присыл­ки отрядов Крас­ной Армии».
Эта листовка ревкома распространялась в ночь на 28 апреля 1920 г., а передовые части армии уже были в Баку.
19 января 1990 г. ВС СССР тайно принял злополучный указ «О введении чрезвычайного положения в Баку». Население не было заблаговременно оповещено о намечающемся использовании войск и о начале времени режима. Чрезвычайное положение осуществлялось почти немедленно – с 00 часов      20 января 1990 года, а в 19 часов 27 минут 19 января уже было выведено из строя азербайджанское телевидение. В 00 часов 20 минут советскими военно­служа­щи­ми было убито 9 граждан Азербайджана. Только в 7 часов утра 20 ян-варя после варварского вторжения в город, уничтожения всех встречных мирных людей, раздавления транспортных средств, обстрела зданий, помещений, машин «скорой помощи», военными властями по радио было объявлено о введении чрезвычайного положения. К моменту объявления населению о введении чрезвычайного положения военнослужащими было убито 82 и смертельно ранено 20 человек (все они скончались в больницах).
Через все муки ада прошел тележурналист Васиф Бабаев – вместе с коллегами Алекпером Мурадовым, Сеидагой Мовсумовым, Надиром Зей-наловым, Расулом Бабаевым, Иззетом Азизовым, Алиовсетом Аслановым, Фикретом Кафаровым, Адылем Бунятовым и Намиком Ширалибековым они, рискуя жизнью, бесстрашно снимали зверства советских войск 20 января  1990 года, за что многие из них были арестованы. Вместе с ними были арестованы известный писатель Рафик Савалан и режиссер Азер Заманлы. Оккупационные войска увезли их в неизвестном направлении. С большим трудом общественным деятелям, их родственникам и близким удалось узнать местонахождение арестованных и вызволить их из российской тюрьмы. И таких примеров огромное множество.
Ложью началась советская власть в Азербайджане – ложью кончилась!
Ложью Горбачева и его соратников было заявление о наличии в Баку вооруженных отрядов НФА.
Вот признание командира Кировоградской бригады спецназа, перебро­шенной для выполнения спецзадания на территории Баку, Юрия Воронова.
«Парадоксально, но факт: пробыв в Баку несколько месяцев, кировоградцы, по их словам, так и не увидели перед собой реального против­ника – ни организованных воинских формирований, ни «банд» из местных».
И таких заявлений множество. А их и видеть не могли по той простой причине, что их не было – были демонстранты!
Примаков вспоминает: «Я был на заседании Политбюро ЦК, на котором М.С. Горбачев рассказал, что забившийся в истерике Чаушеску (это было еще при существовании Варшавского Договора) обратился с просьбой незамед­ли­тель­но ввести войска в Румынию. Но на дворе был уже не 1968 год, ознаменовавшийся маршем танковых колонн на Прагу, а 1990-й, и дело ограничилось лишь информированием высшего советского руководства о призыве Чаушеску – ни у одного присутствовавшего даже не возникло вопроса о возможности военного вмешательства в Румынию».
По отношению к Баку ситуация повторилась с точностью до наоборот – ни у кого из горбачевского окружения не возникло вопроса о целесообраз­ности подобной бандитской акции, хотя на дворе был 1990 год.
Эти, с позволения сказать, люди сделали «исключение» для Баку – политиками их трудно назвать!
Как было отмечено выше, со лжи, дезинформации, грабежей и большой крови начиналась советская власть в Азербайджане, еще большей ложью, дезинформацией, грабежами и большей кровью она заканчивалась в Азербай­джане!
24 декабря 1989 года, т.е. за месяц до бандитской акции, Председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков в интервью французскому телевидению заявил «о намерении советского руководства использовать ар­мию для нормализации ситуации в Азербайджане».
 
Из показаний Д. Язова прокуратуре Азербайджана: «...19 января 1990 го-да меня пригласили к президенту Горбачеву. Туда же был вызван и министр внутренних дел Бакатин. В кабинете Горбачева находились также Предсе­датель Совета Министров СССР Н. Рыжков и Председатель Верхов­ного Сове­та А. Лукьянов. Горбачев сказал, что в Баку сложилось опасное положение и что мы с Бакатиным должны поехать туда и восстановить порядок. В тот же день в 17.00 по местному времени мы прибыли в Баку. Здесь, в кабинете командующего западным направлением генерала Н. Попова мы встретились с представителями президента СССР Е. Примаковым и О. Шениным, Первым секретарем ЦК КП Азербайджана А. Везировым, обсудили ситуацию и приняли решение о введении чрезвычайного положения. В ночь с 19 на 20 ян-варя регулярные части Советской Армии были введены в Баку». Как видим, подобно вводу войск в Афганистан, и при принятии решения о вводе войск в Баку присутствовала вся верхушка руководства СССР.
 
А. Караулов пишет: «Вооруженное вторжение в Баку было подготовлено Минис­терством обороны, МВД и КГБ СССР. Кодовое название операции – «Удар».
Будучи на известном митинге перед зданием ЦК КП Азербайджана и через час вместе с одним бизнесменом попав под обстрел советских солдат, автор своими ушами слышал, как Примаков сказал митингующим буквально следующее: «Чрезвычайное положение в Баку вводиться не будет, войска в Баку вводиться не будут. Не верите, возьмите меня в заложники!» Это же самое Примаков говорил, по словам Б. Вахабзаде, при встрече с интелли­ген­цией Баку и шейхом. Это оказалось ложью.
У автора сложилось твердое убеждение, что Примаков свои действия в Баку полностью перенял у своего любимца Ю. Андропова во время действий того в венгерских событиях. Посол СССР в Венгрии Юрий Андропов уверял новое руководство Венгрии, что для решения политических проблем войска в страну вводиться не будут. Как пишут исследователи того времени, Андропов умышленно обманывал венгерское руководство. Даже тогда, когда танки уже были на марше, он заверял Председателя Совета Министров Венгрии       Имре Надя, которого позднее казнили, в его кабинете, что войска вводятся на железнодорожные станции, чтобы не нарушать перевозок, а некоторые специальные части – для обеспечения порядка в воинских частях.
Чем все закончилось, хорошо известно.
 
Впервые в СССР, после проведения войсковой операции в 30-ых годах маршалом Тухачевским против тамбовских крестьян, была проведена войско­вая операция против мирных граждан Азербайджана (до тамбовских крестьян, Тухачевский участвовал и в захвате Баку большевиками:
Дополнение к директиве № 490 № 5968/ с.г. Ростов 23 апреля 1920 г.     16 час. 05 мин.
«В дополнение и изменение директивы № 490 приказываю: конечной задачей XI Армии считать не овладение Бакинской губернией, а овладение всей территорией Азербайджана».
Член РВС Орджоникидзе,
Командкавказ Тухачевский)
И эта бандитская телеграмма долгие годы трактовалась как помощь революционной России революционному Азербайджану. Долгие годы Н. Хру-щев преподносил Тухачевского как яркого полководца, погибшего от рук Сталина. В передаче на питерском «5 канале» о Тухачевском был поставлен интерактивный вопрос: кем является Тухачевский – невинной жертвой или неудавшимся Бонапартом. Почти 90 % россиян ответили – неудавшимся Бонапартом. «Товарищ волк знает, кого кушает». Никакой симпатии к Тухачевскому не испытываешь, когда знакомишься с его реальной биогра­фией – особенно чувство омерзения вызывает его отношение к своим много­чис­ленным женам.
В операции против тамбовских крестьян главнокомандующим был Сталин, а против мирных граждан Азербайджана – Горбачев.
В оккупированном советскими войсками Баку, как и принято, при войсковых операциях, была создана оккупационная власть. Вот фамилии начальствующих оккупантов:
генерал-майор Дубиняк В.С. – военный комендант города Баку;
генерал-майор Солодков В.Д. – заместитель коменданта;
генерал-майор Кирилюк А.И. – заместитель коменданта по политической части;
полковника Сабусов В.В. – начальник штаба;
полковник Лях П.И. – заместитель коменданта по тылу;
подполковник Туркин А.М. – заместитель начальника штаба по авиации;
полковник Яровой Е.Н. – начальник связи;
полковник Рубцов И.Н. – комендант района имени 26 бакинских комиссаров;
полковник Бондарев П.Т. – комендант Октябрьского района;
полковник Корольков В.Н. – комендант Насиминского района;
подполковник Лисюк Р.И. – комендант Наримановского района;
полковник Пономарев Б.В. – комендант Кировского района;
подполковник Толмачев В.В. – комендант Ленинского района;
полковник Бунцев А.П. – комендант Низаминского района;
подполковник Столяров А.А. – комендант Хатаинского района;
майор Демидов Б.А. – комендант Орджоникидзевского района;
подполковник Дзантиев К.Б. – комендант Карадагского района;
полковник Бойко М.Г. – комендант Азизбековского района;
майор Тихонов А.В. – комендант аэропорта «Бина».
Далекий от симпатий к Баку Виктор Николаев пишет о «воинах», окку­пи­ровавших Баку: «В Баку, как в начальной точке раскручивания закав­казской спирали, смешалось все. Все разом в одночасье потеряло смысл жиз­ни. Устойчивое и незыблемое доселе житие, подаренное в семнадцатом, разом осклизло, оползло как домик из песка на каспийском берегу. Сутки по­рой шли как час, минута, как век. Армейским группам по защите мирного на­се­ления задачи ставили по пять раз в час с предельной конкретностью: «На ва­ше усмотрение и под вашу ответственность». Ни больше, ни меньше. От­ветст­венность в государстве, стало быть, разом легла на погоны одурев­ше­го от бес­сонницы, шума, истерик, мародерства русского капитана, сержан­та, сол­дата».
И они в Баку действовали в полном соответствии с этой характеристикой Николаева.
Немецкому публицисту Игнацию Курандою принадлежит выражение «озверелая солдатня», сказанное им о прусских солдатах во время революции 1848 года. Это, с поправкой на время, можно, один к одному, отнести к советским войскам, оккупировавшим Баку 20 января 1990 года.
«Птицы улетели!» – с пафосом говорил А. Везиров, будучи в одном из районов Азербайджана незадолго до январских событий, намекая на обилие в Азербайджане пестицидов. Продолжая «птичью» мысль Везирова, добавим, что взамен безвредных птиц «...стервятники налетели»!
 
В известных событиях в Берлине 17 июня 1953 г., когда возникла реальная угроза Третьей Мировой войны, при вводе советских войск погибло, по разным данным, от 35 до 70 человек.
При вводе войск в Чехословакию погибло 80 человек и было ранено    722 человека. Ввод войск в Баку оказался более кровавым и жестоким, чем ввод войск в Германию и Чехословакию.
Никогда азербайджанский народ не забудет этот варварский акт Горбачева. Как сказал поэт: «Да кто сказал – берегите раны, да пусть они болят, чтоб лучше помнить».
А что происходило в Армении в то время, когда Горбачев в Баку убивал мирных людей? Газета «Известия» в номере от 17.01.90 г. сообщает: «Ереван. Обстановка в республике – крайне напряженная. В течение суток зарегистри­ровано 16 случаев вооруженных нападений на охраняемые объек­ты. Цель одна – завладеть оружием».
31 января 1990 года «Известия» писали:
«С января по региону (имеются в виду южно-кавказские республики) захвачено 5906 единиц различного огнестрельного оружия, в том числе в Армянской ССР – 5742... (т. е. практически все в Армении. – Авт.)
Захватывали оружие и боеприпасы со складов Советской Армии и из спецучреждений. Только в течение 17 и 18 января 1990 года в Горисском, Октемберянском, Мартунинском районах Армении ими было захвачено      108 автоматов АКМ, 141 пистолет и револьвер, 106 мелкокалиберных винтовок, 14 карабинов, 46 охотничьих ружей, 10000 патронов, 250 кг аммонита, 1150 электродетонаторов, 4527 капсул детонаторов. Всего за январь месяц того же года «трофейный список» составил 954 автомата,     1453 винтовки и ружья, 1676 пистолетов и револьверов, 536 гранат, 3 ми-номета, 1 гранатомет, 7 пулеметов, 15 противоградовых пушек, около        1300 противоградовых снаря­дов, 1 танк, 4 БТР, 5 БМП, около 600 тысяч патронов. Захваченные оружие и боеприпасы в основном предназначались для вооружения отрядов АНА, «состоящих из групп по 30-40 человек в каждой. В дальнейшем плани­ровалось создать 40 полков общей численностью до        100 тыс. человек». В Баку советская армия убивает мирных граждан, а в Ереване убивают советских солдат и захватывают оружие!
Этой кровавой акцией Горбачева, как и следовало ожидать, восполь­зовалась Армения, организовав масштабные акции против кровоточащего Азербайджана (рис. 74).
 
 
Рис. 74. Нападения армянских боевиков на азербайджанские города и села после 20 января 1990 года, во времена правления Горбачева
 
В то время, когда Горбачев 20 января 1990 года ввел войска в Азер­байджан и давил танками мирных граждан, в Армении были сформированы и вооружены «АОД», «АНА» – армянская национальная армия, вооруженные фор­ми­рования «Давид Сасунский», «Вретарунер» («Мстители»), «Айдат» («Суд армян»), «Нейтральные отряды», «НАРТ» («Независимая армия респуб­ликанской партии»), «МУШ» («Национальный союз»).
К середине 1990 г. в Армении действовали вооруженные группировки общей численностью более 15000 боевиков.
Газета «Красная Звезда» за 31 июля 1990 года сообщает, что «Армянская Национальная Армия» – AHA располагала не только штабами, складами оружия, учебными центрами, но даже трибуналами. На вопрос московского журналиста: «Существует ли у вас в армии смертная казнь?» – председатель военного совета ответил с чуть заметной улыбкой: «Смертной казни у нас нет. Но мы придумали наказание пострашнее. Провинившемуся вручаем несколь­ко гранат и отправляем его на территорию Азербайджана».
В Ханкенди, при помощи этих соединений, были сожжены 125 азер-байджанских домов и 200 были разграблены под зорким наблюдением Вольского.
За период январь-июнь 1991 года официальное новостное агентство Советского Союза – ТАСС – распространяет информацию о 115 нападениях на населенные пункты Азербайджана за этот промежуток времени. Основным направлением нападений становится Геранбойский район.
После кровавого ввода войск Горбачевым в Баку 20 января 1990 года в государстве СССР, президентом которого был Горбачев, армянскими вооруженными формированиями была захвачена 61 азербайджанская деревня и село. В пределах единого государства одна республика захватывает территорию другой республики, а центр не принимает жестких мер! Каким же надо быть лгуном, чтобы после этого общеизвестного факта, по прошествии более десяти лет, вновь утверждать, что он, Горбачев, ввел войска в Баку для сохранения СССР. Одновременно и кощунством, и бредом отдают эти слова.
«Российская преступность. Кто есть кто?» писала: «С 14 по 18 сентября 1991 года, при поддержке артиллерии и БТР, армянские формирования атаковали несколько азербайджанских сел в Геранбойском районе. В резуль­тате были убиты и ранены десятки мирных жителей этого района. Согласно документу, представленного Госдепартаментом США от 30 марта 2001 года «Справка: история нагорно-карабахского конфликта», именно в этот период, в сентябре 1991 года, «...армянские боевики развернули кампанию насилия».
 
Страшное время показало, кто есть кто из азербайджанских политиков того времени!
ТАСС передало:
«Заседание бюро ЦК КП Азербайджана
«20 января состоялось заседание Бюро ЦК Компартии Азербайджана, на котором рассмотрена сложившаяся в республике ситуация. Внимание партийных комитетов сосредо­точено на принятии всех требуемых мер по недопущению эскалации напряженности, по нормализации обстановки в республике. Признано необходимым глубоко и всесторонне проанализировать причины происшедших событий.
Бюро ЦК КП Азербайджана выразило соболезнования по поводу имевших место человеческих жертв. В республике объявлен трехдневный траур.
В связи с освобождением т. Везирова А.-Р.Х. от обязанностей Первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана руководство работой Бюро ЦК возложено на членов Бюро тт. Муталлибова А.Н. – Председателя Совета Министров Азербайджана и Поляничко В.П. – вто­рого секретаря ЦК Компар­тии республики».
Этим заявлением руководство компартии Азербайджана фактически подхватило упавшее знамя СССР из рук Везирова и поставило точку коммунизма в Азербайджане.
На следующий день после вторжения советских войск в Баку, рискуя своей жизнью и жизнью своих близких, 21 января на пресс-конференции в азербайджанском постпредстве Гейдар Алиев решительно осудил ввод войск в Баку и обвинил Горбачева в нарушении Конституции. 9 февраля Алиев встретился с журналистом Андреем Карауловым и корреспондентом «Ва­шинг­тон пост» в Москве Дэвидом Ремником и дал им развернутое интервью, где повторил свои обвинения Горбачеву.
Корреспондент «Вашингтон пост» Д. Ремник в связи с этой пресс-кон­ференцией пишет: «В конце января, когда Алиев отдыхал в Барвихе, он ус­лышал о трагедии в Баку. На пресс-конференции в постоянном представи­тель­стве Азербайджана в Москве Алиев выступил с резкой критикой Кремля, про­тив использования в Баку вооруженных сил. Выдержки из выступления Али­ева были опубликованы на Западе и, что более важно, вернулись назад, к со­вет­ским слушателям, через коротковолновое радио. «Это было первое в моей жизни выступление, когда я публично высказался против аппарата», – сказал начавший свою карьеру как оперативный работник КГБ и офицер Алиев, мужество которого сравнимо в некотором плане с мужеством покой­ного Андрея Сахарова». Насчет Сахарова по мужеству сравнение не очень кор­ректно – ему никогда, ничего не угрожало – за ним всегда горой стоял Запад.
 
Мужественный поступок совершила Председатель Президиума Верхов­ного Совета Азерб. ССР Э. Кафарова, которая в своей сумке привезла в Москву кассету о кровавых событиях в Баку, где ее увидели представители мировых СМИ.
Известный московский кинорежиссер Станислав Говорухин в статье в «Московских новостях» от 18 февраля 1990 года под заголовком «Репети­ция?» писал: «Если войска вошли в город не для того, чтобы защитить город, тогда для чего? Два миллиона жителей Баку поняли это так: танки вошли в город, чтобы наказать народ, требующий суверенитета. И наказать примерно, чтобы другим республикам было неповадно. Что ж, в таком случае военная экспедиция в Баку убедительно доказала, что империя и сегодня может держаться на штыках».
Из текста заявления независимых экспертов общественной военной организации «Щит»: «Главному военному прокурору, генерал-лейтенанту Катусеву А.В. В городе Баку 19-25 января 1990 года было совершено военное преступление под общим руководством министра обороны Язова. Просим Вас возбудить уголовное дело против лиц, виновных в преступлении».
«Вооруженные силы СССР были использованы в Баку не для защиты от внешней агрессии, а против собственного народа. Эта карательная операция представляет собой заранее организованное побоище невинных людей, совершенное с применением запрещенных международным правом средств ведения войны».
Азербайджан должен всегда помнить, что одним из немногих, кто поднял голос в его защиту зимой 1990 года, был Юлиан Семенов.
Но были и такие, которые выступали с пламенными обличительными речами на многотысячных митингах, когда им ничего не грозило, а в критическое время для страны исчезли кто куда!
По нынешним временам не принято цитировать коммунистических классиков. Однако мы все же приведем небольшой диалог между «Комисса­ром» и «Вожаком» из «Оптимистической трагедии». Перед решающей атакой краснофлотцев «Комиссар» говорит: «Ты пойдешь в атаку, если его убьют, а если его убьют, пойдешь ты». На что «Вожак» ехидно возражает: «Его убьют, потом его, а потом его. А ты-то что?» – «А я первой и поднимусь в атаку», – отвечает «Комиссар».
20 января 1990 г. нашлись герои, далекие от политиков, которые первы­ми пошли навстречу танкам, а вот ни среди властей, ни среди оппозиции не нашлось лидера, который встал бы во весь рост вместе с народом. Один из лидеров оппозиции говорит, что «навстречу танкам народ гнал его «двойник» из КГБ», другой не скрывает, что преспокойно пил чай дома у своего едино­мыш­ленника, третий еще что-то и т.д.
Находясь во время Второй Мировой войны со своей семьей в безопасной Америке, известный физик Энрико Ферми сказал, что «науку остановить нельзя», когда американцы сбросили атомные бомбы на Японию. 20 января 1990 года, когда мирных людей давили советские танки, лидеры оппозиции находясь в безопасном месте, говорили, что «процесс разрушения советской империи остановить невозможно».
 
Рис. 75. Динамика рейтинга Горбачева
 
Не прибавила политического авторитета Горбачеву его кровавая акция в Баку 20 января 1990 года, на что он очень рассчитывал, начиная эту операцию в Баку. Более того, именно с этого события политический рейтинг Горбачева начал стремительно падать (рис. 75).
 
Стало ясно, что с таким падающим рейтингом его легко будет скинуть с его должности в условиях политического хаоса в СССР, что и сделал Ельцин.
 
С Баку прощались по-разному. По-своему нежно, ласково и с любовью прощался с Баку Есенин:
«Прощай, Баку! Тебя я не увижу,
Теперь в душе печаль, теперь в душе испуг.
И в сердце под рукой теперь больней и ближе.
И чувствую сильней простое слово друг.
Прощай, Баку! Синь тюркская, прощай!
Хладеет кровь, ослабевают силы.
Но донесу, как счастье, до могилы
И волны Каспия, и балаханский май.
Прощай, Баку! Прощай, как песнь простая!
В последний раз я друга обниму...
Чтоб голова его, как роза золотая,
Кивала нежно мне в сиреневом дыму».
 
Выдающийся русский поэт Сергей Есенин трижды за свою творческую жизнь побывал в Баку. Это было в 1920, 1924 и 1925 годах.
 
«Дни, как ручьи, бегут
В туман рек.
Мелькают города,
Как буквы на бумаге.
Недавно был в Москве,
И нынче вот в Баку».
С. Есенин, 1924год
 
Советская власть, прощаясь с Баку, оставляла после себя разруху и кровь.
 
По истечении многих лет продолжаются спекуляции по вопросу – кто вызвал войска в Баку?
Определенную ясность в этот вопрос внес заместитель директора Азерин­форма С. Перец – один из главных советников Везирова. Вот что он пишет в книге «Пылающее пепелище», изданной в Израиле, по поводу вызова войск в Баку.
О встрече Везирова с Первым замминистра обороны Лужиным незадолго до январских событий в Баку, он пишет: «Едва Везиров начал рассказывать о митинге на площади, Первый замминистра обороны Лужин встал и придавил тяжелыми ладонями хрупкий столик.
– Товарищ Везиров! – его густой голос заполнил кабинет. – С опера­тив­ной обстановкой мы знакомы. Отслеживаем.
– Очень хорошо, – легко согласился Везиров. Но Лужин уже его не слышал – гнул свое: – По поручению Председателя Совета Обороны я должен очистить площадь!
– Что? – переспросил Везиров, еще улыбаясь. Лужин медленно, словно объясняя урок непонятливому школьнику, повторил:
– По поручению Председателя Совета Обороны я должен без промед­ления очистить площадь!
– Вы понимаете, что говорите?
– Отлично понимаю. Мне приказано очистить площадь, и я ее очищу!
– Какими силами?
– Три тысячи десантников.
– А на площади триста тысяч!
Зайцев и Трушин (генералы Советской Армии. – Авт.) не ввязывались в перебранку. Словно сговорившись, они одновременно потянулись за стакан­чиками с чаем. Перецу казалось, что они не очень-то одобряют Лужина, но считают дело решенным.
– Приказ есть приказ! – в голосе Лужина звучало раздражение. – Площадь будет очищена!
– Вы так уверены? – Везиров снял трубку, сказал докладчику: – Соедини с Михаилом Сергеевичем.
Только тут Перец вспомнил, что Горбачев и есть Председатель Совета Обо­ро­ны. Затаившись в своем углу за проемом, Перец ждал, как развернутся события дальше. Ему было ясно, что Везиров решился на дерзкий шаг. На очень дерзкий шаг.
В кабинете все молчали. Когда раздался звонок, Везиров встал. Поднялись и генералы.
– Добрый вечер, Михаил Сергеевич! – поздоровался Везиров. – Изви­ни­те, что побеспокоил. 
– Здравствуй, Рахман, – отозвался Горбачев. – Ничего, я – в дороге. Что там у тебя? Как обстановка?
– Если одним словом, то непростая.
– Тебе помогут.
– Знаю. Лужин уже здесь. Спасибо большое…
– Ну, так в чем дело? – Горбачев начал раздражаться.
– Неувязочка небольшая у нас получилась.
– Какая?
– Никак не разберемся, кто политический руководитель республики – я или генерал Лужин…
– У тебя другие предложения?
– Только по срокам, – быстро сказал Везиров. – Сейчас перекрыть пло­щадь и никого туда не пускать. А через недельку, когда она опустеет, выда­вить остатки.
Лужин сжал пудовые кулаки. Кирпичный румянец сполз с его лица. Оно стало пепельно-желтым.
– Действуй, как считаешь нужным, – сухо сказал Горбачев. – Тоже мне, политический руководитель… – Спросил: – Нужна еще помощь?
– Минутку, Михаил Сергеевич, – Везиров, зажав трубку рукой, обратился к генералам: – Я вас спрашиваю как профессионалов. Сколько действительно надо войск, чтобы перекрыть площадь и обеспечить в городе порядок?
– Тысяч десять, – сказал Трушин, вопросительно взглянув на Зайцева и Лужина.
Те промолчали.
– Десять тысяч, Михаил Сергеевич, – повторил Везиров.
(20 января 1990 года в Баку, учитывая это предложение Везирова, было введено 30 тысяч военных. – Авт.).
– Организуйте прием войск уже сегодня ночью.
– Спасибо, до свидания.
Закончив разговор, Везиров откинулся на спинку кресла. Исподлобья взглянув на генералов, сказал:
– Имеющимися силами начните перекрывать площадь. Затем займитесь приемом и размещением войск. В остальном, действуйте в соответствии с директивой. Коменданта особого района Тягунова, других руководителей комендатуры представьте мне завтра.
Прощаясь, Везиров проводил генералов до дверей кабинета».
Как видно из этого диалога, позиции Горбачева, Лужина и Везирова разнились лишь в деталях, в главном они совпадали – Везиров не был, в принципе, против ввода войск в Баку, как метода для решения внутриполити­чес­ких проблем. Более того, он хотел довести их число до максимума. После этого, очень информативного эпизода, трудно поверить, что с Везировым не был согласован кровавый ввод войск в Баку 20 января 1990 года – «единожды вызвавший!..»
И еще. За несколько дней до трагедии 20 января в телеграмме, отправ­лен­ной в Москву и подписанной А. Везировым, предлагалось: «Незамед­ли­тель­но привлечь к уголовной ответственности лидеров митингую­щих экстремистов, которые выступают с антисоветскими, антипартийными лозун­гами и призывами. Правовые основания для этого имеются». Яснее не ска­жешь!
3 августа 1968 года, при встрече руководс­тва союзных стран в Братиславе, состоялась скрытая ото всех, быстрая, на ходу, встреча члена Политбюро ЦК КПСС П. Шелеста и члена президиума ЦК КПЧ В. Биляка. Конс­пирации ради ее устроили в туалете. Там Биляк передал Шелесту обращение пятерки вы­сших партийных функционеров Чехослова­кии, в том числе самого Биляка, к советским руководителям с просьбой «оказать нам дейс­твенную поддержу и помощь всеми средствами, которые у вас имеются». По сути это было приглашение войск. Хоть какое-то оправда­ние вторжения. Чуть позже, получив это об­ращение, Брежнев обнимет Шелеста: «Я тебя не забуду до конца!..»
Об этом эпизоде и о том, что ему предшест­вовало, рассказано в фундаментальной книге известинца Леонида Шинкарева «Я это все почти забыл (опыт психологических очерков событий в Чехословакии в 1968 году)», издан­ной в Москве и вышедшей в Праге на чешском.
Конечно же, Биляк понимал, что он совершает подлость по отношению к своей Родине, и поэтому он забрался в туалет!
Поразительно, как деловито и откровенно обсуждает этот вопрос Везиров, и не где-нибудь, а в своем кабинете!
Правда, по этой проблеме был и одинаковый подход к возможным последствиям.
Как говорил Шелест, на той тайной встрече Биляк попросил его, Первого секретаря ЦК КП Украины, на случай непредвиденного раз­вития событий приютить в Киеве его семью.
Неизвестно как Биляк, а Визиров этой договоренностью, которая без сомнения была, воспользовался в полном объеме.
«Самое непростительное в фанатике – это ее искренность», О. Уайльд.
В своей фанатической любви к советской власти Везиров был искренен!
За несколько дней до ввода войск в Баку у Везирова было несколько путей, чтобы избежать трагедии. В январе 1991 года, когда в Эстонии возникла угроза штурма правительственного здания, президент Эдгар Сависаар призвал людей не собираться на площади перед его резиденцией. «Долг правительства, – сказал он, – обеспечивать безопасность граждан, а не подставлять их под пули». Подобным же образом поступил в Чили и президент Альенде – в 1973 году – он убрал беззащитных людей с площадей, а сам, с автоматом в руках, защищал свои политические убеждения в президентском дворце, и погиб.
В защиту отечества надо было использовать все конституционные права – вплоть до выхода из СССР. Когда Горбачев пригрозил Первому секретарю ЦК КП Литвы Бразаускасу: «Я сниму тебя с должности!» «У вас нет на это полномочий, компартия Литвы суверенна и не подчиняется Москве», – ответил тот.
На Пленуме ЦК КПСС в декабре 1989 года Первый секретарь ЦК Ком-партии Эстонии Вялас резко заявил Горбачеву: «Здесь столько раз произносили слово «национа­лизм», но ни разу – «шовинизм»!»
Единственная возможность остановить кровавый ввод войск в Баку состояла в том, чтобы Абдурахман Везиров в окружении всего бюро ЦК и лидеров оппозиции на миллионном митинге в Баку должен был объявить народу, что над республикой нависла смертельная опасность со стороны Горбачева и его команды, и всем гражданам республики, невзирая на их политические взгляды, всем до единого, надо встать на защиту родины, и он сам первым, перейдя от комсомольских лозунгов, сказал бы народу всю горькую правду и перешел бы на сторону народа.
Но чтобы решиться на подобные шаги, надо быть личностью, а чтобы его окружение и лидеры оппозиции поддержали Везирова в таком шаге в критическое для страны время, им надо было быть, в первую очередь, гражданами своей республики, а уж потом политиками. И этого не случилось! Везиров пошел своим путем – он бежал!
В чем была причина ввода войск в Баку 20 января 1990 года? У автора по этому поводу есть свое убеждение. Сегодня, когда вышли в свет мемуары многих горбачевских сподвижников, и были открыты многие материалы, совершенно ясно, что этот ввод войск не имел никого отношения к этническим столкновениям в Баку – он был направлен на сохранение СССР, а стал, благодаря героическому азербайджанскому народу, его концом!
Вот что пишет помощник Горбачева Болдин: «Чувствуя, что теряет точку опоры, Горбачев в начале 1990 года пригласил к себе группу членов Политбюро и Совета безопасности – всех тех, кто впоследствии вошел в ГКЧП (среди них были Крючков, Язов, Бакланов), – и поставил вопрос о введении чрезвычайного положения в СССР… Все, кого Горбачев тогда позвал, идею ЧП поддержали, особенно учитывая нарастание националис­тических, центробежных тенденций в Прибалтике и Закавказье. И у нас, в аппарате Горбачева, начали готовить концепцию ЧП».
Председатель Верховного Совета СССР Евгений Примаков на встрече с руководством Азербайджана, состоявшейся 18 января 1990 года, прокомментировал возможный ввод советских войск в Баку следующим образом: «Войска нужны, чтобы предотвратить отделение Азербайджана от Советского Союза. Мы не допустим этого отделения любой ценой».
 
Объектом, на котором Горбачев хотел продемонстрировать силу всем и вся и провести локальный эксперимент по введению «ЧП», он выбрал Баку.
Александр Уржанов уже в 2002 году пишет: «Советский режим умирает, но даже в конвульсиях пытается показать свою былую мощь. Дав свободу странам Организации Варшавского Договора, Москва не собирается предос­тавлять независимость советским республикам. Наибольшее беспокой­ство внушают волнения в Прибалтике. Горбачев пытается удержать прибал­тийские страны в составе более свободной, но все же советской федерации. В середине января советские войска жестоко расправляются с демонстрантами в Баку. Погибло не менее ста человек (возможно, гораздо больше)».
Журнал «L’Express» пишет: «В начале 90-х гг. прошлого столетия Москва частенько прибегала к тактике разжигания сепаратистских конфлик­тов для того, чтобы более эффективно бороться с «ростками» независимости. Соседний Азербайджан получил тогда сполна за это».
В эксклюзивном интервью «Зеркалу» первый заместитель председателя Комиссии по иностранным делам VIII сейма Латвийской Республики Леопольдс Озолиньш говорит: «Надо обязательно сказать, и сегодня, когда все стало очевидным, должной оценки подвиг азербайджанского народа не получил от международной общественности. Молчат и в СНГ».
«Я скажу, что Азербайджан и азербайджанский народ внес большой вклад и в процесс «перестройки», и в процесс разрушения пагубной идеологии, которая уничтожала и национальную культуру, и национальные ценности, в том числе и Азербайджана. Когда у вас в Баку, Гяндже, Лянкяране вышел народ с протестами против коммунистического режима и когда вы были задавлены танками 20 января 1990 года, и вы, фактически, были одними из первых, можно сказать – первые, которые восстали, с этого момента, я считаю, начался распад великой империалистической системы, которая угнетала все народы, в том числе и азербайджанский».
По событиям в Баку 20 января 1990 года была создана Комиссия Верховного Совета Азербайджана, во главе с известным академиком, которая, в угоду Москве, фактически замяла преступление 20 января 1990 года, не придав ему ни союзного звучания, ни международного.
Очень точную оценку работе этой комиссии дал известный композитор Ариф Меликов, проделавший большую работу по сбору фактов по январским событиям и освобождению из-под ареста невинных людей, и в той или иной мере участвовавших в этих событиях:
«Особый разговор о «Комиссии Верховного Совета Азербайджана по расследованию событий, имевших место в городе Баку 19, 20 января 1990 го-да». За три года она не опубликовала по существу ни одного серьезного документа. Вопрос о ее создании обсуждался в Москве депутатским корпусом Азербайджана. Долго тогда спорили, какую комиссию нужно создать, чтобы оперативно изучить причины вторжения, форму его осуществления, все последствия. Если бы комиссия довела до мировой общественности всю правду, ее заключение могло бы стать обвинительным актом по отношению ко всем, кто санкционировал и исполнял эту варварскую акцию.
Я настоятельно требовал, чтобы в состав комиссии вошли не только депутаты и другие представители Азербайджана, но и депутаты Верховного Совета СССР, других республик, чтобы к ее работе были привлечены независимые юристы из Советского Союза и зарубежных стран, а также, чтобы она была создана под эгидой ВС СССР. Многие наши депутаты в кулуарах и в личных беседах соглашались со мной, но, увы, когда респуб­ликанское руководство выступило против моего требования, меня никто не поддержал.
Руководители республики, выполняя директивы Центра, сузили масштаб этой комиссии до республиканской, а депутаты от Азербайджана, которые согласились с доводами руководства, находили или придумывали себе оправдание в том, что мы, мол, «самые заинтересованные люди и нам не нужно никакой помощи со стороны».
Именно таким путем, который предлагал Ариф Меликов, пошли грузины по расследованию тбилисских событий и не ошиблись!
За мужественную и бескомпромиссную деятельность при расследовании тбилисских событий благодарные грузины избрали председателя комиссии Анатолия Собчака почетным гражданином Тбилиси, назвали одну из улиц его именем и поставили ему памятник.
 
Как-то у Андре Моруа спросили: «Кто больше изменил течение истории человечества – Цезарь или Наполеон?» «С начала образования человечества никто его так не изменял, как историки», – ответил Андре Моруа.
Но в новейшей истории, в куда большем объеме, чем историки, этим занимаются руководители стран, высокие политики и просто политики, политологи, журналисты и др.
К сожалению, сегодня и проправительственные депутаты, политологи, журналисты и др., забыв про главное – про подвиг азербайджанского народа 20 января 1990 года, с каким-то ожесточением ищут виновников этой трагедии внутри страны, тем самым, превращая подвиг азербайджанского народа в какую-то локальную, мелкую политическую разборку – кто больше виноват внутри страны. Это наталкивает автора на мысль, как если бы армяне в известных событиях 1915 года в Турции искали бы виновников среди армян, которые сотрудничали в то время с турецкими властями в ущерб армянскому народу. Но такого подхода вы не найдете ни на одном армянском сайте – во всех них приводятся только страдания армян и «зверства» турок. Такой же подход в республике имеет место и по геноциду азербайджанцев в Ходжалы.
 
Крах коммунизма и СССР закончился в Азербайджане! Собрав оставшиеся силы, последний удар империя нанесла 20 января 1990 года по Баку. Ни одна из бывших республик СССР не подвергалась таким страшным испытаниям – по Азербайджану империя нанесла свой последний, страшный по жестокости удар, а вслед за этим Азербайджан подвергся широко­масштабной агрессии со стороны Армении, поддержанной ельциновским руководством новой демократической России. По истечении более десяти лет, когда стало ясно, что большинство ельцинских демократов оказались далеко не демократами (когда Ельцин пришел к власти, то в его окружении был всего один человек, не член КПСС – священник Глеб Якунин), а власть им нужна была только для обогащения, совестливые российские демократы начали по-другому относиться к событиям в Баку в январе 1990 года, – многие из них начали понимать, что произошло в действительности! И сегодня, после кровавых событий 20 января 1990 года, как было указано выше, политики того времени как от властей, так и от оппозиции, винят друг друга в этих событиях. Особенно в этом стараются некоторые лидеры оппозиции, которые выступали с пламенными речами на митингах, но в трагические часы оказались далеко от народа. По этому поводу можно утверждать только одно – оставшийся неизвестным в истории, московский инженер, который, когда фашисты были под Москвой, воскликнул: «Чтобы началось наступление, кто-то должен первым встать во весь рост…» Ни среди властей, ни среди оппозиции такой личности не оказалось! Первыми во весь рост встали лучшие сыны азербайджанского народа. 20 января 1990 года славные сыны азер­бай­джан­ского народа первыми в СССР встали на пути танков империи и ценой своей жизни показали всему миру, что не свернут с пути свободы, даже ценой своей жизни – империя и весь мир поняли, что дни империи сочтены. Именно в Баку 20 января 1990 года был подписан смертельный приговор и будущему ГКЧП!
Вечная память ШЕХИДАМ!
 
События, связанные с 20 января 1990 года, автором подробно описаны в книге «Последний удар империи. Баку, 20 января 1990 г.», Баку, 2004 г. Эта книга переведена на турецкий язык («Imperatorlugun son darbesi. Bak?, 20 Ocak 1990» – Istanbul, 2008, Bak?, 2008) и дважды переиздана в Турции. «Последний удар империи» также переведена на английский («The Last Blow From The Empire. Baku, 20 January 1990», Baku, 2008) и была послана во многие ведущие библиотеки мира.
Тысячи писем, полученных автором по Интернету по поводу этой книги, свидетельствуют о том, что автор выполнил свой гражданский долг по отношению к событиям 20 января 1990 года в Баку!
 
Азербайджан ожидал новый удар – 20 ноября 1991 года недалеко от селения Каракенди был сбит вертолет МИ-8.
В тот трагический день погибли:
госсекретарь Тофик Исмайлов,
заместитель премьер-министра Зульфи Гаджиев,
госсоветник Мамед Асадов,
генеральный прокурор Исмет Гаибов,
народные депутаты СССР Вели Мамедов и Вагиф Джафаров,
заведующий отделом президентского аппарата Осман Мирзоев,
первый заместитель министра водного хозяйства Гурбан Намазалиев,
прокурор Нагорного Карабаха Игорь Плавский,
начальник УВД Нагорного Карабаха Владимир Ковалев,
начальник управления Министерства национальной безопасности Сергей Иванов,
комендант особого района Николай Жинкин,
замминистра внутренних дел Казахстана Сайлал Сериков,
начальник отдела МВД СССР Михаил Лукашев,
представитель Генштаба Вооруженных сил СССР Олег Кочеров,
помощник госсекретаря АР Рафик Мамедов,
журналист Алы Мустафаев,
операторы Ариф Гусейнзаде и Фахраддин Шахбазов,
командир экипажа Вячеслав Котов,
члены экипажа Геннадий Долгов и Дмитрий Яковлев.
Был уничтожен цвет азербайджанской политической элиты.
Этот теракт был настолько чудовищным, что даже ставленник Москвы В. Поляничко вынужден был выступить 23 ноября 1991 г. в газете «Бакинский рабочий». В статье говорится: «Азербайджанский народ пережил все, что может сатана послать на землю. Сепаратистов и террористов подбадривали из Центра: действуйте, мы вас поддержим, – и кровь лилась! Аллах все видит и знает! Бог все знает и видит!.. У Центра была одна политика: навязывать везде свой диктат, вмешиваться, учить, как надо жить, расставлять своих эмиссаров, чтобы они руководили нацменьшинствами. Хватит!»
Оказалось это только началом начал!
 
Преступлением перед человечеством был геноцид азербайджанцев в Ходжалы.
В Ходжалы были убиты 613 человек, из них детей – 63, женщин – 106, пожилых – 70 человек.
8 семей уничтожено полностью.
25 детей потеряли обоих родителей.
130 детей потеряли одного родителя.
Ранены – 487 человек, из них детей – 76.
Люди, побывавшие в заложниках, – 1275 человек.
Пропали без вести – 150 человек.
Автор не приводит высказывания азербайджанских политиков, журналистов, деятелей культуры и др. о ходжалинских событиях – они жестки, и их можно понять, а ограничивается сообщениями из зарубежных СМИ, далеких от симпатий к Баку.
Вечно улыбающийся горбачевский холуй Шапошников (омерзительная улыбка у него исчезала, когда он рассуждал о Баку) без конца угрожал Баку.
Время раскрывает завесы над многими событиями тех лет. Именно главнокомандующий объединенными войсками СНГ маршал авиации                 Е. Шапошников отдал дислоцированному в Степанакерте 366-му полку секретный приказ о подавлении огневых точек и оборонительных сооружений азербайджанцев, тем самым, открыв армянам дорогу на Ходжалы.
На любые военные маневры Турции в те годы, как писала Financial Times за 22 мая 1992 года, командующий вооруженными силами СНГ маршал                    Е. Шапошников жестко заявлял, что «вовлечение третьей стороны в конфликт (армяно-азербайджанский – Авт.) чревато началом Третьей Мировой войны».
Как позже выяснилось, Шапошников, уже будучи в отставке, оказался повязанным в воровских делах в «Аэрофлоте» России. Его с трудом спасли от тюрьмы его бывшие коллеги – как время все расставляет по местам!
Генерал Ерин писал Ельцину: «...В Ходжалы расстреливали женщин, детей и стариков. С трупов снимали скальпы. Об этом свидетельствует фильм, снятый азербайджанскими кинодокументалистами.
Камера сняла нескольких детей с отрезанными ушами. У пожилой женщины вырезали кожу с левой половины лица. С мужчин снимали скальпы. Трупы с явными признаками ограбления… Многие тела оказались в еще более обезображенном состоянии» – Н. Гаврилов. «Военные ведомости».  Изд-во С.-Петербург, 1998, стр. 96.
Ельцин, просмотрев кассету, подписал специальное распоряжение (О219/21.-0Д-1992.III.12), в котором военной разведке предписывалось не допускать видеосъемки подобных кадров, наносящих ущерб чести и достоинству российских солдат.
Леонид Кравец (майор): «…26 февраля я вывозил из Степанакерта раненых и возвращался обратно через Аскеранские ворота. В глаза бросились какие-то яркие пятна на земле. Снизился, и тут мой бортмеханик закричал: «Смотрите, там женщины и дети». Да я и сам уже видел около двухсот убитых, разбросанных по склону, среди которых бродили люди с оружием. Потом мы летали, чтобы забрать трупы. С нами был местный капитан милиции. Он увидел там своего четырехлетнего сына с раздробленным черепом и тронулся рассудком. У другого ребенка, которого мы успели подобрать, прежде чем нас стали обстреливать, была отрублена голова. Изувеченные тела женщин, детей и стариков я видел повсюду».
Жан-Ив Юнет (журналист, Франция): «…Мы стали свидетелями ходжа­лин­ской трагедии, видели тела сотен погибших мирных людей – женщин, детей, стариков и защитников Ходжалы. Нам предоставили вертолет, мы снимали с высоты птичьего полета все, что видели вокруг Ходжалы. Однако армяне стали обстреливать наш вертолет, и мы не смогли закончить съемки. Я много слышал о войне, о жестокости немецких фашистов, но армяне превзошли их, убивая 5-6-летних детей, мирное население. Мы видели много раненых в больницах, в вагонах, даже в помещениях детских садов и школ».
В. Белых (корреспондент газеты «Известия»): «…Время от времени в Агдам привозят обмененные на живых заложников тела своих погибших. Но и в ночном кошмаре такого не привидится: выколотые глаза, отрезанные уши, снятые скальпы, отрубленные головы. Связки из нескольких трупов, которые долго таскали по земле на веревках за бронетранспортером. Издевательствам нет предела».
«К настоящему времени около 200 трупов азербайджанцев, многие из которых были изуродованы, – подчеркивалось в статье под названием «Резня в Ходжалы» в журнале Time, – транспортированы из города».
«Армянские солдаты уничтожили сотни убегающих семей» («Санди-таймс», 1 марта 1992 г.).
«Многие из них, включая маленькую девочку, имели страшные ранения, у нее не было тронуто только лицо» («Таймс», 3 марта).
«Известия» (Москва), 4 марта 1992 года: «Видеокамера показала детей с отрезанными ушами. У одной старой женщины была отсечена половина лица. Мужчины были скальпированы».
«В Ходжалы расстреливали женщин, детей и стариков, с трупов снимали скальпы, об этом свидетельствует фильм, снятый азербайджанскими кинодо­ку­мен­талистами.
4 марта в постоянном представительстве Азербайджанской Республики в Москве были показаны два видеосюжета, снятые оператором Чингизом Мустафаевым 28 февраля и 2 марта на месте, как сообщается, массового убийства армянскими боевиками мирных жителей города Ходжалы...», – писали «Известия» 5 марта 1992 года.
«Известия», 13 марта 1992 года. «Майор Леонид Кравец: Я сам видел около ста трупов на холме. У одного мальчика не было головы. Везде были видны трупы женщин, детей, стариков, убитых с особой жестокостью».
«По сообщению иностранных корреспондентов из Агдама, женщин и детей, убегающих из Ходжалы, расстреливали из автоматов, а у троих погибших головы были скальпированы и ногти выдернуты» («Ле Монд»,      14 марта 1992 г.).          
Журнал «Валер актюэль», Париж, 14 марта 1992 года: «В этом автономном регионе армянские военные формирования вместе с выходцами из Ближнего Востока владеют самой современной военной техникой, в том числе и вертолетами. «АСАЛА» владеет военными лагерями и складами оружия в Сирии и Ливане. Армяне уничтожали азербайджанцев Карабаха, устроив резню в более чем ста мусульманских селениях».
«В начале марта армяне Нагорного Карабаха атаковали поселок Ходжалы. Азербайджанцы говорят о тысячах погибших, армяне «признают» только 200 человек» («Ле Круа эвенеман», 25 марта 1992 г.).
«Генерал Пьянков сообщил, что 103 военнослужащих армян из 366-го батальона остались воевать в Нагорном Карабахе» («Файнэншл таймс»,         14 мая 1992 г.).
Журналист английской телекомпании «Фантман ньюс» Р. Пат­рик, побывавший на месте трагедии, пишет: «Злодеяние в Ходжалы ничем нельзя оправдать в глазах мировой общественности».
Корреспондент «Известий», побывавший в Нагорном Карабахе, писал   25 мая 1995 года: «...Подъезжая к печально известному селению, пытаюсь рассмотреть его. Вижу стены от нескольких разрушенных домов, за которыми – чистое поле. ...Спрашиваю у хозяев: «А где же Ходжалы?» «Проехали...».
«В Ходжалы остались только мертвые», – оповестил в то время мир «МК». Корреспондент «МК» В. Ивлева шла, по ее признанию, не в первом, а во втором эшелоне атакующих, и на подступах к Ходжалы заметила, что навстречу ей «движется что-то, напоминающее облако». Это была толпа полуодетых, обезумевших людей. «Последней в толпе турок шла женщина с тремя детьми. Босая, по снегу. Она еле передвигалась, часто падала. Оказалось, что самому маленькому из ее детей два дня», – пишет она. Впоследствии В. Ивлева старалась публично не вспоминать эти страшные армянские злодеяния, тем самым, приняв на себя часть этих преступлений. Видимо, соответствующую работу армяне с ней провели.
«Таймс» (Великобритания), 3 марта 1992 года, «Резня раскрыта», Анатолий Ливин: «Более 60 тел погибших, в том числе женщин и детей, были обнаружены на склонах холмов в Нагорном Карабахе, что подтвердило утверждения о резне азербайджанских беженцев, учиненной армянскими войсками. Сотни беженцев до сих пор не найдены».
«Санди таймс» (Великобритания), 1 марта 1992 года: «Армянские солдаты вырезали сотни семей беженцев. Уцелевшие сообщили, что армянские солдаты расстреляли более 450 азербайджанцев, многие из которых женщины и дети. Сотни, возможно, тысячи пропали. «Они стреляли, стреляли, стреляли», – сказала Разия Асланова, прибывшая в Агдам с другими женщинами и детьми, бежавшими из Ходжалы. Она сказала, что ее муж Каюн и приемный сын были убиты, а дочь пропала».
«Вашингтон пост», 28 февраля 1992 года: «Жертвы Нагорного Карабаха погребены в азербайджанском городе. Беженцы говорят о том, что сотни людей погибли при нападении армян. Тела семерых погибших показали сегодня, двое были детьми и трое – женщинами. 120 беженцев находятся в агдамском госпитале, на телах многих множество колотых ран».
«Эйдж Мельбурн» (Австралия), 6 марта 1992 года, Хэлен Вумак из Агдама: «Точное число жертв все еще не ясно, но нет ни малейшего сомнения, что на прошлой неделе азербайджанские гражданские лица были уничтожены армянской армией в снежных горах Нагорного Карабаха».
«Ньюсуик», ноябрь 1993 года: «За прошедшие 7 месяцев армянские войска и танки пронеслись по Азербайджану... Друзья могущественного армянского лобби в Вашингтоне, включая правительство США, застыли в ужасе. «То, что мы видим сейчас, есть систематическое разрушение каждой деревни на их пути, – сказал высокопоставленный представитель госдепа. – Это – вандализм».
«Санди таймс» (Лондон), 1 марта 1992 года: «Армянские солдаты унич­то­жали сотни семей».
«Санди таймс» (Великобритания), 8 марта 1992 года: «Ходжалы был неплодородным азербайджанским городом, с пустыми магазинами и грязными дорогами без деревьев. Тем не менее, он был домом для тысяч азербайджанцев, которые в лучшие времена возделывали поля и разводили гусей. На минувшей неделе он был стерт с лица земли».
«Файнэншл таймс» (Лондон), 9 марта 1992 года: «Армяне расстреляли колонну беженцев, уходящих в сторону Агдама. Азербайджанцы насчитали около 1200 трупов.
Кинооператор из Ливана подтвердил, что богатая дашнакская община его страны направляет оружие и людей в Карабах».
«Файнэншл таймс», 14 марта 1992 года: «Генерал Поляков заявил, что 103 военнослужащих-армянина из 366-го полка остались в Нагорном Карабахе».
«Таймс» (Лондон), 4 марта 1992 года: «Многие были изувечены, а от одной маленькой девочки осталась только голова».
Журналист английской телекомпании «Фант ман ньюс» Р. Патрик, побывавший на месте трагедии: «Злодеяние в Ходжалы ничем нельзя оправдать в глазах мировой общественности».
Журнал «Круа л'Эвенеман» (Париж), 25 марта 1992 года: «Армяне атаковали местность Ходжалы. Весь мир стал свидетелем обезображенных трупов. Азербайджанцы говорят о тысячах убитых».
И, наконец, «Human Rights Watch» расценила ходжалинскую трагедию как «самый чудовищный геноцид во время конфликтов, осуществленный до сих пор».
Были и другие реакции и мнения – и об этом обязательно надо упомя­нуть!
Когда западные корреспонденты спросили у Горбачева о событиях в Ходжалы, он ответил: «Я не в курсе, что там произошло – обе стороны выдвигают разные версии».
«Трагедия в Ходжалы всколыхнула весь мир. Бутрос Гали, Сайрус Вэнс, руководители Турции, Ирана, даже Джеймс Бейкер и Джордж Буш – кто только не проявил в те дни тревогу по поводу тысяч погибших. И только президент Российской Федерации Борис Ельцин преступно промолчал, не выразив даже элементарного сочувствия в связи с многочисленными жертва­ми среди мирного населения республики», – пишет Ю. Помпеев.
«Президент Ельцин глубоко потрясен сообщением о гибели принцессы Дианы...», – сообщила 31 августа 1997 г. пресс-служба президента.
По поводу геноцида в Ходжалы – молчание!
Из интервью бывшего президента Азербайджана Аяза Муталлибова чешской журналистке Дане Мазаловой, «НГ» 2 апреля 1992 г.
«Как говорят те ходжалинцы, которые спаслись, это все было органи­зо­ва­но для того, чтобы был повод для моей отставки. Какая-то сила действовала для дискредитации президента. Я не думаю, чтобы армяне, очень четко и со знанием дела относящиеся к подобным ситуациям, могли позво­лить азербайджанцам получить изобличающие их в фашистских действиях документы. Можно предположить, что кто-то был заинтересован в том, чтобы потом показать эти кадры на сессии ВС и все сфокусировать на моей персоне.
Если я заявлю, что это вина азербайджанской оппозиции, могут сказать, что я на них наговариваю. Но общий фон рассуждений таков, что коридор, по которому люди могли уйти, армянами все-таки был оставлен. Зачем же им тогда стрелять? Тем более на территории, близкой к Агдаму, где к тому времени было достаточно сил, чтобы выйти и помочь людям. Или просто договориться, что мирные жители уходят. Такая практика была все время».
Из интервью Муталлибова о своей отставке газете «Новое Время» 6 мар-та 2001 г.: «Я в тот момент занимался выяснением обстоятельств случившегося по видеоматериалам покойного журналиста Чингиза Муста­фаева, иных материалов для расследования просто не было. Это был самый настоящий путч, осуществленный в форме заговора. В этом заговоре участвовали и некоторые должностные лица. Находясь почти два дня в окружении толпы в здании Верховного Совета, я менее всего думал о своей должности. Я размышлял о последствиях тех событий. Было очевидно, что расстрел ходжалинцев был кем-то организован для смещения власти в Азербайджане. Кто бы ни был мастером этого организованного убийства, он не остановился бы на этом, не подчинись я требованиям подать в отставку».
 
Из интервью Тамерлана Караева по поводу трагедии в Ходжалы в газете «Мухалифат» за 28 апреля 1992 года: «Трагедию осуществили власти Азер­бай­джана…» «…кто-то из высокосидящих».
 
Абсолютно безразлично отнеслись к трагедии в Ходжалы руководители стран СНГ. Джон Ллойд, московский корреспондент «Файнэншл таймс», так писал в связи с событиями в Ходжалы в марте 1992 г.: «Кажется, нарастающий ужас не особенно волнует других членов СНГ, не похоже, чтобы Совет президентов СНГ готовил какую-либо инициативу...»
По трагическим событиям в Ходжалы вспоминает Муталлибов в газете «Ени Мусават»: «…Стало ясно, что армяне окружают Ходжалы. В это время я находился в Иране и обратился к президенту Ирана Рафсанджани, сказав ему, что армяне готовят очередной удар в Нагорном Карабахе, и просил его о помощи. В ответ он пожал плечами и ответил: «А чем мы можем помочь? У нас и так не очень хороший международный имидж». – «Ну, тогда дайте указание министру иностранных дел Вилаяти, чтобы он прилетел в Баку и инициировал мирные переговоры с армянами», – настаивал я. Тут в разговор вмешался присутствующий Вилаяти. Заглянув в свою записную книжку, он сказал: « Нет, на этой неделе я выехать не могу. Можно в понедельник, на следующей неделе». – «Вы же наши мусульманские братья. Мы на вас так надеялись!», – с горечью заметил я.
Через несколько дней мне сообщили, что Вилаяти хочет прилететь в Баку. «В этом уже нет необходимости», – ответил я…»
Никакой помощи не оказала и братская Турция. Когда началась резня азербайджанцев в Ходжалы, Президент Турции решил помочь Азербайджану. Пришедший к нему премьер-министр Сулейман Демирель резко воспро­тивился этому: «Вы что, хотите воевать с Красной армией?» И Тургут Озал отказался от своего решения. Через несколько лет Сулейман Демирель в бе­се­де с журналистом Маммедали Бирандла подтвердил этот факт. Со своей сто­роны автор может сказать следующее: в дни ходжалинских событий премьер-министр Азербайджана Гасан Гасанов в присутствии автора поз­во­нил премьер-министру Турции Сулейману Демирелю и начал истери­чески расска­зывать ему о событиях в Ходжалы. В ответ он услышал совет «быть сдер­жан­ным». После разговора Гасанова с Демирелем, автор с Гаса­но­вым долго об­суж­дали, что означает «быть сдержанным», когда в Ходжалы уби­вают людей.
Президент России Д. Медведев неоднократно заявлял, что российские войска в августе 2008 года спасали осетин от истребления. Грузины считают иначе. Бесспорным фактом является то, что 366 российский полк помогал армянским сепаратистам уничтожать азербайджанцев в Ходжалы.
 
Только один авторский комментарий по поводу Ходжалы.
В «Братья Карамазовы» один из героев Достоевского Алеша Карамазов го­ворит: «Если для возведения здания счастливого человечества необходимо за­му­чить лишь ребенка, согласишься ли ты на слезы его построить это зда­ние?»
Когда смотришь на застывшие навечно от ужаса глаза мертвых ход­жалинских детей, первое, после чувства ужаса, что приходит в голову – неу­жели к «независимости» «НКР» надо было идти таким путем?
После этих событий Армения перешла к прямой агрессии против Азер­бай­джана.
Об участии регулярных войск Армении автор преднамеренно приводит только зарубежные и армянские источники – для того, чтобы эти факты опровергнуть, надо их авторов назвать врагами Армении. В то критическое для Азербайджана время азербайджанская сторона приводила массу кричав­ших фактов участия Армении в нападении на Азербайджан, но всякий раз в официальных органах СССР, а впоследствии России, США и ООН всегда, несмотря на протесты Баку, речь шла об «этнических армянах». А излишне поэтизированные демократы возвышенно говорили о стотысячных армянах НКАО, противостоящих восьмимиллионному Азербайджану, хотя в реаль­ности, учитывая помощь Армении и могучего соседа, людские и особенно военные соотношения были совсем другие.
Как рассказывал автору представитель Азербайджана в ООН, в этой организации ему говорили, что для того, чтобы доказать участие Армении в боевых действиях против Азербайджана, нужны доказательства, «соот­ветствую­щие мировым стандартам», а для этого в Азербайджане в то время не было ни соответствующих специалистов, ни оборудования мирового стандарта, а те, у кого все это было в полном объеме, молчали, тем самым поощряя агрессора.
 
Материальная, людская и вооруженная помощь шла из Армении в Карабах непрерывным потоком. К. Мяло пишет: «…Армения поставила вертолеты Ми-24 (этого никто не отрицает) и снабдила карабахские войска своими инструкторами, выделила финансы в бюджет Карабаха, а прави­тель­ство Армении координировало всю армянскую военную помощь Карабаху». Слова К. Мяло подтверждают и официальные власти Армении – из Армении государственные органы Армении из своих запасов, при полном попус­титель­стве центральных органов в Москве, посылали разного рода вооружение в Нагорный Карабах. Бывший председатель КГБ Арм. ССР Усик Арутюнян, отвечая на вопросы «Горячей линии» «Голоса Армении» говорит: «И еще об одном хочу сказать. В КГБ был неприкосновенный запас оружия и боепри­пасов. Без разрешения Москвы его трогать было нельзя. Карабаху было край­не нужно это оружие. Об этом знали только я, Левон Тер-Петросян и Ашот Манучарян, который тогда был министром ВД. В случае необходимости мне звонил Л. Тер-Петросян и просил помочь. Сотни гранатометов, пулеметов, автоматов и патронов были посланы в Карабах, хотя я понимал, что за это меня могли строго наказать. И в одной из передач программы «Время» показали кадры, где агентура Азербайджана засняла в Карабахе наши зеленые ящики с надписью «НЗ КГБ Арм. ССР». Вы уже, наверное, поняли, какая «бомба» взорвалась в Москве. Председатель КГБ СССР Крючков после этого, конечно же, имел со мной нелицеприятный разговор…»
Никакая «бомба» в Москве не взорвалась. Более того, в своих многочисленных интервью Крючков ни словом не обмолвился об этом вопиющем факте – больше говорил о происках международного империализ­ма. Более того, когда на съезде один из азербайджанских депутатов подошел к Крючкову и попросил его прокомментировать показанный по ЦТ сюжет с переброской из Армении в Нагорный Карабах вооружения, он ответил, что КГБ СССР об этом факте ничего не известно. Корреспонденту «Время» известно, а КГБ СССР – нет! Так мог ответить очень недалекий человек или человек, вольно или невольно способствующий развалу СССР.
Далее бывший председатель КГБ Арм. ССР Усик Арутюнян говорит: «В период работы в КГБ ситуация еще больше обострилась. В 1989 г. мы окончательно поняли, что советское руководство разделило республики на «хорошие» и «плохие». «Хорошей» был Азербайджан, «плохой» – Армения, которая, по их мнению, мутила воду. Руководство СССР создавало форпосты в Азербайджане для провокаций в Армении… Я тогда дал указания, кстати, без ведома Москвы (в комитете у меня был отряд по борьбе с терроризмом), навести порядок в приграничных районах – Капане, Ноемберяне, Иджеване, Арарате, Шаумяновском районе Карабаха – на территории Азербайджана… В любом случае даже это незначительное количество бесконтрольного оружия представляло опасность, так как зачастую находилось в руках непредсказуе­мых людей с уголовным прошлым… Когда я сказал об этом Л. Тер-Пет­росяну, он ответил: «Это наши воюющие парни…»
 
Сообщая о кончине генерал-лейтенанта Грача Амаяковича Андресяна, МНБ Армении пишет: «Летом 1992 года, в разгар боевых действий, из Ере­вана в Степанакерт в сопровождении двух вертолетов Ми-24 летит коман­дирский Ми-8 с первым заместителем министра обороны генерал-лей­те­нан­том Г.А. Андресяном на борту. В пилотской кабине – летчик первого класса подполковник Б.Е. Хачатуров и командующий ВВС полковник А.С. Абрамян. Над Губадлинским районом Азербайджана по вертолетам был открыт огонь, и оба наших Ми-24 в результате полученных повреждений, в интервале 10 ми-нут, совершают вынужденную посадку на территории против­ника.
Невзирая на опасность, по приказу генерала Андресяна Ми-8 подлетает к поврежденным вертолетам и, дважды совершив посадку на контролируемой азерами территории, берет на борт и тем самым спасает экипажи обоих вертолетов. Когда Ми-8 чудом совершил посадку в Горисе, на нем насчитали шестнадцать пробоин...
Вот таким храбрым и самоотверженным, верным войсковому товари­ществу человеком был наш генерал», – рассказывает о военачальнике сопро­вож­давший его в том полете и получивший ранение в воздушном бою в тот период начальник разведки ГШ ВС Армении, легендарный «афганец», до того занимавший высокие должности советника начальника агентурной разведки разведуправления ГШ ВС Афганистана и начальника отдела специальной разведки разведуправления штаба войск Южного направления полковник  И.Г. Гукасов».
Оставим в стороне героический пафос, с которым описывается обычная войсковая операция. Важно другое – ни у кого после прочтения этих строк не должно вызывать сомнение участие регулярных сил Армении (именно Армении, а не только этнических армян Азербайджана) в агрессии против Азербайджана.
Как отмечается в докладе «МЕМОРИАЛА»: «В Чайкенде, Мартунашене и окружающих горах располагались армянские вооруженные отряды, состоящие из жителей этих сел, а также из прибывающих посменно мужчин из НКАО и Армении. Вооруженные группы с территории Армении проникали в места компактного проживания армянского населения на территории Азербайджана (НКАО и прилегающие к ней районы).
«…Армения была источником военной помощи и добровольцев в Карабах, и Армения являлась перевалочным пунктом для российских вооружений, направляемых в Карабах», – пишут Levon Chorbajian, Patric Donabedian, Claude Mutafian в «The Caucasian knot. The History and Geo-Politics of  Nagorno-Karabagh». Zed Books, London and New Jersey, 1994 г.
Сванте Корнелл пишет, что «доклад Хельсинкской группы по правам человека содержит неопровержимые доказательства вовлеченности в войну в Карабахе целых военных контингентов армянской армии, причем не в качестве добровольцев».
16 апреля 1993 года в газете «Нью-Йорк ньюсдей» М. Кемптон писал: «Зам. министра иностранных дел Армении Либардиян утверждал, что войска Армении сражаются… для обороны суверенитета «НКР» государства...»
Этот список можно продолжать сколь угодно долго, но и из представ­лен­ных фактов ясно, кто совершил агрессию против Азербайджана.
Из Армении, и не только оттуда, шла в НКАО бесперебойная экономи­чес­кая помощь. Всего в течение 1988-1989 гг. в области проходили 10 забас-товок. 1988 год: 22 февраля – 2 марта, 15 марта – 17 марта, 24 марта – 5 ап-реля, 12 мая – 13 мая, 23 мая – 24 июля, 12 сентября – 9 октября, 14 ноября –  7 декабря. 1989 год: 13 февраля, 6 марта – 13 марта, 3 мая – 21 ав-густа. Другими словами, в течение двух лет область фактически не работает, а живет не хуже, чем когда работала. А это, в свою очередь, означает, что у «забастовщиков», как это сегодня модно говорить, были состоятельные спонсоры – ведь подобная широкомасштабная акция стоила десятки миллионов долларов.
И что характерно, ЦТ многократно показывало интервью с «забастов­щиками», но ни один из корреспондентов не задал очевидный вопрос: «А на что вы живете?»
 
Агрессия Армении против Азербайджана и ходжалинские события авто­ром описаны в двухтомнике «Нашествие». За этот двухтомник автору МНБ Азербайджана было присвоено звание лауреата премии имени Аскер­ха­но­ва.
Кровавые события в новейшей истории происходили и в Грузии.
В апреле 1989 года в Тбилиси советские карательные войска саперными лопатами убивали на площади мирных демонстрантов, которые хотели только одного – свободы!
Уже после известных событий на Южном Кавказе, когда республики СССР приобрели независимость, в августе 2008 года, уже после того, как Грузия стала независимой страной, российские войска вторглись на территорию Грузии, используя грубую ошибку грузинских руководителей.
Саакашвили без конца заявлял, что Россия провоцирует Грузию. Известный политолог Пол Гобл пишет: «Цель провокации – вовлечь в провокацию. Если ты сумел вовлечься в провокацию, то ты избрал самый плохой вариант, и провоцирующие достигли своей цели».
Ни у кого нет сомнения, что Россия достигла своей цели в Южной Осетии и Абхазии – «провокация» против Саакашвили сработала!
 
Масштабность российской военной операции на территории Грузии показывает следующая карта (рис. 76):
 
 
 
Рис. 76. Авиаудары российских ВВС по территории Грузии во время августовской войны в 2008 году
 
Достаточно беглого взгляда на приведенную карту, чтобы понять, что события в Грузии были достаточно серьезны.
По словам президента Ющенко, 8 августа 2008 года ему позвонил обыч­но разговорчивый Михаил Саакашвили и сказал «всего три слова»: «Они идут на Тбилиси».
Ющенко, по его словам, тотчас обзво­нил лидеров ведущих европейских стран, вместе они се­ли в самолет и прилетели в грузинскую столицу.
«Это был единственный способ остано­вить полную оккупацию Грузии», – сказал президент Украины. «Это был мой долг», – пояснил он свое решение.
 
В этой маленькой войне были жертвы с обеих сторон, в том числе, и среди мирного населения, особенно в Южной Осетии.
Советская армия, во время известных событий на Южном Кавказе, убивала и граждан Армении, но этот процесс носил несколько иной характер.
В мае 1991 года в Армении происходили настоящие бои между совет­скими войсками и армянскими боевиками – в прессе об этом не сообщалось. В скупых строках говорилось лишь об отдельных «столкно­ве­ниях с боевиками». Сообщалось, что в результате этих боев погибли 24 армянских боевика, а сотни были ранены.
 
Мощный информационный удар получил Баку по сумгайытским собы­тиям. Совсем не случайно события в Сумгайыте и Баку известный писатель Бунич относит к главным нераскрытым историческим тайным событиям, происходящим в разное время в СССР. Вот что говорит по поводу сумгайытских событий всемирно известный писатель Эдуард Тополь Тенгизу Гудаве с радиостанции «Свобода»: «Это спровоцировано. Я в этом глубоко уверен. Я начинал свою журналистскую биографию в Сумгайыте. Сумгайыт построен интернациональным пролетариатом советского разлива. Люди, у которых есть постоянная, хорошая работа, они никуда не едут, они Америку даже не открывают, и никто в Америку не поехал из европейских врачей и ученых, поехали нищие и построили замечательную страну, то же самое Сумгайыт. По призыву «Ударная стройка» со всей страны приехали самые разные люди. Я работал в этой газете, писал сегодня об армянине, завтра об азербайджанце, это было, у нас в редакции было пять пишущих человек, из них два с половиной еврея, армянка, азербайджанец, и мы были одного возраста и совершенно равны во всем».
Когда идеолог перестройки А. Яковлев заявляет, что сумгайытские собы­тия – дело рук советских спецслужб, то к этому заявлению, безусловно, необ­хо­димо отнестись с должным вниманием. И надо признаться, что подоб­ное заявление требовало от него определенного мужества. Но вместе с тем это упрощенный подход к сумгайытской проблеме. Это заявление не снимает от­вет­ствен­ности и с самого Яковлева за тот беспредел в стране, идеологом кото­рого являлся сам Яковлев и его шеф Горбачев. Разве было непонятно, что в организуемые Яковлевым по всей стране структуры демократического дви­же­ния, наряду с настоящими демократами, хлынут сомнительные и ма­фи­оз­­ные си­лы? Разве было непонятно, что поддержка сепаратизма приве­дет к кро­вопролитию? Разве непонятно было, что немедленно всплывут на по­верх­ность все язвы советского общества, простого решения которых не было вид­но? И, наконец, разве непонятно было, что колоссальную активность бу­дут про­яв­лять иностранные спецслужбы, которые десятки лет ждали этого мо­мента?
Сваливая сумгайытские события только на КГБ СССР, Яковлев, огора­жи­вая себя, пошел легким, но отдающим наивностью путем! А ведь логичнее и достовернее было бы, если бы Яковлев раскрыл всю цепь авторов сум­гайытских и ему подобных событий, начиная с родного ЦК КПСС и кончая КГБ СССР. То, что определенные спецслужбы СССР были задейст­вованы в Сум­гайыте, у автора нет никаких сомнений, но почему в этом случае без­действовали Горбачев и его команда? Сегодня достоверно известно: уже через несколько часов после начала сумгайытских событий Горбачеву все было известно, причем информацию он получил по различным каналам. И в связи с этим возникает следующий вопрос: почему, как и позже в Баку, без­действо­вали войска? Они же подчинялись не КГБ СССР! Тут, как говорил Штирлиц, «что-то не так, связки нет!» А связки нет по той причине, что виноваты все стороны, которые своими действиями создали сложную ситу­ацию, где трудно без исчерпывающей информации выстроить иерархи­ческую сис­тему.
Сегодня ясно, что для претворения в жизнь своих замыслов и той, и другой стороне нужен был определенный хаос – разница была лишь в том, какого масштаба хаос нужен был сторонам. Горбачеву нужен был управля­емый хаос. Премьер-министру Индии Радживу Ганди Горбачев говорит: «Сейчас нас штормит. Но это пойдет нам на пользу».
На известном совещании в Верховном Совете СССР, после сумгайыт­ских событий, на вопрос азербайджанского депутата: «Не были ли сумгайыт­ские события организованы известными силами?» Горбачев раздраженно ответил: «Никто ничего не организовывал, просто войска опоздали на несколько часов (?! – Авт.), вот и все!» Никто не напомнил Горбачеву, что от Баку, где было размещено значительное количество российских военно­слу­жа­щих, до Сумгайыта 20 минут езды, и от ближайшей военной базы в Насосной – 5-7 минут, а с 1989 года под Баку, в Перекешкюле (чуть южнее Сумгайыта), находились спецподразделения КГБ СССР. Так что непонятно, о каких часах может идти речь.
Дело в другом. По сценарию войска должны были быть введены в город, когда события уже совершатся, что и произошло в действительности, – Горбачеву нужен был управляемый хаос! Это предположение автора косвенно подтверждает журналист Анатолий Мостовой, проведший свое журнали­стс­кое расследование по поводу сумгайытских событий. Правда, он больше говорит о нерешительности Горбачева. Вот что он пишет: «В ЦК КПСС первое сообщение о беспорядках, несколько смягченное, по традиции, поступило в тот же день. Сначала в оперативной сводке МВД СССР за сутки, а через несколько часов – особо, по каналам КГБ СССР. Генеральному секретарю доложили через час. К этому времени папка для доклада разбухла от прогнозов специалистов КГБ и МВД, которые знали на примере Новочеркасска, Ферганы, Алма-Аты возможную динамику развития ситуации. В сводке сообщалось о первых девяти убитых, о массовых погромах, о беспомощности и бегстве местных органов власти, из чего следовало, что процесс развивается лавинообразно, приобретает необратимый характер. Специалисты из Управления по защите конституционного строя КГБ СССР настаивали на незамедлительных адекватных мерах. Они знали, что такое прецедент и какова его провоцирующая роль на населенном сотней племен Кавказе. М. Горбачев, получив информацию, связался с Баку. Чувствовалось, что он не хочет брать на себя ответственность за принятие решения. И тем более за возможные последствия. «Я думаю, азербайджанские товарищи сами справятся, – вынес он вердикт. – У них достаточно сил и средств». Очередная сводка пришла в Кремль утром 28 февраля. Не менее 20 убитых. Местные органы власти не в состоянии взять ситуацию под контроль. Эта информация поступила из Сумгайытского городского отдела КГБ. Только КГБ еще выполнял свой профессиональный долг, хотя начальник отдела и боль­шин­ство сотрудников были азербайджанцы. Но это были люди, побы­вавшие в командировках в первых горячих точках Союза. Да и в Афгане. Они знали цену национально-криминальной свободе. Лишь тогда М. Горбачев решился хоть на какие-то действия. Министру внутренних дел было отдано распоряжение: принять меры по локализации и ликвидации очага конфликта. Председателю КГБ – обеспечить содействие имеющимися на месте силами и средствами». Не правда ли, поведение Горбачева в создавшейся экстре­мальной ситуации в Сумгайыте весьма подозрительно? Ему нужно было что-то другое, а не немедленная стабилизация возникшей ситуации. Определен­ный хаос нужен был Горбачеву для того, чтобы показать Западу, с каким трудом он, эпохальная личность, преодолевая огромные трудности, проводит свою перестройку. Кроме того, он считал, что этот управляемый хаос погло­тит его политических противников, – он считал и все делал для этого, что в стране будут проходить массовые демонстрации с поддержкой Горбачева, против старой номенклатуры. Но он ошибся – «процесс пошел» в другом направлении. Его противникам нужен был максимальный хаос по всей стране, чтобы в этом хаосе сгорели Горбачев и его перестройка. Они понимали, что при спокойном течении событий все они неминуемо уйдут с политической арены с клеймом «застойщики». Эти две ситуации, к которым стремились стороны, на каком-то этапе сходились в общем интересе, на каком-то этапе расходились, и это во многом предопределяло противоречивое поведение московских политиков – хаос стал мощным политическим орудием и той и другой стороны. Но главным участником этого процесса, безусловно, был Горбачев, так как он был единственным, кто мог принять решительные меры.
Такую модель выстроил автор по сумгайытским событиям – она не пре­тен­дует на истину последней инстанции, но политическая логика ее постро­е­ния, как в дальнейшем показали и другие события, несомненно, при­сутствует.
Если проследить за характером дальнейших событий в СССР, то можно видеть, что принцип максимального хаоса, впервые примененный Горбачевым и, ничего не имеющих против применения, его противниками в Сумгайыте, в дальнейшем присутствует во всех событиях на пространстве СССР. И каждый раз, и Горбачев, и его противники, хотели использовать эти события друг против друга. Где-то это удавалось Горбачеву, где-то его противникам – но главный результат был один – это способствовало не укреплению СССР, как говорил Горбачев, а его развалу!
 
Так или иначе, в любом случае Азербайджан из-за сумгайытских событий получил мощный информационный удар.
В первые дни сумгайытских событий и после них армянская пропаганда на весь мир кричала о сотнях убитых и раненых в Сумгайыте.
Ясность внес Брутенц, но с большим опозданием. В своих мемуарах «Тридцать лет на Старой площади» он пишет: «В Сумгайыте произошел взрыв: 31 смерть – 6 азербайджанцев, остальные – армяне».
 
Автор продолжительное время работал научным консультантом в крупной зарубежной инжиниринговой компании и общался со многими специалистами в области маркетинга, системного анализа, нефтегазодобычи, строительства нефтегазопроводов и др., побывавшими в разное время в Баку. В непринужденных беседах в различной обстановке автор, как бы незаметно (подспудно применялся метод Монте-Карло – в продолжительном разговоре на различные темы – случайный вопрос), интересовался, кем, как и насколько были информированы эти господа о выселении азербайджанцев из Армении, событиях в Баку 20 января 1990 года, событиях в Ходжалы, событиях в Сумгайыте, о том, что после сумгайытских событий в Волгограде, Тюмени и даже в Ленинграде разбушевавшиеся толпы громили здания, где размещались местные руководящие партийные органы, о событиях в Сребнице, где сербы убили 2700 мусульман, и об изгнании турок-месхетинцев из Узбекистана – как известно, 5 июня в Фергане, в ходе беспорядков, погибли 56 человек, в том числе 43 турка, ранено 355 турок и 136 узбеков. Сожжено 147 жилых до­мов турок.
В течение многих лет автор собирал и систематизировал эти материалы. Результаты были потрясающими – более 50 % опрошенных автором спе­циа­лис­тов знали о событиях в Сумгайыте, многие из них – по много­чис­лен­ным заявлениям Сахарова и Каспарова, и, конечно же, все до одного в негативном аспекте для Баку, а не для Центра, а об отдельных, остальных перечисленных событиях, – не более 2 %, и то, как-то смутно!
Вот такой страшный информационный удар получил Баку из-за сум­га­йыт­ских событий! Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Легче расщепить атом, чем изменить сложившийся стереотип».
«Сумгайыт придал карабахской проблеме новое измерение. Он пе­ревел ее в остроконфликтную форму при предельном ожесточении сторон и растущей готовности к насильственным методам разреше­ния. В этих условиях следующим логическим этапом развития кон­фликта становилась война, она была не за горами. А центральная власть с удивительным, мне кажется, даже с отчаянным, упорством продолжала гнуть свое, может быть уже и сознавая бесперспективность своей линии», – пишет К. Брутенц.
В Москве, после событий в Сумгайыте, состоялось закрытое заседание Политбюро. После него в Баку отправился Егор Лигачев, а в Ереван – Александр Яковлев. Александр Яковлев вдруг в Ереване заявил, что Карабах – это исторически территория Армении. А Егор Лигачев сказал полностью противоположное: никаких пересмотров границ – Карабах остается в составе Азербайджана, после чего ситуация начала осложняться с новой силой.
Так кому был нужен Сумгайыт?!
 
 
Рис. 77. Отношение к событиям в странах Южного Кавказа
в новейшей истории политического истеблишмента, интеллигенции СССР и России по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Ниже приведен далеко не полный список представителей советского и российского политического истеблишмента, заявивших о себе с 1988 года (некоторые – раньше), то есть со времени начала карабахских событий: Горбачев, Громыко, Лигачев, Разумовский, Медведев, Рыжков, Яковлев, Лукьянов, Нишанов, Язов, Шапошников, Бакатин, Крючков, Прима­ков, Ельцин, Сахаров, Адамович, Павлов, Вольский, Хасбулатов, Гайдар, Чубайс, Шахрай, Абдулатипов, Рыбкин, Жириновский, Грачев, Лужков, Лысенко, Скоков, Лебедь, Старовойтова, Шабад, Пономарев, Зюганов, Илю­хин, Попов, Затулин, Тулеев, Шумейко, Явлинский, Стерлигов, Варенников, Лапшин, Козырев, Шейнис, Нуйкин, Б. Федоров, Лахова, Баркашов, Невзоров, Куркова, Бабурин, Гдлян, Иванов, Степашин и многие другие.
В эти годы вышел ряд книг ведущих политиков России: «Неизвестный Руцкой», «Аграрная реформа в России» А.В. Руцкого, трилогия Жири­новс­ко­го «О судьбах Рос­сии» (том 1-й – «Уроки истории», 2-й – «Последний бросок на юг», 3-й – «С моей точки зрения»), книга Ивана Рыбкина «Государственная дума: пятая попытка», книга депутата Сергея Глазьева «Экономика и политика. Эпизоды борьбы», «Горькая чаша» Александра Николае­вича Яковлева, «Преображение» Андрея Козырева, «Что и как мы будем делать» и «Заметки об очевидном» Бориса Федорова, «Кремлевское дело» Тельмана Гдляна и Николая Иванова, «Упущен ли шанс» и «Август изнутри» Валентина Павлова, «Я из партии по имени Россия» Николая Ивановича Рыжкова.
Нет в этих книгах ни одного доброго слова в адрес Азербайджана – один негатив.
Напрасно читатель будет искать в этих книгах упоминание о трагедии  20 января, о Ходжалы, об армянской агрессии – в лучшем случае, он найдет молчание!
 
Все приведенные выше политики неоднократно высказывались по поводу армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха. Все эти высказывания были формализованы и ранжированы от 1 до 100. Нейтральным высказываниям («всем сестрам по серьгам») ставилась в соответствие оценка 50, по мере усиления проармянской позиции – от 50 до 100, по мере усиления проазербайджанской позиции и, следовательно, уменьшения проармянской позиции, – от 50 до 1. Эти данные представлены в виде вероятностного распределения (рис. 78).
 
 
Рис. 78. Вероятностная кривая отношения российского политического истеблишмента к армяно-азербайджанскому конфликту
 
Как видно из рис. 78, наиболее вероятно значение 50 («всем сестрам по серьгам»), что, безусловно, также было в пользу армянской стороне, так как именно они были агрессорами и получили поддержку по молчанию, от которого расходятся две принципиально различные ветви по интенсивности высказываний в поддержку той или иной стороны: если проазербайджанские высказывания разной интенсивности были мало вероятны (9 %, 1 %, 1 %,        1 %), то проармянские имеют вероятности 18 %, 14 %, 12 %, 15 %, то есть проармянская направленность многих указанных политиков СССР, а затем и Рос­сии, не вызывает никакого сомнения. Как при власти коммунистов, так и при правлении демократов отношение к армяно-азербайджанскому конфликту было однозначно проармянское.
Коммунисты вели борьбу с режимом демократов Ельцина, но вот что характерно – и те и другие негативно относились к Азербайджану.
В интервью газете «Эхо» директор Института Европы Российской академии наук Дмитрий Фурман, автор ряда книг и научных трудов, посвященных политическим процессам в Азербайджане, говорит: «Если собрать эти факторы, то становится понятным, почему в 1989-1991 гг. очень многие русские демократы не просто защищали армян, а защищали их с пеной у рта. Защищали «маленький, европейского типа христианский народ, угнетаемый мусульманами, тюрками, почти янычарами и почти хомей­ниста­ми».
Все это во многом благодаря «успехам» российских СМИ в те годы.
Когда Министерство юстиции Азербайджана не зарегистрировало коммунистиче­скую партию, ввиду того, что она призывала вновь объединиться в обновленный Союз, газе­та «Правда» среагировала мгновенно: «В связи с решением Верховного суда Азербайджана о ликвидации коммунис­тической партии депутаты-коммунисты Федерального Собрания РФ обрати­лись к парламентариям стран СНГ, депутатам Европарламента и законо­дателям стран-участниц ОБСЕ и стран, входящих в Организацию Исламская конференция с призы­вом возвысить свой голос в защиту конституционных прав и свобод граждан Азербайджана, состоящих в рядах КПА и разделяющих ее идеи».
Какая трогательная забота и тревога! Но почему, спрашивается, «Прав­да» и коммунисты не воз­высили свой голос в защиту «конституционных прав и свобод граждан Азербайджана», ко­гда их, этих граждан, беззащитных и безоружных, ни за что убивали 20 января 1990 года в Баку, в Ходжалах и изгоняли из родных мест?! Почему не возвысила свой голос и не обратилась ни к одной из международных организаций?
 
Разница между коммунистами и демократами заключалась лишь в том, что первые на словах провозглашали равенство и братство, а на деле всегда занимали проармянские позиции, а «демократы» и на словах и на деле открыто поддерживали армян.
Нет никакой объективности в позиции российских коммунистов и по истечении значительного времени, что хорошо видно из книг лидера коммунистов России Г. Зюганова – известно, что Армения всячески способствовала развалу столь любимого коммунистами СССР, а Зюганов всячески поносит … Азербайджан!
Любой специалист по теории информации, глядя на рис. 78, скажет вам, что эта информационная модель была направлена на уничтожение государственности Азербайджана, она способствовала ее распаду и превра­щению Азербайджана в отдельные лоскутные куски.
 
Достоевский писал, что «высшая и самая характерная черта русского народа – это чувство справедливости и жажда ее» – после такой широ­ко­масштаб­ной информационной атаки на Баку и простые люди в те годы начали видеть главное зло в Баку!
Во всех опросах России того времени Азербайджан фигурировал, как самое враждебное государство – парадокс высшей степени – страну, подвер­г­шуюся агрессии со всех сторон, в России считали врагом номер один – вот на что способны сегодня СМИ, когда они пристрастны.
У О. Мандельштама есть такие слова: «Нас не слышат за десять шагов». Баку не слышали, вне зависимости от расстояния, ни в мире, ни в «братских» республиках СССР. Собственно, сегодня это не удивительно.
В мире давно никто ни кого не слушает в беде – все озабочены интересами своих стран и своими интересами!
На глазах десятков тысяч человек и миллионов французских телезрите­лей известный футболист Анри делает голевую передачу руками, как в баскетболе, но французов это не волнует – для них важен результат – нет всеобщего осуждения Анри, лишь отдельные голоса!
Ирландцы бились в истерике на стадионе «Стад де Франс», а весь стадион ликовал, и не только стадион, хотя вся Франция видела все происходящее на футбольном поле. Этот стадион и беснующаяся толпа в тот момент напомнили автору древнеримскую арену гладиаторов, когда победитель битвы гладиатор молча спрашивал зрителей о судьбе повержен­ного им противника и получал знак – «большой палец вниз» – смерть повер­жен­ному.
Автор прекрасно понимал ирландских болельщиков, которые на чемпионате мира в ЮАР дружно болели против Франции – и есть своя закономерность в том, что французы с позором провалились на чемпионате 2010 года!
 
Впрочем, были люди, которые сожалели об агрессии Армении против Азербайджана – их немного, но они были!
 
Как стало известно позже, глубоко сожалел об армянской агрессии против Азербайджана известный российский киноартист Алексей Гучков, который, по его собственному признанию, в те годы увлекался «Агдамчиком». Когда команда Кочаряна захватила и ограбила город Агдам, Гучков вспоминал, что сильно переживал, лишившись вина «Агдам»: «Я про себя подумал, ну зачем Агдам?!»
Думается, что о разрушении города Агдам искренне сожалели и работники Госплана СССР. Рассказывает доктор экономических наук, профессор Р. Джабиев: «Помню, многие сотрудники отраслевых отделов Госплана республики совместно с представителями министерств и ведомств ежегодно выезжали в Госплан СССР на согласование и утверждение планов социально-экономического развития на соответствующий год. И чтобы не было «проблем» с планами, по распоряжению одного из отраслевых министерств в Москву была переправлена 60-тонная (?! – Авт.) цистерна с вином в качестве подарка для всех работников Госплана. Но самое интересное началось, когда эти самые работники сливали вино из цистерны. В наз­наченный день и час у пресловутой цистерны собралась масса народу: многие запаслись шлангами, ведрами и высасывали азербайджанский «Агдам» прямо из необъятной емкости – веселая была картина».
И смех, и грех!
И последнее, в связи с Агдамом. В исследовании профессора Вашинг­тонс­кого университета им. Джона Хопкинса Сванте Корнелла «Конфликт в Нагорном Карабахе: динамика и перспективы решения» есть такие строки: «Гражданское население Агдама было вынуждено покинуть жилища, город был сожжен и разграблен». Сказано четко и однозначно!
 
Лидер партии «Республика» Арам Саркисян, брат убитого в парламенте премьер-министра Армении Вазгена Саркисяна, обвинил Роберта Кочаряна в грабеже и мародерстве при захвате Агдама и добавил: «…после грабежа в Агдаме Кочаряну кажется, что и нашу страну можно разграбить».
Появилось оригинальное «опровержение» со стороны министра обороны Сержа Саркисяна: «Если и грабили, то вместе с Вазгеном Саркисяном».
По сообщению армянской прессы, на Р. Кочаряна подали в Гаагский суд «за преступления против человечества», нет, не азербайджанцы, а его политические оппоненты в самой Армении – они считают, что Кочарян совершил преступления уже против армянского народа. Суд первой инстанции принял дело к рассмотрению.
 
И о вине и политике. У автора вызвало недоумение публичное предложение Путина президентам Армении и Азербайджана совместно выпускать вино. По мнению автора, это виртуальное вино должно быть крепленое, под названием «Агрессор и жертва».
Азербайджан в те годы оказался в полной информационной блокаде. Наряду с деятельностью центральных властей и органов СМИ СССР, а позже России, этому в значительной степени способствовала деятельность органов КГБ Азербайджанской ССР. В то время, как западные корреспонденты свободно перемещались по территории Армении и писали о «демок­ратическом движении в Карабахе», из Азербайджана они изгонялись по любому поводу, в угоду Москве. Например, практически все западные корреспонденты, которые приехали в Азербайджан после январских событий 1990 года в Баку, были выдворены за пределы республики. Среди них – французские корреспонденты Жанен Даниель Клод, Дюдубль Доминик, Бантюра Стефан, Пейнар Мишель, Ален Ногес, Нешич Властимир (последние двое были аккредитованы в Москве в качестве фотокорреспондентов агентств «Сигма» и «Гамма»), подданные Великобритании Браун, Бенджамин и Пек Рори – сотрудники радиокорпорации «Би-Би-Си» и т.д. А турецкие жур­налисты Рафет Баллы и Муджахид Буберле были арестованы и 75 дней содер­жались в тюрьме КГБ Азербайджана.
Азербайджан в те годы, из-за бесхребетности ее руководителей, интеллигенции, общественных организаций и др., полностью проиграл информационную войну, но объективности ради надо отметить, что у него в те годы не было ни малейшего шанса выиграть ее – выстоять против всего политического бомонда, интеллигенции, общественных организаций и др. СССР, позже России, – было невозможно.
Тут надо обязательно отметить, что ряд политиков, открыто негативно относящихся в известные годы к Баку, многое, позже поняв, внесли существенные коррективы в свою прежнюю позицию. «Голос Армении» писал 18 мая 1993 года: «...Для нас полезно вспомнить, что именно Александр Яковлев и его окружение сыграли большую роль в стимулировании карабахского процесса, и они же потом резко переменили позицию и выступили против законного требования армян, подтвержденного результата­ми карабахского референдума. Теперь они, как и Маргарет Тэтчер, выступали за целостность Азербайджана». Для принципиального и самолюбивого (достаточно вспомнить, как он ушел с трибуны Госдумы России) А. Яковлева – это мужественный шаг. «Мы все (Межрегиональная группа. – Авт.) всегда поддерживали армян, а сегодня я не уверен, что мы всегда были правы», – скажет позже Ю. Афанасьев, неоднократно в свое время посещавший Нагорный Карабах в обход Баку. Нечто подобное скажет и редактор «Московских новостей» Лощак, в свое время признававший только позицию армян. «Оговорюсь: знаю, как болезненно остро восприняла даже намек на президентское правление азербайджанская сторона. Да ныне и я бы воздержался от этого», – пишет Б. Олейник. «Надо иметь ввиду и изменения в составе ветеранов: теперь преобладают не ветераны Отечественной войны, а участники Будапешта, Праги, Афганистана, подавления народных демонстра­ций в Тбилиси, Баку, Вильнюсе, и, наконец, входивших в Москву в дни путча 1991 года соединений. В советах ветеранов мало носителей «окопной правды», – это пишет Гавриил Попов в мае 2010 года. В январские дни      1990 года он одним из первых приветствовал ввод войск в Баку и не считал, что они подавляют народное движение!
Этот список можно продолжать очень долго, но все это было потом!
 
О различных формах поддержки сепаратизма в НКАО писалось много, в том числе и автором, и нет необходимости повторяться, но что было необычным с позиций сегодняшнего дня – многие проблемы по Карабаху решались на обычном … бытовом уровне!
Чемпионом в этом вопросе был Горбачев, окруженный и обласканный на Северном Кавказе армянами, чего, собственно, он и не скрывал.
В день своего юбилея идеолог перестройки А. Яковлев вспоминает, что когда его ранило в ногу, врачи собрались ее ампутировать и уже было приготовили наркоз, как в это время в палату зашел главврач-армянин и, осмотрев ногу, воскликнул: «Бегать будешь!» И, как говорит А. Яковлев, «что-то добавил по-карабахски» (такого языка, как известно, нет). «Так он спас мою ногу», – заключил А. Яковлев. Эта спасенная нога А. Яковлева оставила жирный след в начале армяно-азербайджанского конфликта!
У Яковлева, кроме «ножного» следа, был и другой, более приземленный, – помощником Яковлева был некий Кузнецов, который, как утверждает  Вагиф Гусейнов, вырос в семье А. Микояна. Известно, что армянским и проармянски настроенным политикам Кузнецов без проблем устраивал приемы у Яковлева, а тот дальше у Горбачева.
Как уже упоминалось, впоследствии Яковлев по карабахской проблеме серьезно пересмотрел свои позиции.
 
У. Сафайра из «Нью-Йорк таймс» писал: «Неожиданное появление Евгения Примакова в качестве министра иностранных дел России приводит в состояние озноба весь Запад. Выбор Борисом Ельциным этого дружелюбного змея, который возглавлял его шпионское агентство, сигнализирует, что пришел конец мистера Хорошего Парня в российской дипломатии».
«Дружелюбный змей» – это про бывшего курсанта Бакинского военно-морского подготовительного училища Примакова.
«Еще до моего выступления на заседании Президиума Верховного Совета СССР, весной 1989 года, в Москве встретился с двумя реальными руководителями карабахского движения – я не говорю о тех, кто выдавал себя за таковых, находясь вдали от Степанакерта, и подчас играл подстрека­тель­скую роль, но никогда и ни при каких обстоятельствах не рисковал собой, об­ходя стороной пламя поджигаемого им пожара. На встречу с одним из ру­ко­водителей ЦК КПСС прибыли Роберт Кочарян и Максим Мирзоян. После бе­сед на Старой площади они через Нами Микоян, с которой у меня и моей по­койной жены была тесная дружба, попросились в частном порядке на бе­се­ду со мной, тогдашним Председателем Совета Союза Верховного Совета СССР.
При разговоре присутствовали мой друг со студенческой скамьи обозреватель «Известий» Костя Гейвандов (бывший бакинец, который на страницах «Известий» резко выступал против Баку. Авт.), Н. Микоян и ее сын, уже известный музыкант Стас Намин. Гостеприимной хозяйкой была моя дочь Нана, унаследовавшая эту прекрасную черту у своей матери».
Вот так, в теплой домашней обстановке, готовились удары по Азербай­джану, в чем сомневаться не приходится, – все перечисленные участники «совета в Филях», как показали дальнейшие события, были ярыми «ястре­бами», за исключением, пожалуй, только музыканта Стаса Намина, который был увлечен идеей демонстрации по всему миру за валюту … мумии Ленина.
И Примаков впоследствии внес определенные коррективы по кара­бахской проблеме. Неоднократно он прилетал в Баку, и в один из приездов он возложил цветы в Аллее Шехидов. И это была его личная позиция, напоминающая его знаменитый «разворот над океаном».
 
Как писала газета «Вашингтон пост»: «Уже ни для кого не секрет, что лидер сенатского большинства Боб Доул возглавляет кампанию, направлен­ную против Азербайджана, из благодарности к некоему врачу армянского происхождения, когда-то вылечившему его от ран, полученных на войне. Говорят, иногда даже правильнее было бы объяснить его действия как ответ на политическую и финансовую поддержку лоббистов, нежели как признательность за медицинскую помощь. Но ни одно из этих объяснений не поможет Бобу Доулу, кандидату в президенты США, выступающему с обещаниями блюсти национальные интересы Америки. Потому, что Боб Доул, забыв о национальных интересах Америки, поддерживает интересы этничес­кие. Как сообщил лидер калифорнийских армян Джордж Токмечян, во время двух поездок Боба Доула в Калифорнию армяне собрали три миллиона долларов для его предвыборной кампании».
Министр железной дороги СССР, депутат Верховного Совета от Азербайджана Конарев, который во всех проблемах на железных дорогах обвинял Баку, откровенно признавался в Баку, слегка захмелев, что он скоро должен защищать докторскую диссертацию, а в состав ученого совета входят несколько армян и председатель совета армянин.
Другой депутат от Азербайджана был «знаменит» тем, что вместе со своим сынком А. Арбатовым основал журнал «Рго Armenia», т.е. организовал своеобразный семейный подряд в защиту армян Нагорного Карабаха. Вот какие перлы выдавал этот журнал: «Ни блокада, ни жесточайший экономический кризис, ни военная агрессия не сломили карабахца. Он стоит на своей земле крепко и гордо, как горы Армении. Он уверен в собственной правоте и будет до конца сражаться за свою Родину!» Ранее, сразу после визита в США, этот академик-лицемер поспешил в Баку, где как депутат от Азербайджана встретился с общественностью столицы. Автор был на этой встрече – она носила полузакрытый характер. Арбатов говорил о росте экономики США и о проблемах в СССР. Про Азербайджан он сказал буквально следующее: «В этой сложной ситуации Азербайджан является одной из самых надежных составляющих СССР и в Москве это хорошо понимают». Вот такой перевертыш!
Экс-председатель КГБ В. Крючков пишет: «Знаю одного академика – Арбатова Георгия Аркадьевича, который сейчас пытается обрести седьмого по счету шефа. Сначала работал на Сталина, затем – на Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, Горбачева, а теперь рвется на следующий рубеж. Возглавляя Институт США и Канады АН СССР, Арбатов одновременно был душой проамериканского лобби. Это прекрасно понимал Громыко, и потому в свою бытность министром иностранных дел отказался иметь какие-либо дела с ним.
...Организацией неоднократных поездок Г. Боровика и Г. Арбатова в США в 1988-1990 годах активно занимался заместитель директора торговой палаты Сан-Франциско Гарри Орбелян, по имевшимся данным, находившийся в тесном контакте с американскими спецслужбами. Он оказывал «гостям» финансовую поддержку: оплачивал проживание в дорогостоящих гостиницах, поездки по стране, круизы на яхтах и т.д.».
Сынок академика Арбатова, Алексей и сегодня продолжает свою анти­азер­­байджанскую деятельность.
Таких бытовых примеров, тесно связанных с карабахской проблемой, бесчисленное множество!
 
 
Рис. 79. Негативные статьи в СМИ СССР, России и западной прессы
в адрес стран Южного Кавказа во время политических кризисов в новейшей истории по 10-ти балльной системе
 
Примечание: «Вначале было Слово...»
 
Можно без всякого преувеличения сказать, что в новейшей истории, без объявления информационной войны, советские, а позднее российские СМИ, «напали» на Азербайджан, который не имел никаких технических и материальных возможностей выстоять в этой войне.
Термин «информационная война» ввел в 1976 г. американец Томас Рон.
Военные эксперты утверждают, что США проиграли вьетнамскую войну, в том числе из-за того, что американские СМИ были против нее и объявили ей информационную войну.
При Горбачеве и Ельцине Азербайджан подвергся мощной информа­ционной атаке советских и российских СМИ. Ни одна республика бывшего СССР, кроме Азербайджана, не подверглась столь изощренной и разрушительной информационной атаке.
Не счесть, сколько в те годы было «сливных изданий» (выражение               Н. Михалкова. – Авт.) против Баку!
Пиарили по отношению к Азербайджану различные политические силы. Всем в Азербайджане было памятно, когда в 1990 году Александр Крутов, комментатор ЦТ, как позже стало ясно, шовинист, задавал провокационные вопросы узнику Лефортово, народному поэту Азербайджана Халилу Рзе. В смонтированной передаче Крутов всячески пытался в этом конфликте представить виновной стороной Азербайджан.
 
Два из последних ударов советская империя нанесла по Азербайджану: один – информационный в освещении армяно-азербайджанского конфликта, другой – 20 января 1990 г., и оба удара были органически связаны между собой. В связи с этим вспоминается анекдот советских времен: «На трибуне Красной площади вместе с советскими руководителями стоят Наполеон и Александр Македонский. Александр Македонский говорит Наполеону: «Если бы у меня было такое вооружение, я бы завоевал весь мир». Наполеон ему отвечает: «Да что вооружение! Если бы у меня была советская пресса, я бы скрыл свое поражение при Ватерлоо».
Надо сказать, что мощную поддержку армянской стороне оказали армянские журналисты, проживающие в России, азербайджанские журна­листы и выходцы из Азербайджана, которые были, в лучшем случае, в сторо­не. Наиболее ярким примером является бывший бакинец в третьем колене Михаил Гусман.
Любой непредубежденный человек, посмотрев документальные фильмы на российских каналах, снятые Михаилом Гусманом, в свое время получившем все в Азербайджане, об Азербайджане и Армении, скажет, что фильмы об Армении имеют системный и капитальный характер – «стоит и будет стоять тысячелетиями скала Армения», а его фильмы про Азербайджан имеют яркий советский привкус. Строгое и сосредоточенное лицо при рассказах об Армении, и какое-то лукавое, с оттенком снисходительности, при рассказах об Азербайджане! В то же время, он – желанный гость в Азербайджане.
М. Гусман устраивает себе юбилей в Азербайджане за счет азербайджанского налогоплательщика, получает азербайджанский орден и привозит с собой пару сотен друзей-журналистов, охочих до дармовщины.
Самое поразительное и оскорбительное для азербайджанского народа то, что он, вместе с этой сворой, привозит с собой «змея с птичьим голосом» – Бурбулиса, который, будучи главным советником Ельцина, собирал компромат на Гейдара Алиева и публично заявлял: «Наша святая обязанность – помогать нашим карабахским братьям!»
К изданной Гусманом книге Горбачев пишет трепетное предисловие, а в передаче 5 апреля 2010 года на российском «Пятом канале» Горбачев с Гусманом нежно целуются взасос, и Гусман называет Горбачева «самым выдающимся человеком ХХ века». Все это не вызывает возражения – конечно же, М. Гусман волен в своих рассуждениях, как гражданин России, кроме одного – с каким лицом после этих поступков он прилетает в «родной Баку». А ведь прилетает и клянется в любви!
Автор убежден, что все те, кто после событий в Баку 20 января 1990 го-да, подают руку или, тем более, целуются с Горбачевым, не смогут счастливо проводить время в Азербайджане – этого не позволит дух людей, задавленных горбачевскими танками, даже если этим господам строят особняки в Шувелянах!
В страшные для Азербайджана ельциновские времена в России открытые враги Азербайджана – Попов, Бурбулис («змей с птичьим голосом»), Мурашев, Головко:
«Начинается на «Г»
И кончается на «О»
Не подумайте плохого –
Это Леша Головко»,
и многие другие открытые враги Азербайджана собирались в Доме кино, где гостеприимным хозяином был Ю. Гусман. Пять лет Ю. Гусман был депутатом Госдумы России, говорил пламенные речи в защиту евреев, Израиля и ни разу не произнес слов: Азербайджан и азербайджанцы.
 
Один из первых отказников в СССР мой одноклассник, ныне проживающий в Израиле, Лев Кричевский мне рассказывал, что, будучи в Нью-Йорке на юбилее одного из богатых евреев, он увидел и услышал следующее. Когда на юбилей пришел один из бывших советских чекистов,  Ю. Гусман воскликнул: «А-а-а, привет коллега!» Уже, как народный артист СССР М. Козаков, не стесняется!
Считается, что самым известным агентом был известный писатель Бомарше – Гусману как-то далеко до него!
Мощную атаку на Баку, во многом стараниями армянского лобби за рубежом, которое широко использовало христианский фактор и свои финансовые возможности, повела в те годы и западная пресса. Успеху этой атаки способствовала безликая позиция азербайджанского руководства, которая не пускала совестливых западных журналистов в республику, называя их не иначе, как «агенты западных спецслужб».
Злостные, оскорбляющие достоинство азербайджанского народа статьи опубликовали Пилар Бонет Кардена в испанской газете «Эль-Паис», София Шихаб в Франс Пресс, Билл Келлер в «Нью-Йорк таймс». «Национализм в самых страшных его проявлениях», – писала «Нью-Йорк таймс». Английский историк Кристофер Уикер в статье «Слепота Москвы к несправедливости» в лондонской «Таймс» писал: «Баку остался безнаказанным за попытку заморить Армению голодом с помощью блокады...» Американский «Тайм» в связи с событиями в Нагорном Карабахе 23 октября 1989 года писал: «Одна сторона справедливо требует вернуть то, что по праву принадлежит ей (конечно же, армянская. - Авт.), а другая, просто сопротивляясь, возводит горы лжи (конечно же, азербайджанская. – Авт.), ничем не брезгует, вплоть до политического преступления – блокады». Но, как ни странно, судья (а это уже Москва. – Авт.) до сих пор благосклонен к боксеру, сидящему в зеленом углу с символом полумесяца». Большей гадости написать невозможно – оскорбляются народ и его религия! Типичная американская бесцеремонность! «Манчестер гардиан уикли»: «Теперь, когда армяне глубоко разочарованы неспособностью Москвы защитить их от азербайджанцев, они должны защищаться сами...» Associated Press 11 января 1993 г. приводит слова Елены Боннэр: «Азербайджан проводит этническую чистку и уничтожение целого народа». Побывав в Армении и Нагорном Карабахе, Теса Хофман в 1989 году в ФРГ публикует книгу под названием «Танки против перестройки», в которой всю вину за происходящее сваливает на Москву и… Баку. Этот список можно значительно увеличить, но в данном случае важна закономерность – а она налицо!
 
 
Рис. 80. Отношение простых советских людей к жителям
стран Южного Кавказа за все советское время и во времена
Горбачева и Ельцина по 10-ти балльной системе
Примечание: Ниже приводятся результаты опросов отношения россиян к разным странам в те годы.
 
 
Рис. 81. Отношение к Азербайджану и азербайджанцам в России
 
Самое поразительное и страшное заключается в том, что ни события в Ходжалы, унесшие тысячи жизней ни в чем неповинных мирных жителей, ни варварский ввод войск в Азербайджан 20 января 1990 года, ни оккупация 20 % территорий Азербайджана не повлияли на стабильность информационной энтропии, т.е. какие бы страшные события ни происходили в Азербайджане, они для российских газет и телевидения не информативны. И если бы в те годы российские МИГи, находившиеся в Армении, бомбили азербайджанские города, то средства массовой информации России, в чем не надо сомневаться, это объясняли бы необходимостью обеспечения безопасности нагорно-карабахских армян – это результат «работы» СМИ во времена Горбачева и Ельцина – в советское время отношение к азербайджанцам было весьма доброжелательным – можно привести многочисленные факты!
Тут необходимо добавить, что информационная ситуация по отношению к Азербайджану значительно улучшилась в последние годы, и это во многом благодаря российской прессе – сегодня редко встретишь такие оголтелые статьи против Азербайджана в российской прессе, как в те годы.
 
 
Рис. 82. Планомерность, синхронность и эффективность действий властей и оппозиции стран Южного Кавказа во время пика сепаратизма и
распада СССР в конце 80-ых годов по 10-ти балльной системе
 
Примечание: И в Азербайджане, и в Грузии был политический хаос – борьба шла и внутри властных структур, и с оппозицией, единого фронта против наступающей опасности – сепаратизма – не было. Подобная борьба шла и в Армении, но в отличие от Азербайджана, и у властей Армении, и у оппозиции была четкая и согласованная между собой стратегия по карабахской проблеме – здесь у них был единый фронт, притом, что между собой они вели непримиримую войну!
В марте 1988 года С. Арутюняна назначают Первым секретарем           ЦК КП Армении, а уже 15 июня 1988 года новый Первый секретарь              ЦК КП Армении Сурен Арутюнян проводит сессию Верховного Совета Армении, где утверждает присоединение НКАО к Армении, и 27 июля      1988 года, с чувством выполненного долга, он вместе с Везировым прибывает в НКАО, где А. Вольский демонстративно показывает, кто хозяин в НКАО, обращаясь с Везировым как с почетным туристом, а с Арутюняном как с коллегой!
А какова реакция Москвы и Баку?
Горбачев превратил дела государственные в клоунаду, а Везирова – в клоуна!
Прямую физическую атаку, в буквальном смысле, провел помощник генсека Горбачева Г. Шахназаров на А. Везирова. Как рассказывали оче­видцы, Г. Шахназаров, схватив Везирова за рукав пиджака, кричал: «История Вам не простит. Вы сегодня подмяли целый народ!»
Что важно в таких случаях, в Армении сумели увязать свою стратегию с горбачевской перестройкой и с взглядами мировой общественности на события в СССР – в этом им надо отдать должное.
На Первом съезде народных депутатов СССР, когда многое решалось, армянские депутаты буквально «задавили» своих азербайджанских «коллег» во всех отношениях. Это было очевидно с начала съезда, до выборов в Верховный Совет СССР. В состав Совета Национальностей от Армянской ССР вошли Хорен Абрамян, Виктор Амбарцумян, Сергей Амбарцумян, Людмила Арутюнян, Элмир Арутюнян (бригадир инструментальщиков объе­ди­нения «Электроприбор»), Рафик Варданян (председатель колхоза), Гарик Енокян (директор объединения «Гарун»), Генрих Игитян, Бавакан Мнаца­канян (председатель исполкома Аршалуйского сельсовета), Рафик Оганесян (каменщик) и Серо Ханзадян.
В состав Совета Союза от Армянской ССР вошли Сурен Арутюнян, Грант Восканян и токарь из Кировакана Арменак Киракосян. Это была прекрасно сформированная команда с четко разработанной стратегией. Все они активно выступали в дебатах и были на виду у делегатов съезда и западных корреспондентов. От Азербайджана в Верховный Совет СССР вошли депутаты, запомнившиеся, главным образом, призывами к «дружбе народов».
«Садись и замолчи», – кричал на известного азербайджанского писателя-функционера Горбачев на съезде народных депутатов. Он беспрекословно сел, как-то съежился и сразу стал каким-то маленьким!
Подобное отношение к себе армянские писатели-депутаты в корне пресекали и вступали с Горбачевым в жесткий и предметный диалог.
Армянские делегаты не стеснялись в выражениях в своих выступлениях на съезде и пресс-конференциях. Когда у депутата Анара спросили, почему он не дает адекватный ответ на выступления армянских делегатов, он сказал: «Я не так воспитан!», позабыв, что он находится не в пансионате благородных девиц, а на политическом ристалище!
Как рассказывали очевидцы, в жесткую дискуссию с Горбачевым задолго до январских событий, словно чувствуя беду, вступил народный артист СССР Рашид Бейбутов.
А. Гаджиева пишет: «События в Баку уже разворачивались, танки стояли у театра. 1 декабря 1988 года Горбачев собрал у себя членов парламентских комиссий Азербайджана и Армении, депутатов, обсуждалась карабахская тема. На этом заседании Рашид Бейбутов сказал Горбачеву: «Я прохожу в свой театр сквозь цепь танков». Горбачев отвечает: «Но это же наши танки!» Рашид говорит: «Это не наши танки, это ваши танки! Вопрос Карабаха надо решать сейчас и немедленно, иначе будет кровь!» Потом Рашид рассказывал: «Меня тогда как будто заклинило. Я произнес пять-шесть раз подряд: «Иначе будет кровь!» Как будто кто-то заставлял меня говорить эти слова…» Когда он вернулся в Баку, очень грустил и как-то сказал: «Меня уберут».
Рашид Бейбутов пламенно любил Карабах: «Мальчик веселый из Карабаха – так называют всюду меня» – эта была одна из его любимых песен!
 
И не случайно те, кто в те годы были у власти и преданно смотрели в глаза Горбачеву и Везирову и при этом молчали про их деяния, и сегодня, находясь при власти, мстят семье Бейбутова.
 
На пресс-конференции армянских депутатов собиралось огромное число западных корреспондентов – на острые вопросы следовали острые ответы. На аналогичные мероприятия азербайджанских депутатов западные корреспон­денты просто перестали ходить – на все вопросы они получали один и тот же ответ – мы хотим жить дружной семьей народов СССР и не позволим отдельным экстремистам нарушить эту дружбу.
«Бойцовские» качества азербайджанских депутатов показали события     6 марта 1992 г., когда наспех организованный НФА «женский батальон» фактически их свергнул.
В 1917 году «женский батальон» защищал Зимний дворец. Кончилось тем, что большевики захватили Зимний дворец и его защитниц изнасиловали. 6 марта 1992 г. «женский батальон» атаковал азербайджанский парламент и «изнасиловал» депутатов парламента – они костьми легли перед выходом из парламента и не выпускали депутатов, пока они не приняли нужное для НФА решение!
 
Одной из причин, почему Азербайджан попал в тяжелую идеологи­ческую ситуацию, была, в том числе, и та, что в Азербайджане не было писателей и поэтов «шестидесятников» – те, которые сегодня выдают себя за таковых, вызывают чувство отвращения!
И надо отметить, что таковые были и в Грузии, и в Армении, и они были депутатами и участвовали на Съездах народных депутатов СССР.
Несколько улучшилась ситуация на Втором съезде народных депутатов, но и здесь азербайджанские депутаты не смогли донести всю правду январских событий 1990 года в Баку. Сложилась парадоксальная ситуация – азербайджанская делегация всячески поддерживала партократов, а те от них шарахались!
 
Рис. 83. СССР пал. Кто кому должен: Россия (как правопреемница СССР) – страны Южного Кавказа – экспертная оценка по 10-ти балльной системе
 
Примечание: И сразу, после развала СССР, возник вопрос: кто кому остался должен?
Особенно в этом вопросе, как ни странно, усердствовали прибалты.
В интервью газете «Ньюсуик» Зюганов резонно заявил: «...Однако прибалты не получили от Бога ни естественных ресурсов, ни хороших лесов, ничего, кроме песков и моря. Все, что у них ныне есть, они получили от России» – и от Азербайджана, между прочим, тоже.
Любопытно и другое – и при распаде СССР прибалтийские республики активно участвовали в грабеже России – свободолюбивые прибалты в последний раз, вместе с «новыми русскими», грабили Россию. Механизм ограбления был прост: различное сырье покупалось по внутренним ценам, а за рубежом продавалось по мировым. В России образовалась огромная экономическая депрессионная зона, за которой с тревогой наблюдали на Западе. В 1992 г. Латвия, не производя металла, вывозит за границу за счет реэкспорта (читай: соучастие в воровстве) 238 тысяч тонн металла, а Эстония выходит на 6-е место в мире по экспорту никеля, ни грамма которого не производится в Эстонии.
Корреспондент «Уолл-стрит джорнэл» весьма едко заявил прибалтам: «Вы словно пытаетесь как можно дальше убежать от России, не меняя географического положения ваших стран». Добавим – и чем-то поживиться!
На своей первой пресс-конференции после назна­чения на должность министра по делам СНГ Тулеев заявил, что «страны СНГ должны России более 60 млрд. долларов, а Азербайджан и Грузия ... видимо, вообще не вернут долга».
Вот так – оказывается, Азербайджан опять должен!
Приведенная экспертная оценка сделана на базе многолетних статис­тических данных Госплана СССР, по мировым ценам и с учетом материаль­ного ущерба для окружающей среды.
Здесь бесспорным лидером является Армения – все годы в составе СССР Армения была дотационной республикой. Все годы в составе СССР Азербайджан отдавал Центру несравнимо больше (особенно по мировым ценам), чем получал.
В акте государственной независимости Грузии, который был принят       9 апреля 1991 года, говорится: «...в феврале-марте 1921 года Советская Россия путем вооруженной агрессии совершила оккупа­цию грузинского государства, за чем после­довала ее фактическая аннексия. Весь пе­риод нахождения Грузии в составе СССР был отмечен кровавым террором и репрес­сиями... Скрытая война против Грузии про­должается и сейчас. Ее цель – остановить движение Грузии к свободе и демократии...»
СССР был тюрьмой всех народов СССР, в котором царил экономический беспредел – у одних отнимали, другим прибавляли. Автор не думает, что Грузия входила в число тех республик, у которых отнимали.
Грузию захватывали персы, турки, монголы и, в соответствии с законами того времени, грабили. Советская власть все же сделала, в том числе, за счет Азербайджана, много хорошего для Грузии.
Здесь уместно привести несколько слов о СССР и главном авторе его развала Горбачеве.
СССР перестал существовать де-факто 25 декабря в 19 часов, когда Горбачев прилюдно по телевизору подписал указ (№ УП-3162) о сложении полномочий Президента СССР и Верховного Главнокомандующего. «Оте­чество славлю, которое есть, но трижды, которое было». Было, да сплыло!
18 ноября 1956 года Н.С. Хрущев дал прием в честь польского ли­дера Владислава Гомулки. На этом приеме Никита Сергеевич так прямо и пообещал американским дипломатам: «Мы вас закопаем». История рассудила иначе!
Позже Горбачев скажет, что «я покидаю вас оплодотворенным». Кто и как его оплодотворили, он не поясняет!
«Сталин учился в семинарии и оставил после себя великую державу; у Горбачева два диплома о высшем образовании, а он державу развалил», – Леонид Владимирович Шебаршин, генерал-лейтенант, бывший начальник Первого Главного управления КГБ СССР (внешняя разведка).
И о подписанте. «Если в марте 85-го он стартовал в политику высшего ранга, будучи авторитетным лидером крупнейшей мировой супердержавы, то в августе 91-го прибыл на конечный пункт своего маршрута погрязшим в интригах, запутавшимся в собственном непрестанном вранье, платным провокатором на службе у враждебных СССР западных правительств. Феноменальная карьера, по-моему, не имевшая прецедентов во всемирной истории политического негодяйства», – так четко и с математической точностью охарактеризовал Горбачева Валерий Легостаев.
Человек, начавший свою сознательную жизнь со службы фашистам (следующий эпизод описывает помощник Горбачева В. Болдин): «Михаил Сергеевич часто вспоминал те тяжелые годы войны, но не очень любил говорить о том, как останавливавшиеся в их доме оккупанты заставляли готовить для них пищу, и Михаилу приходилось часами ощипывать гусей и кур для стола гитлеровцев. О зверствах фашистов Горбачев не говорил, а вот то, что сотрудничавший с немцами калмык выстегал его нагайкой, врезалось в его память, и он часто вспоминал этот недружественный акт по отношению к будущему Президенту СССР», – закончил ее, верно служа врагам своей Родины – СССР, в чем сам позже честно признался, поставив точку над своими фразеологическими выкрутасами, будучи генсеком КПСС!
Из речи Михаила Горбачева в Стамбульском университете: «Я всю свою жизнь посвятил борьбе с коммунизмом. И раньше меня это поняла супруга Раиса Максимовна, которая толкала меня к занятию более высоких постов в партии и государстве, и в результате мне удалось коммунизм в России уничтожить». «Муж и жена – одна сатана».
Своеобразно встретил народ перестройку Горбачева – «По России мчится тройка: Мишка, Райка, перестройка!»
А провожал народ Горбачева вместе с его перестройкой такой частушкой: «Горби в Форосе купался. Вдруг путчисты – испугался. Туалета не нашел. А процесс уже пошел».
А так Горбачева, с большой долей достоверности, будут вспоминать где-то в 2020 году.
 
У сторожа Ваганьковского кладбища спрашивают:
– Как у вас работа, хорошо платят?
– Да зарплата, конечно, небольшая, зато подработок много. Цветы вот продаю. Вот, например, могила Окуд­жавы – так на его день рождения долларов 30 зарабатываю. А вот могила Высоцкого – так и по 50 получает­ся. А вот – могила Горбачева, моя самая прибыльная точка. Здесь я каждый день по сотне баксов имею.
– Неужели на цветах?
– Да нет, просто поставил табличку: «Не плевать. Штраф 10 копеек».
«Я неисправимый оптимист!» – говорил Горбачев. Хотелось спросить: «А могила не исправит?»
 
«Все мы умрем, а некоторые, к тому же, и сдохнут», – М. Шарган.
И, наконец: «Если когда-ни­будь будет соста­влен список самых омерзительных предате­лей в истории человече­ства, то Горбачев займет в нем второе место – сра­зу после Иуды», – народная молва.
 
Ушел Горбачев, оставив после себя развалины супердержавы и горбачевские перлы (которые собрал Чапай Султанов):
Горбачев, вместо «Азербайджан» всегда говорил «Азибарджан».
Именно Ленин увидел воз­можность перерастания Февраля в Октябрь... Эта прозор­ливость – это то, что отличает гений от нас с вами.
 
В 120-ю годовщину рождения Ленина Горбачев делает доклад «Слово о Ленине», в котором утверждает, что от­вернуться от Ленина – это значит «подрубать корень об­щества и государства, опустошая умы и сердца поколений».
Социализм надо было строить вдоль марксизма-ленинизма, а мы 70 лет строили его поперек...
Пьянка была везде. На производстве и на кафедрах. Это я знаю по работе Раисы Максимовны.
Нас уже закалила ситуация. Мы знаем, кто есть «ху» на самом деле.
 
Нам нельзя предстать перед миром в одних трусиках или даже без них... Пораженческая пози­ция недопустима...
 
Перестройка продолжает дело революции.
Процесс пошел.
Новое мышление.
 
В марте 1986 года Горбачев сказал членам Полит­бюро: «Поступила тревожная телеграмма из Адена. Там хотят расстрелять 50 человек. Думаю, что нам нужно сде­лать обращение, указав, что главное сейчас там – это сплочение». А там, сплотившись, всех расстреляли.
Чебриков заявил, что «Боннер влияет на Сахарова на все 100 процентов» и вообще все «поведение Сахарова складывается под влиянием Боннер». Горбачев в этом ме­сте бросает реплику:
– Вот что такое сионизм.
Настоящая фамилия Боннер – Алиханян.
 
Оказывается, секретарь Степанакертского горкома за 14 лет ни разу не был в Армении, хотя Нагорный Карабах – это ведь армянская автономия.
 
...Пришло сообщение о смерти Маленкова, – говорит генсек. – Нужно ли публиковать официальное сообще­ние или замнем?
Я тоже так думаю. И члены ЦК так тебя поняли (Ельцину. – Авт.). Тебе мало, что вокруг твоей персоны вращается только Москва. Надо, чтобы еще и Центральный Ко­митет занимался тобой? Уговаривал, да? Правильно товарищ Затворницкий сделал замечание.
 
Все видят, какой Ельцин прохвост, человек без правил, без морали, вне культуры. Все видят, что он занимается демагогией (Татарии – свободу, Коми – свободу, Башкирии – пожалуйста). А по векселям пла­тить придется Гор­бачеву.
 
Ты, что (Ельцину. – Авт.), настолько политически безграмотен, что мы ликбез этот должны тебе ор­ганизовывать здесь?
Слывет за нашего человека (в адрес Ельцина. – Авт.). Полведра выпил – это такая сила! (В интервью «Шпигелю» (апрель, 1994), навеселе, Ельцин приглашает немецкие войска с миротворческой ролью в бывший СССР – для них это не было бы проблемой – они уже были в СССР).
Ельцин рвется в президентское кресло... в такой момент. Да, он просто не в себе. Науськивает на меня свое окружение... Им надо дать хорошо по морде...
Ельцин попросил путевку: плохо себя чув­ствует, жалуется на сердце, на нервные срывы и припадки. О путевке он звонил Анатолию Ивановичу Лукьянову. Дадим?
 
Я же Полозкова знаю очень давно. Он честный, порядочный мужик, но глупый, необразо­ванный. Он даже в этом своем последнем интервью показал, что не понимает, что говорит. Ему напишут, он произнесет.
 
Котята вы. Если в такой ситуации я еще и здесь создам фронт противостояния, конченые мы. Рыжков и сам Совмин падут естественными жертвами объективного развертывания рыночной системы.
Надо честно сказать, что россиянам не нуж­но союзное государство. Зачем мы людей мордуем? Вы проталкиваете идею угробить союзное государство, берете на себя тяжелейшую ответственность. Если Договор не нужен, скажите прямо. Может быть, сами решите? Ос­тавайтесь здесь, а мы, так сказать, связанные Союзом, вас покинем. Почувствуйте, что вам важнее – народ или сепаратисты.
Я покидаю вас оплодотворенным.
Теперь я пойду с еще большим забралом.
Как правило, те, у кого сейчас кнопки находятся, – это нормальный народ.
Реформы должен завершить тот, кто их начал. А начал их я.
Говорю то, что думаю. Точно также, когда обо мне говорят, что думают, я, даже не думая, говорю. Почему же я, думая, не могу сказать?
Дайте я скажу то, что сказал.
Кофу попьем в самолете.
Я вам отвечу по-горбачевски. Знаете, что это будет сложнее, чем простой ответ.
Мы всегда понимаем любую проблему наоборот.
У меня такое впечатление, что у нас законы есть.
Народ уже прояснил, кто тянет назад страну, кто подбросил нам эту жизнь.
По регламенту микрофон занимать 3 минуты – кончил, не кончил – выходи.
Товарищи, записки в президиум не ложить!
Из учебника русского языка: «Лингвисты будут вспоминать эпоху Хрущева по слову «заец», Горбачева – по «судьбоносный» и «ложить начало», Ельцина – по «ваучеру».
Горбачев втискивает в русский язык странное слово «судьбоносный».
Горбачев: «... развязность в навешивании ярлыков...»
Пока передо мной не положут оригиналы, я не могу на основании копий взять на себя полити­ческую ответственность и признать, что протоколы существовали.
Можно начить наше собрание!
Судьба дала шанс проявить себя.
Везиров с надрывом говорит Горбачеву: «Армения в одностороннем порядке присоединила к себе Нагорный Карабах!» И слышит ответ Горбачева: «Они в одностороннем порядке присоединили, вы в одностороннем порядке отсоедините».
Язов: «Давайте письменный приказ» (по поводу ввода войск в Баку) – «Да что ты с этой бумажкой суешься, потом».
Азербайджанцы меня проклинали (по поводу 20 января 1990 года. – Авт.). Так что, вы знаете, вот так вот – взялся за гуж, не говори, что не дюж. И это всегда драма, особенно у людей совестных.
15 марта 1991 года госсекретарь США Бейкер сказал Горбачеву: «Мы хотим, чтобы Вы добились успеха. Мы хотим этого столь же сильно, как Вы, а может быть, даже сильнее». Горбачев нашел достойные слова: «Ну, это вряд ли».
Счастливых реформаторов не бывает, время все расставит по местам... пока моя зарплата 160 долларов.
В России ко мне относятся очень хорошо. Россияне считают так: пока жив Горбачев, пока существует его фонд – остается надежда.
Мне задают много вопросов. Но всегда мой уход со сцены вызывает бурю оваций.
Вы никуда не уйдете (по поводу стремления стран Прибалтики выйти из состава СССР. – Авт.). Вы – цивилизованный народ, не как другие. Вам со­весть не позволит сделать это.
Теперь, как говорят, поумнеть надо всем, все понять, не паниковать и действовать конструктивно всем и каждому и везде.
Никакие мерзавцы не заставят меня отказаться от борьбы за президент­ское кресло.
Раз такое непонимание, я свою кандидатуру в президенты выставлять не буду.
Горбачев обещал «довести начатое до конца». И довел!
 
Жизнь продолжается (после развала СССР. – Авт.), и народы, «освоив» обретенную свободу, найдут новые пути к объединению, к обновлению своей жизни. Верю и надеюсь (из мемуаров М.С. Горбачева «Жизнь и реформы»).
Вот такие перлы!
 
Российский психолог Рамил Гарифуллин, автор «Энциклопедии блефа», предложил коэффициент блефа, который включает составляющие: фальси­фи­ка­ция, искажение, дезори­ентация, пустословие, защита и т.д. По данным        Р. Гарифуллина, наибольший коэффициент по дезориентации и пустословию у М. Горбачева среди политиков в новейшей истории.
Очень предметно описывает пустословие Горбачева Владимир Медве­дев, цитируя его высказывания разных лет:
«Наступила пора еще более активных действий, и это сегодня главное» (15 октября 1985 года).
«Все зависит от нас, товарищи. Настала пора энергичных и сплоченных действий» (8 марта 1986 года).
«Хотел бы еще раз повторить: нужно действовать, действовать и еще раз действо­вать – активно, смело, творчески, компетентно! Это, если хотите, главная задача момента» (27 января 1987 года).
«... для нас главное сейчас – действовать и действовать энергично и целеустремлен­но» (14 июля 1987 года).
«Так что, с какой стороны ни подойди, время терять нельзя, надо действовать, и действовать решительно...» (29 июля 1988 года).
«Надо действовать сейчас, действовать решительно...» (19 сентября   1989 го­да).
«Теперь, как говорят, поумнеть надо всем, все понять, не паниковать и действовать конструктивно всем и каждому» (28 сентября 1989 года).
«Значит, надо действовать более решительно, ибо промедление будет обострять си­туацию в стране» (2 июля 1990 года).
«Поэтому нужно действовать сейчас так, чтобы использовать все шансы для пере­лома ситуации к лучшему и не допустить дальнейшего развертывания негативных процес­сов» (17 сентября 1990 года).
В течение 5 лет говорить одно и то же, ничего не значащее – это клинический случай!
Подробно деятельность Горбачева изложена в книге автора «С меткой дьявола».
 
А вот итоги первых десяти горбачевских перестроечных лет
Данные из доклада «Программа развития ООН. 1999 г.»
§        Более 100 млн. человек в СНГ и странах Восточной Европы живут в условиях крайней нищеты.
§        32 % людей на постсоветском пространстве живет меньше, чем на $4 в день.
§        В Россию и Среднюю Азию вернулись туберкулез и полиомиелит.
§        В 15-30 раз больше зафиксировано случаев других заболеваний, передаваемых половым путем.
§        В шесть раз выросло число ВИЧ- инфицированных.
§        С 1990-го г. от алкоголизма, наркомании и самоубийств умерли 9,7 млн. мужчин.
§        25 % российского ВВП приходится на теневую экономику.
 
Вывод исследователей: «Нищета и растущая пропасть между богатыми и бедными в государствах бывшего СССР угрожают человеческой безопас­нос­ти».
В 1989 году в Восточной Европе, включая европейскую часть СССР, за чертой бедности жили 14 млн. – очень немного. А в 1996 году – уже 168 млн.! Этот процесс идет, и остановить его уже не удастся.
 
 
Рис. 84. Рост промышленного производства в странах
Южного Кавказа за годы Советской власти, (разы)
­­­
Примечание: Естественно, как было показано выше, после развала СССР почти все бывшие республики СССР начали исследовать вопрос, что они дали Советскому Союзу и что получили. Такие исследования особенно в большом количестве, в том числе и на государственном уровне, начали появляться на Украине, в Грузии и в странах Прибалтики.
Омерзительно по этому поводу выразился вице-президент России          А. Руцкой: «Продавая ресурсы и стратегическое сырье, Россия ежегодно на разнице в ценах те­ряет 60-70 миллиардов долларов. Только за энергоресурсы братские «суверенные республи­ки» задолжали нам семь триллионов рублей, а в благодарность изгоняют русских, глумятся над ними. Как нам вести себя в отношении таких государств? Намертво закрыть границы, отключить электроэнергию, газ, нефть, прекратить сырьевые поставки. Послать им ящик водки и открытку: «Поздравляем с суверенитетом и независимостью». Через два месяца приползут. Ежегодно за границу уплывает от 20 до 30 миллиардов ворованных долларов. Так что не требуется десятилетий, чтобы решить проблему внешнего долга. Если, конечно, принять меры».
За 1913-1988 годы, в Азербайджанской ССР промышленное произ­водство выросло в 99 раз, в целом по СССР – в 220 раз, по Белоруссии – в   369 раз, по Армении – в 563 раза, а по Грузии – в 525 раз. И это при том, что стар­товые условия в Азербайджане были куда лучше, чем в Белоруссии и Арме­нии – все средства из Центра направлялись на выкачивание сырья из Азербай­джана, а в это время Армения и Грузия развивали свою промышлен­ность и улуч­шали социальную сферу.
Считается, что нефтяная болезнь впервые зародилась в Голландии, и по­это­му она получила название «голландская болезнь», но это не так – в нес­колько другой разновидности, она впервые появилась в Азербайджане в сос­таве СССР. Других объяснений рис. 84 нет и быть не может – по интел­лек­ту­аль­ному потенциалу, инженерно-техническому составу, рабочему классу мно­гонациональный Азербайджан никогда не уступал ни Грузии, ни Ар­ме­нии.
В отличие от классической «голландской болезни», которая возникает при рыночной экономике, «голландская болезнь» в Азербайджане в годы Советской власти имела советское рукотворное происхождение.
 
Вот основные кривые, характеризующие плановую экономику СССР, в которой у Азербайджана не было никаких шансов для гармоничного развития, а Армения чувствовала себя, как «рыба в воде».
 
 
Рис. 85. Капитальные вложения в народное хозяйство
(в сопоставимых ценах), млрд. руб. и произведенный национальный доход
 (в сопоставимых ценах), млрд. руб.
Коэффициенты корреляции этих кривых доходят до 0,99, то есть эти кривые имеют характер закона такого же, как, например, закон Ньютона.
В огромной стране, в условиях сотен тысяч помех, иметь такие законо­мерности, характеризующие два важнейших интегральных показателя, можно было только при командно-административной системе. Безусловно, эти кривые имеют рукотворное, а не эко­номическое происхождение. Десятки тысяч людей в госпланах, в статуправлениях в центре и на местах, были соав­торами этих кривых. От одних брали, в первую очередь, от сырьевых рес­публик, другим добавляли, меняли це­ны, придумывали различные коэф­фи­ци­енты и т.д., другими словами, богатые ресурсами республики, такие как Рос­сия и Азербайджан, грабили с полным соответствием научного комму­низ­ма!
Вся экономика в СССР имела приписочно-мафиозный характер. Совет­ская экономика бы­ла так устроена, что, практически, без приписок не работа­ла ни одна отрасль производства.
 
Было бы несправедливо не отметить 70-ые годы, когда Азербайджан сде­лал мощный экономический рывок.
В семидесятые годы, благодаря Г. Алиеву, который сумел извращенную плановую систему повернуть лицом к Азербайджану, может быть впервые в истории СССР, Азербайджан переживал свой ренессанс. Именно в эти годы производимая в республике продукция адекватно отражалась на ее экономике. Трудно перечислить все достижения тех лет. Были построены заводы кондиционеров, глубоководных оснований, «ЭВМ», «Улдуз», «Озон», произ­водствен­ное объединение «Норд», сумгайытский химкомбинат, уникальное сооружение ЭП-300, ювелирная, обувная и макаронная фабрики, дивичинская птицефабрика и т.д. Была проведена коренная реконструкция нефтепере­рабатывающих заводов, мингячевирской ГЭС, построены гостиница «Москва», дворец «Гюлистан», «Дворец Республики». В 70-80-ые годы в мелиораторские и ирригационные сооружения было вложено более                  4 млрд. рублей. За счет этих средств были созданы основные фонды на         3,5 млрд. рублей, на 270 тыс. гектарах новых поливных земель и на              550 тыс. гектарах выполнены комплексные мелиораторские работы. Были построены Акста­фа­чайс­кое, Тертерчайское и Ханбулагчайское водохра-нилища.
В эти годы в Азербайджане был создан мощный комплекс космического приборостроения и научных исследований, который явился базой для прове­де­ния уникального космического эксперимента «Гюнеш».
Только в одной Гяндже были построены заводы «Биллур», машино­строитель­ный, фаянсовых изделий, вторая очередь комбината ковроделия, комбинат по производству хлебопродуктов и т.д. По всему Азербайджану были построены культурно-просветительные учреждения.
В связи с этими достижениями Г. Алиева, надо сказать, абсолютно оторванные от реальности художественные и документальные фильмы демон­стри­руют государственную и политическую деятельность Г. Алиева – почти 80 % кадров состоят из цветов и аплодисментов. Складывается впечатление, что для Г. Алиева везде были открытые дороги, и он всё время шёл по ковровой дороге победителя.
Как будто, в 70-ые годы не было в ЦК КПСС мощного украинского, армянского, грузинского, московского лобби, в жестокой борьбе с которыми       Г. Алиев пробивал для Азербайджана новые заводы и фабрики. Как будто в то время на каждом этаже в ЦК КПСС, на дверях кабинетов не пестрели армянские фамилии, которые дружно, как могли, мешали Г. Алиеву.
Одним словом, жизнь полную борьбы, стойкости в самых сложных ситуациях 70-80-ых годов, успехов, предательств со стороны вчерашних соратников и много другого, эти господа превратили в триумфальное хождение во власти и достижение успехов – так проще и надежнее!
 
История показала, как, за вычетом семидесятых годов, все было несправедливо в СССР по отношению к Азербайджану – за небольшой, в историческом измерении, срок страны Южного Кавказа по темпу экономического развития поменялись местами – Азербайджан, несмотря на агрессию Армении, стал бесспорным экономическим лидером на Южном Кавказе и входит в число стран мира, лидирующих по экономическому развитию!
Проблемы Азербайджана в советские годы автор ни в коем случае не связывает с русским народом, как это делают политики высокого ранга ряда бывших советских республик – русский народ от этой извращенной системы пострадал не меньше, чем другие народы СССР.
Покойный Президент Туркменистана С. Ниязов в свое время отмечал: «В том, что сегодня происходит, русский народ не виноват. Его система довела. Я был в российских деревнях, еще работая в ЦК КПСС, в 1984 году курировал Курскую и Белгородскую области. Уже тогда в деревнях мужики спивались. И это – на Черноземье! Не разбогатело оно в составе СССР, не нажилось ни за чей счет. Да и за чей счет было наживаться? В Индонезии Хрущев строил 100-тысячный стадион, а у нас не было рядовой детской площадки. В Конго отгружали большегрузные машины, а здесь на ослах и верблюдах нефть перевозили. Так что прошлое у нас общее, мы ни на кого не обижаемся, тем более на Россию». Мудрые слова!
Но при этом не надо связывать беды русского народа с народами СССР.
«Мне думается, что ХХ век будет трагически памятен человечеству геноцидом русского народа», – говорит Илья Глазунов. А почему не украинского, узбекского и вообще любого народа в составе СССР?
Виктор Астафьев, ве­ликий русский писатель, с большой и какой-то безнадёжной грустью сказал о своих соплеменниках: «Ничем не могу я утешить на­род. И ничего хорошего про не­го сказать не могу. Чего может быть достоин народ, который позволил сотворить над собой такое, что сотворили с русским народом в XX веке?»
Прохановы, жириновские, дугины и им подобные сегодня этим мыслям дали свою трактовку – чуть ли не все другие народы бывшего СССР виноваты в трагедии русского народа! Как будто другие народы не пострадали, как и российский народ!
В советское время, как с горечью говорил И. Каримов, Узбекистан был на 30 % дотационной республикой. И, как вспоминает И. Каримов, когда он был главой Госплана Узбекистана, то значительное время проводил в коридорах Госплана СССР, «выбивая» мясо для республики.
Сегодня Узбекистан – независимая страна, которая уверенно смотрит вперед!
От коммунизма пострадали все народы СССР. Автор не большой поклонник афоризмов В. Черномырдина, бывшего зав. сектором ЦК КПСС, но одно из них ему хорошо запомнилось: «Бродил по Европе, а почему-то зацепился у нас!»
Если, по словам Черномырдина, призрак зацепился в России, то к Азербайджану его прицепили, свергнув законную демократическую власть!
 
И об авторе того, что бродило по Европе. На фабрике Фридриха Энгельса в Манчестере рабочие в тяжелейших условиях работали по 13 часов в день. Заработанных денег им с трудом хватало на пропитание. Рабочих у Энгельса штрафовали по любому поводу и постоянно сни­жали и без того нищенские расценки. На средства, полу­ченные за счет нещадной эксплуата­ции рабочих, Энгельс содержал Маркса, который сам никогда не работал, но при­зывал отнять у капиталистов их фабрики, а во время парижской коммуны Карл Маркс вовсе не рвался на баррикады, а писал коммунарам письма из своей лондонской квартиры.
 
 
Рис. 86. Общий объем ввоза и вывоза продукции по республикам
Южного Кавказа за 1987 г.
 
Такое соотношение ввоза и вывоза для Азербайджана было эконо­мическим законом за все время, за редким исключением, Советской власти. Картина была бы еще более убедительной, если бы оценка производилась по мировым ценам.
К этим расчетам необходимо добавить то обстоятельство, что в оценку ввоза входило нефтяное оборудование, которое имело высокую стоимость, и ничего не добавляло в экономическое развитие республики.
 
 
Рис. 87. Донорство в экономических отношениях стран Южного Кавказа между собой с середины девятнадцатого века до развала СССР по 10-ти балльной системе по различным статистическим данным с 1850 года и по данным Госплана СССР по мировым ценам
 
Примечание: Перед началом агрессивных действий Армении против Азер­бай­джана в 1987 году, по официальным данным, Азербайджан обес­печи­вал Армению нефтепродуктами, которые удовлетворяли все потребности этой республики, – автобензином (388 тыс. т), дизтопливом (375 тыс. т), мазутом  (1 млн. 860 тыс. т), маслами и смазками (30 тыс. т), а также продукцией химической и металлургической промышленности – полиэтиле­ном (7,583 т), содой каустической (5,494 т), фосфорными удоб­ре­ния­ми (28,477 т), ломом и отходами черного металла (12,978 т), син­те­тическим каучуком (6,715 т), синтетическими моющими порошками (2,186 т) и т.д., которые полностью покрывали все запросы этой республики – в общей сложности, примерно на 350 млн. долларов по мировым ценам. Все это Армения получала «по разнарядке» Госплана СССР, т.е. да­ром!
И это продолжалось из года в год. Азербайджан получал из Армении товары легкой промышленности, качество которых, как впрочем, и всей продукции легкой промышленности СССР, было известно. Примерно такая же ситуация у Азербайджана была и с Грузией.
Во все годы советской власти на Южном Кавказе Азербайджан был единственной республикой-донором.
Сильва Капутикян в 1995 году в «Литературной газете» за 22 февраля 1995 года с гордостью заявила, что в Армении лидеры «призывали к выходу из Союза чуть ли не первыми из всех других республик». А зря первыми!
 
 
Рис. 88. Доля в рублях, приходящаяся на каждого человека от местного
бюджета по странам Южного Кавказа – подобное соотношение между странами Южного Кавказа, чуть меньше, чуть больше, но всегда не в пользу Азербайджана, было во все годы Советской власти
 
Примечание: Социальные расходы на душу населения в Грузии и Армении все годы существования СССР были выше, чем в Азербайджане. Выше была и средняя зарплата и в Армении, и в Грузии, выше были и неофициальные доходы.
 
Рис. 89. Экономические показатели республик СССР,
опубликованные в газете «The Guardian», незадолго до распада СССР,
по результатам экспертизы «Дойче Банка»
 
Примечание: С 1920 г. по 1985 г. в промышленность Азербайджана было вложено 21,3 млрд. рублей. Чистая прибыль от нефти (с учетом динамики мировых цен на нефть) состав­ляет более 500 млрд. тех долларов. Если даже принять во внимание курс рубля по отно­шению к доллару, назначенный Сталиным (когда к Сталину обратились по поводу курса рубля по отношению к доллару, он назначил 92 копейки за доллар), то прибыль только за нефть превышает в 20 раз вложенные в Азербайджан средства. В реальности же прибыль только за нефть в десятки раз превышает вложенные средства. А если учесть, что 80 % вложенных средств превратились в груду металла, а нефтепромысла вокруг Баку в экологическом отношении являются немым укором коммунистическому режиму, то картина станет еще более полной.
Автор этой книги как-то сопровождал крупного американского инже­нера, которому было около 70 лет, на один из нефтеперерабатывающих заводов Баку в 1993 году. Поднявшись на площадку, он долго и с какой-то грустью рассматривал завод. Когда автор спросил, чем взволновала его эта картина, он ответил: «Знаете, профессор, я родился и вырос недалеко от нефтеперерабатывающего завода. И этот азербайджанский завод живо напомнил мне детство. Ведь такого сейчас нигде в США не увидишь!» Спустя некоторое время он автора «порадовал» еще раз. Когда с ним поехали в Сумгайыт, автор там услышал: «Картина такая же, как во времена великой депрессии в США!»
Азербайджанские бизнесмены чувствуют себя гораздо увереннее в обычной рыночной экономике, чем в советском «бизнесе» с Госпланом, подпольными цехами, спекуляцией и т.д. – именно поэтому они уступали соседям по рыночному мышлению. Яркое подтверждение этому – сегодня значительное число успешных азербайджанцев-бизнесменов в России – в советское время, в отличие от других национальностей, их были единицы.
О каком рыночном мышлении азербайджанских руководителей произ­водства в советское время можно было говорить, когда более 80 % предприя­тий Баку имели военизированный характер!
Все нефтеперерабатывающие предприятия были фактически закрытыми объектами – значительная часть их продукции шла на нужды советской армии – не счесть, сколько бакинского авиационного керосина было сожжено на стратегических бомбардировщиках, которые фланировали по всему перимет­ру СССР, заправляясь в воздухе.
Высокие руководители нефтяной промышленности имели какие-то зва­ния и на праздниках красовались в военной форме. У автора до сих пор сохранился образ одного из нынешних вице-президентов ГНКАР, когда он в генеральской форме говорил по телевидению: «Наше наступление на Каспий будет продолжаться до тех пор, пока мы не завоюем все месторождения Каспия и пустим всю нефть Каспия на благо нашей необъятной Родины!» Чем не полководец!
«Раиозавод», «Озон», завод «ЭВМ» и многие другие были секретными объектами, хотя делали обычную бытовую продукцию, и, возможно, какие-то винтики для какого-нибудь танка или самолета.
Даже завод бакинских холодильников был закрытым объектом, по той причине, что он входил в Министерство среднего машиностроения, которое выполняло заказы, в том числе, и для ВПК СССР.
Повторимся – о каком рыночном мышлении у азербайджанских командиров производства могла идти речь в те годы!
Переходя к приведенному выше графику, сразу возникает вопрос – откуда в советское время должно было появиться рыночное мышление у азербайджанских хозяйственников, когда не было рыночных отношений, когда практически 100 % предприятий в Азербайджане были государствен­ны­ми. В то же время, в те же годы в Грузии и Армении процветали кооперативы и подпольные цеха, о которых прекрасно были осведомлены власти, и рыночное мышление было весьма кстати! Ситуация в корне изменилась, когда Азербайджан стал независимым государством, и пришла пора рыночных отношений – здесь азербайджанские бизнесмены по рыночному мышлению проявили себя в полном объеме на всем пространстве СНГ, далеко опередив своих коллег по Южному Кавказу!
 
 
Рис. 90. Экологические проблемы, полученные странами Южного Кавказа в годы царской России и Советской власти по 10-ти балльной системе
 
Примечание: За годы советской власти в Азербайджане было добыто более миллиарда тонн неф­ти. В мире есть много стран, где добыто нефти в десятки раз больше, чем в Азербайджане. Но если сравнивать экологические беды, то Азербайджан занимает одно из первых мест среди этих стран. Если в нефтедобывающих странах, таких, как США, Ближний и Средний Восток, Мексика, Англия. Норвегия, Китай, Венесуэла, Индонезия и др., ввести условный коэффициент «экономические бедствия на единицу добытой нефти», то Азербайджан, безус­ловно, будет в лидирующей тройке.
 
Русский писатель А.М. Горький дважды (в 1892 и 1897 гг.) приезжал в Баку и, посетив рабочие казармы в Сураханах, писал: «...Приземистые, среди леса буровых и желтоватого и серого камня, наспех сколоченные рабочие поселки открываются перед взором. Они напоминают первобытные жилища человека. Никогда не видел на занятой людьми территории столько мусора и отбросов, разбитых оконных стекол и поразительную нищету похожих на пещеры квартир». И после установления советской власти в Азербайджане Алексей Максимович Горький в 1925-28 годах бывал в Баку и почему-то сравнил Бакинскую бухту с Неаполем!
 
Известная азербайджанская пословица гласит: «От жара костра тепла не получил, а от дыма задохнулся». Эта народная мудрость полностью соответст­вует ситуации с азербайджанской нефтью: теплом от нее пользова­лись «брат­ские народы», а азербайджанский народ задыхал­ся от дыма экологических невзгод, получаемых от добычи и переработки нефти.
Йельский и Колумбийский уни­верситеты США опубликовали рейтинг стран «Индекс экологических показателей 2008», согласно которому Азербай­джан занял 80-е место среди 149 стран – рейтинг был составлен по шести параметрам и оценивался по стобалльной шкале.
Оценка Азербайджана составляет 72,2 балла. Так, авторы исследований оценивали страны по экологическому состоянию, качеству воздуха, ситуации с водными ресурсами, биологическому разнообразию, эффективности природных ресурсов, климатическим изменениям. Согласно исследованиям, показатели Азербайджана следующие: экологическое состояние – 76,4; качество воздуха – 66,2; ситуация с водными ресурсами – 53,6; биологическое разнообразие – 29; эффективность природных ресурсов – 85,7; климатические изменения – 77,1.
В то же время, согласно этим исследованиям, показатели по Грузии и Армении, особенно по Армении, значительно лучше, чем по Азербайджану, и это – закономерный исход.
Знаменитые строки Ф.И. Тютчева, написанные более 170 лет назад, актуальны и сегодня для всех стран мира, в том числе, и для Азербайджана:
 
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик –
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...
 
В ней есть и жесткий протест – природа не остается в долгу – она нано­сит и будет наносить ответные удары! На рис. 91 приведен ущерб от круп­ней­ших природных катастроф с 1960 по 2000 годы – как видно, ущерб от круп­ней­ших природных катастроф растет с ростом неразумного исполь­зова­ния природных ресурсов.
 
 
Рис. 91. Ущерб от крупнейших природных катастроф
 
По вечному российскому разгильдяйству из магистрального газопро­вода утекал никем не замеченный газ. Он тек и тек и скапливался в низине, по которой шли поезда на Челябинск. В 23 часа 10 минут на роковом участке встретились пассажирские поезда «Адлер – Но­восибирск» и «Новосибирск – Адлер». Тут газ «сказал» свое слово – рвануло. 575 погиб­ших, 623 тяжело­ра­не­ных.
Компания ВР, нанеся мощный удар по природе в Мексиканском заливе, получила ответный удар – она на грани банкротства.
С момента взрыва 20 апреля 2010 года нефтедобывающей платформы в Мексиканском заливе и последовавшей за этим неконтролируемой утечки нефти компания BP потеряла на падении курса своих акций около $76 млрд. – на Уолл-стрите прогнозируют поглощение BPкорпорацией ExxonMobil.
Одна из крупнейших брокерских фирм лондонского Сити – JP Morgan Cazenove – опубликовала сценарий дальнейшего развития событий в мировом нефтяном бизнесе, предусматривающий возможность поглощения BP со сто­ро­­ны крупней­шей нефтяной корпорации США ExxonMobil. По ее подсчетам, ExxonMobil способна приобрести BP за $132,5 млрд., что составляет половину от корпоративной стоимости британской компании.
В деловых кругах лондонского Сити стало известно, что руководство BP наняло американский банк Goldman Sachs и инвестиционный фонд Blackstone для противодействия возможным попыткам враждебного поглощения бри­танской компании за счет массовой скупки ее акций на мировых фон­довых биржах.
Не исключено, чтобы не допустить исчезновения ВР как таковой, правительство Великобритании национализирует ВР.
ВР обязалась в течение 5 лет выплатить 60 млрд. долларов за экологи­ческий ущерб – аналитики подсчитали, что при этом, если цена нефти упадет до 50 долларов за баррель, ВР обанкротится.
Корпоративная вина в катастрофе в Мексиканском заливе BP огромна, но не надо забывать, что такой же была вина американских компаний, кото­рые стали причиной химической катастрофы на заводе Union Carbide в Бхопале, Индия (в которой изначально погибли 3000 человек и, возможно, 15000 человек в последую­щие годы), и вина тех компаний, которые стали причиной аварии на нефтяной платфор­ме Пайпер-Альфа, в которой погибли 167 человек на Северном море в 1988 году – этот список можно продолжить!
Кор­поративный грех не является чем-то неведомым в США – просто на этот раз в ситуацию вмешался политический пиар!
Обама неоднократно побывал в регионе бедствия – в других странах на местах трагедии, где виновниками катастрофы были американские компании, американские президенты не появлялись!
Об этих проблемах надо помнить и азербайджанским чиновникам, которые поднимают уровень водохранилища, чтобы побольше заработать – водохранилище может нанести ответный удар!
Необходимо более внимательно относиться к бурению на больших глу­би­нах на каспийском шельфе, где залежи находятся под большим давлени­ем, которые осуществляют западные компании. Авария в Мексикан­ском заливе показала, что стратегия освоения больших глубин во многом ус­та­рела и самое страшное то, что, когда происходят катастрофы, ведущие нефтя­ные компании не могут с ними бороться – нет современной технологии. Сла­бым утешением для стран, где происходят эти аварии, является то, что компании при этом находятся на грани банкротства.
 
Серьезный удар уже получил Азербайджан в июне 2010 года, когда нача­лось масштабное наводнение на Юге страны – иначе и быть не могло, так как не было и нет стратегии противостояния стихии – деньги есть – стратегии нет!
За последние четыре года из государственного бюджета страны откры­тому акционер­ному обществу «Мелиорация и водное хозяйство» были выде­лены 446 млн. манатов, или же 558 млн. долларов, для меро­приятий по очищению рек от ила, строительству, реконструкции и восс­танов­лению пло­тин. В 2007 году на осуществление перечисленных работ было выделено    71,7 млн. манатов, в 2008 году – 87 млн. манатов, 2009 году – 88,5 млн. ма-натов, а в 2010 году – 200 млн. мана­тов. Кроме того, были взяты кредиты из различных иностранных финансовых институтов в размере 308 млн. долларов США. Таким образом, за эти годы в ОАО «Мелиорация и водное хо­зяйство» поступила сумма в 866 млн. долла­ров.
Не надо быть крупным инженером, чтобы понять, что за такие средства можно было выстроить мощную систему противостояния стихии!
Все ответственные министры в критическое время называли разные причины происходящего, давали разные прогнозы на будущее и, главное, предлагали разные методы борьбы с бедствием. Процесс протекал при ручном управлении – затыкали появляющиеся дыры и ожидали новые, а они появля­лись в самых неожиданных местах!
Сегодня ясно, что эта система борьбы с природными бедствиями – худ­ший вариант советских времен – давно изжила себя.
Необходимо приобрести мощные каскадные компьютеры последнего по­ко­ления и на базе многолетних наблюдений и мониторинга последних лет соз­дать динамическую модель водных ресурсов Азербайджана. Эта модель должна быть чувствительна к малейшим природным проявлениям.
Уже в начале паводка, на этой созданной модели методом статисти­чес­ких испытаний необходимо многократно разыгрывать возможные сценарии будущих событий и заблаговременно готовиться к ним. Для создания этой системы необходимо пригласить зарубежных специалистов и при их помощи в дальнейшем подготовить местных специалистов нового поколения. Сегодня в Азербайджане с успехом используются западные специалисты и западный интеллект для освоения нефтяных и газовых залежей на больших глубинах. В таком же объеме необходимо использовать западный потенциал для борьбы с природными бедствиями.
 
Природные катаклизмы угрожают всем странам СНГ и особенно России, ввиду ее необъятности.
Таблица 12
Экстремальные явления в Росси X-XIX вв.
 
Засухи
360
Холодные зимы
293
Дождливое лето
207
Великие бури и грозы
136
Морозы в конце лета
80
Небывалые половодья
137
 
Источник: «КП»
Как отмечают специалисты:
·В России средний уровень риска для человека в 100 раз превышает допустимый в развитых странах мира.
·Около 20 % территории страны занимают зоны повышенной сейсми­чес­кой опасности. Более 20 млн. человек постоянно подвергаются уг­ро­зе разру­ши­тель­ных землетрясений.
·Площадь наводнений достигает 400 тыс. м2, создавая угрозу для 750 го-родов и нескольких тысяч населенных пунктов.
·Ежегодно в стране возникает 25-30 тысяч лесных пожаров, уничто­жаю­щих до 5 млн. га леса.
Уже в начале 2008 года в России лесных пожаров больше, чем в 2007 го-ду в 82 раза – горела территория в 610 тыс. м2.
А уже летом 2010 года горящая территория увеличилась в разы!
Когда от пожаров в Подмосковье Москву заволокло дымом, мэр города     Ю. Лужков по телевидению процитировал Грибоедова: «И дым отечества нам сладок и приятен!», а сам укатил в австрийские Альпы.
 
 
 
 
Рис. 92. Отношение правителей России и руководителей СССР
к странам Южного Кавказа по 10-ти балльной системе
 
Примечание: В 1723 г. в приказе генералу Матюшкину Петр I указал: «...Идтить к Баке, как наискорее и тщиться в оный с помощью Божией, конечно достать, понеже ключ всему делу оный... Оная Бака богата нефтью отменного качества ...Нефти белой несколько пуд вели взять из Баки и пришли к нам». В следующем году он вновь приказал Матюшкину: «Белой нефти тысяча пудов или сколько возможно прислать, да поискать здесь мастера». Выполняя приказ, генерал Матюшкин в 1723 году захватил Баку.
Нефть Петру I понравилась, а вот те, на чьей земле она находилась, – не очень. Петр I приказывал: «А басурман этих зело тихо уменьшать, чтобы они это не знали». Знали, прекрасно знали!
 
Внимательно относились к богатству Баку, но никак к его коренному населению, русские цари.
В 1879 году в Санкт-Петербурге царем Александром II учреждено «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» («Бранобель»). В постановлении Особого совещания по вопросу о допущении иностранцев к нефтяным промыслам в пределах Бакинского района царское правительство особо поощ­ряло проникновение иностранного капитала в нефтяное производство – нужны были средства.
Осенью 1888 г. в Баку пожаловали царь Александр III и Ма­рия Федо­ровна с чадами и домочадцами, с министрами и ог­ромной свитой. В товари­ществе их принимали Эмануэль и Анна Нобель, а также директоры Бильдер­линг и Неллис.
Царь посетил бакинские нобелевские предприятия «Черного города» и «Товарищество бр. Нобель» – без сопровождения полиции. За царскую безопасность на территории товарищества отвечал инженер Эдвин Бергрот. В ходе визита царь преподнес разным людям 20 серебряных блюд.
 
Николаю II в 1901 году был подан новый проект керосинопровода из Баку до Персидского залива и далее в Индию. Царь объявил предложение по трубопроводу «вопросом огромного значения, который требует серьезных размышлений». Дальше размышлений дело не пошло!
Эти визиты царствующих особ в Азербайджан заметного следа не оставили!
 
Тот беспредел, который творили большевики, назначая руководителей Азербайджану, видно из следующего «послужного» списка: в июне-сентябре 1920 года секретарем Центрального комитета азербайджанской коммунисти­ческой партии (б) был В.Н. Нанейшвили; 9-15 сен­тября – Е.А. Стасова;         15 сентября-24 октября – В.Е. Думбадзе; с 24 октября 1920 г. по июль 1921 г. – Г.Н. Каминский; с июля 1921 г. по январь 1926 г. – С.М. Киров. Последний особенно «отличился» в своих деяниях в Азербайджане.
Когда в начале двадцатых годов прошлого столетия обсуждался карабах­ский вопрос, позиция пламенного большевика С.М. Кирова была такова: «Каждое село, в котором говорят по-армянски, должно быть частью Армении, а где говорят по-азербайджански – частью Азербайджана», т.е. резать Азербайджан по живому и сделать из Карабаха политическое «минное» поле, используя военно-шахматный прием! Редко можно было встретить в его окружении руководящие кадры и инженерный состав местной националь­ности.
Хорошо была известна и другая, не политическая, сторона жизни «пламенного революционера» С. Кирова. Редко кто в Баку видел его в об­ществе с больной женой, зато о многочисленных страстных романах пла­мен­ного большевика с пламенными революционерками знали многие – многих он привез с собой – гарем, так гарем!
«Сергей Миронович очень любил женщин, и у него было много любовниц, как в Большом театре, так и в Ленинградском», – пишет чекист П.А. Судоплатов.
В конце концов, он из-за своей любвеобильности и погиб – за любовную связь с Мильдой Брауде – женой Николаева, который застрелил его.
«Погиб из-за одного бабу» – наколка на груди блатного тех лет!
По большому счету, для Сталина республик как таковых не существо­вало – был лишь СССР.
С большим подозрением относился к Азербайджану Никита Хрущев, выставляя Мирджафара Багирова, как близкого друга Берия, когда тот был арестован. Самое мерзкое было то, что Хрущев прекрасно знал, кто был близким другом Берия!
Никита Хрущев в мемуарах «Воспоминания» по поводу ареста Берия пишет: «Каганович спрашивает: «А Микоян?» – «С Микояном я по этому вопросу еще не говорил, тут сложный вопрос». Мы все знали, что у кавказцев Микояна и Берии существовали наилучшие отношения, они всегда стояли один за одного».
В известном постановлении ЦК КПСС азербайджанские руководители обвинялись в национализме, когда в реальности этот процесс полным ходом шел в Армении и Грузии. В те годы автор слышал от многих политиков, которые лично знали и работали вместе с Багировым (Борщев, Емельянов, Алиханов, Искендеров, Ткаченко и др.), следующую историю. На одном из совещаний, посвященных Азербайджану, в ответ на выступление Багирова неудачно выступил Хрущев, и Багиров начал ему резко возражать. В это время, прохаживающийся за спинами совещающихся, Сталин подошел сзади к Хрущеву и, постукивая своей трубкой по лысине Хрущева, сказал: «Помолчал бы ты лучше, Хрущ!» Уже после совещания произошла небольшая словесная перепалка между Хрущевым и Багировым. Об этом, в числе многих, подробно рассказывал автору Борщев, который в пенсионные годы проживал в Ессентуках и…сдавал квартиру курортникам. Как-то автор спросил об этом Н. Байбакова, который присутствовал на том совещании, но он уклонился от ответа.
Судьба Багирова была такой же, как и многих ненавистников Хрущева (например, Меркулова). Его сняли с работы, выслали из Баку и назначили заместителем начальника по кадрам объединения Куйбышевнефть. Летом 1956 года его вновь привезли в Баку, уже арестованным, и он стал глав­ным обвиняемым на организованном в Баку полузакрытом процессе, посвященном трагическим событиям 1937-1938 годов. Со слов многих присутствовавших, Мир-Джафар Багиров держал­ся на суде, организованным Хрущевым, смело и независимо. Говорил, что всегда был и остается предан партии, неиз­менно проводил ее политику, что действовал также как в 30-е годы члены нынешнего руководства СССР (некоторые, с кем встречался автор, например Борщев, говорили, что он называл фамилии Молотова, Хрущева, Микояна и некоторых других). Ни на кого не сваливал вину, а говорил, что виноват он один: «За мои ошибки меня надо четвертовать». Но вопрос Багирова Хрущевым был решен до суда – он был расстрелян.
В связи с Багировым вспоминается, как вели себя Хрущев и его коллеги в критические моменты их жизни. Как писали российские журналисты, одни – предавали друг друга, другие – молили о пощаде, третьи – перед расстрелом кричали: «Да здравствует, Сталин», надеясь, что в последнюю минуту Сталин передумает и их пощадит, а сам Хрущев плакал как дитя, когда его сняли с поста Генерального Секретаря ЦК КПСС, а будучи на пенсии писал слезливые письма руководству ЦК КПСС:
 
Письма пишут разные,
Слезные, болезные,
Иногда прекрасные,
Чаще – бесполезные.
К. Симонов
Бесполезные письма писал Хрущев в ЦК КПСС.
Хрущев, связав в единое целое Берия и Багирова, нанес сильный моральный и идеологический удар по Азербайджану.
Лишь Брежнев относился к Азербайджану, благодаря влиянию Г. Али-ева, положительно и с должным вниманием.
 
Об отношении Горбачева к Азербайджану говорить нет смысла – он самый коварный и кровавый политический враг азербайджанцев в их истории.
В 410 году командир вестготских воинов Аларих подошел к Риму и выдвинул ультиматум: или он его разрушит, или за свое сохранение «Вечный город» платит ему дань в размере 5 тысяч фунтов золота, 30 тысяч фунтов серебра и т.д. На вопрос отцов города: «А что же в этом случае останется нам?», Аларих ответил одним словом: «Жизнь». Советская власть отбирала природные богатства Азербайджана, а Горбачев, в новейшей истории, когда 1937 год давно прошел, отбирал и богатства и жизнь – вот такой семейный подряд!
Известен принцип Парето «80-20», который описывает многие события в мире. Например, 80 % людей производят 20 % продукции, 20 % – 80 %, или  80 % нефтяных скважин дают 20 % нефти, а 20 % – 80 %.
Принцип Парето вполне описывает политическое взаимовлияние в СНГ в новейшей истории: 20 % политических и экономических усилий России в странах СНГ на 80 % предопределяют «условные усилия» в этих странах, а  80 % усилий стран СНГ на 20 % предопределяют «условные усилия» в России.
Если брать в отдельности страны СНГ, то в этом случае влияние России увеличивается уже в другом масштабном измерении.
Закон Парето статистический, и цифры локально могут колебаться в ту или другую сторону, но принцип асимметрии этого закона устойчив.
 
Тяжелые испытания легли на плечи Азербайджана по закону Парето во времена правления Ельцина уже в новой демократической России.
Во времена Ельцина в России, кто бы ни высказывался в адрес Азербайджана – сам Ельцин, его министры, особенно Козырев и Грачев – мотив и «страшилка» были одни:
«Вдоль дороги лес густой
С бабами-Ягами,
А в конце дороги той
Плаха с топорами».
В. Высоцкий
В 22.30 20 сентября 1991 г. самолет Ельцина приземлился в Баку. Чуть раньше туда же прибыл Назарбаев. Прилетев в Азербайджан, он ни разу не встретился с общественностью Баку, а сразу направился в Нагорный Карабах, и, прибыв туда прямо «с корабля на бал», поспешил на антиазербайджанский митинг.
Все как один, кто общался с Ельциным во время его приезда в Азербайджан, были едины в одном – Ельцин не скрывал своей откровенной неприязни к Азербайджану и азербайджанцам. При этом Назарбаев старался всячески смягчить ситуацию, но ему это плохо удавалось – слишком откровенны были позиции Ельцина.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Михаил Маркелов, ведущий программы «Наша версия» на телеканале «Столица», 3 ноября    2001 года вспоминает: «Нагорный Карабах. 1991 год. Борис Ельцин полетел урегулировать этот конфликт. Мы полетели, упали «на хвост», как тогда говорили, полетели два молодых совершенно сумасшедших журналиста с этой делегацией, толпа других журналистов, все пьяные, веселые. Ельцин в Баку, Ереване. Назарбаев тогда еще летал, ходил, со всеми обнимался, пил водку. В общем, для меня такой хаос был непонятен. И я в Ереване просто нашел своего друга, которого давно, еще со школьной скамьи, знал и попросил его помочь выбраться нам на фронт вот от всего этого безумия».
К Армении Ельцин относился по-другому.
В своей книге «Президентский марафон: Размышления, воспоминания, впечатления» Ельцин пишет: «А вот Роберт Кочарян, у него, быть может, самая проблемная сейчас республика, и по нему это видно... Маленькая гордая Армения тяжело переживает полосу политических катаклизмов. Но от этого не перестает оставаться одной из самых культурных, просвещенных стран СНГ. Армянская интеллигенция, национальная наука, литература, искусство всегда остаются на высоте. И это главный залог грядущего благополучия».
Отголоски тех дней чувствуются и в нынешние времена – студенческий друг Путина, профессор Ильхам Рагимов, видный юрист, про отношение Путина к Азербайджану, как достижение нынешней России, говорит: «Он не провел ни одной силовой акции против Баку». Безусловно, по сравнению с временами Горбачева и Ельцина – это достижение, но как-то режет ухо!
Если провести единую линию отношения руководства СССР в разные годы к Грузии и Армении, то оно всегда было выше среднего – и Грузия и Армения всегда имели устойчивые позиции в руководстве СССР.
 
Отношение руководства России к Шеварднадзе было сложным – оно менялось – Россия никогда не простит тандему Горбачев – Шеварднадзе известный поступок – «1 июня 1990 года в Вашингтоне Шеварднадзе и       Дж. Бейкер в присутствии президентов СССР и США подписали соглашение о линии разграничения морских пространств, в результате чего в Беринговом море за Соединенными Штатами была закреплена ранее никогда им не принадлежавшая территория площадью 51 тыс. кв. км. Это привело к потере страной 150 тыс. тонн ежегодного улова ценных пород рыб (10 % от годового улова СССР) и немалой части одного из крупнейших нефтегазоносных районов мира». Это из заявления Прокуратуры России.
А вот признание с противоположной стороны.
«Мы сами не понимали такой политики советского руководства, – вспоминает в мемуарах экс-президент США Джордж Буш-старший. – Мы были готовы дать гарантии, что страны Восточной Европы никогда не вступят в НАТО, и простить многие миллиарды долгов, однако Шеварднадзе даже не торговался и со всем согласился без предварительных условий. То же самое – и о границе с Аляской, где мы совсем ни на что не рассчитывали. Это был дар божий!»
В то же время, из осажденного Сухуми его вывезли на вертолете российские военные – иначе он попал бы в плен к абхазцам.
Шеварднадзе выстроил свою политическую модель в новейшей истории по старой грузинской пословице: «Когда тебя схватил медведь, назови его отцом. Если поблизости нет охотника, чтобы убить медведя или освободить тебя, лучше уж быть его сыном. Как только появился «охотник» (США) на «медведя» (Россия), он тут же переметнулся к «охотнику».
Переметнулся капитально – В. Костиков в свое время утверждал: «Ни для кого не секрет, что настоящим МИДом Грузии является посольство США в Тбилиси, а слово американского посла воспринимается как указание Шеварднадзе».
 
Впоследствии он «усовершенствовал» эту пословицу – получая огром­ную экономическую помощь от США, он начал вести секретные переговоры с Россией. Он неожиданно продал российской компании «Итера» химический завод в Рустави, который выпускал удобрения, а с РАО ЕС начал секретно вести переговоры о передаче ей энергосистемы Грузии. Хорошо известно, что такие игры с США не проходят.
«Революцию роз совершили в Грузии Джордж Сорос и посол США в Грузии Ричард Майлс», – заявил 10 июля 2010 года Э. Шеварднадзе. Любо­пыт­ное признание!
 
«На скотном дворе все равны, одни ровнее», – это Оруэлл писал про СССР. Исключением, пожалуй, для Азербайджана являются брежневские времена, когда отношение к Азербайджану со стороны руководства СССР было весьма благожелательным.
К этому необходимо добавить, что в последние годы, после правления Ельцина, несмотря на оставшиеся глубокие разногласия по карабахской проблеме, с Россией у Азербайджана сложились ровные корректные отноше­ния при взаимном уважении друг друга – все вопросы решаются при встречах президентов на официальных встречах и на встречах «без галстука» (это не то, что говорили во времена Ельцина – «Без галстука – за воротник!»).
И, что четко прослеживается, в отличие от ельциновских времен, сегодня на первом и последующих местах у руководства России интересы самой России, и, надо сказать, в этом случае Баку легче ориентироваться – во времена Ельцина трудно было понять, кого представляет Ельцин – Россию или Армению?
 
 
Рис. 93. Отношение США и ЕС к сепаратизму на Южном Кавказе
в новейшей истории по 10-ти балльной системе
 
Примечание: На рис. 94 показаны результаты сепаратизма на Южном Кавказе:
 
 
Рис. 94. Сепаратизм на Южном Кавказе
 
Если к сепаратизму в Грузии во времена СССР Запад относился с известной осторожностью, а после развала СССР начал жестко его крити­ковать, то Армении, в связи с карабахским сепаратизмом, и во времена СССР, и в последующие годы, оказывал всевозможную поддержку.
 
В 1988-90 гг. ряд парламентов, в том числе конгресс США и Евро­парламент, потребовал от руководства СССР «такого решения кара­бахского вопроса, которое учитывало бы волеизъявление населения края».
Резолюция сенатской комиссии «О содействии США в мирном урегулировании спора вокруг Нагорного Карабаха согласно желанию народа Советской Армении». В ней, в частности, сказано: «Призвать президента Горбачева обсудить с представителями Нагорного Карабаха, а также с представителями демократического движения (включая недавно освобожденных из-под стражи членов комитета «Карабах») требование о воссоединении с Арменией… В двусторонних переговорах с Советским Союзом призывать, чтобы расследования случаев насилия над армянами проводились самыми высшими инстанциями и чтобы были выявлены и наказаны ответственные за убийства и кровопролитие».
19 июля 1989 г. сенат конгресса США единодушно одобрил резолюцию, выражающую «поддержку США чаяний народа Советской Армении о мирном и честном урегулировании спора вокруг Нагорного Карабаха».
19 ноября 1989 г. – сенат США принимает резолюцию по Нагорному Карабаху. «…Ввиду того, – говорится в резолюции, – что 80 % армянского большинства, проживающего в Нагорно-Карабахской автономной области, выражает обеспокоенность.., ввиду того, что Советское правитель­ство охарактеризовало убийство армян 28-29 февраля 1988 года в городе Азербайджана Сумгайыте как погромы, ввиду того, что первоначально народ и правительство Советского Союза… пошли на позитивную меру – создание временного Комитета особого управления Нагорно-Карабахской автономной области…, ввиду того, что комитет оказался неэффективным... содействовать в ходе двусторонних дискуссий с Советским Союзом справедливому урегули­рованию конфликта вокруг Нагорного Карабаха, которое, действи­тель­но, отражало бы взгляды народа этой области».
7 августа 1989 г. – в Женеве на заседании Подкомиссии ООН по правам человека рекомендовано правительству СССР провести в НКАО референдум «с целью определить волю большинства населения региона…». 17 января 1990 г. Европарламент принял резолюцию, призывавшую европейский Совет министров иностранных дел и Совет Европы вступиться за армян перед советским правительством и требовавшую оказания немедленной помощи Армении и Нагорному Карабаху, а уже 18 января 1990 г. группа американских сенаторов отправила совместное письмо Горбачеву, в котором призвала к воссоединению Нагорного Карабаха с Арменией. Сенат США постановил «продолжать поддерживать и поощрять усилия по восстановлению Арме­нии…, поощрять президента Горбачева продолжать диалог с армянски­ми представителями на Съезде народных депутатов», и... включил принятую резолюцию в виде поправки в законопроект об ассигнованиях на 1990 финан-совый год. Ситуация заметно изменилась, когда к власти пришел Гейдар Али-ев, и несколько ранее послом в США был назначен Хафиз Пашаев. Конечно же, ситуация в корне не изменилась и не видно, когда она изменится – слишком сильны позиции армянского лобби в США, но одноворотная игра была окончена – к голосу Азербайджана в США начали прислушиваться и в сенате США начало формироваться проазербайджанское лобби – пока только формироваться!
По отношению к сепаратизму в Грузии, особенно после признания Росси­ей суверенитета Абхазии и Южной Осетии, реакция Запада была и остается негативной, но это не помешало ему дать свою оценку августовской войны 2008 года, которая, конечно же, не обрадовала Саакашвили. Грузия начала военные действия в Южной Осетии в ав­густе 2008 года, заявила глава комиссии ЕС по расследова­нию обстоятельств конфликта на Южном Кавказе Хайди Тальявини, выступая на слушаниях в Хельсинской комиссии конгресса США. У членов комиссии ЕС нет никаких сомнений в том, что Грузия положила начало военным действиям в Южной Осе­тии. «С точки зрения комиссии, именно Грузия положила на­чало военным действиям в Южной Осетии, когда она атако­вала Цхинвал с применением тяжелой артиллерии в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, – сказала она. – Ни одно из объяс­нений, которые давали грузинские власти с тем, чтобы оправдать свое нападение, не было обоснованным».
 
 
Рис. 95. Целенаправленная необъективность, порой переходящая всякие границы, в западной прессе по событиям на Южном Кавказе в новейшей истории по 10-ти балльной системе
 
Примечание: Предвоенная сталинская информационная политика – «наша армия всех сильней» – привела к трагедии миллионов советских людей – граждане СССР были дезориентированы.
Как вспоминает ветеран войны из телефильма С. Сорокиной «Одна на всех...», когда началась война, мужчины в доме, в котором он проживал, радостно кричали: «Война! Война!», – и спешно собирали вещи. В соот­ветствии с советской пропагандой, они думали, что через неделю вернутся героями с победой.
Американские профессионалы отмечают, что только с помощью психо­ло­ги­ческого воздействия можно управлять сознанием многих наций и наро­дов.
18 августа 1948 г. Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20/1 «Цели США в отношении России». Эта директива несла с собой войну качественно нового типа, в которой оружием служит информация, а борьба ведется за целенаправленное изменение общественного сознания. Задача заключалась во внедрении в общественное сознание таких представлений об окружающем мире, которые позволили бы манипулировать как населением страны, так и ее правящей элитой.
Директива 20/1 СНБ США от 18 августа 1948 г. была, по существу, объявлением войны СССР, в результате которой через пять десятилетий он был разрушен и расчленен.
А сегодня говорить о важности информации нет никакого смысла – все давно ясно – в наше время, в эквиваленте, информационные байты дороже энергоносителей.
Конечно же, важное значение для оценки мировой информационной системы имеют языки общения в мире. Ниже на рис. 96 приведен график использования языков в мире.
 
 
Рис. 96. Использование различных языков в мире
 
Общепризнанным фактом является ширящееся распространение анг­лий­с­кого языка. Более или менее основательно им владеет около 1,5 млрд. че-ловек. Но данные официальной статистики ООН гово­рят, что если в 1958 г.   9,6 % населения Земли считали этот язык родным, то в середине 1990-х гг. – только около 6,9 %. Американ­ский ученый Дж. Фишер в журнале «Форин полиси» пишет, что мировому господству английского языка может вскоре прийти ко­нец: «Развитие местных коммуникаций, информационных рынков, а также миграция населения способствуют распространению так называемых региональных языков во всем мире».
Иерархия же языковых систем в начале нового миллениума вы­глядит следующим образом (по количеству говорящих на этих язы­ках): китайский, английский, испанский, хинди, бенгали, арабский, португальский, русский.
Хорошо известно, что продукт СМИ и предложения спецслужб тесно коррелируют друг с другом.
По мнению бывшего директо­ра центральной разведки США                           Р. Хил­лен­кеттера, «80 % разведывательной инфор­мации получается из таких обычных источников, как иностранные книги, журналы, научные и техни­ческие обзоры, фотографии, данные коммерческого анализа, газеты, радио­пере­дачи, а также из общих сведений, полученных от лиц, имеющих представ­ление о делах за границей».
В фильме «Тени исчезают в полдень» есть замечательный эпизод. Один из антигероев фильма, по советским меркам кулак, говорит своим едино­мышленникам – «убивать можно не только ножом и обрезом, но и словом». И убивал. И сегодня, на любом уровне, словом убивают также успешно, как различным видом оружия, причем морально убивают целые народы.
В советское время в институте информации и управления АН СССР работал некий Брук, который с потрясающим талантом распространял всякие гадости о работниках института, которые доходили даже до западных радиостанций. Работники института дружно предложили ввести новую единицу измерения гадкой информации – «микробрук».
С этими двумя фактами, в те страшные дни в новейшей истории, Азербайджан столкнулся вплотную!
В конце 80-ых годов прошлого столетия, Азербайджан был подавлен в информационной войне с Арменией, на помощь которой пришли мировые СМИ – к каким тяжелым последствиям это привело – хорошо известно.
И сегодня проправительственные СМИ Азербайджана, которые должны в меру своих возможностей, противостоять информационной атаке с разных сторон, в таком же, если еще не более, худшем состоянии, чем тогда, и бессильны против информационных атак с различной стороны – сильны в мейхане!
Системная вариация информации по правительственным телеканалам составляет 5-8 %. Согласно теории информации это означает, что информационная система Азербайджана функционирует в области информа­цион­ного насыщения, выйдя на стабильную, застывшую энтропию. На прак­тике это означает, что можно смело закрывать все каналы, оставив один из них, причем любой – информационных потерь при этом не будет.
В психологии это означает, что после систематического просмотра этих каналов в течение месяца можно сильно повредить нервную систему.
Хорошо известно, что формализация системы «распространение информации – ее восприятие» является главным показателем мировой инфор­ма­ционной системы.
Не секрет, что в каналах информаций связи теряются миллионы бит информации, так как они не имеют потребителя. В качестве мини-примера колоссальной потери информации можно привести азербайджанские телека­налы – более 80 % информации уходит в никуда.
Для создания модели «распространение информации – ее восприятие» в США информационная компания «Global Language Monitor» провела обшир­ные исследования. Для этой цели она привлекла информационные данные за пос­ледние 10 лет, начиная с 1999 года. Были изучены данные десят­ков тысяч га­зет, журналов, сайтов и т.д.
Результаты исследований таковы.
Рейтинг популярности новостей последнего десятилетия:
1.           Подъем Китая.
2.           Война в Ираке.
3.           Теракты 11 сентября.
4.           Война с террором.
5.           Смерть Майкла Джексона.
6.           Избрание Барака Обамы президентом США.
7.           Глобальная рецессия 2008-2009 годов.
8.           Ураган «Катрина».
9.           Война в Афганистане.
10.      Экономический спад.
11.      Олимпиада в Пекине.
12.      Цунами в Юго-Восточной Азии.
13.      Война против «Талибана».
14.      Смерть Папы Римского Иоанна Павла II.
15.      Охота за Усама бен Ладеном.
 
Американские эксперты проанализировали опубликованные за послед­нее десятилетие статьи в англоязычных СМИ и пришли к выводу, что в ко­ли­чест­венном отношении с большим отрывом в новостях лидирует упо­ми­на­ние роста экономической мощи Китая. Стоящей на втором месте рей­тин­га войне в Ираке посвящено в четыре раза меньше статей, чем китай­скому эконо­ми­чес­ко­му чуду.
Как отмечает президент «Global Language Monitor Пол Пэйэк», покоре­ние Китаем новых экономических вершин продолжает бросать вызов между­на­родному мироустройству. Именно поэтому эти вызывающие удивление ус­пе­хи лидируют среди всех новостей про войны, теракты и смерти знаме­ни­тос­тей.
Автор уверен, что если подобные исследования провести в Европе, то резуль­таты, практически, будут идентичны – разве только, место смерти Джек­­сона займет гибель принцессы Дианы и добавится футбол.
Такова ситуация – думать, что в этих странах кто-то в первую очередь ин­те­ресуется, например, трагедией азербайджанцев в Ходжалы – надо быть очень наивным.
Из теории информации хорошо известно, чтобы в подобную, сформи­ро­вав­шуюся в умах людей, модель внести такую составляющую, как, например, карабахская проблема, нужны сотни миллионов долларов и мощная информационная система, что, конечно же, для Азербайджана нереально. Еще долгие годы Азербайджану придется быть в невыгодной информационной ситуации.
«Основная задача пропаганды состоит в том, чтобы превратить осведомленного человека в неосве­домленного, информированного – в дезинформированного, убеж­денного – в сомневающегося», – пишет А. Тира-нов в книге «Марионеточный мир».
Как действует хорошо организованная пропаганда на людей, показывает следующий пример: в январе 1945 года, когда до Победы оставалось несколько месяцев, 62 % пленных немцев доверяли Гитлеру. Тут дело было не в Гитлере, а в дьявольской пропаганде Геббельса – пишет историк Андрей Гончаров.
Вот несколько цитат из работ Геббель­са, имеющих методологический, так ска­жем, статус: «Ложь, сказанная сто раз, ста­новится правдой; мы добиваемся не прав­ды, а эффекта. Вот в чем секрет пропаган­ды: те, кого предполагается ею убедить, должны быть полностью погружены в идеи этой самой пропаганды, не замечая при этом, что они ими поглощены. Обык­новен­ные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем. Поэто­му пропаганда, по существу, всегда долж­на быть простой и без конца повторяю­щейся. В конечном счете, самых сущест­венных результатов во влиянии на обще­ственное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим выражениям и у кого хватит смелости по­стоянно повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения интеллектуалов».
О том, как тщательно Геббельс подбирал методы пропаганды, говорит тот факт, что Министерство пропаганды отпечатало к 22 июня 1941 года свыше 30 миллионов листовок, красочных пропагандистских брошюр команд­ного формата на 30 языках народов СССР. В течение первых двух месяцев войны им было распространено около 200 миллионов листовок.
Для того времени это был сильнейший информативный удар. Забегая вперед, скажем, что сегодня, в век спутникового телевидения и интернета, информационная мощь в мире возросла в несколько тысяч раз.
Разве сегодня эти приемы Геббельса забыты? Нет, на базе новых технологий они только совершенствуются!
Трудно переоценить какой информационный удар нанес по СССР журнал «Огонек» времен Коротича («который, не колеблясь, родную мать продаст», – А. Караулов), который в те годы действовал по Геббельсу. В номерах журнала факты, фотоснимки так были систематизированы и представлены в таком виде, что не ненавидеть СССР было невозможно! Когда он улетал навсегда в США за заслуженными дивидендами и говорил корреспонденту малопонятные и малосвязанные фразы, подумалось, какое, все же, страшное оружие – информация! Даже в руках этого ничтожного и никчемного человека, оно так мощно ударило по СССР!
 
В страшные для Азербайджана январские дни 1990 года одна из центральных редакций в Москве выпустила за одной и той же датой два варианта своей газеты – одна для республик СССР, другая – для Азербай­джана. В газете для республик СССР говорилось, что в Баку проходят повальные погромы, и ввод войск был вынужденной мерой, а в газете, выпущенной для Азербайджана, осуждался кровавый ввод войск в Баку 20 ян-варя 1990 года. По одной из рекомендаций Геббельса, каждой аудитории надо говорить то, что она хочет услышать!
По поводу вторжения советских войск в Баку 20 января 1990 года          Л. Парфенов с «НТВ» по всему миру распространял кадры каких-то уличных боев и говорил за кадром: «В Баку идут уличные бои между регулярными Советскими войсками и боевиками из НФА».
В январские дни 1990 года демократ Анатолий Собчак по петербургс­кому каналу «Пятое колесо» сообщил, что под угрозой жизнь русских в Баку, говорил о первых жертвах и о том, что надо что-то делать. Пока Собчак говорил, показывали каких-то избитых женщин, взятых из художественного фильма, которые кричали: «Помогите русским!»
В те страшные дни ни один русский не пострадал в Баку. Этим самым азербайджанский народ показал, что никогда не связывал русский народ со зверствами Советской армии.
«Начиная с 1919 года Сталин вооружал кемалистскую хунту в Турции, руководствуясь малопонятными соображениями... «Особое» отношение к Турции заставляет всерьез задуматься, так ли неправдоподобны слухи о том, что Сталин был мусаватским агентом и безумно боялся разоблачения со стороны своих турецких хозяев». Эта цитата из книги С.М. Айвазяна «История России: армянский след» (которая была переведена на английский язык), т.е. иными словами, Сталин был азербайджанским агентом (?!). Как известно, Ленин был в добрых отношениях с Ататюрком и, по логике Айвазяна, был агентом Турции. Следовательно, Ленин – Сталин дружно поддерживали Турцию и Азербайджан против Армении! Вот до чего можно договориться!
А какова была реальная ситуация с «азербайджанским» Сталиным? Еще на заре советской власти, на XII Съезде РКП (б) 17-25 апреля 1923 г., Сталин говорил: «...Там татары преобладали, и они вырезали всех армян. Это было как раз перед освобождением Армении и Грузии... Если мы будем вести борьбу только с великорусским шовинизмом, то эта борьба будет заслонять собой борьбу татарских и прочих шовинистов, которая развивается на местах и которая опасна в особенности теперь, в условиях нэпа». На этом же съезде говорил и Радек, но в пользу азербайджанцев. Ему, по просьбе армянских товарищей («затем два слова по поводу одного замечания Радека в его речи. Об этом меня просят товарищи армяне»), оппонировал Сталин.
На Берлинской (Потсдамской) конференции руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании – Молотов говорил: «В 1921 г. турки воспользовались слабостью Советского государства и отняли у него часть Советской Армении. Армяне в Советском Союзе чувствуют себя обиженными. В силу этих причин Советское правительство и подняло вопрос о возвращении законно принадлежащих Советскому Союзу территорий … В некоторых частях мы считаем границу между СССР и Турцией несправедливой.
Действительно, в 1921 году от Советской Армении и Советской Грузии Турцией была отторгнута территория – это известная территория областей Карса, Артвина и Ардагана. Вот карта отторгнутой турками территории. (Передает карту.) Поэтому мною было заявлено, что для того, чтобы заключить союзный договор, следует урегулировать вопрос об отторгнутой от Грузии и Армении территории, вернуть им эту территорию обратно».
После заявлений Молотова, не оказавших особого впечатления на участников конференции, в бой вступил сам Сталин: « Я за то, чтобы верить заявлению г-на Черчилля на сто процентов. Если бы понадобилось, то начальник Генерального штаба Красной Армии генерал Антонов мог бы дать точную справку. У турок имеется в районе Константинополя свыше 20 ди-визий, возможно 23 или 24 дивизии. Уверяю вас, болгарские войска турок не напугали. Предложение об исправлении границы – может быть, это могло напугать турок? Но речь шла о восстановлении границы, которая сущест­вовала до первой мировой войны. Я имею в виду район Карса, который нахо­дился до войны в составе Армении, и район Ардагана, который до войны находился в составе Грузии…» Но и это выступление Сталина не изменило позиций союзников – они четко понимали, к чему могло бы привести подобное изменение границы.
Волынский в «Общей газете» пишет: «Генсек Сталин не признавал нравственных ограничений в деле расширения империи, а потому придерживался ложного стереотипа: поддерживал армян в ущерб азербай­джанцам. Он для укрепления тылов разрешил в 1948 году репатриацию зару­беж­ных армян, а к 1953 году, освобождая место для репатриантов, переселил 150 тыс. азербайджанцев из Армении в Азербайджан».
 
В Швеции демонстрировали «документальный» фильм про сумгайыт­ские события, в который были вмонтированы кадры фашистских зверств, по­ка­зан­ных в свое время на Нюрнбергском процессе.
Писатель Максуд Ибрагимбеков, увидевший этот фильм в Швеции, рассказывает: «Умопомрачительный изобразительный ряд дополняется звуко­вым, ужасающим воображение не менее сильно. Так, один из героев фильма описал с экрана обалдевшим шведам сцену убийства своего друга Миши и его жены, очевидцем которой он, разумеется, был. После того, как Мише с женой отрубили головы, тридцать азербайджанцев набросились на их юную дочь. По очереди изнасиловав ее, они разрубили ее на мелкие куски, развели в мангале огонь, приготовили и с аппетитом съели шашлык из человечины. «Вы не представляете, что нам приходится терпеть от этих зверей!» – сказал в заключение очевидец Габриэлян».
 
22 апреля 1986 г. телевидение Кельна показало 45-минут­ный телефильм «Армянский вопрос забыт», в который были вмонтированы кадры из извест­ной картины русского художника В. Верещагина «Апофеоз войны», на кото­рой изображены горы человеческих черепов. Картина написана в 1871 г., а худож­ник умер в 1904 г., т.е. задолго до «геноцида» армян 1915 года. В этом же телефильме показаны зверства «азербайджанцев», взятые из какого-то филь­ма.
Этот же прием применил Генрих Боровик, вмонтировав в телепередачу «Позиция» об армяно-азербайджанском конфликте, показанную на весь СССР, антитурецкие кадры из каких-то художественных фильмов.
 
Подобный фильм, как в Кельне, показал голландский государственный канал «Netherlands-3». Весь фильм изобилует оскорблениями в адрес азербайджанцев.
Болгарское ежедневное издание «Нова Светлина» от 23 апреля 1985 года опубликовало статью, озаглавленную «Трагические воспоминания» и подписанную армянином М. Софьяном. И в ней приведена картина Василия Верещагина (1842-1904) «Апофеоз войны» со следующей подписью «Страшные следы варварской резни армян в Турции в 1915 году». «История продолжается уже в Азербайджане», – заключает автор (автор этой статьи очень грамотно воспользовался заявлением одного из «героев» НФА, который заявил, что готов продемонстрировать КАМаз с армянскими головами).
7 декабря 1988 года катастрофическое землетрясение обрушилось на Армению. Полностью разрушен Спитак, сильно пострадали Ленинакан, Степанаван, Кировакан... Армения оделась в тра­ур. Только по официальным данным погибло 28 854 человека, 12 000 ранены, 400 000 остались без крова. По неофициальным данным погибли 55 000 человек.
Эта трагедия потрясла весь мир, и помощь, в том числе и из Азербайджана, начала поступать в Армению. И тут следует неожиданный и мощный информационный удар по Азербайджану – в советских и зарубежных СМИ появляются статьи, где утверждается, что в Азербайджане праздник по случаю землетрясения в Армении и на площадях Баку танцуют, чего, конечно же, не было и не могло быть.
Конечно же, от этих армянских информационных технологий отдает определенным душком, но были и те, и в этом надо отдать им должное, которые были проведены, как принято говорить, с соблюдением определен­ных правил.
 
Очередной, далеко не последний, армянский информационный пиар с использованием «геноцида» армян – фильм канадского кинорежиссера Атома Эгояна «Арарат», рассказывающий о «геноциде» армян 1915 года, приобретен на 54-м Каннском кинофестивале для показа во Франции, Италии, Испании, Греции, Ирландии, России, Сингапуре и Израиле.
В фильме «Арарат» снялся известный певец и актер армянского проис­хож­дения Шарль Азнавур. Он играет роль кинорежиссера, который возвращается в Армению для того, чтобы снять фильм о «геноциде».
Это был очередной информационный удар по Турции и Азербайджану – в ряде западных газет в комментариях к этому фильму прозрачно намекалось на «геноцид» армян в Сумгайыте.
Правда, на Каннском фестивале создатели фильма пытались протащить его на награду фестиваля, но из этого ничего не вышло – единственным «достоинством» фильма было разжигание ненависти к туркам, что в корне противоречит принципам Каннского фестиваля, заявили устроители 54-ого Каннского кинофестиваля.
20 августа 1993 года зенитным огнем был сбит МиГ-25ПД, в кабине которого сидел бывший летчик-истребитель 82-го ИАП ПВО киевлянин Александр Беличенко. Что он был именно сбит, а не перелетел, сообщала только армянская сторона. На пресс-конференции он рассказал: «За день до того, как меня сбили, я решил прервать контракт с азербайджанцами и улететь в Киев, к семье. Однако меня уговорили сделать еще один боевой вылет, после чего я получу причитающуюся сумму денег и билет на самолет до Киева. Я решился. Сидя в кабине, думал только о том, что скоро окажусь дома. Видимо, из-за этого при