Мои встречи с чемпионами мира: Гарри Каспаров

Ч.А.Султанов

ПРОЛОГ


Вспоминает мастер спорта по шахматам В. Гаджи-Касумов, один из ведущих шахматистов Азербайджана 60-70-ых гг.: «Традиционный блицтурнир по шахматам на кубок Баку однажды собрал очень сильный состав во главе с гроссмейстером Владимиром Багировым. Первоначально все участники соревнования были разбиты на несколько подгрупп, четверка лучших из каждой далее сражалась по олимпийской системе с выбыванием. Юный Гарри Каспаров оказался в моей подгруппе и нанес мне единственное поражение, причем в разгромном стиле, с многочисленными жертвами. Самым обидным для меня было то, что я проиграл белыми в варианте Земиша, который тогда детально прорабатывал с Владимиром Андреевичем Макогоновым, специально для борьбы со староиндийской защитой. В этой схеме я имел очень даже неплохую статистику, но Гарик не позволил мне, как говорится, даже «выйти из дебюта». Уже тогда меня поразило наличие у него блестящего комбинационного зрения, точность и глубина расчета вариантов, фантастические напор и жажда победы. Вокруг его столика всегда собирались многочисленные зрители. Кстати, староиндийская защита потом стала для него одним из основных дебютов за черных. Впоследствии мы несколько лет играли за шахматную команду бакинского «Спартака» в городских и республиканских соревнованиях. Пару раз вместе анализировали только что закончившиеся партии. Признаюсь, мне было стыдно за себя, так как не видел и десятой доли тех вариантов, которые он успел и просчитать, и обосновать. Впечатление он на меня, да и на всех нас, производил колоссальное».

Да, все были поражены его игрой в таком возрасте – всем стало ясно, что на шахматном небосклоне появилась яркая звезда!

А по поводу проигрыша Гаджи-Касумова Каспарову, шахматист и поэт Николай Хатунцев, с которым автор сыграл много турнирных партий с переменным успехом, написал шуточное стихотворение:


Вот, наконец, Гаджи-Касумов Слава,

К тебе пришла заслуженная слава.

Ты знаменитым стал в один момент

Как самый первый Гарика клиент.

 

По-дружески прими мои советы:

Ты вырежи заметку из газеты

И положи туда, где под стеклом

Красуется твой докторский диплом.

 

Ты стал трамплином чемпиону мира!

День знаменательного блицтурнира

Сверкнул, как звёздный час, в твоей судьбе –

Такой успех не повторить тебе!


ГАРРИ КАСПАРОВ


Гарри Кимович Каспаров (13 апреля 1963 г.). Чемпион мира 1985-1993 гг.

 

Благодаря разрушительной деятельности Гарри Каспарова в международном шахматном движении трудно однозначно судить о дальнейших годах его чемпионства. Приводим версию Википедии:

 

По версии ФИДЕ

По версии ПША

Годы чемпионства

Портрет

Чемпион

Страна

Годы чемпионства

Портрет

Чемпион

Страна

12

1993-1999

Karpov, Anatoly (Flickr).jpg

(род. 23 мая 1951)

Анатолий Карпов

Flag of Russia.svg Россия

13

1993-2000

Kasparov-34.jpg

(род. 13 апреля1963)

Гарри Каспаров

Flag of Russia.svg Россия

14

1999-2000

Khalifman,Alexander 2000 Porz.jpg

(род. 18 января1966)

Александр Халифман

Flag of Russia.svg Россия

 

Автор познакомился с матерью Каспарова Кларой и с Гариком, когда ему было 6 лет.

На блицтурнире первенства Баку среди взрослых Гарик громил маститых шахматистов, выражаясь языком Шарапова из кинофильма «Место встречи изменить нельзя», как косточки из компота!

Вот что пишет первый тренер Каспарова Олег Приворотский: «Играть в шахматы будущего чемпиона мира никто не учил. Просто его родители Ким Моисеевич Вайнштейн и Клара Шагеновна Каспарова частенько занимались ими дома. Как-то раз пятилетний сын (Капабланка, Карпов познакомились с шахматами в 4 года, Спасский – в 6 лет, Алехин – в 7 лет. – Авт.), глядя на их очередную партию, в трудной позиции подсказал верный ход. Тогда мама с папой и поняли, что Гарри, ни у кого ничего не спрашивая, освоил древнюю индийскую игру самостоятельно.

 

Ким Вайнштейн – отец Каспарова

 

«В 1970 году отец тяжело заболел. Много месяцев он провел в Москве, в Онкологическом центре на Каширке. Скончался он от лимфосаркомы в возрасте 39 лет. Последний раз мы виделись с ним 1 января 1971 года. Он подарил мне тогда шахматные часы – накануне я выполнил третий разряд… Больше меня к нему не пускали. Таково было желание отца: он хотел остаться в моей памяти здоровым и жизнерадостным, каким я его всегда знал. Не взяли меня и на похороны, опасаясь, что на мальчика это может подействовать тяжело». Думается, что если бы был жив отец, то жизнь Каспарова, как гениального шахматиста, пошла бы по другому руслу.

В 1970 году, когда будущему чемпиону мира исполнилось семь лет, мама Клара Шагеновна привела его во Дворец пионеров, в шахматную секцию Олега Приворотского.

В 9 лет он выполнил норму I-го разряда, в 10 лет – кандидата в мастера спорта. С 1973 года занимался в шахматной школе Михаила Ботвинника.

В 1975 году выиграл «Кубок Баку» среди взрослых. Победитель чемпионатов СССР среди юношей 1976 и 1977 годов. С 1978 года – мастер спорта, с 1979 года – международный мастер. Играл за команду «Спартак».

Я поражался, что Гарику открывались дороги, о которых другие могли лишь мечтать, и только много позже смог узнать об этой мощной родственной поддержке. Достаточно сказать, что его в девятилетнем возрасте направили на международный турнир, проходивший во Франции. Да, Гарик был очень способным, быстро прогрессировал. Многие талантливые дети не смогли пробиться к крупному успеху. Гарику в этом отношении были созданы просто шикарные условия…»

И в этом Приворотский прав – для тогда Вайнштейна, позже Каспарова, были созданы все условия для развития его таланта.

После известного блицтурнира, известный шахматный судья часто писал в местных газетах, что он «открыл» Каспарова. На этом турнире присутствовал весь шахматный бомонд Баку, и все в один голос говорили, что Каспаров – это явление в шахматах. «Открытие» этого шахматного судьи заключалось в том, что он судил этот блицтурнир, т.е. переводил часы и фиксировал падение флажка.

Когда автор восхищенно наблюдал, как этот юнец расправляется со своими взрослыми коллегами, автору и в голову не могло прийти, что через несколько лет, в обозримом будущем, этот милый мальчик будет инициировать освобождение автора от должности председателя шахматной Федерации Азербайджана.

«Есть много чудес на свете, мой друг Горацио!»

В свою очередь, интересно, предполагал ли Карпов, когда он в турнире «Вместе с гроссмейстерами» представлял Челябинск, выиграв у 9-летнего пионера Каспарова в марте 1971 года, что вскоре будет повержен им.

 

Вот это встреча в Челябинске

 

Думается, эта партия и многое другое что-то подсказали Карпову.

По поводу этой партии Каспаров писал: «Ту партию я проиграл, хотя и имел явный перевес. Вот какой диалог произошел у меня с корреспондентом бакинской газеты «Спорт»:

– Чем объяснить поражение от чемпиона мира?

– Может тем, что я остался с ним один на один. Представьте, сидит напротив вас лучший шахматист планеты. Вот и просмотрел его комбинацию.

– И какой урок извлек ты из этой встречи?

– Нужно бороться до последнего, даже если у тебя выигрышная позиция».

B отчете об этом туре «Советский спорт» писал: «Во время сеанса А. Карпова со школьниками из Баку наступил момент, когда у чемпиона мира остался только один соперник – двенадцатилетний кандидат в мастера Гарик Каспаров. Карпов сел напротив юного шахматиста, и, естественно, этот момент фотокорреспонденты не пропустили. Дело в том, что Гарик – один из самых наших талантливых юных шахматистов, и кто знает, не состоится ли когда-нибудь еще один поединок Карпов – Каспаров…»

То, что этот поединок состоялся и в нем победил Каспаров, огромная заслуга Михаила Моисеевича Ботвинника.

 

Трудно было себе представить, что в будущем Каспаров и с Ботвинником порвет все отношения

 

Ботвинник был сложным человеком и не имел в шахматном мире ни близких друзей, ни любимых учеников – Каспаров был исключением. Автор был свидетелем, какие большие усилия прилагал Ботвинник для становления Гарика. Когда через много лет Ботвинник ознакомился с интервью Каспарова на «Эхо Москвы», он был поражен высказываниями Каспарова о патриархе.

Да что автор и шахматная Федерация Азербайджана – он взорвал все мировое шахматное хозяйство в своем стиле и вступил в жестокое противостояние через шахматы с советским режимом, правда, пользуясь поддержкой определенной части верхушки этого режима.

После первых впечатлений от успехов в его возрасте, ему поменяли фамилию с Вайнштейн на Каспаров.

«Вы сказали, что знаете Гарри с детства. Расскажите, как произошло его превращение из Вайнштейна в Каспарова», – спрашивал корреспондент у Г. Рзаева.

«Сменить фамилию ему посоветовал патриарх советских шахмат Михаил Ботвинник, в школе которого Гарик обучался, – ответил Г. Рзаев. – Ботвинник дал понять, что к лицам еврейской национальности и к людям с еврейскими фамилиями спортивное руководство страны относится настороженно, а так как отец Гарика к тому времени умер и подходило время получать паспорт, то лучше взять фамилию матери... С этим предложением мама Гарика пришла ко мне. Я сказал, что смена фамилии – их личное, семейное дело, и ничего советовать не хочу».

«В этом я еще раз убедился в 1976 году, узнав, к своему великому удивлению, что 13-летний Гарик, успевший уже получить широкую известность в стране и ставший к этому времени чемпионом СССР среди школьников до 18 лет (на следующий год он повторит этот успех), вдруг изменил фамилию. Он превратился в Каспарова, взяв себе фамилию матери. Конечно, мысль о подобной замене едва ли могла родиться в голове самого мальчика. Очевидно, что это было решение окружавших его взрослых. Поговаривали, таков был совет Ботвинника, вероятно, считавшего, что Каспаров имеет больше шансов в борьбе за звание чемпиона мира (а конечная цель была именно такой), нежели Вайнштейн. Я думаю, что Михаил Моисеевич, если только он, действительно, дал такой совет, был, при всем моем громадном уважении к нему, не совсем прав. Уверен, что, останься Гарик Вайнштейном, он все равно взошел бы на шахматный трон, как это сделали в свое время сам Ботвинник и Михаил Таль, у которых были столь же «неблагозвучные» фамилии. Помешать талантам такой величины просто невозможно», – говорил В. Асриян.

Валерий Асриян, который, к слову, как никакой другой журналист, оказал Гарику мощную информационную поддержку, безусловно, прав.

В Азербайджане никогда антисемитизма не было – об этом по сей день говорят известные в США и Израиле еврейские политические и общественные деятели. Это может подтвердить еврей по матери, Первый секретарь горкома комсомола Сумгайыта, заведующий отделом горкома Баку, председатель спорткомитета Азербайджана Геннадий Рзаев. Трудно себе представить антисемитизм в СССР в таких видах спорта как бокс и шахматы. Рзаев был прав, когда говорил, что это их семейное дело. Автору также известно кое-что из этой истории, но он, из этических соображений, не хочет рассуждать на эту тему. В связи с этим известна шутка Ботвинника о том, что если бы он в свое время взял фамилию матери, то был бы Рабинович.

По этому поводу остроумно заметил Таль: «Гарри так хорошо играет в шахматы, что мог играть под своей прежней фамилией».

У автора насчет этого поступка Каспаровых свое мнение – все же это попахивает предательством по отношению к памяти отца – фактически его вычеркнули из биографии чемпиона мира.

Автор, например, никогда, ни по какому поводу не слышал от Клары стандартных фраз: «Это у него от отца…» или «Этим он пошел в отца…» А однажды автор был свидетелем шуточной, но малоприятной мизансцены.

Автор и А. Никитин сидели в зале на Бакинском международном турнире. К ним подсела Клара и сразу начала кашлять. «Простудилась…» – пояснила она. «Вы бы кашляли в сторону, все же Ваш муж болел раком», – вдруг неудачно, на взгляд автора, пошутил Никитин. «Не волнуйтесь, Саша, инкубационный период давным-давно прошел», – также шутливо и игриво ответила Клара. «Кто его знает…» – все в том же шутливом тоне продолжал Никитин. Тут грубо вмешался автор: «Нашли тему для разговора!»

Надо сказать, на безутешную вдову Каспарова никогда не была похожа!

И здесь Каспаровы поступили как большевики-ленинцы первого поколения, которые почти поголовно поменяли свои фамилии.

«Я был участником юношеских соревнований в 1952-54 гг. в Ростове, Харькове, Ленинграде и пять лет был тренером сборной команды юношей и девушек Азербайджана, видел их игру, в том числе и в блиц, имел возможность сравнить будущих чемпионов мира – М. Таля, Б. Спасского и А. Карпова с игрой Г. Каспарова. Конечно же, их игра впечатляла, но Гарика – еще более», – сказал автор Каспаровой. И это было правдой! Забегая вперед, скажу, когда она решила взять для Гарика персонального тренера, автор предложил любого тренера из руководимой им школы – она выбрала А. Шакарова и не ошиблась – все последующие годы Шакаров добросовестно вкалывал на Каспарова, и всегда, в отличие от других членов его команды, вел себя корректно.

Когда Шакаров уходил из школы, он вдруг спросил у автора: «Как Вы думаете, соглашаться мне на это предложение – на этой неделе я должен дать окончательный ответ?»

«Конечно, Саша, с твоей склонностью к систематике и работе в кабинетной тиши, тебе этот вариант вполне по душе. С другой стороны, ты у нас в школе свободный художник, а там будет жесткий контроль», – ответил ему автор. «Вот это меня и смущает».

В дальнейшем стало ясно, что это обстоятельство не помешало Шакарову плодотворно работать в команде Каспарова. К слову, он мог бы написать интересную книгу под условным названием «30 лет в строю под командованием…»

 

Турнир пионеров и гроссмейстеров: в сеансе Юрия Авербаха – Гарри Каспаров. Рядом с ним будущий мастер спорта Ростислав Корсунский

 

Тринадцатилетний кандидат в мастера спорта Гарри Каспаров в турнире на «Кубок Баку»

 

1978 г. Прошло немного времени, и уже Гарик дает сеанс одновременной игры в родном Дворце пионеров

 

Гарри Каспаров дает сеанс одновременной игры в городе Гянджа (Кировабад)

 

Впоследствии и тренер РШШ А. Асланова, по просьбе Клары Каспаровой, автор посылал на юношеские соревнования, в которых участвовал Каспаров, и он внес заметный вклад в становление Каспарова. Вот что пишет Каспаров: «Моим следующим испытанием стал чемпионат страны среди юношей, проходивший в январе 1976 года в Тбилиси…

Мне нужна была победа, но, как на грех, играл я отвратительно и отложил партию с Зигурдсом Ланкой в тяжелой позиции.

Все думали, что я проиграю, – все, кроме Александра Асланова, одного из бакинских тренеров (тренером РШШ, где директором был Чапай Алиевич Султанов. Авт.). Вместе с Олегом Приворотским он помогал мне анализировать отложенную позицию. Мы упорно трудились, пока, наконец, при участии ереванского тренера Альберта Арутюняна, не была найдена совершенно фантастическая идея защиты…

Началось доигрывание. Через несколько ходов, случайно бросив взгляд в зал, я увидел отчаянно жестикулирующего Асланова. Он явно был чем-то радостно взволнован. Через десять ходов в нашей партии была зафиксирована ничья.

То, что произошло потом, навсегда врезалось в мою память: Асланов в миг преодолел расстояние от седьмого ряда до сцены и с криком – «Гарик, Гарик, ты – чемпион!» – подхватил меня на руки.

Не в силах поверить в случившееся, я, наверное, целый час еще твердил про себя: «Я чемпион, я чемпион...»

По просьбе Каспаровой Асланов участвовал в подготовке Гарика к юношеским турнирам. Асланов был в дружеских отношениях с Шакаровым, и они часто вместе работали с Гариком.

Вот что пишет Каспаров: «Однажды журнал «Spiegel» устроил мне проверку, показав пять позиций и попросив определить, из каких они взяты партий. Мне потребовалось буквально несколько секунд. До сих пор помню те партии: Карпов – Майлс (Осло, 1984), Ботвинник – Фишер (Варна, 1962), Хюбнер – Тимман (Линарес, 1985) – тут я спутал Тиммана с Любоевичем, Алехин – Капабланка (Буэнос-Айрес, 1927) и Соколов – Агзамов (Рига, 1985).

Затем меня спросили, что я думаю о феноменальной памяти, которую демонстрировал знаменитый американский чемпион Гарри Пильсбери. Один из его эффектных номеров заключался в следующем. На каждом из 50 пронумерованных листков бумаги писалось по пять слов, затем листки бросались в цилиндр. Оттуда их доставали по одному, называли номер, и Пильсбери на память произносил написанные слова. Я сказал, что не стал бы так делать, потому что считаю это вредным занятием. Много лет назад тренер Александр Асланов показывал нечто подобное мне и другим школьникам. Мы пронумеровали 30 существительных, после чего Асланов посмотрел запись. Сначала он угадывал слова по номерам, затем наоборот. Он мог запомнить 150 слов подряд из словаря и прочесть их наизусть».

Если подойти с шахматных позиций, забегая вперед, скажем что и РШШ, и его тренеры сделали для юного Каспарова гораздо больше, чем Дворец пионеров и Олег Приворотский. Приворотский учил своих воспитанников на уровне первого разряда и к подготовке к всесоюзным соревнованиям никакого отношения не имел.

В подготовке ко многим командным соревнованиям с юным Каспаровым работали лучшие тренеры РШШ. Подготовка к ним осуществлялась на базе РШШ. Во Дворце пионеров вели занятия по кружковой системе, где совсем другие задачи.

 

Первенство СССР среди юношей, Рига 1974 г. Тренеры и участники соревнования. Слева направо: А. Моргулев, К. Каспарова, И. Мальчиков, Г. Каспаров, А. Шакаров

 

Команда шахматистов – чемпионов СССР среди школьников. 1978 год. Слева направо: Асланов Саша, Александр Шакаров, Балаян Юра, Гасумов Эльшан, Альшванг Таня, Горбунов Олег, Каспаров Гарик, Мелкумян, Глаз Лена, Авшалумов Саша, Моргулев Александр, Гершгорн Лева

 

В Харькове в 1954 г. на командном первенстве СССР по шахматам среди юношей, за попадание в первую шестерку, развернулась острая борьба между азербайджанской сборной и латышской.

Уже вскоре харьковская юношеская сборная шахматистов Азербайджана по истечении времени вошла в сборную команду Азербайджана по шахматам, как и латышская.

 

Foto_22

Из личного архива Ч. Султанова

Сборная команда Азербайджана – победительница командного первенства СССР (вторая группа). Первый ряд (слева направо): Р. Амирханов, Т. Горбулева, И. Майзель – представитель команды, Т. Затуловская, Н. Каракашева. Второй ряд (слева направо):

Ч. Султанов – старший тренер команды, О. Павленко, В. Багиров, С. Халилбейли, Л. Багдатьев, Д. Абакаров, Э. Сардаров

 

На финише азербайджанская сборная опередила латышскую на пол-очка. Надо было видеть, как Таль переживал за свою команду, орлиным взором окидывал одну доску за другой, словом, был душой команды. А какая команда была у латышей! Об этом пишет в своей книге М. Таль «В огонь атаки»: «Молодежь вообще хорошо сыграла в турнире, и поэтому, когда мы осенью, уже после юношеского первенства страны, отправились на взрослое, команда Латвии выглядела неожиданно молодой: шестнадцатилетние Айвар Гипслис и Михаил Таль, семнадцатилетний Янис Клованс. Разве что Александр Кобленц мог считаться опытным бойцом. Именно к Кобленцу и обратился остроумный литовский мастер Исаак Вистанецкис: «Что вы делаете? 1 сентября – детям в школу пора, а вы их в шахматы заставляете играть!» В предыдущих командных чемпионатах страны сборная Латвии выступала довольно бледно, и теперь мало кто видел в нас будущих финалистов. Но мы сражались с аппетитом и не только попали в финал, что для всех явилось неожиданностью, но и заняли в нем 4-е место, опередив команду Украины, а на мужских досках – хотя и ослабленный, но все-таки грозный коллектив Москвы Прекрасно выступил на III доске Клявинь, получивший по результатам турнира звание мастера. Я тоже выполнил норму, но присваивать звание сразу двум представителям одной команды Всесоюзная квалификационная комиссия не решилась, и мне (я набрал на II доске меньше очков, чем Клявинь) предоставили право на квалификационный матч с практически бессменным в те годы чемпионом Белоруссии мастером Владимиром Сайгиным».

Прошло более четверти века, прежде чем такого же успеха, как мы в те далекие годы, добилась юношеская сборная Азербайджана во главе с Эльмаром Магеррамовым, Ростиславом Корсунским, Еленой Глаз и, конечно, Гариком Каспаровым. Тренеры нашей команды рассказывали автору, что этому успеху во многом способствовал Каспаров – как в те далекие годы Таль, Каспаров был душой команды.

Но об этом Каспаровы умалчивают, так как это не вписывается в их детерминированную модель.

Когда автор летел на олимпиаду в Ницце, то, естественно, зашел в ЦШК в Москве. Там он встретился с Александром Никитиным, который в то время работал тренером юношей СССР. После расспросов про Гарика Вайнштейна, он сказал автору: «Ему нечего делать во Дворце пионеров, там кружковая система и нет спортивных шахмат. Я договорюсь с его матерью, а ты возьми его в свою школу». Автор ему сказал, что у них это как-то не принято, но что он ему будет оказывать любую помощь, используя своих опытных тренеров. И это слово автор сдержал.

Об этом, кстати, автор с Никитиным вспомнили на олимпиаде в Салоники.

И еще. «Из Швеции я вернулся с золотой медалью и теперь с волнением ожидал весны, когда в моем родном Баку было намечено провести международный турнир. Мне нужен был второй гроссмейстерский балл, и свой шанс я не намерен был упускать.

Турнир превзошел все мои ожидания. Игралось легко, раскованно – наверно, и впрямь дома стены помогают. Как болели за меня бакинцы! В общем, удалось не только перевыполнить норму гроссмейстерского балла, но и занять 1-е место (11,5 из 15), опередив на пол-очка Белявского...», – пишет Каспаров.

 

image153

Г. Каспаров и Л. Листенгартен наблюдают за партиями

бакинского международного турнира, который Каспаров «с волнением ожидал»

 

Для успешного проведения этого турнира в 1980 году, автор вместе с коллегами из Федерации шахмат и РШШ провел большую работу. Не секрет, что в то время провести международный турнир по выделенной смете было нереально, и автору помогли спонсоры – его друзья. На закрытии турнира Г. Рзаев особо отметил автора одного, как организатора турнира. Долго жал автору руку в знак благодарности Александр Никитин. Не случайно на банкете Найджел Шорт прекрасно сыграл на электрогитаре и заявил, что при любой возможности, он будет прилетать в Баку для участия в турнирах. И это были не просто слова благодарности организаторам турнира – в дальнейшем он неоднократно участвовал в международных турнирах в Баку.

На Бакинском международном турнире автор познакомился с тренером сборной СССР по шахматам Олегом Стецко.

Автор был знаком почти со всеми деятелями из ЦШК и, должен сказать, что Стецко отличался от них, он был какой-то другой. С военной выправкой и научным подходом к шахматам, он был весь в работе. «Себя показать и на других посмотреть» к нему никак не относилось. Надо сказать, он оказал нам большую помощь в организации турнира – Федерация шахмат Азербайджана впервые в республике проводила Международный шахматный турнир с гроссмейстерской нормой и множество вопросов приходилось решать на ходу. В данной ситуации помощь Стецко была весьма кстати.

Ни одного слова благодарности автор не услышал от Каспаровых.

«Гарри тоже менялся год от года. Когда-то друзья одним из главных его качеств называли доброту. Со временем он стал высокомерным, начал верить в собственную непогрешимость. Когда в 1987 году на первом заседании Союза шахматистов СССР, созданного по инициативе Каспарова в противовес официальной Федерации, собрались академик Абалкин, Василий Смыслов, Артур Юсупов и другие, Каспаров поздоровался с Абалкиным, Смысловым, а мимо Юсупова и некоторых других прошел, не замечая. После заседания один знакомый спросил Гарри, почему он так поступил. «У них низкий рейтинг», – просто ответил Каспаров, – пишет Маргарита Озерова». Видимо, у автора тоже уже в то время был низкий рейтинг по оценкам Каспаровых.

Этот процесс начинался в Баку – многие шахматисты говорили автору, что Каспаров уже не отвечает на их приветствия.

 

14

Из личного архива Ч. Султанова

Открытие очередного Международного шахматного турнира в Баку, на котором Каспаров набрал второй гроссмейстерский бал. Главная тяжесть организации этого турнира легла на плечи автора. Слева от автора Олег Стецко, тренер сборной СССР по шахматам

 

И еще. «Вскоре меня пригласили выступить на съезде комсомола Азербайджана. На съезд неожиданно приехали Севастьянов и Ивонин. Не знаю, кто их пригласил, и приглашали ли вообще…»

Каспаров пишет неправду – он прекрасно знал, что Севастьянов прилетал в Баку по приглашению Федерации шахмат Азербайджана. Когда автор с Севастьяновым договаривался по телефону о конкретной дате прилета, он просил автора узнать, когда из Баку вылет самолета на Вильнюс. «Я там обязательно должен побывать на одном заводике», – сказал он.

Когда в присутствии автора Д. Муслим-заде позвонил Геннадию Рзаеву и спросил, будет ли он вместе с Каспаровым встречать в аэропорту Севастьянова, Рзаев ему ответил: «Нет, мы (он так и сказал – мы) его не приглашали!» А, между прочим, именно в этот приезд этих руководителей шахмат СССР решился вопрос об участии Каспарова в супертурнире в Бугойно. И вопрос этот решил Г. Алиев – об этом автору сказал Севастьянов за ужином, а автор, в свою очередь, позвонил и сказал об этом Каспаровой. Ее реакция была ожидаемой: «А что оставалось им делать – в Бугойно заявили, что, кроме Каспарова, они никого не примут».

Этот список, характеризующий отношение Каспарова к шахматной Федерации Азербайджана, можно значительно расширить!

Уже вскоре большой успех во взрослых шахматах пришел к Каспарову в Минске. На мемориале А. Сокольского он не только перевыполнил на 3½ (!) очка норму мастера, но и уверенно занял первое место, опередив гроссмейстера А. Лутикова и большую группу опытных мастеров.

В книге «От шахматиста – к машине» Ботвинник вспоминал: «С трудом удалось Каспарова включить в число участников – он еще не имел звания мастера, и были, естественно, возражения – зачем кандидата пускать в турнир мастеров? Результаты показали, что надо было это сделать: Гарик завоевал первое место, перевыполнив мастерскую норму на 3,5 очка! Это был самый большой успех, которого когда-либо добивался столь юный шахматист в Советском Союзе!»

После очередной победы Каспарова над одним из белорусских участников кто-то из зрителей огорченно сказал: «Что-то разучились у нас в Белоруссии играть. Мастера проигрывают мальчику». Стоявший неподалеку, обычно немногословный, латвийский мастер Я. Клован не удержался от реплики: «Вы зря расстраиваетесь. Об этом мальчике вы очень скоро услышите». И оказался прав!

Нормальные отношения автора с Кларой Каспаровой продолжалась недолго – вскоре она принялась за спортивные и другие организации республики, причем ее активность нарастала в зависимости от успехов Гарика.

Гарик Вайнштейн со своей матерью Каспаровой очень быстро вышел на тропу войны и с Карповым. Был ли другой путь? Не знаю! Когда китайского премьер-министра Чжоу-Энлая попросили дать оценку французской революции, он ответил, что еще не пришло время для полной оценки этой революции.

Когда раскладываешь факты, с которыми автор был знаком в те годы, за и против, то получается типичная картина «нечеткого множества», которое, как известно, не имеет детерминированного решения. Ясно одно, что Карпов со своей могучей командой не оставил бы Каспарова в покое, и они, Карпов и Каспаров, никогда, как предполагал А. Рошаль, не были бы каркасом (КАРпов, КАСпаров) советских шахмат, а Каспаров был далеко небеззащитен, как он себя представляет в этой борьбе.

Клара Каспарова легко взяла спорткомитет республики, основные СМИ республики, спортивный и шахматный отделы телевидения (почти как революционерка – и это было не удивительно – по своим волевым и интеллектуальным качествам она в разы превосходила товарищей из этих организаций) и остановилась перед Федерацией шахмат – до поры до времени.

В присутствии многих она кричала на работника спорткомитета: «Слушай, нет цветов. Немедленно найди и купи!», писала сценарии для шахматных передач, с участием Гарри, на телевидении и т. д.

Как-то на Новом базаре автор встретил взволнованного работника спортивного отдела телевидения, которого знал с детства: «Каспарова поручила мне достать свежую рыбу, а я никак не могу найти ее!» – сокрушался он. «А ты кто, работник Каспаровой?» – спросил автор. Ничего не ответив, он побежал дальше в поисках рыбы.

Вскоре система Каспаровых заработала на полную мощность – начались интенсивные поиски «людей Карпова» – в ход пошел любимый прием коммунистов «образ врага». Коварство Г. Рзаева и команды Каспарова заключалось в том, что оспорить успешную работу Федерации шахмат было невозможно, и они всячески представляли автора, как «руку Москвы», проще говоря, человеком Карпова.

Человеком Карпова окончательно был «назначен» автор, хотя к тому времени он даже не был знаком с Карповым.

А кто действительно был человеком Карпова, показал приезд его самого в Баку, спустя годы. Как раз про автора Карпов ни разу не вспомнил, а вот те, кто крутились около него – были видны наглядно. Впрочем, даже если кто-то и был «человеком Карпова» в те годы, то ничего предосудительного в этом не было. Вся подготовка Каспарова к турнирам проходила в глубокой тайне и никто, кроме его команды, ни о чем не был информирован. Так что Карпову передавать было нечего, разве только то, где Каспаров проводил сеансы одновременной игры. Что касается автора, то с Карповым он впервые познакомился в Салоники.

Сегодня Каспаров, конечно же, знает, хорошо знает, кто в те годы в Баку был в близких отношениях с Карповым, собственно и тот, сегодня, в отличие от тех лет, не скрывает этого, но это сегодня никого уже не волнует – поезд, с шахматной Матой Хари, ушел! У автора есть подозрение, что Каспаров и тогда знал, кто находится в близких отношениях с Карповым – не случайно, он в своих поздних книгах нигде не упоминает имя своего «первооткрывателя», хотя тот считался чуть ли ни другом семьи и многократно бывал в доме Каспаровых.

Тут уместно вспомнить выражение «только сейчас я понял, почему в детстве, играя в прятки, взрослые ребята и девочки прибегали последними».

Конечно же, шекспировское «о, женщины, тщеславие вам имя» к Каспаровой, в те годы (не знаю, как сейчас), никакого отношения не имело – был холодный и далекий расчет!

Невооруженным глазом было видно, что она поставила перед сыном высокие цели, а всякие попутные материальные или какие-то другие цели ее не волновали. Всю ее деятельность можно было разделить на глобальную и локальную составляющие, и, надо сказать, она не путала одно с другим – на первом месте была глобальная составляющая.

Модель Каспаровых была проста – в Азербайджане изначально не могут появиться шахматисты мирового класса, а Каспаров – это чудо, на которое должно было быть обращено все внимание и все должно было быть подчинено развитию его таланта. А кто думает и о другом – наш враг!

Впоследствии, о чем ранее не говорилось вслух в то время, Каспаров рассказывал: «Можно ли ожидать появления второго Каспарова в Азербайджане?» спрашивает корреспондент у Каспарова. «Подождем примерно тысячу лет», отвечает Каспаров.

Уже в те годы Каспаровы начали оттачивать оружие, которое было у них главным все последующие годы.

Американский психолог А. Маслоу писал: «Если единственным инструментом является молоток, существует искушение трактовать все, как гвоздь».

Именно так поступал Каспаров – обладая огромным шахматным талантом и добиваясь серьезных шахматных успехов, он все это использовал, как молоток, чтобы «матовать» всех, кто не во всем был согласен с ним, принимая их за гвоздь и при этом опираясь на высокие республиканские инстанции.

Как только кто-то или что-то не по нему, то он немедленно «сажает его или «что-то» за доску и, независимо каким цветом он «играет», обязательно стремится его победить, причем в «плен» не берет!

Такой подход стал главным оружием в его жизни. Со временем он его только оттачивал!

Автор уверен, как показали дальнейшие события, Каспаров, а точнее Каспарова, все равно нашли бы другую причину для борьбы с Федерацией шахмат Азербайджана – для них это было пробой сил!

 

Гарри Каспаров с матерью, Кларой Шагеновной. Только не понятно, почему за шахматной доской?

 

Клара Шагеновна Каспарова работала ученым секретарем в одном научно-исследовательском институте, где работала и супруга автора, и как рассказывала она, ко всем заседаниям Ученого совета готовила грамотное оформление и предметные материалы. Ее замечания во время Ученого совета всегда были своевременные и по существу обсуждаемой проблемы.

В 1981-м Клара Шагеновна ушла с работы (по профессии она инженер, специалист по автоматике и телемеханике, была ученым секретарем в электротехническом НИИ), чтобы посвятить себя карьере сына. За это она получала зарплату от спорткомитета наравне с профессиональными тренерами.

Со своей стороны отметим, что уже через некоторое время, как она появилась в шахматах, она четко понимала шахматную конъюнктуру в республике и Союзе.

Надо сказать, что и на приеме у Гейдара Алиева Каспарова проявила куда большую осведомленность о шахматных делах в СССР, чем председатель спорткомитета Геннадий Рзаев.

Все те, кто прилетал в Баку из Москвы по возникшим проблемам у Гарри Каспарова, высоко отзывались о ней.

По какой-то проблеме тренер юношеской сборной СССР по шахматам, Анатолий Быховский, находясь в Баку, сказал автору: «Вечером Клара позвала меня в гости, и я буду убеждать ее, что Гарик должен ехать на соревнование (не помню, какое)». «Кончится тем, что она тебя убедит, что он не должен ехать на это соревнование», – ответил ему автор, а он как-то снисходительно улыбнулся.

На другой день, он, как-то растеряно, сказал автору: «Слушай, ты оказался прав!» На этот раз снисходительно улыбнулся автор.

Другого результата ожидать не следовало – мягкотелый Быховский был для Каспаровой легкой добычей.

Естественно, автор спросил у Быховского о будущем Гарика. «Талант у него огромен, я такого ранее не видел. Главное, чтобы выдержало здоровье, особенно нервная система – я видел талантливейшего юношу харьковчанина Штейнберга, который в раннем возрасте поглощал огромное количество информации и неожиданно умер от отека мозгов», – ответил он.

 

image060

Из личного архива Ч. Султанова

Тренер сборной молодежной команды СССР по шахматам А. Быховский выступает в Шеки

 

Особенно он отличался своей щепетильностью. Как-то, возвращаясь из Шеки, автор и Быховский заехали в Геокчай к родственнику автора. Когда они оттуда уезжали, родственник положил в багажник машины ящик знаменитых геокчайских гранатов для гостя. Всю дорогу до Баку Толик терзался мыслью – правильно ли он сделал, приняв подарок от человека, которого увидел в первый раз. Все доводы автора, что он его близкий родственник и что Быховский их гость, его как-то не убеждали.

И вдруг, после развала СССР и карабахских событий, автор с удивлением и огорчением узнал, что Быховский поехал в … «НКР» судить (!?) «международный» шахматный турнир. Поразительным было то, что такой рассудительный и осторожный человек, всегда сторонившийся политики, пошел на такой шаг.

Остается предположить одно – «нужда не тетушка» и «доллар, он и в ЦШК доллар!» Этим своим поступком Быховский перечеркнул все свои добрые дела, сделанные для Азербайджана.

В другой раз, какую-то проблему обсуждал с ней прилетевший в Баку В. Батуринский. После беседы он был лаконичен: «Коварная женщина, но умная!»

Очень скоро Клара стала для Гарика всем и прошла с ним все радостные и тяжелые времена. Ее авторитет у Гарика был непоколебим.

На скандальной пресс-конференции президента ФИДЕ Кампоманеса в 1985 году (он прервал матч на звание чемпиона мира как раз в тот решающий момент, когда Каспаров стал наконец выигрывать) раздался возглас: «Пусть Каспаров скажет!» Кто-то тут же добавил: «Если мама позволит». И присутствующие понимающе усмехнулись.

«Идеальнее кандидатуры для выполнения подобной роли, чем крайне честолюбивая мать Гарри, трудно было придумать, – рассказывает в своей книге «С Каспаровым» ход за ходом, год за годом» тренер Александр Никитин. – Делалось это постепенно и достаточно тонко. Вхождение Клары Каспаровой в роль проходило под одобрение всех заинтересованных лиц. Я был рад тому, что она охотно взяла на себя решение всех технических проблем, связанных с нашими сборами и поездками, переговоры с местными руководителями – чисто шахматных проблем мне было предостаточно. Я не учел, что ее влияние на сына не ограничено ничем». Вскоре после этого резко изменилось поведение Клары Шагеновны. Никитин пишет: «Свойственные ей прежде мягкость и человечность быстро уступили место многозначительности в суждениях и решительному, почти начальственному обращению с тренерами».

«Нет связки», – говорил Штирлиц. В рассуждениях Никитина нет связки, по причине того, что он допускает системную ошибку – на первом этапе Клара вникала в проблемы и одновременно изучала «кто есть who», а затем следовал стремительный бросок.

«Вскоре, – пишет Маргарита Озерова, Клара Шагеновна стала главным доверенным лицом Гарри, сопровождавшим его всюду (она даже поехала с сыном в Барселону получать шахматный «Оскар», что для 1982 года было неслыханно). Тренеры из помощников и советчиков окончательно превратились в наемный персонал. Клара Шагеновна начала вникать в шахматные вопросы. Иосиф Дорфман очень рассердился, когда она предложила ему рассмотреть «староиндийскую защиту» вместо «защиты Грюнфельда».

И это она начала отрабатывать в Баку – перед каждой передачей Каспарова по АзТВ, весь спортивный отдел АзТВ собирался у нее дома и отрабатывал разработанный ею сценарий – как задавать вопросы Гарику и как ему отвечать на эти вопросы.

«В результате сейчас рядом с Каспаровым остался только один человек из большой команды, которая прошла с ним путь до шахматной вершины, – Александр Шакаров. Говорят, Клара Шагеновна старается поддерживать отношения с теми, кто ей удобен, а не с теми, кто нужен по делу. Долгое время, несмотря на предостережения друзей, она общалась с человеком, который каждое ее слово встречал возгласами: «Клара Шагеновна, как это вы здорово сказали! Извините, я не успел записать», – пишет Маргарита Озерова.

Известная артистка кино и театра Фаина Раневская, придя в театр, увидела, как двое ее коллег, уединившись, о чем-то шепчутся. «Против кого дружите, коллеги?» – обратилась она к ним. Автор не может рассуждать в целом о Каспаровой, но в Баку она всегда с кем-то дружила против кого-то. Можно привести несколько примеров такой «дружбы».

Когда был решен вопрос о выпуске газеты «Шахматы», автор стал подумывать о редакторе. Неожиданно ему пришла мысль пригласить на эту должность Азера Зейналлы, которого автор не видел более 20 лет. В то время доктор физико-математических наук, Зейналлы работал заведующим кафедрой в АГУ. Он, по совместительству, безусловно, мог бы осилить эту работу. Когда автор ему позвонил и сказал о своем предложении, он радостно ответил: «Ты не представляешь, как мне хочется, каким-то образом, вернуться к шахматам!» Сказано – сделано. По представлению шахматной Федерации Азербайджана, его назначали редактором газеты «Шахматы».

Более полугода работа шла в намеченном русле – в газете было напечатано значительное количество методических статьей ведущих тренеров Союза и широко освещалась шахматная жизнь республики.

Но, вскоре, стиль газеты постепенно начал меняться – он начал превращаться в «шахматный листок» Каспарова и его команды.

Отдельные номера газеты полностью были укомплектованы партиями Каспарова с его примечаниями, а про жизнь шахматных школ республики давалось по примеру газеты «Правда» – «Вести с полей страны».

Автору неоднократно говорили, что Зейналлы стал закадычным другом команды Каспарова, и у него завязалась дружба с Кларой Каспаровой, но автор на подобные вещи никогда не реагировал – каждый волен дружить с кем хочет, лишь бы порученное дело не страдало.

Вскоре стало известно, что усилия Зейналлы в этом направлении не остались незаметными – по настоянию Каспарова Зейналлы был назначен руководителем делегации на матч Корчной – Каспаров в Лондоне. Матч, как известно, закончился блестящей победой Каспарова, в чем есть определенная заслуга Корчного, проявившего честность и порядочность.

 

Перед пуском часов. Арбитр матча – Светозар Глигорич

 

Зейналлы ушел из команды Каспарова неожиданно, как и появился. Вот как пишет об этом журналист В. Асриян: «Зейналлы в молодости был неплохим шахматистом (между прочим, он выиграл партию у Корчного на юношеском первенстве страны 1946 года), кандидатом в мастера и даже стал в 1953 году чемпионом Азербайджана. Но потом он ушел в науку и вернулся к шахматам лишь в начале 80-х в качестве редактора созданного при республиканской газете «Спорт» шахматного приложения. За два года до описываемых событий он попросил меня познакомить его с Каспаровыми, что я и сделал. Они подружились и, выбирая перед поездкой в Лондон кандидатуру на пост руководителя делегации, остановились на Зейналлы. В Лондоне в трудные для Гарика моменты матча у них произошла размолвка, и после возвращения домой Зейналлы навсегда исчез из каспаровской команды. Душой и главным организатором ее, кто бы ни являлся формально руководителем, была Аида. (Почему-то некоторые знакомые Каспаровой называли ее Аидой. – Авт.)».

 

Анализ 10-й партии. Спиной сидят Евгений Владимиров и Геннадий Тимощенко. Слева стоит руководитель делегации Каспарова профессор Азер Зейналлы

 

Партия Зейналлы – Корчной. Ленинград 1949 г.

 

Удивительный случай связи времен: Зейналлы, в будущем руководитель шахматной делегации Каспарова на матче Каспаров – Корчной в Лондоне, играет с В. Корчным. Наблюдает за игрой (стоит справа) будущий начальник управления шахмат Спорткомитета СССР Николай Крогиус, далекий от симпатий к Каспарову.

 

4 января 1984 года. Бакинский аэропорт. Возращение Гарри Каспарова после победы над Виктором Корчным. Каспарова встречает неунывающий «пастушок Джиртдан» (школьник Натик Гаджимаров) – самый популярный сказочный герой азербайджанских детей. Когда Гарик принял участие в блицтурнире со взрослыми кандидатами в мастера, ему было еще меньше лет, чем этому мальчугану… Фото А. Таваккулова (Азеринформ)

 

Все это не сказалось на добром отношении автора к своему первому шахматному учителю Азеру Зейналлы.


Руководитель шахматного кружка Дворца пионеров Азер Зейналлы со своими учениками в Тбилиси на шахматном турнире. Сзади Зейналлы стоит Чапай Султанов


Уезжая в Израиль, он зашел в шахматную школу и долго обсуждал с автором разработанные в школе методы обучения, которые он хотел применить в Израиле. О его работе в команде Каспарова автор не спрашивал, и он сам ничего не говорил, сказав только следующее: «Когда в Лондоне матч начал складываться не в пользу Корчного, Клара Каспарова панически предложила сдать матч, против чего я категорически возражал».

Известный тележурналист, с которым автор в детстве гонял в футбол и всегда поддерживал дружеские отношения, вдруг перестал звонить автору и начал избегать встреч с ним. Автору объяснили, что он стал частым и желанным гостем в доме Каспарова.

Вместе со сборной командой шахматистов СССР автор чартерным рейсом летел в Салоники. Случилось так, что в аэропорту «Шереметьево» автор лицом к лицу столкнулся с Кларой, которая провожала Гарика. Это была наша первая встреча после известных событий, где она играла не последнюю роль. Автор увидел злорадное и торжествующее лицо – такого он ранее никогда у нее не видел.

 

Гарри Каспаров среди своих близких родственников

 

Уже в самолете автор невольно вспомнил лицо Клары в разговорах с автором в разное время, и, почему-то, автору запомнилось последнее. И он понял почему – оно было, в отличие от прежних лиц, искренним! Больше автор ее не видел!

Автору трудно судить, как оценить ее роль в судьбе ее сына – «не будет больше единой правды для всех, правда будет у каждого своя». Сам Каспаров говорит, что без маминой помощи он не стал бы чемпионом мира в столь молодом возрасте. «Главное, что я с ней могу быть откровенен как ни с кем другим. В критические минуты ты слышишь голос, которому привык верить уже долгие годы. Каждому из нас необходим кто-то, кому можешь довериться, высказать все без утайки, называя вещи своими именами. И тогда, чаще всего, ты сам понимаешь, как поступить. Мама, шутя, говорит, что она поглощает мой стресс». Ему виднее!

В Баку же, она планомерно разрушала шахматное движение в Азербайджане, следуя принципу – кто не с нами, те против нас – это однозначно!

Вопрос правомерно поставить и в другой плоскости – как долго, начиная с 11 лет, Каспаров выдержит выбранную, не без помощи матери, в жизни модель – «И снова в бой, покой нам только снится». Пока выдерживает!

В связи с Каспаровыми, автор не может не вспомнить добрым словом глубоко порядочного и всесторонне эрудированного композитора Леонида Вайнштейна – дядю Каспарова, который делал все возможное, чтобы не доводить ситуацию «Федерация – Каспаров» до конфликта. Он-то хорошо понимал, что происходит что-то ненужное. Много лет спустя, незадолго до его смерти, Л. Вайнштейн при случайной встрече поведал автору многое о том времени, и многое для него прояснил. Теперь он ушел в мир иной, и автор не имеет морального права пересказывать подробности той встречи, по-человечески очень теплой!

 

Леонид Вайнштейн всегда был сторонником компромиссов

и мягких моделей противостояния, но был отстранен от стратегии Каспарова

 

Леонид Вайнштейн был настоящий, не побоюсь этого громкого слова, патриот Азербайджана. Он горячо переживал несправедливости по отношению к Азербайджану, в том числе и по КВН, одним из основателей которого в Азербайджане был он сам. Он рассказывал автору, какие жесткие бои он вел с Масляковым, который всегда негативно относился к Баку. Собственно, эти переживания были одной из причин его преждевременной смерти от инфаркта.

«Геннадий Самедович, Вы собираетесь написать книгу о том памятном матче. Что заставляет Вас взяться за перо?» – спрашивает корреспондент Владимир Ханелис Г. Рзаева.

«Книгу я хочу написать о времени и факторах, влиявших на матч. Рассказать о тех процессах, свидетелем и участником которых я был, о том, что тщательно скрывалось от всех. В том числе и от самого Каспарова. Воздержаться на время от написания книги меня очень просил ныне покойный дядя Каспарова, композитор Леонид Вайнштейн, хотя его отношения с племянником в последние годы жизни складывались не лучшим образом. Несколько лет назад Леонид умер, и я, не нарушив данного ему при жизни слова, решил все-таки написать книгу».

«… складывались не лучшим образом…» – слишком мягко сказано. И, конечно, в этом была большая «заслуга» Клары.

«И последний, о ком мне хотелось бы рассказать, – говорил Никитин, – 11-летний Гарик Вайнштейн. Не по годам развитый, отчаянный книголюб, он, вместе с тем, сохранил всю непосредственность своего возраста. Гарик проходит через тот золотой период, когда никаких для него проблем еще нет, но зато уже масса проблем возникает у людей, которые его опекают. За шахматным развитием Гарика внимательно следит экс-чемпион мира М. Ботвинник, он же определяет ему дозы шахматных занятий и игровую нагрузку. Мне хочется хвалить мальчика – он пока просто играет в шахматы, именно … играет».

Глубоко ошибался будущий тренер Г. Каспарова Александр Никитин, приводя такую характеристику Каспарова. В 11 лет он был оформившимся юношей, который хорошо понимал и политическую, и шахматную конъюнктуру!

В этом Никитин вскоре убедился.

Отметим, что именно в 11 лет на Гарика обратили внимание на Западе серьезные шахматные обозреватели – появился первый отзыв в лондонской газете «Гардиан» («Guardian»), где шахматный обозреватель Л. Барден писал: «Что бы ни случилось с мировым титулом в 1975 году, большинство специалистов предсказывает, что Карпов станет преемником Фишера или в этом году, или в 1978, или в 1981. Но кто будет чемпионом после Карпова? По-моему, есть явный фаворит мирового первенства 1990 года. Это одиннадцатилетний Гарри Вайнштейн из Баку, самый молодой участник юношеского чемпионата СССР, самый молодой кандидат в мастера со времени Карпова».

Что касается тренера Каспарова А. Никитина, то для меня загадкой осталось то, чего больше было у тренера Каспарова А. Никитина – ненависти к А. Карпову или любви к Г. Каспарову, но в шахматном плане, равнодействующая этих чувств, была однозначно направлена на повышение мастерства Каспарова.

Обсуждение любой проблемы для него начиналось и кончалось происками Карпова и призывом сенатора Катона: «А Карфаген должен быть разрушен!» (когда заходила речь о каком-либо шахматном мероприятии, Никитин, как-то странно улыбаясь, говорил: «А как на это посмотрит Анатолий Евгеньевич»).


«Я кричал: «Вы что ж там, обалдели? –

Уронили шахматный престиж!»

Мне сказали в нашем спортотделе:

«Ага, прекрасно – ты и защитишь!

Но учти, что Фишер очень ярок, –

Даже спит с доскою – сила в ём,

Он играет чисто, без помарок…»

Ничего, я тоже не подарок, –

У меня в запасе – ход конём», – пел В. Высоцкий


Именно Никитину принадлежала модель, все то, что исходило из Управления шахмат – «ход конем» А. Карпова.

Каспаров отказывался ехать на юношеский чемпионат мира, так как он по срокам совпадал с выпускными экзаменами. А без сдачи выпускных экзаменов получить медаль было невозможно – таков был закон. Батуринский твердо обещал, что организует письмо от министра просвещения СССР, чтобы Каспарову дали золотую медаль по итогам года, без сдачи выпускных экзаменов. Говорили, что это невозможно, и обещание Батуринского – пустое слово. Но он выполнил свое обещание – я сам видел это письмо, хотя Каспаровы впоследствии это отрицали.

В разговорах с Батуринским в Баку доброжелательного отношения к Каспарову я не заметил, но не было такого отношения и к Карпову – всегда чего-то Батуринский не договаривал. У меня было такое субъективное впечатление, что по нему – «хрен редьки не слаще».

«Между прочим, – говорил Батуринский, – и нынешнего тренера Каспарова Александра Никитина, который сейчас поливает меня грязью, я привел в профессиональные шахматы. Гостренер сборных юношеских команд разного возраста Анатолий Быховский явно не справлялся с объемом работ, и к тому же он очень любил поездки, особенно зарубежные – нужен был второй человек. Сам же Быховский предложил мне кандидатуру Никитина. Я позвонил ему и предложил должность гостренера, и он, как мне показалось, с радостью согласился. Через некоторое время, когда Быховский был за рубежом, я послал Никитина в Вильнюс на юношеские соревнования. Приехав из Вильнюса, Никитин мельком рассказал о соревнованиях, а затем начал говорить о вундеркинде Гарри Вайнштейне, о котором я уже слышал от Юры Авербаха. Никитин сказал мне, что взял шефство над этим мальчиком и просил меня за счет ЦШК посылать в Баку Вайнштейну бандеролью шахматную литературу и периодику, на что, конечно, я согласился».

А вот что пишет по этому поводу сам А. Никитин: «В то время эта профессия была не престижной, а скорее странной. Я же был вполне сознательным комсомольцем. Поэтому, окончив школу с золотой медалью, решил поступить в МЭИ. Хотя я действительно считался одним из самых перспективных в поколении Полугаевского, Таля, Спасского… 15 лет проработал в закрытом институте, связанном с космосом. Но шахматы из головы не выбросишь, поэтому в свободное время часто анализировал партии, учился писать статьи. Так и нашел себя в качестве шахматного аналитика.

В 1973-м мне позвонил директор Центрального шахматного клуба Виктор Давыдович Батуринский и предложил работу тренера сборных команд СССР. Это было очень неожиданно, но, откровенно говоря, в душе сразу созрел положительный ответ».

 

Карпов против Каспарова, 1981 г. Много проблем из-за этой пары будет у наблюдающего за разбором партии Виктора Давыдовича Батуринского

 

Тут хочется сказать несколько слов о Викторе Давыдовиче Батуринском, который в дни становления Каспарова играл значительную роль в советских шахматах.

За то время, когда автор был председателем Федерации шахмат Азербайджана, Виктор Батуринский неоднократно прилетал в Баку – в то время директор ЦШК. Безусловно, он был наиболее сложной и колоритной фигурой в шахматном мире, с которой довелось встретиться автору.

По окончании юридического института в 1939 году был призван рядовым в действующую армию. Проходил службу в Забайкальском военном округе. В 1940-м году он был уже помощником командира взвода.

В начале 1941 года 46-я стрелковая дивизия передислоцировалась в лагеря под Тамбовом, а 12 июля уже вступила в бой с немцами в районе Рославля. Остатки дивизии отступили к Москве. В сентябре 1941 года Батуринский был назначен военным следователем 9-й Кировской дивизии московского народного ополчения. Она размещалась юго-западнее Ельни и 30 сентября, во время наступления немцев на Москву (операция «Тайфун»), попала под танковый удар. Вся 24-я армия, в состав которой входила Кировская дивизия, оказалась в окружении и понесла большие потери. Почти две недели Батуринский с группой военнослужащих пробивались к своим. Местом воссоединения стало Бородинское поле – это строки из биографии Батуринского.

Оказывается, Батуринский был помощником главного военного обвинителя Горяного на закрытом процессе по делу Пеньковского, но о самом процессе он не сказал ни слова, будучи в Баку.

В один из приездов Батуринского в Баку, автор спросил у него про отца В. Багирова и брата М. Макогонова (отец Багирова был репрессирован в конце 30-х годов). «Багиров просил меня узнать про своего отца (В. Макогонова он не называл), но по обоим случаям мне ничего узнать не удалось», – ответил он. Как-то автор спросил и у Макогонова о его брате, но он сделал вид, что не слышал вопроса.

Все его поездки в Баку были связаны с деятельностью на посту шахматного руководителя СССР, но однажды он позвонил автору и сказал, что хочет приехать в Баку на недельку в отпуск вместе с женой инкогнито.

Конечно же, автор ему сказал, что ждет его с нетерпением. Он недавно женился и, как понял автор, проводил, если можно для его возраста так выразиться, медовый месяц.

Много, очень много, атвор узнал от него о шахматной жизни в прошлом и настоящем. Многое от него автор узнал о выдающих шахматистах разного поколения.

Оказывается, М. Ботвинник с большим уважением относился к его покойной матери и часто приходил на ее званые обеды.

В каждую годовщину ее смерти, он возлагал цветы на ее могилу, предварительно уточнив, что Батуринского там не будет (отношения у них были испорчены навсегда).

«Известно, что чемпион мира по шахматам Т. Петросян не владел иностранными языками, – рассказывал автору Батуринский. И вдруг, когда сборная команда СССР по шахматам прилетела в Аргентину, он, к всеобщему удивлению, бойко заговорил с группой встречающих людей. Вскоре все прояснилось – говорил он по-армянски, а люди были армяне».

В Багио на матче Карпов – Корчной нам стало известно, что Корчной начал заниматься йогой.

 

Багио. Матч Карпов – Корчной на звание чемпиона мира. Виктор Корчной занимается йогой

 

Батуринский предложил и Карпову заняться йогой, на что последовал ответ в стиле Карпова: «Пусть вначале йогой займется кто-нибудь из делегации, а я посмотрю». Желающих не нашлось!

В одно из совместных многочисленных застолий на берегу Каспийского моря Виктор Давыдович вдруг сказал: «Вы знаете, Чапай, почему я люблю приезжать в Азербайджан? Здесь Вы меня принимаете как-то, по-особенному тепло и уютно, без лишнего шума и показухи. За все время пребывания в Баку с Вами я чувствую к себе искреннее отношение и отдыхаю душой и телом».

И этому было доказательство – он много и заразительно смеялся (автору говорили, что в Москве редко кто видел его улыбающимся).

На лоне природы недалеко от Баку, Виктор Давыдович прекрасно пел старинные русские романсы, называл лучших исполнителей этих романсов. Автор так понял, что любимым романсом у него был «Я помню чудное мгновенье», а песней «Зачем, зачем приворожила, Коль я душе твоей не мил! …» Ну, а с сигарой он, практически, не расставался.

Выступал автор вместе с Батуринским и в обширной телепередаче по местному телевидению, организованной Ниджатом Рагимовым. Говорил Батуринский легко и свободно, приводя многочисленные примеры из своей богатой шахматной жизни. Естественно, автор в компании с ним чувствовал себя не очень уютно, и он всячески поддерживал его своими остроумными репликами.

В один из приездов, Батуринский предложил автору посетить футбольный матч: «Вы болельщик футбола?» – спросил у него автор. «Нет, я не такой уж болельщик футбола, но очень люблю окунуться в футбольную обстановку на стадионе – она напоминает мне мою молодость», – ответил он. В этот день «Нефтчи» встречался с московским «Торпедо» и победил со счетом 3 – 0 – практически весь матч стадион содрогался от восторгов болельщиков, особенно во время забитых мячей. Когда мы выходили из стадиона, Батуринский сказал: «Так болели за «Спартак» в Москве в тридцатых годах – я тому свидетель».

Было совершено ясно, что ему смертельно надоели шахматные интриги: «Они даже не знают, что я в Баку, я всем сказал, что еду за границу», – с какой-то радостной улыбкой говорил он автору.

И надо сказать, в свою очередь, на любую нашу просьбу он немедленно отзывался – он был хозяином своего слова.

Очень добрые воспоминания остались у автора от Батуринского, чего бы о нем ни говорили.

В один из приездов в Москву Батуринский пригласил автора на ужин в «Метрополь». Когда они вошли в зал, к ним подошел администратор и очень тепло приветствовал Виктора Давыдовича. Тот тоже ответил взаимностью и сказал ему только короткое: «На Ваше усмотрение!» Администратор сам начал накрывать на стол. Их разговор как-то не был похож на разговор между посетителем и официантом. Вскоре все прояснилось: «Он (он назвал его по имени-отчеству) на приемах обслуживал Сталина!» – сказал Виктор Давыдович. А дома у себя он угощал автора удивительно вкусным кофе, который по своему рецепту готовил сам.

В один из дней на олимпиаде в Ницце Батуринский подошел к автору и сказал: «Сегодня вечером, Вы – мой гость! Поужинаем вместе». Вечером вдвоем ужинали в дорогом ресторане, где давали представление. Уже выходя из ресторана, он сунул автору в карман какие-то деньги. Работая научным консультантом в крупных нефтяных компаниях Запада и занимаясь бизнесом, автор получал весьма серьезные деньги, но эти 200-250 долларов (уже точно не вспомнить) автор вспоминает всегда с особой теплотой – нетрудно понять, что они значили для «Руссо туристо», как говорил Миронов в знаменитом фильме.

Батуринский был мужественный человек. Как пишет Сосонко: «За два года до смерти сказал Карпову: «Я никак не предполагал, что доживу до таких лет, иначе не женился бы на такой молодой женщине, ведь между нами разница в тридцать шесть лет, и ей придется исполнять роль сиделки при мне. Если я совсем ослепну, я без колебаний всё прекращу».

Про Батуринского, особенно после его смерти, его коллеги говорили разное, и это их право.

У автора про Батуринского сложилось твердое мнение – именно такие, как он, строили советское государство – плохое или хорошее – это другой вопрос.

«Они, эти люди первой половины двадцатого столетия, настолько иные, что порой не укладывается в сознании сей непреложный факт... Они прославились великими свершениями и ужасными преступлениями, причем и то, и другое все время причудливо переплеталось. Пусть так. Одного у них не было: мелочности. Они были – богатыри. Всадники из легенд и былин – на высоких лошадях, в звериных шкурах поверх сверкающей брони. Все у них было богатырским, скроенным по меркам того самого великого времени: и достижения, и злодеяния, и любовь, и вражда… Потому что без Сталина была бы невозможна ни эта великая Победа, ни вообще страна. Потому что на дворе стояло богатырское время. И таких людей никогда уже не будет. Да и времени такого – тоже», – это пишет известный российский писатель Александр Бушков.

Неприлично критикуют Батуринского совсем не те люди!

Юрий Авербах пишет: «Будучи главой советских шахмат, Батуринский не только играл роль – все играют роли, – он еще и получал удовольствие от этого. Как третьеразрядный актер, получивший раз в жизни возможность сыграть Гамлета. Он дорвался до власти и, когда командовал, получал от этого полное удовольствие, и все это видели».

В Баку, Москве, Париже, Ницце автор артистизма у Батуринского не видел!

Интеллигентный Юрий Львович так говорить не имеет морального права. «Шахматный Микоян» – от Ильича до Ильича, без инфаркта и паралича, должен быть сдержан в своих оценках.

«Когда Корчной остался на Западе, в «Советском спорте» тут же появилось коллективное «Письмо гроссмейстеров»: «Ничего, кроме чувства возмущения и презрения, не вызывает у нас подлый поступок шахматиста Корчного, предавшего Родину…» И далее шли подписи: Ю. Авербах и др. В таких случаях Авербах всегда был впереди – и по алфавиту, и по убеждениям. А вот четверо гроссмейстеров – Ботвинник, Бронштейн, Гулько и Спасский – отказались подписаться. Как выяснил журналист Лев Харитон, один из «патриотов» был особенно ретив – все тот же Авербах. Он отправил еще и собственное письмо в ФИДЕ, в котором требовал исключить Корчного из всех международных соревнований. Уникальный случай – один гроссмейстер добивался, чтобы другого отлучили от шахмат!» – писал Е. Гик.

Во времена, когда Батуринский уже не работал в Спорткомитете, а сотрудничал с Карповым, автор позвонил ему и пригласил в Баку. Его ответ автора озадачил: «Я невыездной(?!)». Наступила пауза, и он добавил: «Мне впору сиделку иметь!» Потом, вновь после паузы, добавил: «Партии собираю для компьютерной системы Карпова. Уже много собрал, но денег пока не получал. Карпов говорит, что все мы получим деньги, когда начнется реализация этой программы, я же ему говорю, что я столько жить не буду». Вот такой последний, странный и грустный разговор!

Впоследствии автору рассказывали, что Карпов купил у Батуринского шахматную библиотеку, которой не было равной в СССР.

Возвращаясь к Никитину, отметим, что в дела Федерации шахмат Азербайджана, он не вмешивался, и у автора с ним всегда были корректные ровные отношения.

Для объективности надо отметить, никаких особых материальных благ в Баку Никитин не имел – для него главным был принцип.

 

Из личного архива А.С. Никитина

Костяк команды – Никитин, Каспаров, Каспарова

 

Можно только рассказать про один эпизод, участником которого был автор. Тренером сборной Азербайджана на спартакиаде народов СССР был назначен А. Никитин. Когда автор с Г. Рзаевым обсуждали его оплату, то оказалось, что в смете для оплаты тренера была заложена смешная цифра. «Я решу эту проблему», – сказал автор Рзаеву.

Договорившись с друзьями автора, которые руководили крупными предприятиями, Никитин с Каспаровым провели ряд выступлений, и материальная проблема была решена. Сборы проводились на гребной базе в Мингечавире, где мои друзья создали все условия для полноценной подготовки.

Как впоследствии рассказывали автору шахматисты, раскрыв все свои тетради с дебютными разработками, Никитин с каждым участником работал индивидуально и отвечал, в меру своей осведомленности, на все их вопросы.

 

Москва, 1982 г. Каспаров и Никитин отоварились и спешат к наставнику – Михаилу Ботвиннику. Каспаров, как всегда, налегке, а Никитин, как всегда, загружен!

 

В Салоники, когда автор уже не был председателем Федерации шахмат, они общались, как и прежде – никаких проблем не было!

В то же время, проблем, в связи с Карповым, в Москве Никитин имел в полном объеме – никому мало не покажется – об этом автору рассказывали шахматные деятели из Москвы.

То, что Александр Никитин положил лучшие свои годы, получая удар за ударом, на становление Каспарова, автор тому свидетель, а что он получил взамен, ему трудно судить.

«Из-за твоей честности и преданности Каспаровым, ты одним из последних уйдешь из команды Каспарова. Но уйдешь!» – сказал автор Никитину в Салоники при их последней встрече. Этот прогноз оказался верным.

В том, что Никитин мог сделать блистательную шахматную карьеру и без Каспарова, автор не сомневается. Правильный советский человек, русский, трезвенник, окончил престижный ВУЗ, мастер спорта СССР по шахматам, прекрасный педагог – таких мало было в ЦШК, где он работал на одной из престижных должностей. Но он выбрал то, что выбрал и это был его выбор!

Естественно, возникает главный вопрос – насколько эффективен был Никитин, как главный организатор шахматной составляющей команды Каспарова? У автора свое мнение на это – был эффективен на все 100 %! Он умело создал детерминированную систему постановки дебютов и систему подготовки в целом. Система управления и объект управления были адекватны и никаких конфликтов между ними не было.

Клара занималась организаторскими и бытовыми вопросами и была «серым кардиналом» команды, Никитин занимался чисто шахматными вопросами, а Литвинов – разными. Серьезных проблем у Литвинова не было, а если они появлялись, то решались не на его уровне. Он, главным образом, днем с фонарем выискивал недоброжелателей Каспарова. Первым в его список попал автор.

Имея такие составляющие, непротиворечивая система работала достаточно эффективно.

Правда, спустя годы, беженец Литвинов в 1993 году дал весьма сомнительное интервью журналу «Огонек» и повторил все сказанное по Центральному телевидению. Вот, что говорит по этому поводу Геннадий Рзаев: «События матча 1985 года достаточно подробно освещены в одном из июльских номеров журнала «Огонек» за 1993 год», – говорит корреспондент.

Не освещены, а искажены... И в этом нет вины журналиста, писавшего материал. Прямая речь сотрудника КГБ Азербайджана Виктора Литвинова о событиях внутри матча и вокруг него, приведенная в этой статье, полна неточностей, искажений фактов. Литвинов стремится с позиции корпоративной солидарности выставить в лучшем свете организацию, в которой он в то время служил. В реальности всё выглядело иначе...

У автора по поводу этих интервью Литвинова свое мнение – Каспаровы, как они делали это не раз, не выполнили свои финансовые обязательства перед беженцем Литвиновым, что во многом способствовало этим интервью. Все годы Клара придерживалась принципа по французской пословице: «Уже оказанная услуга ничего не стоит». Помимо этого, не нужно забывать, что «бывших чекистов» не бывает.

Что касается команды Карпова, то она формировалась по советскому принципу «планов громадьё…» Одних заставляли примкнуть к команде, других – чем-то поощряли. Одни уходили, другие – приходили. На кооперативных началах примыкала целая бригада опытных шахматистов. Считалось, чем больше умов, тем больше идей. Идей, может быть, действительно, больше, но при этом нарушались основные принципы системного подхода. Автор не знает, как протекал процесс в команде Карпова, но в команде Каспарова он был понятен – в уже созданную устойчивую систему вливались новые идеи, сообразно этому привлекались опытные шахматисты (например, Э. Магеррамов по Шевенгинену, И. Дорфман по Грюнфельду и т.д.). Причем, система работала во многом по принципам «Рэнд Корпорейшн» – «на-гора» свой мозговой продукт без обратной связи. К этому необходимо добавить, что Каспаров в те годы был лучшим шахматным системщиком в мире, а жесткий прагматик Никитин превосходил поэтичного И. Зайцева в создании адекватной и гибкой системы.

Большую помощь в шахматном становлении Гарика сыграл начальник отдела шахмат Спорткомитета Азербайджана Нариман Юсифов. Все вопросы, связанные с Гариком, он, по признанию К. Каспаровой, решал оперативно и в короткие сроки.

В конфликтных ситуациях Федерации с Каспаровым он всегда занимал прокаспаровские позиции, но это никак не мешало успешно проводить совместные мероприятия.

 

Ч. Султанов в Париже с начальником отдела шахмат Спорткомитета Азербайджана Нариманом Юсифовым, который многое сделал для становления Каспарова, а после матча Карпов – Каспаров отказался от премиальных со стороны Каспаровых («Я работал с Гариком ради его успехов и успехов республики, а не ради денег», – говорил он)

 

Конечно, в отношения автора с Каспаровым внесли свой определенный «вклад» известные околошахматные деятели тех времен, которым, как воздух нужен был образ врага, чтобы выслужиться перед Каспаровыми – другого они делать не могли!

Эти господа использовали любой повод, чтобы внести интригу в отношения между автором и Каспаровым.

Когда скончался дед Г. Каспарова, которого он очень любил (Клара Каспарова мне рассказывала, что дед просил Гарика привести ему доброкачественную пилу из стали, и он её вез, чуть ли не через всю Европу), и автор, естественно, поехал на похороны на кладбище. У входа на кладбище автор встретил Александра Шакарова, и вместе с ним начал искать место, где хоронят деда Каспарова. «Вот здесь», – сказал Шакаров, – и они подошли к большой толпе людей, где простояли вдвоем в течение похорон. Когда стали расходиться, автор сказал Шакарову: «Саша, здесь что-то не то. Мы попали не на те похороны – ни одного знакомого лица». «Да, похоже, мы с Вами участвовали не в тех похоронах».

Вечером того же дня каспаровские лизоблюды говорили Кларе, что на похоронах были все члены Федерации, а ее председатель демонстративно не пришел. Присутствующий при этом разговоре Шакаров, к их разочарованию, внес ясность в этот вопрос.

 

Гари Каспаров и его тренер Александр Шакаров

 

Чем больше были успехи в развитии шахмат в республике, связанные, не в последнюю очередь, с Федерацией шахмат, тем больше возникало проблем со стороны команды Каспарова. Вскоре начались разговоры и о негативном отношении к автору со стороны КГБ, и в шахматном мире появился некий полковник КГБ Литвинов, который, как он говорил на страницах печати, – был фехтовальщиком. Надо сказать, что против автора он «фехтовал» весьма успешно, нанося удары со всех сторон.

Надо сказать, далеко не все по отношению к развитию шахмат в Азербайджане смотрели через призму Литвинова, хотя он к этому прилагал большие усилия.

На одной свадьбе, рядом с автором оказался интеллигентный собеседник. Он живо интересовался шахматами и был хорошо осведомлен о шахматных событиях. Когда автор с ним расставался, собеседник ему сказал буквально следующее: «Вы делаете большое дело, но имейте ввиду, не все в нашей организации к Вам хорошо относятся. И вы понимаете, почему». Через несколько дней автор спросил у хозяина свадьбы, кто был тот человек, который сидел рядом со мной. Он ответил: «Ответственный работник КГБ».

К этому времени Каспаровы обладали большой силой и имели выход, как минимум, на завотделов ЦК. А после победы Гарри в претендентском матче за мировую шахматную корону они приобрели еще большую силу и стали предъявлять свои претензии к руководству шахматной Федерации – автор их не устраивал, о чем они начали открыто заявлять. Проблемы обострились до предела, когда руководителем республики стал Кямран Багиров. Тогда отношения между Каспаровым и Багировым вскоре приобрели дружеский характер. Можно даже сказать, товарищеский. С автором Багиров ни разу не соизволил встретиться, а Каспарова принимал практически ежемесячно. И это не могло не сказаться на общем деле. Автор чувствовал, что с каждым днем отношение к нему менялось в худшую сторону.

 

И успехи приходят, и проблемы возрастают на черно-белой доске!

 

После победы Каспарова на турнире высшей лиги всесоюзного шахматного первенства во Фрунзе состоялся прием в ЦК Компартии Азербайджана. Официальная информация об этом приеме была такой: «Выдающимся достижением ознаменовался для самого молодого гроссмейстера в мире Гарри Каспарова минувший год. На финише его студент-второкурсник Азербайджанского педагогического института иностранных языков имени 50-летия СССР Г. Каспаров отлично выступил в турнире высшей лиги всесоюзного шахматного первенства во Фрунзе, в острой борьбе с сильными соперниками завоевал вместе с Л. Псахисом из Красноярска звание чемпиона Советского Союза. Впервые обладателем этого титула – одного из самых почетных у шахматистов – стал 18-летний спортсмен.

8 января Гарри Каспаров был принят в ЦК Компартии Азербайджана. Молодого шахматиста тепло приветствовал, поздравил с одержанной победой кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Г.А. Алиев.

Гарри Каспаров рассказал о том, как проходил турнир во Фрунзе. Он с признательностью говорил о своих наставниках, тренерах, много сделавших для его полноценной подготовки к ответственному соревнованию, о всесторонней помощи, созданных в Баку благоприятных условиях для его творческого роста, поделился планами на будущее.

Всех нас радует, сказал тов. Алиев, обращаясь к Г. Каспарову, что, постоянно работая над совершенствованием своего мастерства, ты добиваешься все новых успехов во всесоюзных и международных соревнованиях. Приятно, что побеждаешь не только в юношеских и молодежных турнирах, но и в поединках с сильнейшими шахматистами. Свидетельство тому – твой последний успех на чемпионате страны. Он был достигнут не только благодаря большому природному дарованию, но и трудолюбию, серьёзному отношению к шахматам. Однако не следует забывать, что взят пока первый высокий рубеж. Впереди тебя ждет еще много вершин, которые ты сможешь покорить лишь в том случае, если и дальше будешь столь же целеустремленно работать над собой, если сегодняшние успехи не вскружат тебе голову.

Говоря о том, что советский спортсмен должен быть не узким профессионалом, а разносторонне развитым человеком, занимающимся полезной общественной деятельностью, Г.А. Алиев выразил удовлетворение успешной учебой Каспарова в институте и его активным участием в комсомольской жизни города, пропаганде шахмат.

Ты уверенно шагаешь в ногу со всей нашей республикой, сказал далее тов. Алиев. Но ты должен не только идти вперед сам, но и увлекать за собой других, способствовать дальнейшей популяризацией шахмат широкому развитию этого вида спорта в Азербайджане.

В заключение Г.А. Алиев поздравил Г. Каспарова с награждением его Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР. Он пожелал ему новых спортивных успехов, плодотворной подготовки к главному соревнованию года – межзональному турниру, крепкого здоровья, счастья.

Гарри Каспаров от всей души поблагодарил за награду. Он выразил горячую признательность ЦК Компартии Азербайджана за постоянную работу и внимание, сказал, что приложит все силы для того, чтобы приумножить достижения азербайджанской шахматной школы, добиться новых творческих и спортивных свершений во славу любимой Отчизны.

В беседе прияли участие секретарь ЦК КП Азербайджана Г.А. Гасанов, Первый секретарь ЦК ЛКСМ Азербайджана Д.М. Муслим-заде, председатель республиканского Спорткомитета Г.С. Рзаев, председатель Шахматной Федерации Азербайджана Ч.А. Султанов, мать Г. Каспарова – старший научный сотрудник Азербайджанского научно- исследовательского электротехнического института К.Ш. Каспарова».

 

(Азеринформ)

 

Статья из газеты «Бакинский Рабочий»

о приеме Г. Каспарова Г. Алиевым

 

На самом деле беседа была куда более прозаична и конкретна – Каспаров рассказывал о соревновании во Фрунзе и делился своими планами на будущее, а автор – о развитии шахмат в республике. В конце разговора Каспаров попросил помочь ему с продуктами, а Г. Алиев сказал, что он уже дал команду прикрепить Каспарова к спецраспределителю.

На этом приеме Г. Каспаров в завуалированной форме высказал свое недовольство шахматной Федерацией Азербайджана. Г. Алиев же отметил, что конфликтовать не надо, так как ваши пути не пересекаются: Г. Каспарову необходимо улучшать спортивные достижения в больших шахматах и стать чемпионом мира, а Федерации шахмат следует заниматься развитием массовых шахмат и выявлять новые таланты в республике, и она, подчеркнул Г. Алиев, успешно это делает.

Надо сказать, что на все вопросы Алиева К. Каспарова отвечала с пониманием существа проблемы и, вообще, выглядела убедительно.

После матча в Вильнюсе, где Каспаров победил Смыслова, он с триумфом вернулся в Баку.

До приезда в Баку Каспаров с матерью на несколько дней задержались в Москве, где Первый секретарь Компартии Азербайджана Кямран Багиров, который по каким-то делам был в Москве, устроил банкет в честь Каспарова и его команды. На банкете обсуждали результаты матча со Смысловым и, как потом выяснилось, не только это.

«Перед партиями я обычно плотно обедал – в те далекие годы особенно любил борщ и долму, а позже перешел на бифштекс (с кровью! – Авт.)», – пишет Каспаров.

С долмы на бифштекс, по мнению автора, он перешел после матча со Смысловым!

Его домашний корреспондент, друг Литвинова, который вместе с ним был в Вильнюсе, писал, что после победы он вместе с литовским журналистом гулял по набережной и, вдруг, появилось солнце и начал трескаться лед. «Наступают новые времена, не договариваясь сказали мы оба», – писал он (кстати, это был элементарный плагиат из романа Николаевой «Битва в пути» из главы «Мартовское утро»).

«Новые времена» начались с Федерации шахмат Азербайджана, далее везде...»

Помощник Первого секретаря КП Азербайджана К. Багирова рассказывал автору, как после матча со Смысловым Каспаров напросился на прием к Багирову и сказал, что такая договоренность достигнута в Москве.

К. Багиров был порядочным, честным, бесхребетным руководителем. Правда, серьезные люди говорили, что у него с Каспаровым какие-то «сувенирные» отношения, но, как говорят в таких случаях, «свечку не держал»!

В то же время, автор может смело утверждать, что Каспаров во времена К. Багирова дарил руководству страны и КГБ Азербайджана только что появившиеся ноутбуки – автор может это утверждать со 100 %-ной достоверностью – он видел принадлежавшие этим господам, тогда товарищам, те ноутбуки. Некоторым из этих товарищей, автор уверенно утверждать не может, но есть серьезные факты, Каспаров дарил валюту, которая в те годы мало у кого была. Когда Каспаровой сказали, что хорошо, что Гарика поддерживают в ЦК Компартии и в КГБ Азербайджана, она в сердцах сказала: «Не даром же…» Это автору подтвердили оба участника той мизансцены.

Здесь уместно отметить, что когда начались известные события, то они буквально смели К. Багирова с должности Первого секретаря Компартии Азербайджана – ни в Москве, ни его коллеги по Бюро ЦК в Баку, ни в народе его всерьез не воспринимали!

Ближайшее окружение Багирова, через несколько лет, рассказывало автору, и это косвенно подтвердил в кабинете премьер-министра Гасана Гасанова бывший председатель КГБ Азербайджана З. Юсиф-заде, Каспаров прямо намекал колеблющемуся К. Багирову, что если не снимут Султанова с должности председателя Федерации шахмат Азербайджана, то он вынужден будет покинуть Азербайджан.

И все это происходило на пике успехов Федерации шахмат Азербайджана и Республиканской шахматной школы.

 

Фото председателя Федерации шахмат Азербайджана

Ч. Султанова в журнале «64»

 

Первая шахматная школа в Азербайджане была создана в 1968 году.

Не счесть, сколько инстанций автор с заслуженным мастером спорта Алекпером Мамедовым обошли, решая организационные вопросы. Мамедов создавал футбольную школу, автор – шахматную. При решении этих вопросов существенную помощь им оказывал секретарь горкома партии по идеологии Вели Мамедов. Славный он был человек – всегда поддерживал новое, прогрессивное!

Так или иначе, шахматная и футбольная, а чуть позже школы борьбы и тенниса были образованы. Это были первые в республике специализированные спортивные школы.

В 1981 году шахматная школа Баку была преобразована в Республиканскую шахматную школу (РШШ) уже с функциями координации работ всех шахматных школ Азербайджана.

Шахматный бум в республике начался в 1969 году, когда Гейдар Алиев стал Первым секретарем республиканского ЦК. В это время началось развитие шахматных школ по всей республике.

Были созданы все условия для развития шахмат в республике.

С начала 70-х годов в Азербайджане была развернута большая работа по целенаправленному развитию шахмат среди школьников и учащейся молодежи. Именно в 1981 году ДЮСШ шахмат района им. 26-ти Бакинских комиссаров была преобразована в Республиканскую школу, ей предстояло быть базовой организацией всей сети ДЮСШ шахмат, которые начали появляться в городах и районах республики. Уже через короткое время, в республике было создано 56 шахматных школ. В 1987 году за лучшие показатели Республиканской школе был утвержден статус Специализированной Детско-Юношеской Спортивной школы шахмат Олимпийского резерва. Она стала методическим и организационным центром ДЮСШ шахмат городов и районов республики.

Решающим фактором успешного развития шахмат в Азербайджане была всесторонняя поддержка Г. Алиевым этого процесса.

Во время поездок в регионы Азербайджана, Г. Алиев неизменно посещал шахматные школы и интересовался их успехами и возникшими проблемами. В одну из поездок, он прямо сказал, что во всех регионах должны быть шахматные школы, и руководство регионов должно им всячески помогать.

После каждого успеха шахматистов, Г. Алиев принимал их и решал имеющиеся у них личные проблемы. За короткий срок шахматистам было предоставлено около 20 квартир.

 

Г. Алиев в бардинской шахматной школе. 1980 год

 

Г. Алиев в Нахичывани беседует с преподавателями и учениками шахматной школы, 1982 год

 

Гейдар Алиев беседует с Джалалом Фатуллаевым, отцом шахматной семьи

 

Г. Алиев вместе с шахматной семьей Фатуллаевых.

1982 г., г. Нахчывань

 

К Г. Алиеву, покидавшему нахчыванскую шахматную школу, подошел тележурналист и попросил сказать несколько слов. Алиев был лаконичен: «Шахматы в республике мы будем развивать. Это нужный и важный вид спорта». 1982 год

 

Как видно из снимков по нахчыванской шахматной школе, за всем происходящим внимательно и сосредоточенно наблюдает Ильхам Алиев. И это не случайно. Он не раз говорил, что шахматы – один из его любимых видов спорта. Уже будучи президентом Азербайджана, он продолжает дело отца по развитию шахмат в Азербайджане, издал два Указа о развитии шахмат в республике, выделил квартиры для ведущих шахматистов страны и после каждого успеха лично их принимал и поздравлял.

 

heyder1

Г. Алиев во время посещения сумгаитской шахматной школы. 1983 г.

 

Конечно, Федерация шахмат Азербайджана не добилась бы успехов без поддержки партийных и советских органов.

Оценивая людей по деловым качествам, автор может утверждать, что в те годы огромный вклад внесли в развитие шахмат партийные и государственные деятели тех времен.

Хочется отметить секретаря ЦК Компартии Азербайджана Гасана Гасанова, который жил шахматами, помогал, как мог, радуясь успехам и огорчаясь неудачам. По-моему, первый гипертонический криз у него был, когда Софиева проиграла важную партию украинке Елене Сединой. Он глубоко проникал во все проблемы шахмат и всячески содействовал их развитию. Причем, делал он это, не занимаясь саморекламой, как иной раз любили это делать некоторые политические деятели тех времен.

Мы много беседовали в те годы с Гасаном Гасановым о путях и стратегии развития шахмат в республике, и пришли к твердому убеждению – начинать надо с развития детских и юношеских шахмат, причем на научном уровне. Надо сказать, что такой подход для политической карьеры Гасанова был ущербным – члены Бюро ЦК Компартии Азербайджана, которые курировали различные виды спорта, занимались взрослым спортом – им нужен был быстрый успех, и они приглашали спортсменов из других республик. Ни разу Гасанов не говорил мне – может быть и нам попробовать пригласить пару шахматистов? Лишь однажды он сказал, что хорошо было бы пригласить в республику опытного тренера по шахматам. На постоянное жительство пригласить не удалось, но на кратковременные сборы мы пригласили более десяти мастеров высокого класса.

 

42

Из личного архива Ч. Султанова

Г. Гасанов (в центре), чемпионка Азербайджана по шахматам Амина Агамамедова, Октай Атаев на открытии чемпионата республики среди девушек

 

37

Из личного архива Ч. Султанова

Секретарь ЦК Компартии Азербайджана Г. Гасанов (в центре во втором ряду), заместитель председателя Спорткомитета Азербайджана Октай Атаев на открытии Всесоюзного шахматного турнира. Выступает Ч. Султанов

 

Все наши начинания поддерживала и словом, и делом министр просвещения Эльмира Кафарова. Неоднократно она выносила на коллегию вопрос развития школьных шахмат и делала это неформально. Хорошо помню, с каким трудом, Эльмира Микаиловна пробивала штаты для нашей РШШ: штаты программистов и операторов для ЭВМ – таких единиц в типичных штатах для спортшкол, естественно, не было, а без них мы не могли бы осуществить компьютеризацию школы. В те годы не только в школах, но куда более высоких государственных учреждениях не было ни компьютеров, ни программистов.

В тяжелые для Азербайджана дни Председатель Президиума Верховного Совета Азербайджана Кафарова Э.М. проявила себя как настоящий патриот страны, без колебаний встав в ряды ее защитников. В своем выступлении по радио 20 января 1990 года она заявила решительный протест в связи с грубым нарушением суверенитета республики и объявлением чрезвычайного положения в Баку.

Э. Кафарова совершила мужественный поступок, привезя в своей сумке в Москву кассету о кровавых событиях в Баку, где ее увидели представители мировых СМИ.

Всестороннюю помощь нам оказывал первый секретарь ЦК ЛКСМ Джахангир Муслим-заде. Практически все мероприятия, как всесоюзного, так и республиканского масштаба шахматная школа проводила совместно с ЦК ВЛКСМ. Не по годам эрудированный, он заметно выделялся среди политиков тех лет. Он помогал развитию школьных шахмат, несмотря на то, что это сильно раздражало Кямрана Багирова, т.е. он рисковал своей политической карьерой. Уместно отметить, что Д. Муслим-заде принял активное участие в юбилейных творчествах Алекпера Мамедова. В моем присутствии, уже не знаю почему, ему позвонил Первый секретарь ЦК Компартии Азерб. ССР Кямран Багиров и сделал ему серьезное замечание – почему он активно занимается юбилеем Мамедова, без разрешения ЦК?

 

image194

Из личного архива Ч. Султанова

Председатель шахматной Федерации СССР В. Севастьянов открывает турнир «Вместе с гроссмейстерами» в г. Баку. Слева стоит Д. Муслим-заде

 

Что касается Геннадия Рзаева, то с ним было непросто: для него шахматы в Азербайджане начинались и заканчивались Г. Каспаровым. Автора он к себе не приглашал и никаких шахматных проблем с ним не обсуждал. Для него достаточно было информации от Клары Каспаровой, с которой он встречался еженедельно. Но однажды перед выступлением на заседании Президиума Федерации шахмат СССР автор с Г. Рзаевым договорились встретиться и обсудить доклад автора.

Согласно договоренности, автор пришел к Рзаеву к концу рабочего дня, и встреча затянулась до позднего вечера – они живо обсуждали разработанную автором концепцию. «Хорошо бы такую концепцию иметь по нашему спорту в целом», – как-то задумчиво сказал Рзаев.

В этот вечер автору показалось, что Рзаев как-то пожалел, что безоглядно занял негативную позицию по отношению к Федерации шахмат Азербайджана по инициативе Каспаровых.

Надо сказать, что Геннадий Рзаев был достаточно принципиальным человеком. Автор был невольным свидетелем, когда на него кричали в унисон секретарь ЦК КП Азерб. ССР и Первый секретарь бакинского горкома партии, а он спокойно возражал. С достоинством он выслушал и справедливую критику Г. Алиева на республиканском активе, посвященном спорту.

Тем более, для автора позже было удивительно, когда Рзаев, став руководителем делегации Каспарова, первым выскакивал из машины и услужливо открывал дверцу машины Каспарова – эти кадры неоднократно демонстрировались по «ЦТ».

Много лет спустя, когда и в политическом, и в шахматном отношении все стало ясно, автор случайно встретил Геннадия Рзаева на улице уже после его отъезда в Израиль, и он, неожиданно для автора, обратился к нему со странной просьбой: «Не хотели бы Вы купить мою квартиру?» Несколько секунд длилась немая сцена из гоголевского «Ревизора», затем автор сказал, что у него прекрасная квартира на «Торговой».

Больше мы с ним не встречались.

 

A-08

Из личного архива Ч. Султанова

Г. Рзаев, Д. Муслимзаде и Э. Кафарова на открытии турнира «Вместе с гроссмейстерами»

 

На заседании физкультурного актива в 1976 году Г. Алиев, критикуя спортивное движение в республике в целом, отметил успехи Каспарова и республиканской шахматной школы, руководимой автором.

И это повторялось неоднократно.

«Примером творческой работы, который следует распространять, может служить республиканская шахматная школа (директор Ч. Султанов), за непродолжительное время завоевавшая и популярность у ребят, и авторитет у спортивной общественности».

(Из речи кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС, Первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана Г.А. Алиева на XXXI съезде комсомола республики, 3 апреля 1982 года).

«Шахматы имеют не только спортивное, но и социальное значение – они отвлекают от улицы, вовлекают детей в мир интеллектуальной и спортивной борьбы. Я беседовал с ребятами из шахматных школ и видел, как они всесторонне развиты». Обращаясь к Гасанову и Муслим-заде, Г. Алиев сказал: «Надо всячески помогать Федерации шахмат – она на правильном пути».

В 1985 году автор получил приглашение в Москву на заседание шахматной Федерации СССР, где было принято решение о распространении опыта работы шахматной Федерации Азербайджана на весь Союз. В постановлении шахматной Федерации СССР говорилось: «Одобрить работу шахматной Федерации Азербайджана по развитию шахмат (председатель Федерации Ч.А. Султанов) и рекомендовать использовать ее опыт во всех республиках СССР».

Прежде, чем показать подготовленные материалы, автор собрал Федерацию шахмат и пригласил ведущих шахматистов республики, представителей спорткомитета, отдела народного образования, ЦК комсомола, спортивных обществ. Пришел и Каспаров: сел где-то в последних рядах и углубился в какую-то книгу. Обсуждение прошло довольно оживленно. Вдруг, в самом конце, слово взял Каспаров. В зале возникло заметное напряжение. «Нашей Федерации надо учиться у западных соседей», – сказал он.

В связи с этим автору вспомнился известный исторический факт, приведенный во многих изданиях. В английском парламенте заседал Исаак Ньютон и всегда молчал. Однажды он вдруг попросил слова. Парламентарии замерли: «Господа, мне кажется, здесь дует, не закрыть ли нам окна?» – сказал Исаак Ньютон.

Шахматная Федерация Азербайджана далеко не английский парламент, а Каспаров – далеко не Ньютон, но Каспаров фактически повторил Ньютона.

А что касается западного соседа, т.е. Грузии, то все грузинские шахматисты и тренеры в то время говорили, что «сегодня по темпам развития шахмат нам далеко до вас».

История подтвердила их правоту. Историк, который рассказал автору этот случай с Ньютоном, сказал, что не лишенные юмора англичане выбили эти слова Ньютона на стене в английском парламенте.

Когда после совещания автор рассказал эту историю про Ньютона преподавателям школы, все с юмором предложили повесить в школе плакат со словами Каспарова!

После этого случая вопросы развития шахмат в республике автор с Каспаровым больше не обсуждал – в этом вопросе мы были неинтересны друг другу.

Для ознакомления с работой шахматной Федерации Азербайджана в Баку вместе с гроссмейстером А. Лилиенталем прилетал Юрий Авербах.

Надо сказать, что Юрий Львович всегда с должным вниманием относился к проблемам азербайджанских шахмат, а однажды даже участвовал вне конкурса в первенстве Азербайджана.

Он внимательно изучал все материалы, связанные с работой Федерации. Особенно ему понравилась местная оценка силы шахматистов по Эло, которую вел Александр Асланов. «Ни в одной республике такого нет», – говорил он.

Выступления его были интересны, правда, почти всегда речь шла о событиях с участием себя любимого. Острых моментов, связанных с уже начинавшимся противостоянием Карпова с Каспаровым, он избегал.

Вот что говорил в местных газетах Первый заместитель председателя шахматной Федерации СССР, международный гроссмейстер Ю. Авербах: «Несколько дней, проведенных в Баку, позволили мне получить определенное представление о развитии детских шахмат в Азербайджане. Я увидел, какое внимание им придается со стороны партийных органов, что уже позволило, в частности, создать целую сеть школ шахматного профиля. Вот и фестиваль, организованный ЦК ЛКСМ Азербайджана, Минпросом Азербайджанской ССР и республиканской шахматной Федерацией, – еще одно подтверждение заботы о нашем шахматном будущем.

Рад, что удалось провести встречу-семинар с представителями шахматных школ, высказать свои воззрения по актуальным проблемам современной методики преподавания шахмат».

 

Из личного архива Ч. Султанова

Гроссмейстеры А. Лилиенталь и Ю. Авербах среди воспитанников РШШ. За гроссмейстером А. Лилиенталем будущий гроссмейстер Джамиль Агамалиев

 

Впервые в СССР в Федерации шахмат Азербайджана и РШШ была разработана компьютерная система обучения шахматам, которая несколько раз получала высокие оценки на конгрессах ФИДЕ.

Первым откликнулся на наши разработки главный журнал советских, и не только, шахматистов – журнал «64», в «Шахматном обозрении» которого в статье «Классика на дисплее» было рассказано о наших достижениях.

 

Статья «Классика на дисплее» в журнале «64» – «Шахматное обозрение»

 

В 1987 году школу посетил Президент ФИДЕ Ф. Кампоманес и высоко оценил работу по созданию системы обучения детей шахматам.

 

Foto-1

Из личного архива Ч. Султанова

Ф. Кампоманес в Баку в РШШ

 

Вот одна цитата из интервью газете «Спорт» президента ФИДЕ Ф. Кампоманеса: «... на меня огромное впечатление произвела работа, которую проделали в этой школе для создания компьютерной системы программированного обучения. Директор центра Чапай Султанов не только объяснил мне принцип работы системы, в информационный банк которой заложены исчерпывающие данные обо всех 44 детских шахматных школах в городах и районах Азербайджана, чью работу координирует Бакинский центр, различные партии, другие сведения, легко вызываемые на экран дисплея, но и любезно предоставил в мое распоряжение три распечатки, содержащие эту информацию. Это настолько заинтересовало меня, что на следующее утро я принялся изучать полученные распечатки. Убежден, что у компьютерной системы программированного обучения большое будущее. Можно даже официально назвать эту программу «азербайджанской». Она станет надежным помощником шахматистов, тренеров во всем мире, особенно в развивающихся странах. Я думаю, что можно будет организовать международный семинар в Баку для изучения этой системы. В центре подготовлены три самых юных, на сегодня, шахматных мастера СССР – чемпионка страны среди девушек Айнур Софиева, чемпионка Азербайджана среди женщин Фируза Велиханлы и 14-летний Владимир Акопян. Это говорит о плодотворности учебного процесса. Большую работу во всех этих начинаниях проводит, как я понял, шахматная Федерация Азербайджана».

 

skan 002

Из личного архива Ч. Султанова

Ч. Султанов, переводчик, Ф. Кампоманес и А. Асланов в РШШ.

Кампоманес знакомится с нашей системой компьютерного обучения

 

Как было сказано выше, президент ФИДЕ Ф. Кампоманес специально прилетал в Азербайджан, чтобы ознакомиться с опытом открытия в Азербайджане 44 шахматных школ и компьютерной системой обучения.

В 1988 году президент ФИДЕ Кампоманес посетил Азербайджан и ознакомился с нашей работой. После ознакомления он твердо заявил, что все увиденное им является мировым феноменом, и пригласил автора на конгресс ФИДЕ, чтобы автор ознакомил мировую шахматную общественность с методами своей работы. «Будучи в Москве, я хотел бы встретиться с Гейдаром Алиевым. Я хотел бы высказать свое мнение о проделанной Г. Алиевым работе в области развития шахмат в республике», сказал мне Кампоманес. Автор посоветовал ему обратиться к Г. Рзаеву, председателю Спорткомитета. Позже в Салоники Кампоманес выразил автору свое разочарование в том, что ни в Москве, ни в Баку эту встречу ему так и не устроили.

В этом же году автор выступал на конгрессе ФИДЕ в Греции. Его доклад «Развитие шахматной школы Азербайджана и компьютерная система обучения и подготовки шахматистов» вызвал огромный интерес в шахматном мире. Доклад о компьютерном обучении шахматам прошел с большим успехом. Зал был полон представителями стран, участвующих в Олимпиаде.

Заседание открыл Кампоманес, который рассказал, как он лично побывал в Баку и ознакомился с этой системой обучения. Затем он предоставил слово автору.

После выступления посыпались вопросы, и главным образом, как приобрести эту систему. Особенно усердствовал представитель Пуэрто-Рико, который предлагал сразу после Олимпиады полететь в его страну. Через несколько дней после лекции переводчик команды сборной СССР по шахматам сообщил автору, что к нему поступило много предложений о желании приобрести эту систему. «Я первый раз сталкиваюсь с тем, что хотят что-то купить, Вы упускаете прекрасный шанс прилично заработать».

На этом конгрессе ФИДЕ автор был избран членом сразу двух ко­миссий ФИДЕ «Шахматы в школе» и «Компьютер и шахматы».

subcomission FIDE.jpg

 

В то время главный редактор журнала «Шахматы-64» известный журналист А. Рошаль передавал из Салоники на страницах газеты «Советский спорт» в статье «Рядом или вместе?»: «Проект реорганизации классического чемпионата мира «направлен на доработку». Суть разногласий – в количественном составе межзонального турнира: 64 или 100 участников по швейцарской системе, а также в числе выходящих в претендентский этап. Зато женское мировое первенство уже преобразовано: подобно мужскому вернулись от двухлетнего к трехлетнему циклу. У шахматисток не так уж много соревнований, и причиной увеличения сроков стала не усталость ведущих гроссмейстеров, а, наоборот, желание заполучить, как и у мужчин, свой розыгрыш Кубка мира.

Еще большее внимание конгресс ФИДЕ уделил командным «Турнирам наций». За право проведения трудоемких и дорогостоящих шахматных Олимпиад неожиданно развернулась столь ожесточенная борьба, что один из делегатов даже спросил: «А не проводить ли их ежегодно?»

В следующий раз шахматные олимпийцы встретятся в 1990 году в Нови-Саде (Югославия). А вот Греция – ей «принадлежит» теперь каждая вторая Олимпиада – согласилась отдать Пуэрто-Рико юбилейный, 30-й «Турнир наций», совпадающий с 500-летием открытия Америки Колумбом. Нынешние хозяева как бы обменивают ту «свою» Олимпиаду на очередную 1994 года, а далее опять их очередь – в 1996 году спортивные греческие руководители очень надеются увидеть шахматистов рядом с юбилейными Олимпийскими играми, провести которые они мечтают в Афинах. Рядом или вместе? Перспектива заманчивая, но парадоксально неоднозначная для шахматистов... Так или иначе, частота встреч в одном и том же месте (когда у организаторов наряду с полезным опытом появляется опасное пресыщение) вызвало разную реакцию делегатов конгресса, однако Сингапуру пришлось пока отступить в будущее, в 1998 год.

В целом ряде комиссий ФИДЕ спортивного и научного направления представлена наша шахматная организация (теперь новое пополнение – доктора наук москвич Б. Гершунский и бакинец Ч. Султанов). Гроссмейстеру Э. Гуфельду поручено возглавить и сформировать новую творческую комиссию ФИДЕ.

«... А знаете, при современном уровне электронной техники есть, оказывается, возможность встретиться даже с весьма давними чемпионами. Об этом рассказал в своем выступлении на международном семинаре «Шахматы в школе» Ч. Султанов. Доктор наук, профессор, много лет руководящий одновременно и Республиканской шахматной школой в Баку, он предложил систематизировать наследие выдающихся гроссмейстеров, как бы создать банк их знаний и передавать эти знания учащимся методом компьютерных игр. Доклад этот тут же был переведен на английский язык, о нем много говорили на комиссиях ФИДЕ по компьютерным шахматам о помощи развивающимся странам, есть немало желающих приобрести подготовленные программы», – А. Рошаль, Салоники.

 

С известным шахматным обозревателем А. Рошалем в Салоники

 

В один из дней олимпиады Кампоманес пригласил автора к себе, как и обещал, и начал обсуждать с ним дальнейший план работы по компьютерному обучению шахматам. Он предлагал для начала создать два Центра – в Азербайджане и Пуэрто-Рико – и обещал финансирование. (Впоследствии председатель Федерации шахмат Пуэрто-Рико неоднократно звонил автору в Баку). К сожалению, из-за происков Каспарова, Кампоманес вынужден был уйти с должности, и ситуация резко изменилась к худшему. Вновь избранный Илюмжинов, даже не сообщив автору, остановил эти работы, а самого автора вывел из состава двух комиссий. Объективности ради надо сказать, что впоследствии Николай Крогиус рассказывал автору, когда он говорил Илюмжинову об авторе и его работах, Илюмжинов ему отвечал, что интересовался автором у своих азербайджанских друзей, и они ему сказали, что автор занялся бизнесом и уехал в Турцию. Автор никогда не был в Турции и не заминался там бизнесом. Автор создал научно-производственную компанию (НПК) и был долгие годы научным консультантом крупнейшей инженерной американской компании «Бехтель». В этой своей деятельности автор никогда не имел дело с бюджетными средствами – только платил налоги. А эти господа, тогда товарищи, друзья Илюмжинова, по сей день имеют в шахматной сфере только бюджетные средства, которые воруют и отмывают! Так, не по вине автора, закончилось творческое содружество автора с ФИДЕ. А жаль! Намечался широкий фронт работ.

 

image048

Из личного архива Ч. Султанова

С Ф. Кампоманесом в Салоники, где был разработан план дальнейших совместных работ в области компьютеризации шахмат

 

Как правильно заметил А. Рошаль, автор, используя разработанные алгоритмы и компьютерные программы, провел научное исследование творчества выдающихся шахматистов разных времен.

Вот один из таких примеров.

Шабуров Юрий Николаевич «Чемпионы мира – современники об А.А. Алехине»:

Эмануил Ласкер: «Алехин вырос из комбинации, он влюблен в нее. Все стратегическое для него – только подготовка, почти что необходимое зло. Ошеломляющий удар, неожиданные тактические трюки – вот стихия Алехина. Когда король противника находится в безопасности, Алехин играет без воодушевления. Его фантазия воспламеняется при атаке на короля. Он предпочитает, чтобы на доске было много фигур. Алехин пользуется стратегией как средством для более высокой цели – для создания атакующей обстановки».

Хосе Рауль Капабланка-и-Граупера: «Таблица турнирных успехов Алехина представляет внушительное зрелище. Представитель славянской нации, ростом выше шести футов, белокурый и голубоглазый, Алехин бросается в глаза своей внешностью, когда появляется в турнирном зале. Он свободно говорит на шести языках, имеет звание доктора права и по общему развитию значительно превышает уровень среднего человека.

По-видимому, Алехин обладает самой замечательной шахматной памятью, которая когда-либо существовала. Говорят, что он помнит наизусть все партии, игранные за последние 25-30 лет клубными игроками первой категории или маэстро. Одно не подлежит сомнению, что все партии, когда-либо игранные первоклассными маэстро, он действительно знает наизусть…»

Макс Эйве: «Рассматривая партии матча с чисто технической точки зрения и особенно тщательно проанализировав игру Алехина, я прихожу к заключению, что он все время играл великолепно. Он не только применил ряд новинок в дебюте, но и проводил партии простыми стратегическими методами, столь характерными для алехинской игры. Тактическое совершенство и комбинационный талант Алехина настолько известны и настолько типичны для его стиля, что ни к чему даже останавливаться на этом. Его игра в эндшпиле также была на большой высоте. Но больше всего я восторгаюсь его стилем доигрывания неоконченных партий, тем более что мне тоже приходилось анализировать все эти позиции, и я знал их досконально. Когда я думаю о том, какие творческие идеи вкладывал подчас Алехин в доигрываемые позиции, какие неожиданные пути он находил, я проникаюсь величайшим восхищением перед мастерством Алехина».

Михаил Ботвинник: «Безусловно, силой Алехина было удачное сочетание практического и творческого элементов, но Алехин дорог шахматному миру, главным образом, как художник. Он блестяще владел техникой шахмат – ведь без техники и мастерство невозможно. Глубина планов, далекий расчет, неистощимая выдумка характерны для Алехина. Однако главной его силой, развивавшейся год от года, было комбинационное зрение: он видел комбинации, рассчитывал форсированные варианты с жертвами с большой легкостью и точностью. Алехин сознавал свою комбинационную силу, и мне кажется, что в последние годы он иногда даже жертвовал цельностью партии, чтобы незаметно создать комбинационную ситуацию. Алехин видел комбинации там, где другие и не догадывались о том, что они возможны: отчасти поэтому алехинские комбинации обладали такой потрясающей силой и сокрушали сопротивление. Да, это был поистине удивительный дар!

Многие шахматные произведения Александра Алехина, крупнейшего шахматного художника недавнего прошлого, будут жить века. Разыгрывая алехинские партии, шахматисты грядущих поколений будут получать истинное эстетическое удовольствие и удивляться мощи его гения».



Величайший шахматист всех времен

(результаты исследований и опросов)

1929 год

Французский спортивный журнал «Лото» провел опрос редакторов шахматных отделов газет и журналов Европы и Америки. Им предлагалось назвать свой вариант десяти сильнейших шахматистов того времени. Первое место в этом своеобразном рейтинг-листе получил Александр Алехин – 870 очков.

За ним были: 2-е место X.Р. Капабланка – 809 очков; 3-е – Эм. Ласкер – 720; 4-е – А. Нимцович – 686; 5-е – Е. Боголюбов – 651; 6-е – Р. Шпильман – 424; 7-е – А. Рубинштейн – 385; 8-е – М. Видмар – 378; 9-е – М. Эйве – 370; 10-е место С. Тартаковер – 297 очков.

1970 год

Матч века – под таким названием вошел в историю шахмат беспрецедентный поединок между командами СССР и всего остального мира, состоявшийся весной 1970 года в Белграде. Победили с результатом 20½ : 19½ шахматисты Советского Союза, в числе которых выступали тогдашний чемпион и четыре экс-чемпиона мира. На матче участников соревнования попросили ответить на вопросы анкеты и назвать величайшего шахматиста всех времен. Мнение большинства гроссмейстеров – Александр Алехин.

1987 год

Наиболее высокий творческий показатель имеет в матчах на первенство мира Александр Алехин – к такому выводу пришел азербайджанский шахматный журналист и тренер Ч.А. Султанов, проанализировавший все эти состязания. Он же утверждает, что по творческому показателю в истории шахмат выделяется матч А. Алехин – X.Р. Капабланка.

1991 год

Интересное исследование борьбы за мировое первенство за всю историю шахмат провел югославский гроссмейстер и журналист Милан Матулович. Он предпринял попытку определить чемпиона всех времен и народов. В основе его работы находилось пять показателей: матчи за звание чемпиона мира; участие в отборочных матчах за право играть с чемпионами; победы на крупнейших международных турнирах; гроссмейстерские баллы; рейтинг. Им было проанализировано по двести партий каждого из лучших шахматистов мира.

Первое место получил Александр Алехин (Россия). На 2-м месте X.Р. Капабланка (Куба); 3-м – Эм. Ласкер (Германия); 4-м – Р. Фишер (США); 5-м – М. Ботвинник; 6-м – М. Таль; 7-м – А. Карпов; 8-м – Г. Каспаров; 9-м – В. Смыслов и 10-м месте – Т. Петросян (все – СССР).

Поясняя результаты исследования, М. Матулович сказал: «Алехин на первом месте прежде всего потому, что был гениальным в комбинациях, родоначальником игры, которая держала публику в неменьшем напряжении и удовольствии, чем футбольный матч. Он имел потрясающий результат в 1930 году на Олимпиаде в Гамбурге, где выиграл все девять партий из девяти».

2000 год

Жюри конкурса слушателей популярного радио «Спорт-FM» признало Александра Алехина «легендой спорта» XX века среди шахматистов.

 

Источник: архив Эдварда Винтера

Александр Алехин играет вслепую против 28 противников в Париже в 1925 году, таким образом, установив новый мировой рекорд, превосходящий рекорд в 26 противников, который он поставил в 1924 год

 

И в дальнейшем многие исследования подтвердили результаты. Стало ясно главное – разработанная автором компьютерная система по оценке творчества великих шахматистов работает.

И, конечно, автор получил большое моральное удовлетворение, что разработанная им система оказалась синхронной с мнением выдающихся шахматистов мира!

В один из осенних вечеров автору позвонил зав. экономическим отделом ЦК КП Азербайджана Зияд Самедзаде и сказал, что к нему в школу хочет прийти академик Леонид Абалкин для ознакомления с системой компьютерного обучения шахматам, разработанной автором. Абалкин в то время был председателем шахматной Федерации России, и его интерес к разработкам автора был неслучаен.

И Самедзаде не случайно рассказал о делах автора – он с большим интересом относился к его разработкам, и, в связи с ними, они часто обсуждали экономические вопросы.

Он пришел вместе с Самедзаде, и они немедленно приступили к работе. По его глубоким вопросам, автор сразу понял, что он прекрасно понимает смысл этой системы, и у него есть какие- то свои задумки, применительно к развитию шахмат в России, и, что автора особенно заинтересовало, к политике и экономике.

Потом они долго беседовали на шахматно-экономические темы. «Ваши тестовые шахматные системы, разыгрывание различных шахматных сценариев, обучающие программы, информационные системы, оценивающие неопределенность ситуации на шахматной доске, вполне, после известных преобразований, приемлемы для экономики», – говорил он.

В разгар обсуждений автор заметил, что Самедзаде, почему-то, сильно нервничает и без конца куда-то звонит. Наконец, он сказал автору: «Я тебя прошу, заканчивай, «мужик» ждет!»

Тут автор понял, что намечается ужин, а «мужик» – это второй секретарь ЦК КП Азербайджана Коновалов. Абалкин, естественно, не понял нашего разговора и продолжал свои расспросы, говорил о своих планах. Когда Самедзаде вторично обратился с этой просьбой к автору, он ему возразил: «Не могу же я ему сказать, хватит!»

Когда Самедзаде, как-то виновато сказал Абалкину, что их ждут, тот мгновенно среагировал: «Слушай, там будем есть и пить. Успеем. Здесь же мне, как ты видишь, очень интересно». Через некоторое время, Самедзаде сказал автору, что его к телефону приглашает Коновалов. К телефону автор не подошел. Ужин явно был испорчен. Уходя, Абалкин спросил автора: «Скажите, у Вас обучение платное?» «Нет», – ответил автор. «Надо сделать платным. У вас для этого есть все основания, и обязательно все это надо применить для экономического моделирования». Уходя, он забрал с собой журнал «64», где была опубликована научная статья автора – «Энтропийная оценка неопределенности на шахматной доске».

Конечно, секретарь ЦК Компартии по экономике Гасан Гасанов, который много сделал для развития шахмат в Азербайджане, понимал, что все это можно применить и в экономике. Детали автор ему разъяснил и было принято решение создать Центр по новым экономическим отношениям на базе разработанных автором шахматных программ – они без проблем и плавно вписывались в экономические законы.

 

image132

Слева направо: Г. Гасанов, Ч. Султанов с отраслевыми министрами Республики в Центре по перестройке, созданного по идеологии автора

 

Этот Центр посетили тысячи служащих разного уровня, и он определенно сыграл свою роль в познании новых экономических отношений в Азербайджане.

Для ознакомления с Центром из Москвы прилетал председатель Госстроя СССР.

Особенно популярным в Центре был тест, связанный со «случайным руководителем». Методом случайного блуждания (метод Монте-Карло) был, по многочисленным показателям новых экономических отношений, имитирован «случайный руководитель», и показатели тестируемого сравнивались со «случайным руководителем».

К этому тесту подходили с любопытством и опаской.

Именно в центре была разработана достаточно оригинальная компьютерная система «распознавания образов». Суть ее была в следующем – руководитель предприятия пишет на себя характеристику по нескольким позициям. По такому же принципу анонимно пишут характеристику на руководителя его работники. Коэффициент конкордации показывает – насколько синхронна система «руководитель – коллектив». И подобных систем в Центре было много.

Запомнилась дискуссия с председателем Госстроя СССР, который расхваливал Ржевский эксперимент, который придумал заведующий отделом ЦК КПСС Мельников. Он заключался в том, что на какой-то строительный объект в Ржевске, для быстрого строительства, была переброшена техника и рабочая сила со всего СССР. Расчетами, которые были произведены в Центре, мы доказали гостю, что в новых условиях этот хозяйствовавший эксперимент привел бы к банкротству всех его участников – ни один из параметров этого эксперимента не работал на оптимальном режиме, не учитывался ущерб от изъятия техники и рабочей силы с других объектов, не входила в стоимость нового объекта переброска техники и рабочей силы из различных концов СССР.

Гость был очень грамотный, все понимал, но не мог поддержать нас – только хмыкал!

На базе идеологии этого Центра в Баку впервые был проведен бизнес-конгресс, в котором приняли участие представители более 50 стран мира.

Деятельное участие в организации этого бизнес-конгресса принимал посол Азербайджана в США Хафиз Пашаев. «В ноябре 1990 года правительство Азербайджана проводило в Баку бизнес-конференцию, – пишет он. – В ней должны были принять участие и азербайджанцы, проживающие за рубежом. Гасан Гасанов занимал тогда пост премьер-министра, и этот форум был одной из его инициатив. Перед тем, как отправиться в Калифорнию, я встретился с председателем общества «Вэтэн» Эльчином Эфендиевым, который поручил мне пригласить на эту конференцию заслуживающих доверия, солидных и интересующихся своей Родиной азербайджанцев, с которыми познакомлюсь в США, передал для этой цели несколько пригласительных билетов. От имени азербайджанского правительства я пригласил для участия в конференции Фарруха Нахчывани, Пируза Ханлу и Рафика Пуя».

 

chapay_foto

А. Муталибов поздравляет автора с успешным проведением международного бизнес-конгресса, где автор был идеологом этой конференции

 

В издательстве «Андрей Ельков» вышла книга Адриана Михальчишина и Олега Стецко «Золотой век советских шахмат». В этой книге упоминается успешная в те годы работа шахматной Федерации Азербайджана.

 

Олег Стецко и Чапай Султанов на обложке книги «Золотой век советских шахмат»

 

Конечно, успехи шахматной Федерации Азербайджана не остались без внимания союзной прессы и ведущих журналистов.

«А теперь приглашаю читателя совершить путешествие из холодного, продуваемого мыслимыми и немыслимыми ветрами Норильска в теплый городок на юге.

Называется он Кахи и раскинулся на склонах кавказских гор. Кахи – центр небольшого района Азербайджанской ССР – пишет в своей книге «Бакинская подкова» Александр Кикнадзе.

Поездке в Кахи предшествовала беседа с доктором наук и известным далеко за пределами республики тренером Чапаем Султановым.

– Хорошо помню времена, когда в Азербайджане существовал один единственный шахматный клуб, располагался он на улице Шмидта в Баку, в двух крохотных комнатушках… Туда, между прочим, не пускали после восьми вечера «детей до шестнадцати лет». Но вот узнал, что за последние годы в республике открылось много детских шахматных школ и клубов. Не могли бы вы прокомментировать это? – спросил я.

– Думаю, не ошибусь, если скажу, что все больше людей начинает в наше время понимать, какую роль в коммунистическом воспитании молодежи играют шахматы. Это – способность соизмерять свои возможности и претензии, учиться честно выигрывать и честно проигрывать, помнить об ошибках. Это – целеустремленность и систематическая учеба. Наконец, умение подчинять себя в командных соревнованиях интересам коллектива… шахматы хоть и индивидуальная игра, но и в ней мы видим слияние «я» с «мы»… Не случайно на шахматных олимпиадах так проявляется коллективистский дух советских шахмат.

Шахматный талант, как и всякий талант, является национальным достоянием. Это достояние надо приумножать. Раньше в педагогике бытовало мнение о том, что всем ученикам, всем воспитанникам детских спортивных школ следует уделять одинаковое внимание, опека над незаурядностью пренебрежительно именовалась подчас «оранжерейными условиями». С каждым годом понимаем все лучше, как нужны нашему обществу молодые, неординарно мыслящие, пусть ошибающиеся, но имеющие изюминку люди. Они есть в каждой школе, можно, не боясь ошибиться, сказать, в каждом классе, в каждой семье. Надо только уметь определить, кто к чему больше всего подходит. Дело это не простое, не всякий талант на виду, не всякий заявляет о себе так зримо, как двенадцатилетний Репин, выступающий с Большим симфоническим оркестром, или как юная художница Рушева, или как наша Айнур…не приходилось слышать?

– Только слышать…Вы имеете в виду Айнур Софиеву, кандидата в мастера?

– Почему бы вам не познакомиться с ней? Живет она в Кахи, там совсем недавно построили Дом шахмат…построили всем миром, на общественных началах, заодно побываете в Шеки и Загаталах, там тоже большие и интересные детские шахматные школы. Хорошо бы встретиться с секретарями райкомов партии, комсомольскими организаторами, работниками органов посещения.

– Спасибо, постараюсь воспользоваться советом…

Снова послушаем председателя президиума шахматной Федерации Азербайджана, доктора геолого-минералогических наук, лауреата республиканской Государственной премии Чапая Султанова:

– За последнее время в городах и районах республики открылись сорок две детские шахматные школы. Появилось новое издание «Шахматы», приложение к газете «Спорт», оно выходит два раза в месяц на азербайджанском и русском языках. Во многих газетах, и республиканских, и районных, стала постоянной рубрика «Шахматы». Разностороннюю работу по пропаганде их ведет республиканское телевидение. Не случайно в Неделе Азербайджанского телевидения в городе Шеки одно из главных мест принадлежало шахматам. Кстати, в этом городе действует одна из наших лучших детских школ…

 

Foto_23

Из личного архива Ч. Султанова

Годы молодые. Блиц-партия Султан Халилбейли – Александр Кикнадзе. Наблюдает Чапай Султанов

 

В 1985 году команды Азербайджана и Ленинграда встретились на первых Всесоюзных юношеских играх. Матч закончился со счетом 5,5 на 2,5. В чью пользу? Угадали – в пользу Азербайджана. Северяне остались за бортом финала, южане – вошли в него.

В том же году юные бакинцы, предводительствуемые чемпионом мира Гарри Каспаровым, заняли второе место во всесоюзном турнире Дворцов пионеров. А в мае 1986-го г. команда девушек Азербайджана, возглавляемая Айнур Софиевой, победила на Спартакиаде народов СССР». Из книги Александра Кикнадзе «Бакинская подкова», издательство «Азер-Медиа Книга и бизнес», Москва 2003.

После доклада автора на заседании Федерации шахмат СССР, Кикнадзе написал развернутую статью о развитии шахмат в Азербайджане в газете «Правда».

В своем очерке «Этюд о деловом человеке» в журнале «Шахматы в СССР» Виктор Васильев, шахматный обозреватель АПН, писал: «На открытии сорокового чемпионата страны, что проходил в Баку, в числе прочих выступил председатель шахматной Федерации Азербайджана Чапай Султанов. В его застенчивой манере держаться, в ясно ощущаемом желании как можно скорее выполнить свою обязанность и уйти с трибуны, было что-то, показавшееся мне знакомым. И действительно, как мы выяснили в этот же вечер, я не только был знаком с этим человеком, но и писал о нем около двадцати лет назад в книжке «Познакомьтесь с шестой спортивной».

«Шестая спортивная» – это школа в Баку, знаменитая своими спортивными традициями, в том числе и шахматными. Уже тогда, в годы своей юности, Чапай Султанов был, по существу, тем, кем он является сейчас – энтузиастом, популяризатором и организатором шахмат. В школе он руководил шахматным кружком, проводил сеансы одновременной игры, устраивал турниры.

Написав, что Чапай Султанов фанатически предан шахматам, я мало что скажу читателям шахматного журнала – их этим трудно удивить. И все-таки немного есть на свете людей, в жизни которых шахматы сыграли такую значительную роль.

Прежде всего, они оторвали будущего заместителя директора Института проблем глубинных нефтегазовых месторождений Академии наук Азербайджана ... от улицы. Да, было такое – в детстве Чапай Султанов был, что называется, трудным мальчиком, и только шахматы угомонили его, научили размышлять, заставили задуматься над своим местом в жизни…

Напрашивается вопрос: а как же умудряется Султанов совмещать свои обязанности заместителя директора института и серьезную научную деятельность (совсем недавно он защитил докторскую диссертацию) с хлопотными обязанностями директора детской шахматной школы и председателя Федерации шахмат республики?

Откровенно говоря, это для меня загадка. Быть может, собранность шахматиста, приученного укладываться в отведенные регламентом часы, научила Султанова так организовывать и уплотнять свой режим, чтобы времени хватало не только на всевозможные дела, но и на семью – он на редкость заботливый муж и отец. Верна, очевидно, и другая гипотеза: переход от инженерных дел к шахматам и обратно происходит у этого делового человека легко и естественно, не требуя при каждодневном «нарушении границы» дополнительных затрат энергии. Ибо шахматы для Султанова – не хобби, не увлечение, а нечто большее, если хотите, гражданский, человеческий долг. Помня, какую роль шахматы сыграли в его жизни, в его самовоспитании, Султанов отлично понимает их глубокую нравственную силу.

Я далек от мысли утверждать, что между научной работой Султанова и шахматами можно проследить какую-то прямую связь или, что ли, «взаимопомощь». Это было бы, конечно, вульгаризаторством. Но в том, что шахматы выполняют в научной деятельности Султанова определенную роль, сомнений нет. Вот уже многие годы Султанов занимается проблемой, имеющей важное, поистине государственное значение, а именно: определением тех природных факторов, которые объясняют, почему одно нефтяное месторождение способно раскошелиться и выдать 80 % своих запасов, а другое – всего 15-20? Султанов, изучив информацию по пяти тысячам скважин, не только установил эти признаки, но и свел их в модели, создал, так сказать, «обобщенный портрет» этих признаков, их математические «образы». Его докторская диссертация посвящена этой, представляющей жгучий практический интерес, теме.

А теперь скажите – разве для создания обобщенного портрета признаков, характеризующих щедрость или скупость нефтяного слоя, не нужны воображение, фантазия, эвристический подход, то есть, попросту говоря, элементы творчества? Сам Султанов убежден, что эти качества воспитали в нем шахматы.

Это еще ведь Алехин говорил, что шахматы воспитывают характер. Но Алехин имел в виду, что шахматы воспитали в нем сильный характер турнирного бойца. Пример Чапая Султанова показывает, что шахматы способны помочь воспитанию не только характера турнирного бойца, но и характера ученого, применяющего в своей научной сфере мотивы истинного творчества».

На международном турнире в Москве, который проходил в торговом центре, в один из туров к автору подошел Алик Рошаль вместе с крепко сложенным мужчиной и сказал ему: «Познакомься, это Султанов Чапай, председатель шахматной Федерации Азербайджана», – это был известный писатель Аркадий Вайнер. «Да, да, я много раз слышал это имя в шахматных кругах, – и, весело рассмеявшись, добавил, – правда, в разных вариациях!» Суть «вариаций» автору стала ясна чуть позже.

Потом они ужинали в уютном ресторане, и много интересного автор узнал от А. Вайнера. Он глубоко понимал проблемы того времени (например, от него автор услышал, что будущее СССР не безоблачно), правда, точки он не ставил, кроме как на советской действительности.

Позже он от души прошелся по коммунистам, когда на выборах президента Росси в 1996 году он призывал голосовать за Ельцина. Расставаясь, он подарил автору свою, вместе с братом написанную, книгу «Эра милосердия» с надписью, связанной с «вариациями»: «Если чувствуете, что за Вами правда – боритесь за нее».

Так или иначе, на этот раз Каспарову удалось решить давно мучившую его проблему.

Автору позвонил председатель Спорткомитета Азербайджана Вагиф Гусейнов и сказал, что по указанию К. Багирова я буду освобожден от должности председателя Федерации шахмат Азербайджана. И добавил: «Я в этих грязных играх против Вас не участвовал и перевыборы проводить не буду». У автора сложное мнение по отношению к Гусейнову, особенно, по событиям 20 января 1990 года, но объективности по конкретным событиям терять нельзя!

За перевыборы взялся его заместитель Юрий Мамедов, но он фактически это дело провалил. Форум собрать не удалось, выступающих против меня организовать не сумели (два шахматиста, которые должны были сделать это, на пленум Федерации не явились в последний момент), будущий председатель Федерации, сославшись на занятость, на пленум не пришел, не было ни одного из представителей районов республики и спортивных обществ. В этом «пленуме» участвовали 10-15 работников спорткомитета, и Юрий Мамедов сказал, что Султанов написал заявление об освобождении его от обязанностей председателя Федерации шахмат и за многолетнюю успешную работу награждается почетной грамотой. А автор, после общих слов, заявил, и этим гордится по сей день, что шахматы будут и дальше развиваться в республике вопреки тем шахматным невеждам из ЦК КП Азербайджана.

После окончания «пленума» Юрий Мамедов поехал докладывать о результатах «пленума», нет, не Вагифу Гусейнову, а ... Кларе Каспаровой, которая ждала его на даче за городом.

Не могу утверждать, случайно или нет, после этих событий Ю. Мамедов стал председателем Спорткомитета.

Впоследствии автору удалось раздобыть протокол этого «пленума» – мир не без добрых людей!

В нем говорилось, что на пленуме выступили (приводится ряд фамилий, которых на пленуме не было) с резким осуждением стиля руководства Султанова, о мировом шахматном движении рассказал Каспаров (небольшая аналогия с прошлым:

Заседания сельхозартелей в 20-х годах имели повестку:

1. Задачи крестьян ввиду приближающейся мировой революции.

2. Заготовка сена для скота. 3. Выполнение плана по сдаче зерна), которого также не было на «пленуме», с программной речью выступил новый председатель, которого также не было на «пленуме», а в нем участвовало более ста человек.

Может быть, это был первый случай, когда Каспаров оказался заочным соучастником массового подлога.

В отличие от «подлога» своей матери (в каждый свой приезд с Гариком в школу Ботвинника, она преподносила ему фрукты, которые покупала на рынке в Москве по дорогой цене, а говорила наивному Ботвиннику, что эти фрукты она привезла из солнечного Азербайджана), этот заочный подлог Г. Каспарова был куда серьезнее, чем невинный «подлог» его матери.

Сегодня автор может твердо заявить, что если бы Каспаровы не имели столь высоких покровителей, то эта модель с ним не сработала бы: шахматная общественность республики была за автора.

Здесь уместно отметить, что после автора на посту председателя Федерации шахмат Азербайджана сменилось около десяти человек – все они приходили на этот пост без особой радости и уходили без всякого сожаления. Когда этот пост занял политик из демократического лагеря, корреспондент у него спросил, почему он решил стать председателем Федерации шахмат Азербайджана? Ответ его в высшей степени был «оригинален»: «А Вы спросите моих сослуживцев, что я делаю во время перерыва – они все Вам скажут, что играю в шахматы». Вот так – мило и просто! Впрочем, многие политические события в мире в те времена, демократы сильно упрощали!

А когда одного из членов Федерации шахмат, музыканта, спросили, почему он вошел в состав Федерации он серьезно ответил: «За многие годы, хотя бы один раз, я посещал все шахматные мероприятия в Баку».

Другой кратковременный председатель Федерации шахмат – в советское время примерный комсомолец, впоследствии демократ, член команды Эльчибея, член команды И. Гамбара, член правления НФА, член команды Г. Алиева, после возвращения его к власти, независимый политолог, «третья» сила, кандидат в президенты и «еще не вечер» – как событие говорил на страницах местных газет, что при спонсорстве компании «ВР» отремонтировал шахматный клуб.

Объективности ради надо отметить, что из последних председателей Федерации шахмат Азербайджана, реально проблемами шахмат республики занимался Эльман Рустамов, но отсутствие профессиональной команды не дает ему возможности добиться таких же успехов, как в Армении, которая стала трехкратным победителем Всемирной шахматной олимпиады.

Через несколько лет после этого «пленума» Федерации, к автору в шахматную школу пришел его старый и добрый знакомый Сабир Зульфугаров, бывший член сборной команды Азербайджана по баскетболу, с необычной для автора просьбой – его послал председатель ГостехнадзораКямран Багиров (Сабир работал у него замом) – они получили компьютеры и К. Багиров просил автора помочь в компьютеризации учреждения.

«Ты его спроси, как он себе представляет общение со мной, после того, что случилось», – сказал автор Сабиру (Сабир был не в курсе шахматных дел в республике). На этом все кончилось, так и не начавшись.

После успешного завершения бизнес-конгресса, во Дворце им. Ленина проходил большой прием. Автор беседовал с бывшим премьер-министром Т. Сеидовым и зав. международным отделом Х. Селимхановым, когда к нам подошел бывший председатель КГБ Азербайджана, а ныне зав. отделом Совмина по беженцам Зия Юсуф-заде. Неожиданно он сказал автору: «Вы знаете, негативное отношение КГБ к Вам было из-за отношения работников КГБ Азербайджана, прикрепленных к Каспарову и из-за позиции моего друга, который неправильно информировал меня».

«Какой смысл сегодня об этом говорить, – ответил ему автор, – эти работники КГБ уехали вместе с Каспаровым, а Ваш друг сегодня предал и Вас!»

Впоследствии они часто встречались в Приморском парке, но к этой теме больше не возвращались.

После «пленума» Каспаров заявил, что он «демократизировал шахматное движение в Азербайджане» «демократизация» выглядела следующим образом.

Через много лет, когда автор с бывшим зав. зарубежным отделом ЦК Н. Ахундовым вместе помогали готовить международный бизнес-конгресс, который, кстати, прошел весьма успешно, он признался автору, что его вызвал к себе Первый секретарь ЦК КП Азерб. ССР Кямран Багиров и сказал, что он будет председателем Федерации шахмат Азербайджана. «Когда я ему сказал, что не могу отличить коня от слона, он мне ответил: «Ничего, научишься». Потом он мне сказал, что, когда будешь проводить Федерацию, обязательно прислушивайся к мнению Каспарова… Я много раз пытался провести Федерацию, пригласив Каспарова, но он всякий раз заявлял, что сильно занят. Так, я ни разу не собрал Федерацию шахмат в течение двух лет, а потом, когда начались известные события, практически забыл, что я председатель Федерации шахмат». Не правда ли, случай для Книги рекордов Гиннеса?

А вот как представляет шахматную жизнь в Азербайджане, будучи в те годы пионером, ни где-нибудь, а на страницах популярного шахматного журнала «64», нынешний заместитель Федерации шахмат Азербайджана Махир Мамедов.

Главным, по его словам, было явление Г. Каспарова, о котором он упоминает в статье пять раз, далее развитие шахматной композиции и, наконец, передача на АзТВ «Шахматный клуб», которую вел небезызвестный Фаик Гасанов. Не забывает Мамедов и себя любимого – оказывается он уже в те годы лихо решал шахматные задачи, и, надо полагать, этим способствовал развитию шахмат в Азербайджане.

Так пары бензина из бензоколонки в Грузии и нефтедоллары пьянят человека!

Целая плеяда организаторов и тренеров в те годы трудилась в сфере развития шахмат в Азербайджане.

Это, в первую очередь, Нариман Юсифов, Александр Асланов, Салман Сулейманов, Фуад Джафаров, Фикрет Сидеиф-заде, Акиф Велибеков, Олег Приворотский, Бахруз Курбанов, Ибрагим Мамедов – все они впоследствии стали заслуженными тренерами Азербайджана по шахматам. К этому списку необходимо добавить Леонида Листенгартена, Татьяну Горбулеву, Нонну Каракашеву, Тельмана Рзаева, Салмана Джавид-заде, Сергея Вдовина, Вадима Акимова, Павла Вайтрауба, Геннадия Чубенко, Людмилу Барышникову, Олега Павленко и др.

В спортивных обществах с шахматистами разных возрастов работали: в Доме офицеров – Владимир Макогонов, в «Буревестнике» – Владимир Багиров, в «Трудовых резервах» – Фуад Джафаров, Нонна Каракашева, в «Спартаке» – Рафаэль Саркисов. Как видим, в те годы функционировала четко отлаженная система шахматных организаций, от которой сегодня не осталось и следа!

Что же касается господ, представляемых мировой шахматной общественности господином Мамедовым (журнал «64» рассчитан именно на нее), то они никакого отношения к развитию шахмат в те годы в Азербайджане не имеют, исключая Александра Васильевича Сарычева, который действительно организовал школу шахматных композиторов в Азербайджане, которой, к слову, также сегодня не видно.

Успешно работала комиссия по шахматной композиции Федерации шахмат Азербайджана, возглавляемая А. Сарычевым.

 

Сарычев выступает в шахматной школе в Барде и проводит экспресс-конкурс на решение задач и этюдов среди воспитанников шахматной школы

 

Плодотворно в те годы работали сумгаитская и гянджинская (кировобаджская) шахматные школы, воспитанники которых попадали в сборную республики.

 

Гянджа (Кировабад) – тренерский совет ведет Салман Джавадзаде (в центе)

 

Открытие турнира «Белая ладья» в Барде. Рядом с Ч. Султановым сидит заведующий отделом спорта ЦК ЛКСМ Азербайджана Исмаил Мамедов, много и продуктивно помогавший Федерации шахмат Азербайджана

 

Конечно, после таких успехов, которых добилась шахматная Федерация Азербайджана и Республиканская шахматная школа отстранение автора от должности председателя Федерации шахмат Азербайджана, инициированное человеком, который уже тогда владел всеми тайнами шахмат, а во всем остальном, как выяснилось позже (многое было понятно уже тогда), был авантюристом и взбалмошной бабой, не могло не оставить зарубки на сердце автора. «Происходит нечто необъяснимое – мы освобождаем от должности председателя Федерации шахмат Азербайджана Султанова Ч. На сегодняшний день Федерация шахмат Азербайджана лучшая в и в СССР и хорошо известна на мировом уровне. Что все это значит?» – говорит один из участников пленума. Надо было видеть растрепанный вид заместителя председателя Спорткомитета Юрия Мамедова и его холуев. «За успешную работу мы наградили Султанова Ч. почетной грамотой Спорткомитета», – объявил он и пригласил автора взять ее. «Оставьте ее себе и наградите Каспаровых», – ответил автор под одобрительные возгласы присутствующих. Но главным было другое – Каспаров нанес удар по шахматному движению в Азербайджане, ничего не сделав для его развития. После автора было с десяток председателей Федерации шахмат Азербайджана, но это были случайные для шахмат люди, которых волновала лишь личная карьера – подавляющее большинство из них ни разу не собирали членов Федерации и даже не знали их в лицо! Весь слаженный коллектив распался. Все это, естественно, не могло не сказаться на результатах. Только один пример.

Как известно, все познается в сравнении – за последние 10 лет Армения трижды становилась чемпионом главного шахматного форума – Шахматной Олимпиады, и трижды была призером Олимпиад, а Азербайджан ни разу не становился призером Олимпиады.

На последней Шахматной Олимпиаде в Баку азербайджанская команда заняла позорное двенадцатое место, и это при том, что команда впервые в истории шахмат Азербайджана была усилена легионером Найдичем, а это составляет 25 % команды. И это при том, что на Олимпиаду было потрачено 14 млн. евро. Это, безусловно, конец тому составу шахматной Федерации Азербайджана, большинство членов которой нелегитимны. Но обо всем этом чуть позже.

Автор считает, что именно после случая с Федерацией шахмат Азербайджана сформировался «гаденыш Каспаров» (в данном случае – во всем гадить), а в дальнейшем этот образ совершенствовался. В этом образе, в любом деле, его никогда не волновал успех дела, а всегда волновало кого-то сместись, разоблачить и, конечно, и это было главным, проявить себя любимого и обязательно оказаться победителем на белом коне. То, что он гадил в любом деле, его не волновало – он только любовался развалинами!

Надо сказать, что этот свой образ он довел до совершенства и автоматизма.

После смещения автора, «шахматный призовой фонд» Каспаровых выделил вознаграждение каждому из «околошахматных» деятелей. Зам. председателя спорткомитета стал председателем, член Федерации и команды Каспарова стал руководителем какого-то сомнительного заведения, а третий – член Федерации шахмат, «завуалированный каспаровец», по протеже Каспаровых начал разъезжать по зарубежным турнирам в качестве арбитра. Литвинов же получил должность неофициального руководителя команды Каспарова.

В связи с этим обстоятельством, автор неожиданно получил и другие проблемы – мгновенно распространилось, что автора сняли с должности по решению руководства страны и КГБ Азербайджана. Это мгновенно отразилось на всех делах автора – был заморожен процесс открытия лаборатории для автора в АН Азербайджана, возникли проблемы с защитой докторской диссертации, в массовом числе пошли заявления на автора, даже в ЦК КПСС и т.д. Все это автор получил, как говорят, на ровном месте, благодаря Каспаровым.

Вообще любопытна динамика поведения ряда господ-каспаровцев в разное время. В 1984 году пришло письмо с грифом «Секретно» – постановление ЦК КПСС «О развитии шахмат». В Федерации было несколько членов КПСС, которые говорили о партийном долге и долго дискутировали о том, может ли присутствовать при чтении этого письма не член партии, т.е. автор – ее председатель. В январе 1990 года «верные» ленинцы – упомянутые члены шахматной Федерации Азербайджана бросили свои партбилеты, а с приходом Аяза Муталлибова, они снова забрали их обратно. В период правления НФА по АзТВ показывали, как они в кабинете у Фирудина Джалилова говорили о том, что благодаря НФА наступила демократия, и шахматы теперь будут развиваться семимильными шагами. А во время визита в Баку Анатолия Карпова они же выражали благодарность Г. Алиеву за его «существенный вклад в 70-е годы в развитие азербайджанских шахмат» и демократизации страны. Вот такие «принципиальные» коммунисты-каспаровцы. Эти господа напоминали автору не вдумчивых шахматистов, а как бы преферансистов, которые каждый раз кусают локти, когда прикупают двух тузов на мизере и лихорадочно ищут выход из создавшейся ситуации – и, надо сказать, – находят!

Как-то автор заехал на работу к своему другу Октаю Атаеву (он в то время работал заместителем председателя Спорткомитета республики), и в разговоре он сказал: «Хорошо, что ты пришел ко мне. Утром мне принесли ряд документов, в том числе представление на заслуженного тренера Азерб. ССР О. Приворотского. Подпиши его». Автор ему ответил, что такие вопросы один не решает, завтра соберет Федерацию, на которой решат этот вопрос. Уверен, что проблем не будет – человек он не тот, заядлый интриган, но как тренер, бесспорно, заслуживает этого звания.

На том и порешили – когда пришли за этим документом, Атаев пересказал разговор с автором.

Буквально через несколько часов Атаев позвонил автору и рассказал продолжение этого эпизода.

Как только, автор уехал из Спорткомитета, к Атаеву позвонил председатель Спорткомитета Геннадий Рзаев и сказал: «Слушай, мне звонили из КГБ, говорят, что Султанов опять мешает Каспарову, не подписывает представление на тренера Каспарова Приворотского. Зачем это ему нужно?»

«Как не подписывает? Он только что был у меня, я ему передал материалы, и он обещал завтра принести решение Федерации!» «Как сегодня? А мне сказали, он держит у себя материалы больше полугода!» Так работали люди «фехтовальщика» Литвинова – бездарно, топорно, главное, во вред общего дела.

Чтобы оправдать необходимость своего пребывания в команде Каспарова, Литвинов упорно изыскивал несуществующие проблемы вокруг Гарика, причем делал он это в Баку, тщательно избегая конфронтаций с Москвой.

И вообще, в отличие от Г. Рзаева, он был мутным человеком, и, как кажется автору, Каспаровы это впоследствии поняли.

Как отмечалось выше, новым председателем Федерации шахмат Азербайджана был назначен завотделом ЦК по иностранным вопросам Намик Ахундов – один из руководящих работников ЦК.

Отставка автора с поста председателя Федерации шахмат Азербайджана, неожиданно для автора, вызвала радость у …Аркадия Арканова.

Не один, а несколько человек, сообщили автору из Москвы, что в их присутствии этот шутник в ЦШК, не в шутейском разговоре, с воодушевлением говорил, что Каспарову удалось снять с поста председателя Федерации шахмат Азербайджана человека (фамилию мою, он естественно не знал), который им энергично мешал, узурпировав шахматы в республике.

Было известно, что по мере того, как Каспаров набирал обороты, вокруг него группировался определенный московский бомонд – Пугачева, Кваша, Попов, Мурашев, Бурбулис («змей с птичьим голосом») и другие. И наиболее активным среди них был Аркадий Арканов. В Баку было хорошо известно, что он часто прилетает в гости к Каспаровым, но с какой целью, не знали. Говорили разное – то ли он рассказывает о ситуации в Москве по отношению к Карпову и Каспарову, то ли выполняет какие-то поручения Карпова.

Исчез он также таинственно, как и появился. А. Зейналлы рассказывал автору, что Арканов ему говорил, что его сын учится в МГУ, и команда Карпова, в связи с дружбой с командой Каспарова, ему намекнула, что у него в дальнейшем, по окончании университета, могут быть проблемы с выездом сына за границу.

Думается, что это был обычный пиар со стороны А. Арканова.

Проще говоря, как блестящий поккерист, он посчитал, что у него на руках оказались не те карты!

Много лет спустя, когда автор увидел и услышал, каким бесстрастным тоном и какие слова он говорил в адрес своей бывшей жены, всеобщей любимице поколения автора Майе Кристалинской, многое стало ясно.

С каким душевным трепетом поколение автора слушало песню Пахмутовой «Нежность», в исполнении Кристалинской. Подумалось, хорошо, что она после шутоватого Арканова встретила настоящего мужчину, с которым прожила 20 лет, и хорошо, что на ее последнем концерте рядом с ней стоял другой настоящий мужчина – Кобзон – не для того чтобы петь вместе с ней, а поддержать ее, тяжело больную, чтобы она не упала.

Самое любопытное было то, что за спиной Каспаровой, эти господа, тогда товарищи, плакали в платочек и говорили про нее всякие гадости. Как мне кажется, Каспарова знала об этом (эти господа-товарищи предавали друг друга), но не обращала на это никакого внимания – для нее было важно то, что они в ее присутствии лебезили перед ней и делали все так, как она хотела. И, надо сказать, это с ее стороны было правильной и прагматичной позицией по отношению к подобной публике!

Дальше, после освобождения меня автора от должности председателя Федерации шахмат, в буквальном смысле, случился шок – через несколько месяцев воспитанницы Республиканской шахматной школы, которую Каспаров поносил, как мог, школьницы Софиева, Велиханлы и Султанова стали чемпионками Спартакиады народов СССР – этого в истории Азербайджана не было – возникла немая сцена из «Ревизора».

Вот что об итогах Спартакиады писал международный гроссмейстер Алексей Суэтин в статье «По новым правилам»: «Крупной неожиданностью женского турнира явилась победа юных шахматисток Азербайджана. А ведь это была едва ли не самая молодая по возрасту команда! Ее лидеру А. Софиевой, как и Ф. Велиханлы, выступавшей на второй доске, 15 лет. Н. Султановой, игравшей на третьей доске, всего 13! Особенно надо выделить Фирузу Велиханлы, добившуюся лучшего результата Спартакиады – 8 очков из 8!

Азербайджанские шахматистки значительно опередили ближайших преследователей и, набрав в финале 9 очков из 15, заслуженно завоевали золотые медали.

Серебряные достались Украине, бронзовые – шахматисткам Москвы. Остальные команды расположились в следующем порядке: 4. Казахстан, 5. Узбекистан, 6. Литва, 7. Грузия, 8. Ленинград, 9. Белоруссия, 10. РСФСР, 11. Латвия 12. Армения, 13. Молдавия, 14. Эстония, 15. Киргизия, 16. Туркмения.

Женщины: 1. Н. Иоселиани (Грузия) – 6 из 8; 2. Ф. Велиханлы (Азербайджан) – 8 из 8; 3. Н. Киселева (Москва) – 7 из 8.

Еще больше новых имен появилось в женском турнире. Я имею в виду не только команду Азербайджана, ставшую открытием Спартакиады. Отлично себя зарекомендовали шахматистки Казахстана, Литвы. Добрых слов заслуживают узбекские шахматистки.

Командные соревнования и, тем более Спартакиады народов СССР, занимают виднейшее место не только в оценке состояния работы республиканских Федераций, но имеют не меньшее значение и для воспитания таких важнейших качеств, как коллективизм и взаимная выручка. Равнодушие к своей команде, своему коллективу недопустимо, оно свидетельствует о серьезных недочетах в воспитании молодежи».

Победа наших девушек на Спартакиаде народов СССР, без сомнения, явилась переломным моментом в истории азербайджанских шахмат – стало ясно, что наступают новые времена в развитии шахмат в Азербайджане. Отныне мерилом успехов азербайджанских шахматистов и шахматисток становились успехи на международной арене. Причем, не кого-то одного, а целой группы шахматистов.

С большим нетерпением, я ожидал приезда в Баку чемпионок Спартакиады – и это можно было понять – это был самый счастливый день в жизни коллектива РСШ.

К сожалению, встреча победителей Спартакиады была омрачена.

Когда я приехал в аэропорт, то здесь уже собрались родные и близкие победителей Спартакиады, тренеры РСШ и другие. Встреча была незабываемой – теплой и задушевной. Через несколько дней после этой встречи мне позвонил работник республиканского телевидения и спросил, не хочу ли я принять участие во встрече с победителями Спартакиады в аэропорту. «Со служащими аэропорта?» – не понял я. «Нет, их встречи в аэропорту», – сказал он. Выяснилось, что этому режиссеру не понравились съемки встречи девушек, и он решил это повторить, так сказать, по новому сценарию. «Нет, я не артист и в подобных спектаклях участвовать не буду», – ответил я. «Как хотите», – холодно сказал он.

Когда я на телеэкране увидел эту «встречу», я испытал какое-то шоковое чувство – на экране шахматистов «встречали» какие-то люди, не имеющие никакого отношения к шахматам, многих из которых я даже не знал.

Особенно энергично «встречал» известный шахматный судья, который «прилетел» вместе с ними и которого показывали больше, чем шахматисток.

Вообще, по вине этого телережиссера, получилась «ложка дегтя в бочке меда!»

Правда, через несколько лет этот телережиссер признался автору, что сценаристом этого телеспектакля был тот самый шахматный судья, который это делал для «шахматного клуба», который он вел.

 

Команда Азербайджана – чемпионы Спартакиады народов СССР. Справа налево: участники – А. Софиева, Ф. Велиханлы, Н. Султанова; тренеры, воспитавшие этих шахматисток – А. Асланов, С. Сулейманов

 

Первым пришел в себя Ю. Мамедов. Он позвонил автору и сказал следующее: «Как куратор шахмат, кто бы мне что ни говорил, я подпишу представление на Вас, Чапай Алиевич, на звание «Заслуженного деятеля физической культуры Азербайджана». И, надо сказать, написал и подписал! На Бюро ЦК, когда был поставлен этот вопрос, К. Багиров просматривая досье автора, вдруг заявил: «Вот, он доктор наук, профессор, заслуженный тренер республики, отличник просвещения, не хватит ли ему званий?» Ему жестко возразила председатель АСПС Лидия Расулова: «Кямран Мамедович, успех на Спартакиаде небывалый. А кому давать это звание, если не ему?»

Принципиальную позицию заняли Гасан Гасанов и Джахангир Муслимзаде. Вопрос решился!

Это, пожалуй, был один из тех случаев, когда Бюро ЦК премировало ранее опального, беспартийного.

Через несколько дней после этого Бюро ЦК в профсоюзе Азербайджана было проведено большое совещание по итогам спартакиады.

На итоговом совещании, посвященном спартакиаде, В. Гусейнов сказал, что Султанов доказал обывателям из ЦК партии, что он настоящий специалист своего дела, а Лидия Расулова – председатель АСПС, сообщила, что автору представляется бесплатная путевка в Карловы Вары. Ввиду занятости, автор не сумел воспользоваться этой путевкой, но она ему была дороже всех использованных!

 

С поздравлением выступает председатель АСПС Лидия Расулова

Подарки получает Нигяр Султанова

 

Из личного архива Салмана Сулейманова

Подарки получает

Айнур Софиева

Групповой снимок участников торжественного собрания. В центре председатель Спорткомитета Азербайджана Вагиф Гусейнов и Чапай Султанов

Торжественное награждение победителей Спартакиады народов СССР в АСПС

 

Через некоторое время, воспитанник РШШ Владимир Акопян стал чемпионом мира среди юношей.

За успехи в развитии шахмат в республике автору, первому в Азербайджане в области шахмат, было присвоено звание «Заслуженный деятель физкультуры и спорта».

До этого автор первым в республике получил звание «Заслуженный тренер республики» в области шахмат.

Примерно через год автору, вместе с другими коллегами по месту основной работы, в АН Азерб. ССР было присвоено звание «Лауреата Государственной премии Азербайджана» за работу «Создание новых методов подсчета запасов нефти и газа».

Приводим слово в слово то, что автору сказал при вручении премии Первый секретарь КП Азерб. ССР и что ему ответил автор: «Ну, что же, поздравляю!» – «Ну, что же, спасибо!» Выразительный диалог!

Итак, первый шаг Каспарова по разрушению прошел успешно – спустя некоторое время последовал следующий.

Но основная его деятельность по разрушению всего и вся началась после того, как он стал чемпионом мира и продолжилась с новой силой, когда он это звание потерял. Собственно, после потери звания чемпиона мира, разрушение стало главной стороной его деятельности.

Крамник в каком-то странном матче победил Каспарова, но почему-то радости от этого чувства удовлетворения автор не испытывал. Казалось бы, оно должно было быть – ведь этот человек нанес ощутимый удар по созданной автором и его единомышленниками системе, но это чувство не приходило.

Автор понимал, что произошло то, что и должно было произойти, в конечном счете – разрушая все и вся, Каспаров психологически разрушил и себя – собраться в решающие моменты матча он уже не смог – ведь это он уже многократно делал и израсходовал последний «патрон».

Личность, которая в жесточайшей борьбе победила Карпова вместе с его мощной командой, выстояла против пропагандисткой машины ЦК КПСС, а его победил шахматист, уровень игры которого чуть выше, а может быть и нет, среднего уровня 10-12 сильнейших гроссмейстеров его времени, главной проблемой которого на шахматной стезе является «туалетный скандал»!

Вскоре после этого Каспаров заявил, что уходит из больших шахмат. И это, по убеждению автора, было правильным решением.

– Но при всем при этом Клара Шагеновна плакала на пресс-конференции, где ее сын объявлял об уходе из шахмат…

– Извините, но в этот момент для них обоих кончался (я все-таки надеюсь, что прерывался) важный, может быть, самый важный этап их жизни! Я убежден: каковы бы ни были успехи Каспарова на политической арене, они не пойдут ни в какое сравнение с его достижениями на 64 клетках. Мое искреннее убеждение: тем, кем стал Каспаров в шахматах, он никогда не станет в политике!

В этом коротком диалоге Никитин и лукавит, и искренен. Лукавит, когда говорит о возможном возвращении Каспарова в большие шахматы, а искренен, когда говорит, что тем, кем стал Каспаров в шахматах, он никогда не станет в политике. От себя добавим – не только в политике!

Мнение автора, как уже было отмечено выше, – это одно из немногих разумных решений Каспарова. Ниже приводится динамика коэффициента Эло Каспарова.

 

Каспаров обладатель рекордного рейтинга Эло – 2851. 1.07.1989 он побил прежнее достижения Фишера – 2780, а 1.01.1990 – первым превысил отметку в 2800 пунктов Эло

 

Как видно из графика, на фантастично высоком уровне коэффициента Эло Каспарова уже образовалась «площадка». Подобное случается во многих областях. Например, в экономике хорошо известна «голландская болезнь», а в последние годы появилось выражение «японский синдром», автором которого являются лауреаты Нобелевской премии. Так вот они утверждают, что Япония не сможет долго удерживать свою экономику на достигнутом высочайшем уровне. Да вообще, какой смысл посвящать дальнейшую часть жизни удержанию коэффициента на высоком уровне? Примерно так рассуждал Каспаров, в чем автор уверен.

На взгляд автора, причина ухода Каспарова из мировых шахмат другая – он понял, в какие развалины превратил мировое шахматное движение, которое уже на прежний уровень не поднять!

Ни один серьезный спонсор не рискнет вложить значительные средства в мировое шахматное движение в таком состоянии. Спонсоры на отдельные турниры всегда были и всегда будут, но не на шахматное движение в целом.

Шахматное пространство максимально сузилось: «Королевство маловато – развернуться мне негде», – восклицала героиня Ф. Раневской в фильме «Золушка».

«Чем дольше я изучал безграничное царство человеческой мысли, тем труднее мне становилось ограничивать свою энергию 64 черными и белыми клетками», – заявил Каспаров перед уходом из шахмат.

«Почти тридцать лет «прийти на работу» означало для меня сесть за шахматную доску. Турниры, матчи, предматчевая подготовка – всё вращалось вокруг следующего состязания, следующего соперника, следующего хода». Другими словами, Каспарову шахматного пространства уже было маловато.

Удивительно точный прогноз по раннему Каспарову дал Гасан Гасанов. Он сказал автору буквально следующее: «Он станет чемпионом мира, потом оставит шахматы и займется большой политикой, причем с большими претензиями!» Прогноз оказался правильным, но с одной оговоркой – путем разрушения всё и вся!

Есть и другая версия ухода Каспарова из шахмат. П. Данилина, Н. Крышталь, Д. Полякова пишут: «Даже история ухода Гарри Кимовича из спорта круто замешана именно на финансовом скандале. В течение нескольких лет, разваленная, усилиями Каспарова, ФИДЕ пыталась провести так называемый «объединительный» матч, в котором должны были бороться за мировую корону чемпион, по версии ФИДЕ, и сильнейший на тот момент по рейтингу шахматист, то есть Каспаров. По каким причинам ряд подобных попыток провалился – пусть выясняют историки, нас же сейчас интересует финал этой истории. В 2004 году чемпионом мира, по версии ФИДЕ, являлся Рустам Касымджанов, и Каспаров должен был играть с ним. Отметим, что, отвечая на вопросы о своем сопернике, Каспаров заявлял: «Он – 25-й в мировом рейтинге, и я думаю, что это его реальное место».

Лидер рейтинга – Каспаров – однако, предъявил главе ФИДЕ Кирсану Илюмжинову ультиматум, в котором потребовал предоставить ему финансовые гарантии проведения матча. Свои претензии Каспаров выразил в открытом письме, которое направил руководству ФИДЕ.

На генеральной ассамблее, которая прошла в Кальвии, вице-президент Международной Федерации шахмат Георгиос Макропулос отказался распространить текст среди депутатов, сославшись на оскорбительный тон письма, однако его содержание быстро стало известно. «Если на банковский депозит не поступят деньги до 31 октября 2004 года (для Дубая) или до 10 ноября 2004 года (для Турции), я заявлю о своем отказе играть матч в январе 2005 года», – заявил Каспаров.

По словам главы ФИДЕ, они были в полном недоумении от требований гроссмейстера. Илюмжинов даже заявил тогда, что шахматисты не должны требовать каких-либо денег вперед: «Ведь даже спортсмены-олимпийцы или участники различных чемпионатов никогда не получают вознаграждение до начала соревнований». Он подчеркнул, что, если Каспаров откажется от игры без предоплаты, Рустаму Касымджанову будут искать другого соперника.

Итогом всего этого стало открытое письмо (Каспаров вообще питает слабость к открытым письмам – народ должен знать своего героя) 13-го чемпиона мира, в котором он сообщил всей мировой общественности, что покидает шахматы и обвинил ФИДЕ во лжи и недееспособности. Оценка, данная Каспаровым своей шахматной карьере, показательна. Выступая с многочисленными интервью, статьями и комментариями после столь эффектно режиссированного ухода, Каспаров, не страдая излишней скромностью, самодовольно заявляет: «По уровню соперников и продолжительности пребывания на вершине первое место принадлежит мне. Самый большой разрыв между шахматистом номер один и остальными был у Бобби Фишера в 1972-м, но это длилось год или два, потом появился Карпов. Мне удалось держаться наравне с новым поколением, а потом и превзойти его. Я смог остаться в авангарде и удерживать лидерство на протяжении двадцати лет. Я бы сказал, что это дает мне право считаться шахматистом номер один, – и далее добавляет,я не уверен, что кто-либо сможет удерживаться на пике более пяти лет. Это было бы уже достижением».

Следующим шагом, будучи чемпионом мира, Каспаров уже выступил на мировой арене – разгромил ФИДЕ, которая худо-бедно существовала около 100 лет. Была какая-то система, возможно не очень эффективная, но после разгрома ФИДЕ не осталось никакой появилось с десяток чемпионов мира!

Каспаров откровенно прояснил свою модель в подобных организационных вопросах.

«Я позвонил Каспарову, – вспоминает Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов, – и сказал: – Гарик, Кампоманес уходит и предлагает мою кандидатуру. Это же здорово. Мы сможем что-то сделать, и для российских шахмат в том числе!» А Каспаров сказал: «Нет, Кирсан, не ходи. ФИДЕ разваливается. Она должна умереть. Мы должны сами господствовать». Это дословное его выражение.

Вот модель его демократизации шахмат уже в мировом масштабе!

Как альтернативу ФИДЕ, Каспаров создал «АГ» – семь гроссмейстеров 15 февраля 1987 года скрепили своими подписями документы, удостоверяющие официальное рождение новой международной организации – Ассоциации гроссмейстеров (АГ).

Каспаров считает, что главная задача «АГ» – это привлечь в шахматы большие деньги и создать механизм, при котором часть средств сможет пойти вниз, на развитие шахмат в мире», – говорит корреспондент Давиду Бронштейну.

«Премного благодарен! Внизу будут играть в те же шахматы, а получать миллионы будут наверху. Ведь что сейчас происходит? Они там на своем Олимпе могут полгода не играть, а остальные двести гроссмейстеров проводят за них всю черновую исследовательскую работу. И когда через полгода они открывают шахматные журналы или влезают в свои базы данных, то видят, что «негры» уже обкатали все варианты, показали, как надо играть. Понимаете? Это же их бесплатная лаборатория. В сущности, «звезды» продают чужие знания за большие деньги. Но почему при этом надо считать себя важнее всех остальных?»

Оригинальное и системное размышление Бронштейна!

Уместно здесь отметить, что автор получал огромное эстетическое удовольствие от общения с Бронштейном в Париже – в каждой его фразе было что-то оригинальное!

Свое, по-настоящему боевое, шахматное крещение в годы войны в Баку, получил гроссмейстер Давид Бронштейн.

«М. Ходос сразу после окончания Сталинградской битвы восстанавливал знаменитый тамошний завод «Красный Октябрь». Линия фронта проходила по заводской территории, и этим все сказано. В один из дней главный инженер М. Ходос вел прием по личным вопросам. Вошел паренек небольшого роста, худенький, в черной замасленной телогрейке, робко подошел к столу и, смущаясь, тихо попросил отпустить его на... первенство СССР по шахматам! Все в кабинете переглянулись: идет страшная война и вдруг шахматы! Внешний вид парня доверия не внушал, пишет автор. «А ты, правда, в шахматы играешь? – вызывающе спросил кадровик. – Как конь ходит, знаешь? А ну, пойдем-ка, сыграем, проверю, что ты за игрок». Они вышли. Главный инженер спросил, как работает парень. Ему ответили, что хорошо, недавно предотвратил аварию на путях. Вскоре вошел смущенный кадровик и сказал, что парень на доску не смотрел, но на одиннадцатом ходу поставил ему мат. Ходос распорядился создать рабочему условия для подготовки, выдать ботинки, куртку, брюки цвета хаки – по тому времени «выходной» костюм. Выделили также талоны на дополнительное питание, прикрепили к литерной столовой.

Уехал наш рабочий в Баку на XIII первенство страны, вспоминал М. Ходос. А вскоре многотысячный коллектив строителей узнал, что наш посланец обыграл самого Ботвинника (добавим: еще и Толуша, и Лилиенталя, и Рагозина. Правда, и проиграл много, занял 15-е место. Но уже в следующем чемпионате страны разделил 2-3 место, пропустив вперед только Ботвинника)».

«Моё поколение погибло, – с грустью говорит Бронштейн, – всю жизнь ощущаю пустоту вокруг себя… В марте 1942-го я проходил военную медкомиссию. К моему изумлению, в армию меня не взяли: зрение оказалось минус пять! Осенью 1943-го направили в Сталинград, восстанавливать завод «Красный Октябрь». Работали сутками, но по ночам, когда не было грузов, можно было читать, анализировать шахматные варианты… Было тяжело, особенно с питанием. И жуткий холод! Поначалу спали в товарном вагоне, одежды путной не было, валенок тоже. И вдруг в феврале 1944-го приходит вызов на полуфинал чемпионата страны в Баку».

Из полуфинала Бронштейн попадает в финал 13-го чемпионата СССР. По сути, это был первый крупный турнир в его жизни. Отсутствие опыта, знаний не могло не сказаться на результатах – в итоге только 15-ое место», – пишет Роман Василевский из газеты «Русский Базар», Нью-Йорк, май, 1999 год.

О многом рассказывал автору Бронштейн, когда они вдвоем гуляли по улицам Парижа.

«В Сталинграде мне все время было холодно, а в Баку, в гостинице, я согрелся – топили на совесть. Впервые я попробовал черную икру – какое-то ведомство подарило шахматистам большую банку черной икры и за обедом нам ее несколько раз давали. На этаже, где я жил, была столовая, и в коридоре пахло обедом, что как-то согревало. В выходной от игры день, на стареньком автобусе нас повезли на экскурсию на нефтяные промыслы».

«В 1944 году, в партии с А. Лилиенталем, мне удалось доказать жизненность новой трактовки староиндийской защиты. Разнообразные ходы черных коней сегодня считаются азбукой для начинающих, но в те давние дни были новинкой шахматной теории. Впоследствии, в партии с Ботвинником в 1945 году, я продемонстрировал целый каскад новых фигурных и пешечных приемов, которые сегодня также считаются само собой разумеющимися».

Для того, чтобы беседовать с Бронштейном, надо было чтобы мозг лихорадочно работал – просто уследить за его глубокими рассуждениями было невозможно! Надо сказать, что он не скрывал своего негативного отношения к Ботвиннику – всякий раз, когда он о нем говорил, как-то по-своему, кривил губы.

Бронштейн как-то сказал автору в Париже, что однажды сделал ничью с «вашим футболистом Алекпером Мамедовым». Автор это принял за шутку, так как хорошо знал шахматную силу Мамедова. Оказалось, он ошибался!

В 1955 году футболисты московского «Динамо» проводили сборы в Новогорске. К ним часто приезжал единственный гроссмейстер в «Динамо» Давид Бронштейн.

Давая фору, он играл с Яшиным, Крижевским, Кузнецовым и др. «В один из его приездов, рассказывал автору Алекпер, я предложил ему сыграть со мной в шашки (оказывается, Мамедов был чемпионом по шашкам среди спортсменов, проходивших в то время сборы в Новогорске). Игра протекала в напряженной борьбе и окончилась вничью. После партии Бронштейн мне сказал: «Вы можете гордиться этой ничьей – Вы сделали ничью с чемпионом Тбилиси… по шашкам». Оказывается, в молодые годы, Бронштейн был чемпионом Тбилиси по шахматам и шашкам.

С большой гордостью Бронштейн показывал автору тысячедолларовую купюру с подписью В. Фишера: «Этой купюре нет цены!» – говорил Бронштейн.

 

image044

Из личного архива Ч. Султанова

После многочасовой прогулки по Парижу с Д. Бронштейном.

Он еще не устал и предложил автору пройтись еще – это же Париж!

 

В одном из своих интервью Бронштейн говорил о матче Карпов – Каспаров, что шахматы долго будут выходить из-под развалин этих матчей.

Возвращаясь к главной теме, отметим, что «Каспаров и К» играли преимущественно друг с другом и не допускали в свой круг «чужаков». «Это привело к резкому снижению интереса к шахматам и к экономическому обнищанию 99 процентов профессиональных шахматных игроков, за исключением самого Каспарова и нескольких привилегированных, с которыми он желал играть в турнирах… Да, Каспаров может быть доволен. Количество игроков, зарабатывающих на жизнь игрой в турнирах, не сократилась до 20 человек, что было бы идеально в соответствии с его заявлениями, но уменьшилось очень заметно», – пишет Ольга Корнеева.

Уже через некоторое время, из-за авторитарного правления Каспарова, начала разрушаться созданная им самим «АГ». Процесс разрушения «АГ» был так силен, что он невольно затронул и ФИДЕ – иначе быть и не могло – ведь в обеих организациях были шахматные гроссмейстеры, а не шахматисты и шашисты.

 

Очередное заседание Международной гроссмейстерской ассоциации. Вскоре и она, как и все другие, благополучно канет в Лету

 

По поводу неудачи в создании «АГ» Каспаров пишет: «В 1993 году я совершил грубую ошибку, начав атаку со слабой позиции. Правда, это произошло не на шахматной доске, а в шахматной политике. С тех пор как в феврале 1985 года президент ФИДЕ прервал наш первый матч с Карповым, мои отношения с руководством этой организации носили напряженный характер. И вот, накануне очередного матча на первенство мира, мой новый соперник англичанин Найджел Шорт сделал мне заманчивое предложение: учредить Профессиональную шахматную ассоциацию и провести матч под ее эгидой, вне рамок ФИДЕ. Наконец-то появилась возможность порвать с коррумпированной бюрократией и ввести шахматы в мир профессионального спорта.

Шорт был первым западным претендентом на шахматную корону после Бобби Фишера (1972). Я полагал, что при его участии мы повысим интерес к шахматам и заручимся поддержкой многих западных гроссмейстеров. Созданная мной во второй половине 80-х Ассоциация гроссмейстеров – первый профессиональный союз шахматистов – рухнула во многом из-за оппозиционности западных гроссмейстеров. Теперь, когда Шорт, последний президент той Ассоциации, предложил мне объединить наши усилия, я подумал, что вместе мы действительно сможем переломить ситуацию. Но это оказалось заблуждением, самым серьезным в моей шахматной жизни. Вскоре после того, как мы выступили с совместным заявлением, стало ясно, что мое предположение было неверным и Шорт не пользуется широкой поддержкой на Западе. ФИДЕ немедленно исключила нас из своих рядов, обвинив в «узурпации мирового первенства», и в пику моему поединку с Шортом провела альтернативный матч «за титул чемпиона» Карпов – Тимман. В шахматном мире начался раскол, затянувшийся почти на полтора десятилетия... Я так жаждал профессионализации шахмат, что упустил из виду, как мало шансов на успех имеет мой замысел. Годы спустя Юдит Полгар сказала мне по этому поводу: «Ты просто всегда пытался опередить время!»

Дело не во времени, а в системе управления, которую не сумел, и никогда не сумеет создать Каспаров!

Его кровь волнуют рукотворные развалины организаций, которые были ему не угодны, и лица, их возглавляющие, а что будет дальше – это не его проблемы, считает он! Он получает какое-то удовольствие, стоя с флагом победителя на развалинах неугодного ему объекта, причем, как показали дальнейшие события, не обязательно шахматного любого объекта!

Эффект Челомея гласит: «Чтобы система была устойчивой, ее надо часто трясти». Каспаров «усовершенствовал» эффект Челомея – он трясет систему до ее разрушения!

Г. Каспаров – тринадцатый чемпион мира по шахматам, лидер «Объединенного гражданского фронта», член президиума «альтернативного парламента» – Национальной ассамблеи, член президиума и политсовета движения «Солидарность», один из основателей и лидеров коалиции оппозиционных сил «Другая Россия», сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса «Россия за демократию, против диктатуры». В прошлом – председатель «Комитет-2008: свободный выбор», организатор и участник ряда «Маршей несогласных» в 2006-2007 годах, в 2007 году выдвигался «Другой Россией» единым кандидатом от оппозиции для участия в выборах президента РФ в марте 2008 года, однако так и не был зарегистрирован ЦИК.

 

И эта организация, поставившая на Каспарова,

политически обанкротилась

 

Каспаров вышел из КПСС в 1990 году и принял активное участие в создании Демократической партии России (ДПР) в мае 1990 года. Летом того же года Каспаров перешел во внутрипартийную оппозицию, создав с вместе с Аркадием Мурашовым свободно-демократическую («либеральную») фракцию, которая расколола партию и вышла из состава ДПР весной 1991 года. 5 октября 1991 года Каспаров основал коалицию политических партий «Либеральный союз», в которую вошли Партия свободного труда, Партия свободных демократов и некоторые члены ДПР. 25 декабря 1991 года по инициативе и на деньги Каспарова был образован один из первых частных фондов – «Свобода и собственность», целями которого были пропаганда идей либерализма, создание соответствующего исследовательского института и материальная поддержка либеральных политиков.

В январе 2004 года Каспаров основал оппозиционный президенту России Владимиру Путину общественный «Комитет-2008: свободный выбор».

Ни одна из перечисленных организаций не состоялась.

 

«Фирма веники не вяжет, фирма делает гробы» – политические!

 

Свой «вклад» в разрушение мирового шахматного движения, наряду с Каспаровым, внес в те годы и Карпов. Он делал со своей стороны все возможное, чтобы «новшества», которые внедрял в шахматное движение Каспаров, нанесли бы максимальный ущерб мировому шахматному движению, хорошо понимая, что это, в конечном счете, отразится на авторитете Каспарова. Стройность и системность шахматного движения его волновали меньше всего. Собственно, разрушать мировое шахматное движение Карпов начал еще со времен матча Карпов – Корчной. Кампоманес как-то в сердцах сказал руководителю шахмат в СССР: «Вы экспортируете проблемы советских шахмат в мировое шахматное движение!»

Люди Карпова внимательно отслеживали, какие гроссмейстеры поддерживают Каспарова и в меру их возможностей, эти гроссмейстеры отсекались от шахматного движения, что, конечно же, никак не способствовало его ускорению.

Невольно вспоминаешь эпизод из романа И. Эренбурга, когда только что освобожденный из концлагеря поляк в очереди за бесплатным супом говорит еврею, своему коллеге по заключению: «Мало вас Гитлер уничтожал». И это был диалог между представителями двух народов, подвергшихся геноциду со стороны Гитлера! Что же, по словам Эренбурга, «война настолько плюнула в нашу душу, что мы потеряли человеческий облик».

Плюнула в душу она и любимцу Сталина Эренбургу, который озаглавил свою передовую статью в газете «Правда» «Убей немца».

Противостояние Карпов – Каспаров обострило и без того сложные отношения между гроссмейстерами как советскими, так и зарубежными. Ведущие шахматисты мира как-то ожесточились. На эту тему у автора был большой разговор с Марком Таймановым.

С Марком Таймановым автор познакомился в марте 1966 года во время полуфинала первенства СССР по шахматам, проходившего в Баку, где был судьей соревнований. Автор и Тайманов писали о ходе турнира в газеты. Автор жил недалеко от гостиницы, где проживал Тайманов, и вместе со своими отвозил и его материалы в редакции газет.

Каждое утро автор заставал его за одним и тем же занятием – нежным разговором с Ленинградом со своей супругой – пианисткой Любовью Брук. Говорили он часами. Автору казалось все это большой любовью – в будущем выяснилось, что это не совсем так, а точнее, совсем не так.

Запомнились в те годы ехидные реплики Тайманова («а ля Гафт») в адрес своих коллег-гроссмейстеров, особенно в адрес Таля.

Об итогах турнира автор писал в газете «Физкультурник Азербайджана» в статье «М. Тайманов – победитель турнира»: «Закончился продолжавшийся почти месяц полуфинал первенства страны по шахматам. В результате упорной борьбы первое место завоевал ленинградский гроссмейстер М. Тайманов, набравший одиннадцать очков.

На втором месте с 10,5 очками – мастер Я. Юхтман. Молодой талантливый шахматист впервые попал в финал чемпионата страны. На третье место вышел куйбышевский мастер Л. Полугаевский. Он набрал десять очков.

Большой успех выпал на долю бакинца Д. Абакарова. За два тура до конца он выполнил норму для получения звания мастера. В последних турах он сделал ничью с лидером М. Таймановым и выиграл у тбилисского кандидата в мастера В. Ломая. Таким образом, набрав 9,5 очков, Д. Абакаров поделил четвертое-пятое места с московским мастером Я. Эстриным.

Неплохо выступил в турнире и другой бакинец, мастер спорта С. Халилбейли. Он набрал 8,5 очков. Но излишнее миролюбие (11 ничьих) не позволило азербайджанскому шахматисту занять более высокое место.

По традиции после окончания полуфинала состоялся блицтурнир. Вновь сильнейшим оказался гроссмейстер М. Тайманов, вторым был Я. Юхтман. Обоим шахматистам вручены призы Комитета по физкультуре и спорту при Совете Министров Азербайджанской ССР», – Ч. Султанов, судья соревнований.

После турнира Тайманов сказал автору, что ему очень понравился Баку, и он обязательно снова сюда приедет с концертными выступлениями. Обещание свое он сдержал и в декабре этого же года вновь появился в Баку.

«В Баку в декабре 1966 года выступал с концертами известный пианист, международный гроссмейстер Марк Тайманов. В один из свободных от выступлений вечеров корреспондент Ю. Мамедов побывал у него и попросил ответить на несколько вопросов.

– Сейчас в Гаване проходит шахматная олимпиада. Ваше мнение о ходе этого турнира?

– История шахматных олимпиад делится на два этапа. До 1952 года наша команда не участвовала в этом турнире, и кубок, учрежденный Гамильтоном – Расселем, часто менял своего хозяина. С 1952 года советская команда является постоянным участником турнира и его бессменным победителем. Сейчас в Гаване собралось рекордное число команд – 52, даже шахматисты США получили визы на въезд в Гавану. Фаворитом, безусловно, является наша команда, кстати, самая молодая.

– Чем объяснить тот факт, что у нас в стране мало молодых шахматистов, которые были бы способны противостоять нашим асам?

– Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Но вот последний полуфинал открыл способного шахматиста – 14-летний харьковчанин Штейнберг выполнил норму мастера спорта. В этом возрасте, на моей памяти, в нашей стране еще никто не выполнял столь высокую норму.

– Многие утверждают, что в ближайшее время никому не удастся победить Петросяна. Так ли это?

– Это исключено, непобедимых шахматистов нет. Уже в матче со Спасским Петросян играл не лучшим образом. Окажись Спасский хладнокровнее после девятнадцатой партии, когда счет матча сравнялся, он мог бы выиграть.

– Ботвинник недавно заявил, что работает над программой вычислительной машины, по силе не уступающей мастеру. Как Вы считаете, можно ли создать такую машину?

– Я не ученый, но могу привести слова известного кибернетика Эшби: «Машина, которая будет играть в силу мастера, должна быть так громоздка, что ею можно охватить весь земной шар по экватору». Так что, нашему поколению не угрожает проигрыш машине (ошибся Марк Евгеньевич. Авт.).

– Что Вы можете сказать о Затуловской и Багирове?

– Таня очень сильная шахматистка. Я ее отношу к числу лучших в мире. Это подтверждает и недавно завершившийся командный чемпионат мира. Что касается Багирова, бесспорно, он одаренный шахматист, крепкий мастер позиционного стиля. Выиграть у него очень трудно. Но подчас Владимиру не хватает огонька, чтобы добиться более высоких результатов.

– Недавно в «Физкультурнике Азербайджана» было опубликовано письмо группы любителей шахмат с просьбой об увековечении памяти безвременно ушедшего от нас мастера С. Халилбейли. Если бы в Баку был проведен такой турнир, приняли бы в нем участие ведущие шахматисты страны?

– Я удивляюсь тому, что этот турнир еще не проведен. Ведь Халилбейли был одним из талантливейших шахматистов Азербайджана. Я уверен, если такой турнир будет проводиться, наши ведущие шахматисты примут в нем участие. Таких, как Султан, забывать грешно», – Ю. Мамедов.

Деловое и довольно успешное общение произошло у автора с Таймановым в 80-ых годах, когда он неоднократно прилетал в Баку.

В один из приездов в Баку, для проведения сборов с юными шахматистами Азербайджана, он прилетел вместе с супругой Женей (дочерью Юрия Авербаха). По дороге из аэропорта, познакомив автора с женой, он рассказывал: «Чапай, когда мы с Юрой играли в межзональном турнире в Стокгольме, он получил телеграмму, что у него родилась дочь. Я тогда и предположить не мог, что родилась моя будущая жена».

В этот приезд Тайманов рассказал автору много интересного – в Шеки он проводил сборы с молодыми шахматистами республики.

Шахматный матч СССР – США 1955-го года в Москве, рассказывал он, по времени совпал с Днем независимости США. В эти же дни американский посол дал торжественный прием по этому случаю. Как всегда, на нем присутствовали руководители партии и правительства СССР: Хрущев, Булганин, Маленков, Микоян, Ворошилов и др. На прием были приглашены и участники матча.

Неожиданно Хрущев подошел к шахматистам и разговорился с нами.

Далее описание этой встречи продолжим по журналу «64»: «4-е июля 1955-го года. День независимости США. По этому поводу советские руководители и «сопровождающие их лица» посетили загородную резиденцию американского посольства в Москве. Не умолкая, щелкали затворы фотоаппаратов…

Жанр одного из получившихся фото можно обозначить, как «шахматно-политический».

 

Американское посольство в Москве. 4 июля 1955-го года – День независимости США. 1 – М.Г. Первухин, 2 – Г.М. Маленков, 3 – Г. Рейнер (администратор команды США), 4 – Г. Стейнер, 5 – Н.А. Булганин, 6 – С. Решевский, 7 – Н.С. Хрущев, 8 – А. Котов, 9 – А. Бисно (капитан команды США)

 

Его шахматная составляющая объясняется тем, что в эти дни (с 29 июня по 6 июля) в Москве проходил матч сборных команд СССР и США. В центре снимка – главный герой этого соревнования – выдающийся американский гроссмейстер Сэмюэль Решевский. По условиям поединка весь матч делился на 8 «микроматчей» (по числу участников с той и другой стороны), в каждом из которых должно было быть сыграно по 4 партии. Результаты каждого «микроматча» поступали в «общий котел», образуя окончательный результат. Так вот, Решевский оказался единственным из американцев, кто сумел свой маленький матч выиграть, причем не у кого-нибудь, а у Чемпиона Мира – Михаила Ботвинника.

Итог их дуэли на первой доске – 2,5 : 1,5 в пользу Решевского (одна победа плюс три ничьи).

Итог – 25 : 7 в пользу команды СССР. Настоящий разгром, напоминающий самую первую встречу тех же соперников в легендарном радио-матче 1945-го года – 15,5 : 4,5!

…Погрузившись в неведомый мир шахмат и шахматистов, Хрущев о чем-то задумывается. Затем – подзывает к себе одного из участников советской команды – гроссмейстера Марка Тайманова (на снимке его нет):

– Послушай, вот вы – знаменитые шахматисты – играете часто за границей. А вы получаете деньги за ваши выступления?

– Ну что Вы, Никита Сергеевич… Мы ведь демонстрируем там достижения нашей советской культуры…

– Хорошо. А когда вы выступаете у нас в стране?

– Ну… Да… А с чего бы мы тогда жили…

– А ведь это неправильно. Как же так? У богатых капиталистов вы денег не берете, а от нас получаете. Это нужно изменить.

Вскоре в Советском Союзе вышло специальное постановление, которое предоставило шахматистам право получать гонорары за выступления за границей.

60 лет назад одна из проблем была устранена.

Сейчас их стало больше.

Будем надеяться и на их скорое разрешение…»

Здесь уместно привести снимок Решевского, победившего Ботвинника, вошедшего в золотой фонд снимков про шахматистов.

 

Девятилетний Самуэль Решевский даёт сеанс одновременной игры. В будущем один из сильнейших гроссмейстеров мира

 

Так, Хрущев, борясь с проклятыми капиталистами (18 ноября 1956 г. Н. Хрущев на приеме в честь В. Гомулки сказал американскому послу: «Мы вас закопаем»), помог шахматистам повысить свое благосостояние.

Тайманов очень гордился своим ответом Хрущеву. «Скажи я иначе – не видать денежек!» – говорил он.

Тайманов показался автору прагматиком.

«Как-то, – рассказывал автору В. Багиров, – я играл с Таймановым во второстепенном турнире. Он, сделав ход, предложил мне ничью. «Подумаю», – ответил я. Тайманов встал и начал прогуливаться. Проходя мимо нашего столика, он сказал мне: «Володя, это не тот турнир, в котором надо стараться!» Я рассмеялся и согласился на ничью».

Естественно, речь зашла о его матче с Робертом Фишером, который он проиграл со счетом 6 – 0. «Что Вы почувствовали, когда проиграли с таким счетом?» – спросил его автор. «У меня не осталось ни малейших сомнений, что этого юношу никто не остановит!» – ответил он. «А зачем Вы ввезли запрещенную в СССР книгу, тем более проиграв матч с таким счетом?» – продолжал автор. «Меня об этом очень просил мой друг – писатель. А когда случилась эта история, он перестал мне звонить. И вообще, давайте об этом больше не будем говорить», – закончил он.

А автору вспомнились слова драматурга Розова: «Интеллигенция иногда играет подозрительную роль!»

«Что-то Вы не говорите о своих тренерах, Марк Евгеньевич», – как-то сказал ему автор. «Моим первым и последним тренером был гроссмейстер Левенфиш, – ответил он, – глубоким и сложным он был человеком. Анализируя те времена с позиции сегодняшних дней, я думаю, он был антисоветчиком».

«Марк, почему Вы бросили свою концертную деятельность?» – спросил у него автор. «На одном из концертов я увидел, что зал полупустой, а через некоторое время он стал почти полным – привезли солдат!» – ответил он. «Я и раньше хотел закончить с концертной деятельностью, а этот случай только ускорил мое решение».

Страшные вещи рассказывал Тайманов про блокаду Ленинграда, в частности, про страшную и трагическую судьбу своей тети.

Естественно, вспомнили и Султана Халилбейли – Тайманов неоднократно играл с ним в турнирах. «Какой талант загубили! Ему надо было создать все условия для творчества. Никогда не видел его с тренером или представителем – всегда был один-одинешенек».

Напомнил автор Марку, как в один из его приездов в Баку они вместе ходили на первенство СССР по боксу – Тайманов свистел, когда боксеры избегали боя – требовал крови. «Ничьей в боксе не бывает», – говорил он.

На этом турнире боксеров Тайманов болел за своего земляка Геннадия Шаткова, который заканчивал все бои уже в первом раунде. «Не успеваю нормально поболеть», – сокрушался Тайманов.

Недавно я услышал по телевидению, что у Тайманова, не знаю от какой по счету жены, родилась дочь. Как можно после этого утверждать, что шахматы – вредный вид спорта!

 

image004

Из личного архива Ч. Султанова

Слева направо Ч. Султанов, М. Мусаев,

М. Тайманов и его супруга Женя в Кахи

 

«Ничего хорошего ни шахматам, ни шахматистам противостояние Карпов – Каспаров не принесло, кроме кучи негативных последствий, – говорил Марк Евгеньевич. – Гроссмейстеров начали делить – кто за Карпова, кто за Каспарова, а нейтральных, вроде меня, вообще исключили из шахматной жизни страны. Я помню все матчи на первенство мира в мои годы – они жили своей жизнью, другие шахматные соревнования – своей. Сегодня СМИ представляют шахматы таким образом, что кроме матча Карпов – Каспаров другие шахматные соревнования вообще не имеют значения. Я ничего не имею против матча Карпов – Каспаров – он действительно захватывающий, но он настолько политизирован, что не поймешь, где шахматы, а где политика. Я твердо уверен – чем больше политики в шахматах, тем больше в них потерь. Запомни мои слова, Чапай, – все это приведет к развалу мирового шахматного движения». Как показало время, Тайманов оказался прав!

Возвращаясь к Каспарову, отметим, что за него активно «играл» идеолог перестройки Александр Яковлев. Как пишет Александр Яковлев в своей книге «Сумерки», когда ситуация в матче начала меняться, он оказался свидетелем разговора между Горбачевым и Черненко о ходе поединка. Черненко настаивал, что нельзя допустить победы Каспарова, который покинет СССР. Яковлев сказал Михаилу Сергеевичу, что не стоит путать спорт с политикой. Но его мнение, как он пишет, тогда не приняли в расчет. Несколько по-другому рассказывал автору руководитель управления шахмат Спорткомитета СССР Николай Крогиус. По его словам, ему говорили, что определенные члены Политбюро поддерживали Карпова, но это не было четко видно, а вот поддержка Каспарова Яковлевым, ощущалась во всем – Яковлев не скрывал того, что однозначно поддерживает Каспарова.

Ниже приводится отрывок из интервью Яковлева «Спорт-Экспресс журналу» за декабрь 1996 года: «Я всегда был сторонником того, чтобы максимально, насколько это возможно, отделять спорт от политики. Я много раз говорил о том, что мы сами плодим подкупы, склоки. Мы непрерывно занимались всевозможными разборками. Постоянные проблемы возникали с шахматами. Я, например, категорически не понимал, почему у нас должен быть только один выдающийся шахматист – Карпов, и почему делалось все, чтобы не допустить выхода наверх Каспарова».

Карпов, в свою очередь, неоднократно утверждал, что именно Яковлеву он обязан утратой чемпионского титула.

 

http://www.e3e5.com/upload/articles/images/963394748.jpg

Подпись к фото из немецкого издания мемуаров Яковлева гласит: «Шахматы с Каспаровым – на 13-м ходу я проиграл. В Канаде»

 

Во всех республиканских газетах была опубликована фотография комсомольца Каспарова с партбилетом в руках с броским заголовком «Это самый счастливый момент в моей жизни». После известных событий, связанных с КПСС, его люди охотились за этими газетами. «Многие годы считалось, что вы любимчик партии, типичный карьерист», – заметил в беседе с Анатолием Карповым шахматный обозреватель Евгений Гик.

– Это испытанный козырь Каспарова и Корчного, – парировал чемпион мира А. Карпов. – Напомню, что я вступил в партию в 28 лет, будучи двукратным чемпионом мира. А Каспаров, стоит заметить, стал коммунистом в 19 или даже в 18 лет».

На одной из встреч автора с Каспаровым, Каспаров, уже будучи гроссмейстером, спросил у автора: «Это правда, что Вы не член КПСС?» «Да, это правда», – ответил автор. «Это непрактично», – заключил он. В этом ответе много информации.

Только один пример того, как рьяно поддерживал Каспарова ЦК Компартии Азербайджана. Когда Каспаров выиграл матч у Корчного в Лондоне, из ЦК Компартии Азербайджана во все министерства и ведомства было приказано, чтобы они организовали поздравительные телеграммы в Лондон Каспарову (адрес прилагался). На главпочтамте был организован специальный пункт для приема этих телеграмм и выделен специальный канал связи. Всем этим ЦК Компартии Азербайджана занимался в дни юбилейных торжеств руководителей партии и правительства.

А когда Первым секретарем Азербайджана стал А. Везиров, Каспаров вообще имел неограниченные возможности – через своего дядю Л. Вайнштейна он состоял в родственных отношениях с Везировым. У Г. Каспарова был прямой телефон с Абдурахманом Халиловичем, и он стал заниматься далеко не шахматными проблемами. И покинул он Баку одновременно с А. Везировым отнюдь не по этническим соображениям – он уже успел с помощью Везирова ввязаться в весьма сомнительные дела и резко выступал против Народного фронта.

 

image090

На снимке: делегаты XXXI съезда ЛКСМ Азербайджана – международный гроссмейстер Гарри Каспаров, каменщик треста № 4 Минпромстроя республики Юсиф Бабаев, докер-механизатор Бакинского морского порта Намазали Рашидов. На этом съезде Каспаров выступил с яркой коммунистической речью

 

Объективности ради надо отметить, Каспаров на государственных и обычных мероприятиях упоминаний партии и правительства тщательно избегал, где это было возможно – автор был с ним на многих мероприятиях и хорошо это помнит. И это был какой-то скрытый замысел.

Характерен был эпизод на открытии Сумгайытской шахматной школы. К автору подошел Первый секретарь горкома партии, давний знакомый автора, и попросил: «Скажи Гарику, чтобы он сказал в своем выступлении пару слов о заботе ЦК КП Азербайджана о шахматах». «Этого я ему сказать не могу», – ответил автор. «Я этот вопрос решу», – решительно заявил присутствующий при разговоре бывший комсомольский деятель, секретарь горкома по идеологии, и пошел к Каспарову, беседующему с шахматистами города. Вернулся он какой-то подавленный – в своем выступлении Каспаров рассуждал о пользе шахмат для общего развития в молодом возрасте – и не более.

 

 

Ч. Султанов и директор шахматной школы г. Сумгайыт Г. Рзаев

Г. Каспаров беседует с Первым секретарем сумгайытского горкома комсомола Ш. Алиевым

 

Каспаров дает сеанс одновременной игры в г. Сумгайыте

Ч. Султанов и Г. Каспаров на открытии шахматной школы в г. Сумгайыт

 

Другой случай. Во время открытия турнира «Вместе с гроссмейстерами» в Баку к автору подошел представитель комсомола и, смущаясь, сказал: «Скажите, пожалуйста, Гарику, чтобы он поблагодарил комсомол за организацию этих соревнований». «Это вы скажите ему сами. Такие вопросы я с ним не обсуждаю», – ответил автор. Они ему сказали, и он «выполнил» их поручение.

Автор четко помнит, что говорил Каспаров на открытии турнира.

Каспаров, выступая на открытии турнира в Баку, говорил, что считает для себя началом больших шахмат ту незабываемую минуту, когда «великий Таль» пожал ему, десятилетнему пионеру, руку в стартовом поединке турнира Дворца пионеров 1974 года.

И все. Ни слова ни о партии, ни о комсомоле.

Сидевший рядом со мной Флор тихо спросил меня: «Почему он все время называет Таля «великим»?»

В связи с какой-то коммунистической датой автору позвонил заведующий отделом ЦК Компартии Азербайджана и сказал буквально следующее: «Я только что говорил с матерью Каспарова и просил ее, чтобы Гарик выступил по телевидению. Она мне сказала, что он очень занят. Рзаева нет в Баку. Может, Вы попробуете?» «Это бесполезно, – ответил автор, – дело не в занятости. Он вообще избегает подобных выступлений». «А чем занимается Федерация, где ее воспитательная работа?» – вдруг сказал он автору. Как автор понимал Каспарова в этот момент!

В этом вопросе у автора с Каспаровым был полный консенсус – автор сам не был членом никакой партии никогда, и, как председатель Федерации шахмат, никогда не просил его на многочисленных встречах с общественностью восхвалять партию и правительство.

Как известно, новый поединок между Карповым и Каспаровым был назначен на осень 1985 года. За три месяца до его начала Каспаров дал смелое, по тем временам, не очень объективное, интервью журналу «Шпигель».

После этой статьи, почему-то автору, последовало несколько звонков из Москвы из различных газет с одним и тем же провокационным вопросом: «Как Вы расцениваете выступление Каспарова в «Шпигеле»?» На все звонки был один ответ: «Сейчас гласность и каждый вправе высказывать свои мысли». По этим прокарповским звонкам окончательно стало ясно, что «не всё так просто под луной».

После статьи в «Шпигеле» собралась Федерация шахмат СССР, на которой присутствовали Г. Каспаров, Ю. Мамедов и Н. Ахундов. Один из участников этого собрания позже рассказывал автору о нем с подробностями. Со всех сторон посыпались обвинения на Каспарова, и он отвечал на них – Мамедов и Ахундов промолчали все заседание. После заседания, Каспаров с ними в резких тонах выяснял отношения.

Как известно, Каспаров не подписал протокол о прекращении матча. Без вариантов было ясно, что такой же позиции должен был придерживаться руководитель делегации Ю. Мамедов. В это время в Баку поползли слухи всевозможного толка. Ситуация прояснилась через несколько лет.

Карпов через три года в журнале («64 – Шахматное обозрение» № 9, 1988) выступил со следующим заявлением: «…По поводу прекращения матча 1985 года в Москве хочу привести только одно не публиковавшееся в советской печати заявление руководителя делегации Каспарова. Мамедов от имени Каспарова заявляет: «Каспаров не хочет продолжать матч. Каспаров согласен с решением президента ФИДЕ считать матч оконченным. Каспаров готов играть новый матч в сентябре. Москва, 25 февраля 1985 года».

Официального протеста Каспаров не подавал. Правда, перед журналистами была разыграна полная драматизма сцена, но, когда после этого встал вопрос о возобновлении матча, после недельного раздумья было сделано напечатанное выше заявление. Да это и понятно: ведь Каспаров спасал матч, в котором я вел с перевесом в два очка.

Но сейчас я даже не об этом. Каспаров, как видим, согласился с решением президента ФИДЕ считать матч оконченным и потерял, таким образом, моральное право на свои последующие недопустимо резкие выпады».

В ответ на это заявление Мамедов написал письмо в редакцию журнала «64», в котором поведал о том, что тогда происходило в действительности (№ 20, 1988): «…24 февраля глубокой ночью мне позвонил из Югославии главный арбитр матча С. Глигорич и сказал, что Ф. Кампоманес хочет узнать реакцию Г. Каспарова на предложение А. Карпова возобновить матч. Нам стало ясно, что в случае согласия возникнет желанный длительный перерыв, так как судьи и тренеры разъехались по домам, и поэтому организация второй половины матча потребовала бы столько времени, сколько было бы необходимо А. Карпову. Именно поэтому и было принято решение сделать следующее заявление…

Такова фактическая картина событий того времени. Акцент в тексте А. Карпова на слове «согласился», по отношению к Г. Каспарову, нелеп, потому что 15 февраля 1985 года А. Карпов собственноручно подписал решение президента ФИДЕ о прекращении матча, а Г. Каспаров не сделал этого… И мне пришлось приложить немало усилий, чтобы Г. Каспаров признал сложившуюся ситуацию и подчинился решению – ведь играть было бы не с кем».

Любой юрист вам скажет, что ответ Ю. Мамедова можно толковать по-разному. Автору же, человеку, далекому от юридических тонкостей, этот ответ напоминает блатную песенку послевоенных лет: «Подарю тебе три фунтика мыла, хочешь – мойся, хочешь – торгуй».

После этого случая осложнились отношения между Каспаровым и Мамедовым.

Удивительнее другое – а чего, собственно, Каспаров ожидал? Ведь они были микровинтиками известной системы! Октай Атаев рассказывал автору, что, когда произошел так называемый путч, и калифом на несколько часов стал Янаев, у которого дрожали руки на пресс-конференции, но, по его словам, которые трудно было проверить, его физическим состоянием была довольна его жена, Мамедов не скрывал своей радости: когда Янаев был председателем КМО, Мамедов занимал такую же должность в Азербайджане.

Может быть, Каспаров в эти минуты понял – «за что боролись, на то и напоролись».

 

image092

Из личного архива Ч. Султанова

На встрече с преподавателями АГУ Г. Каспаров, Ч. Султанов и А. Никитин. Пока он похож на смиренного мальчика!

 

Как-то автору позвонил Фуад Джафаров, впоследствии международный арбитр по шахматам и после Заида Велибекова организатор шахматного судейства в Азербайджане, который успешно работал во Дворце пионеров, был активным функционером при проведении школы Ботвинника – Каспарова, провел большую работу при организации шахмат в «Трудовых резервах», и пригласил для участия в блицтурнире, организованном в честь какого-то события. В турнире участвовали мастера и кандидаты в мастера. Сделав одну или, точно не помню, две ничьи, с большим отрывом первое место занял Г. Каспаров.

Поражала его фантастическая память – после блиц-партий он продемонстрировал все сыгранные ранее партии с указанием ошибок своих и противника. Впоследствии, при подготовке к Спартакиаде народов СССР, Каспаров как-то показал автору одну партию, сыгранную в недавно закончившемся турнире. «Нечто подобное у меня встречалось ранее, и я заметно усилил игру белых». «А где это ранее встречалось у тебя?» – спросил автор. «В блицтурнире на кубок Дворца пионеров (!?)», – невозмутимо ответил он и продемонстрировал ту партию.

Поразило автора и другое – он помнил не только все свои турнирные партии, но и партии, сыгранные в блицтурнирах!

И еще о его памяти. Как-то автор с ним вместе выступал по телевидению. Передача была прямой, и возможности для корректировки выступления не было. После передачи автор сказал ему, что выдал пару неудачных фраз. Он возразил, сказав, что они звучали не в том аспекте и, один к одному, повторил все выступление автора!

Но однажды автор его существенно поправил.

«В нашей блиц-партии в этом турнире, как мне казалось, я получил большое позиционное преимущество и уже собирался его реализовывать, как вдруг Каспаров, на ровном месте, пожертвовал качество и разбил центральные пешки. Через несколько ходов моя позиция развалилась.

«Ну, как Вам понравилась моя идея с жертвой качества?» – спросил он у автора, после партии. «Это не твоя идея, Гарик, – ответил ему автор. – Все это было в 1946 году в партии Люблинский – Ботвинник». Он сразу перестал улыбаться, и как-то странно посмотрел на автора. Через минуту он весело рассмеялся и сказал загадочную фразу: «Чапай Алиевич все знает!»

 

image096

Из личного архива Ч. Султанова

Битва «гигантов» в блицтурнире – Ч. Султанов – Г. Каспаров

 

И, наконец, самое главное, чего Каспарову нельзя простить и никогда не простят на его Родине в Азербайджане.

Ощутимый удар по вскормившей его земле – Азербайджану нанес в те годы Г. Каспаров.

Как мало было мыслей, как много было сил.

И как я куролесил, и что я натворил…

Не стал мессией и устал от миссий.

Как много мыслей и как мало сил…

Как вспоминал А. Никитин, это четверостишие Евтушенко он часто повторял Г. Каспарову. Автору трудно судить, зачем он это делал, но одно автор может сказать твердо – первые две строки, в полном объеме, в том числе, выражают отношение Каспарова к Азербайджану. И это он хорошо понимал.

Известный принцип – мнение не меняют только дураки и покойники – Каспаров использовал в полном объеме: «Многим, если не всем, я обязан комсомолу», «это самый счастливый день в моей жизни» (по поводу вступления в КПСС. – Авт.), «в «Выборе России», с Гайдаром я нашел свою политическую нишу», «что-то не припомню Гайдара, Чубайса или Кириенко среди лидеров демократов. На Манежную площадь в 90-м и 91-м они не выходили, обошлись без этого. Леша Головков привел их к Геннадию Бурбулису, а тот – напрямую к Борису Ельцину...», «и если политический мир уподобить шахматной партии, то лучшего гроссмейстера, чем Г. Алиев, найти трудно», «сегодня в Азербайджане диктатура и нищета», «Горбачев – это явление века, а его перестройка дует в мои паруса», «Ельцин – это новая, обновленная Россия» и т.д.

И в дальнейшем свою антиазербайджанскую деятельность Каспаров тиражировал по всему миру. Куда бы он ни прилетал с различными целями – выступать в турнирах, читать лекции, состязаться с компьютерами и т.д., он никогда не «забывал» Азербайджан.

Вот некоторые «перлы» из его многочисленных антиазербайджанских высказываний, прозвучавшие в те годы: «в Баку убивали только за то, что ты был армянином», «после того, как его покинули армяне, Баку стал мертвым городом», «Баку уже никогда не будет цивилизованным городом, т.к. своим развитием он обязан не местным жителям», «Баку загнал себя в мировую изоляцию, и надолго», «после отъезда из Азербайджана специалистов разного профиля экономика начала разрушаться и этому не будет конца» и т.д.

 

Каспаров на Приморском бульваре в Баку. Позже он назовет Баку «мертвым городом», а сотни тысяч туристов, которые посетят Баку, скажут, что Баку вошел в ряд красивых городов Европы

 

Каспаров на многочисленных пресс-конференциях в России и за рубежом, в своих многочисленных заявлениях всячески хотел воспрепятствовать реализации каспийских контрактов.

«Все экономические связи с Азербайджаном – это преступление…»

«Нельзя из-за нефти прощать Азербайджану его преступления…»

В 1989 г. автор был приглашен на шахматную Олимпиаду в Салоники для чтения лекций о компьютеризации обучения шахматам и стал невольным свидетелем многочисленных интервью Каспарова зарубежным журналистам о событиях в Сумгайыте, в которых он всю вину возлагал на азербайджанскую сторону. Каждый вечер на греческих телевизионных каналах он выступал с антиазербайджанских позиций, практически не говоря о шахматах, ради которых он, собственно, и приехал в Салоники.

Как рассказывали автору, Каспаров сам подходил к руководителям шахматных команд и красочно описывал «беспредел» в Баку. В один из свободных дней на турнире он собрал журналистов и шахматных деятелей и говорил «об ужасах в Сумгайыте».

В российском издании «Бульвар Гордона» опубликовано интервью экс-чемпиона мира по шахматам, председателя движения «Объединенный гражданский фронт» Гарри Каспарова.

«Первые погромы, если помните, прошли в 88-м году в Сумгайыте. В Союзе меня тогда не было – где-то за границей играл, а когда приехал сюда, мне казалось, что все можно как-то остановить, уладить, я даже записки докладные писал, не понимая, что это уже начало конца...

...и подогревается сверху...

– Естественно! Уже шел распад страны, и власть провоцировала конфликты, чтобы использовать их как повод для введения войск. Окончательно это стало ясно в 90-м году, когда армянские погромы в Баку никем не пресекались, хотя в городе было 11 тысяч солдат внутренних войск. Там находился Первый заместитель министра МВД СССР Лисаускас, а потом, чтобы курировать ситуацию от ЦК КПСС, прибыл и Примаков, но никто не вмешивался до тех пор, пока зачистка не была произведена. Причем это не в местечке были погромы, а в огромном столичном городе, где стоят многоквартирные дома...

Хм, а в чем принципиальная разница?

– Понимаете, если, скажем, в местечке все в курсе: там еврейская семья, там армянская, а там азербайджанская, – налетели, пожгли, поубивали, ушли, – то в таком мегаполисе, как Баку, вести столь точечные операции толпа просто так не может. Ну, вот представьте: перед вами 16-этажный дом. Откуда вам знать, где армяне живут, где азербайджанцы, а где евреи? Когда погромщики целенаправленно идут из района в район и из квартиры в квартиру, это означает, что в ЖЭКе им дали списки, что есть ведущий.

Иными словами, акция была не хаотичной?

– Ну, конечно же, нет. В Баку тогда, в январе 90-го, знали, куда шли...

И что, заходили в армянские квартиры и грабили, убивали, насиловали?

– Кого-то из окон выбрасывали... Точного количества жертв я не знаю, но, по имеющейся информации, около 120 человек погибло. Это, замечу, не геноцид был, а этническая чистка. В Баку до начала этих событий жило не меньше 250 тысяч армян...»

Любой порядочный человек не будет отрицать, что во время трагических событий в Сумгайыте и Баку погибли люди армянской национальности, но при этом не надо забывать, что, при геноциде азербайджанцев в Ходжалы, погибло на порядок больше мирных граждан. Об этом Каспаров нигде и никогда не говорит. Этот факт говорит о том, что ему абсолютно безразличны человеческие жизни разной национальности – они ему избирательно нужны для его грязных политических игр.

А такого, что описывает Каспаров – никак и близко не было.

Беженцы – это люди, пережившие трагедию, попавшие в беду не по своей воле – и азербайджанцы, и армяне. Беда этих людей застала как гром среди ясного неба. Одинаково больно было смотреть на беженцев и азербайджанцев, и армян, но только не Г. Каспарову – в поддержку азербайджанских беженцев он публично не сказал ни одного слова. Для него беженцами были только люди с армянской стороны.

«– А ведь Вы когда-то вполне успешно вели совместные дела, – говорит корреспондент К. Илюмжинову.

– Вели. Но бизнеса как такового не получилось. Разве что корону я у него как-то купил.

– Какую корону?

В 1990-м, когда он выиграл чемпионский матч у Карпова, ювелирная фирма Kоrloff вручила ему корону, в которую были инкрустированы 1118 черных и белых бриллиантов. Он ее решил продать, а деньги передать армянским беженцам. Даже был какой-то покупатель, некий арабский шейх. Но шейх куда-то делся, а деньги беженцам Каспаров уже пообещал. Тогда я эту корону и купил.

– Дорого?

– Это коммерческая тайна. Могу сказать, что сделка была осуществлена в Швейцарии, в одном из тамошних банков корона и лежала.

– Она еще у вас?

– Да нет. Потом у меня ее друзья-бизнесмены забрали, использовали, чтобы кредит получить».

И еще о короне.

«Договорились, что я отдам за нее миллион долларов. В итоге Каспаров начал причитать, что за сделку французское государство возьмет процентов 30, и мне нужно накинуть и их. Тут я уже возмутился. Мы же уже договорились. Мне что, еще и налоги покрывать?

– Каспаров смирился с потерей денег?

– Нет, пришлось Гарику везти контрабандой корону в Цюрих, где я его ждал», – рассказал президент ФИДЕ.

Так что Гарри Кимович знаком и с контрабандой. Как видим, Каспаров и Илюмжинов начали заниматься сомнительными делами уже в те далекие годы, а в дальнейшем легко и непринужденно перенесли это и на ФИДЕ.

«Каспаров довольно давно стал постоянным автором в американской The Wall Street Journal, его даже называют ее общественным редактором…

За свои заслуги в работе со спонсорами штатный колумнист газеты The Wall Street Journal Гарри Каспаров даже попал в список самых влиятельных персон планеты, подготавливаемый американским журналом The Time» – пишут П. Данилина, Н. Крышталь, Д. Полякова

И в своей деятельности в The Wall Street Journal, он не «забывает» Азербайджан.

«Работа» Каспарова по Баку была по достоинству оценена его новыми заокеанскими друзьями и в 1991 году, аккурат после развала Союза, Гарри Кимович становится вторым лауреатом премии «Keeper of the Flame», («пламеносец») ежегодно присуждаемой «Консультативным Советом по национальной безопасности США» (Nationaly Security Advisory Council) персонам, особо отличившимся на поприще продвижения демократии. И сразу же его включают в состав членов данного Совета. Причём Гарри Каспаров оказывает не просто единственным неамериканцем среди 95 членов этого совета, но и фактически единственным гражданским человеком на фоне своих новых коллег, имеющих то или иное отношение к Конгрессу США или американским спецслужбам, будь то Пентагон, ФБР или ЦРУ. Впрочем, ещё вопрос, действительно ли Каспаров был «белой вороной» в Совете, занимающемся выработкой стратегии, организации акций и привлечением ресурсов для обеспечения безопасности США.

Никогда не надо забывать, что американцы – прагматики: партиям, которые имитируют оппозицию, они также имитируют поддержку! Американцы, и за это они достойны уважения, никогда не забывают про интересы именно своей страны. Не случайно американцы часто повторяют известный прагматический принцип «надо во всем использовать все, как на чикагской бойне, где в дело идет все, кроме поросячьего визга». Придя к власти, Муссолини, без особого суда и следствия, пересадил всех главарей итальянской мафии, а освободили их в 1943 году американцы, когда вошли в Италию, и начали с ними сотрудничать итальянская мафия, к большому удовлетворению американцев, активно боролась с коммунистами.

Такова американская модель, принцип максимальной энтропии, и не видно для них особого смысла ее изменения.

Так или иначе, но весомую часть своего времени Гарри Каспаров проводит в США, где у него чудесный дом в стиле 20-х годов на Манхэттене, где он является штатным колумнистом влиятельной «The Wall Street Journal», где он пользуется почётом и уважением среди хозяев и посетителей Белого дома. Идеей Каспарова всю его жизнь были и остаются деньги и власть, и ради достижения своей цели шахматист и оппозиционер готов на всё. Точно так же, как когда-то он предал давший ему путёвку в жизнь Азербайджан, точно так же он относится и к приютившей его России.

Журнал «i» в № 19 от 19 мая 1999 года пишет, что в конце апреля 1999 года Гарри Каспаров стал участником двух крупных научных собраний в США, где прочел лекции: одну в Стэнфорде – о пределах человеческих возможностей в спорте, вторую в Орегоне – под условным названием «Шахматы, политика и компьютеры». И, как пишет журнал, рассказ о трагических событиях в Баку в январе 1990 года переплетается с оценкой современных событий в Косово.

«...Когда близок стал конец Империи Советов, коммунистическое правительство сделало последнюю попытку удержать контроль в своих руках, инспирируя межнациональные столкновения и мятежи. Один из самых кровавых конфликтов возник между Азербайджаном и Арменией по поводу Нагорного Карабаха. Трагическим образом этот конфликт не остался в рамках споров и разногласий, а превратился в геноцид против армян в нескольких крупных городах Азербайджана, докатившийся до Баку... Очень жаль, что мне больше не довелось вернуться туда, где я родился и где похоронены мой отец, два моих деда и моя бабушка. Кое-кто ожидал, что сразу после этого ужасного события я покину СССР... Империя рухнула, лишившись своих национальных территорий, но мое место – в стране своего родного языка, и до тех пор, пока меня не заставят уехать, я в ней останусь. Конечно, я очень люблю Армению и Израиль, я сделал все, что в моих силах, чтобы помочь армянам в их справедливой борьбе за Карабах, и продолжаю всячески поддерживать народ, живущий в Израиле...» Когда Каспаров жил в Баку, и жил как принц, никто, во всяком случае, прилюдно не слышал от него каких-либо слов о любви к Армении и Израилю – тогда он клялся в любви к Азербайджану. На одном из съездов комсомола Азербайджана он говорил: «Эта благодатная земля вырастила и поставила меня на ноги… Если политический мир уподобить шахматной партии, то лучшего гроссмейстера, чем Г. Алиев, найти будет трудно».

Г. Каспаров внес свой «вклад» и в трактовку кровавых событий в Баку 20 января 1990 года.

Несмотря на свои многочисленные антиазербайджанские заявления, в известные напряженные дни в Баку у него никаких проблем не было – со своими близкими он мог в любое время выехать из Баку туда, куда хотел, но, желая драматизировать ситуацию в Баку, он выбрал другой путь.

Руководитель отдела управления «3» КГБ СССР Владимир Луценко и начальник отделения Валерий Хмелев пишут: «Семью Каспарова, например, Гарри, его жену, маму, бабушку, наши ребята сначала тайно (!? – Авт. Об этом знали все шахматисты в Баку.) вывезли в санаторий КГБ «Бильгя». Потом, опять со всеми мерами предосторожности, привезли в аэропорт и спецрейсом (!? – Авт. Это были челночные рейсы, которыми в Баку перебрасывали спецподразделения.) на ТУ-134 отправили в Москву».

Этот, искусственно созданный Каспаровым эпизод, впоследствии прошел по многим информационным каналам и принес огромный вред Азербайджану.

Эту байку, с еще более устрашающими подробностями, Каспаров рассказывал в своих выступлениях за рубежом. В то же время у него не нашлось слов соболезнования и утешения семьям бакинцев, погибших под советскими танками в Баку 20 января 1990 года. А вот как Каспаров ответил на вопрос корреспондента о геноциде азербайджанцев в Ходжалы: «Там произошли какие-то события, которые мне трудно комментировать». Конечно, Каспаров не «забывает» и Турцию.

В статье «Пора определиться с врагом: кто наш очередной противник после талибов и Усамы бен Ладена?», опубликованной 18 января 2002 г. в газете The World Street Journal, Гарри Каспаров, в частности, заявил о необходимости «полного расследования резни армян в Османской империи в 1915 году... Турция сегодня надолго застряла в ожидании своей очереди на вступление в Евросоюз, и весьма важно отнестись к данной проблеме с наивысшей серьезностью. Есть много нерешенных вопросов – включая полное расследование резни армян в Османской империи в 1915 году, проблему Кипра, курдскую автономию и экономические трудности Турции».

«Но все они (исключая экономику) зависят от политической воли обеих сторон и решимости довести до конца переговоры в кратчайшие сроки. Только посредством полной интеграции крупной мусульманской страны в западное сообщество мы сможем призывать к последнему крестовому походу против глобального терроризма», – пишет Гарри Каспаров.

И последнее по этому вопросу – близкие люди Каспарова, когда начались известные события, усиленно советовали Каспарову уехать временно из Баку, но он этого не сделал – хотел это сделать с шумом и адреналином в крови!

Провокационную позицию по событиям 20 января, не без давления армянского лобби, занял ряд американских сенаторов, которых тут же поддержал академик Е. Велихов. Газета «Московские новости» 4 марта 1990 года сообщила о беспокойстве американских законодателей по поводу судьбы складированных близ Баку почти 100 ядерных боеприпасов. В связи с этим академик Евгений Велихов утверждал, что «наличие в районе Баку этих стратегических объектов сыграло не последнюю роль в решении вопроса о вводе войск».

Автор хорошо помнит, как в 70-е годы, выступая по ЦТ, Велихов рисовал какие-то схемы и утверждал, что «СОИ» – очередной блеф американской военщины, – тогда он верой и правдой служил ЦК КПСС. Оказалось, что «СОИ» – это технология будущего, а Велихов превратился в слугу американских сенаторов.

«Некоторые люди могут дышать в любых условиях, путем перекрытия кислорода другим», – считает Степан Коршунов в статье «Академик-амфибия», посвященной Велихову.

И в те трагические для Баку дни академик Е. Велихов оказался в компании со своим партнером по афере с компьютерами «Атари» Каспаровым, в числе тех, кто перекрывал кислород для Баку.

На пресс-конференции по поводу разрабатываемых ими компьютеров «Атари», что оказалось большой аферой, они взахлеб лгали о событиях в Баку.

Для чего все это нужно было Каспарову? Ларчик просто открывался – Каспаров понял, что в Азербайджане он взял все, что мог, а теперь может набрать и демократические очки, поливая грязью страну, которая являлась его Родиной. Помимо этого, таким своим заявлением он старался получить поддержку от еврейского и армянского лобби в США. А ведь сама биография подсказывала ему стать миротворцем между армянским и азербайджанским народами. Но для этого, помимо биографии, нужны искренность и элементарная порядочность.

И он лгал, когда говорил, что его отношение к Азербайджану изменилось после известных событий – своей Родиной Азербайджан, в отличие от своей отцовской линии, он никогда не считал – так он был воспитан матерью.

«Вопрос читателя: Наверное, более уместно вам стать оппозиционером в Баку – это Ваша Родина. Или там нечего критиковать?

Ответ Гарри Каспарова: Я родился в стране, столицей которой была Москва, я продолжаю жить в стране, столицей которой является Москва. В моём активе 8 золотых олимпийских медалей, 6 раз я был лидером команды: 2 раза советской, 4 раза российской. Вопрос этот оставим на совести задающего. Баку всегда был своеобразным имперским форпостом, и большинство людей, с которыми я вырос, всегда ощущали себя частью русского цивилизационного пространства, с его историей, культурой и языком. Для меня вопрос, где жить, никогда не стоял. Подавляющее большинство моих знакомых и родственников, так или иначе, из Баку уехало, и почти все живут в Москве. Повторяю, в той же самой столице страны, в которой мы родились».

Комментировать этот гадкий ответ нет необходимости. Мало кто обратил внимание на тот факт, что, завоевав звание чемпиона мира, на своей первой пресс-конференции Каспаров начал свою речь словами: «Я родился в одном южном городе…» Слово «Баку» произнесено не было.

Азербайджан в свое время сделал все для роста Каспарова, а в период его борьбы с Карповым стоял за Каспарова стеной.

Каспаров стал не только главным деятелем, ведущим информационную атаку на Баку широким фронтом, он еще стал постоянным участником всех антиазербайджанских митингов, форумов и т.д., а во многих случаях руководителем и инициатором этих мероприятий.

В интервью итальянской газете «Коррьере делла сера» в июле 1989 года Каспаров без обиняков заявил, что популярность его основывается не только на шахматах. «Нет, быть чемпионом этого недостаточно. Факт, что я борюсь за новое. Люди понимают, что я вношу в мир струю свежего воздуха...» Одной из составляющих этой «струи» была антиазербайджанская пропаганда.

В лихие 90-ые Каспаров на всех информационных фронтах развел бурную деятельность против Азербайджана.

Каспаров был главным консультантом и близким другом известной триады, острием направленной против Азербайджана – Старовойтова – Афанасьев – Попов.

В Координационный Совет самой крупной оппозиционной организации «Демократической России», которая охватывала всю палитру оппозиционных сил, входили Афанасьев, Мурашов, Попов, Каспаров, Гдлян. Другими словами, в российской оппозиции в целом был создан мощный антиазербайджанский Центр, ядром которой был Гарри Каспаров. А если вспомнить, что и во властных структурах господствовало антиазербайджанское направление, то можно себе представить, в какое тяжелое положение, в том числе, за счет усилий Каспарова, попал Азербайджан.

Движение «Демократическая Россия» издает и свою газету. В редакционную коллегию входят Юрий Афанасьев, Елена Боннэр, Гарри Каспаров. Практически в каждом номере газеты – антиазербайджанская статья.

 

Галина Старовойтова и Гарри Каспаров (Москва, 1990-е)

 

Галина Старовойтова с Гарри Каспаровым и Гавриилом Поповым (Photoxpress)

 

Давид Петросян пишет: «В 1988-1998 годах Г. Старовойтова участвовала более чем в 40 научных симпозиумах, конференциях и семинарах, проводимых крупными научными центрами и международными организациями, по вопросам права наций на самоопределение и защищала на них права армян Нагорного Карабаха на самоопределение, вплоть до создания независимого государства;

– за тот же период она прочла лекции более чем в 20 авторитетнейших университетах США, Великобритании, Канады и других стран по этнографии, этнопсихологии и межэтническим конфликтам, в которых регулярно приводила пример требования армян Нагорного Карабаха на самоопределение как наиболее неоспоримый случай;

– в средствах массовой информации свыше 20 стран Г. Старовойтова опубликовала статьи-интервью, в которых обосновывала право армян Нагорного Карабаха на самоопределение, вплоть до создания собственного государства».

Начав с политической деятельности, Старовойтова погибла в какой-то, далекой от политики, мафиозной разборке.

Галина Старовойтова на волне карабахского движения стала крупной бизнесвумен, а погибла при мафиозных финансовых разборках.

«Никакой политики, Галину Старовойтову убили за деньги и из-за денег», – пишет Александр Шварев. Галину Старовойтову вместе с ее помощником Русланом Линьковым неизвестные расстреляли в Петербурге 20 ноября 1998 года.

 

«Люди гибнут за металл» – бесславный конец Старовойтовой –

уже не как политика, а в мафиозной разборке

 

Главным идеологом Межрегиональной группы был Попов. Как один из организаторов депутатской «Межрегиональной группы», главной своей мишенью выбрал Азербайджан, ведя против него целенаправленную борьбу. На съездах жестко «бил» азербайджанских депутатов, местами переходя на жестокость – это ему ничем не грозило.

Каждое свое выступление на любых заседаниях и собраниях он заканчивал оскорблениями и угрозами в адрес Баку. Как рассказывали автору азербайджанские делегаты Съезда народных депутатов, в перерыве между заседаниями А. Везиров подошел к Г. Попову, как к старому знакомому, и начал горячо рассказывать ему правду о карабахских событиях. Попов слушал его со скучающим видом. На ходу подведя итоги беседы, он сказал ошарашенному руководителю депутации: «Нагорный Карабах вы должны отдать Армении». Как человек он тогда вызывал глубокую неприязнь и не только у одних азербайджанцев. Как и Каспаров, Попов так же поменял свою фамилию. Попов – это его не настоящая фамилия, а кличка.

Юрий Афанасьев был главной ударной силой армянской стороны в Межрегиональной группе на Съездах народных депутатов. Более, чем через 10 лет он скажет: «Мы – Межрегиональная группа – поддерживали армянскую сторону, а теперь я сомневаюсь, всегда ли мы были правы?»

 

Юрий Афанасьев, ректор Московского государственного историко-архивного института, основатель, ректор и президент Российского государственного гуманитарного университета

 

В редакции «МК». Карабахскую линию вел Каспаров. Во встрече участвовали: Евгений Амбарцумов, Георгий Арбатов, Юрий Афанасьев, Олег Богомолов, Геннадий Бурбулис, Аркадий Вольский, Лен Карпинский, Гарри Каспаров, Виталий Коротич, Юрий Лужков, аркадий Мурашев, Николай Петраков, Лен Пономарев, Гавриил Попов, Юрий Рыжов, Анатолий Собчак, Сергей Станкевич, Григорий Явлинский, Егор Яковлев

 

Другой антиазербайджанской линией Каспарова было сотрудничество с комитетом «Карабах», организованной Нуйкиным. У Нуйкина с Каспаровым было еще одно общее – он, как и Каспаров, поменял свою фамилию Нудал на Нуйкина.

 

На учредительном собрании Комитета российский интеллигенции «Карабах» выступает А. Нуйкин. «Иногда «общую вонь» представляют, как единодушие», – Фазиль Искендер

 

Этот мерзавец, другого слова не подберешь, назвал истекающий кровью азербайджанский народ «палачом», а армянский – «жертвой», и призывал к жестким мерам против Баку.

В эту же компанию подвязался небезызвестный Леонид Гозман, один из активных коллег Каспарова по антиазербайджанской деятельности.

 

Гозман Леонид Яковлевич

 

Гозман – одни из главных организаторов «КРИК», деятельность которой была направлена против государственности Азербайджана. По его личному признанию, для него главным в карабахском конфликте и вокруг него была информация, полученная от Г. Каспарова.

На почве антиазербайджанской пропаганды, в том числе, Каспаров дружил с Шейнисом и Пономаревым – эти господа были в первых рядах защитников карабахских сепаратистов. И здесь он был их идеологом по карабахской проблеме.

Уместно вспомнить, как в октябре 1989 года доктор экономических наук В. Шейнис восклицал: «Отдайте Карабах Армении, а то будет плохо, будет кровь, будет второй Сумгаит!»

Председатель Центризбиркома РФ Н. Рябов заявил на пресс-конференции, что группа депутатов и экспертов во главе с А. Шабадом и В. Шейнисом (оба одни из главных защитников карабахских армян. – Авт.), создавшая движение «За честные выборы», работает под крышей одного иностранного посольства и получает деньги из-за границы. Рябов пообещал, что, «когда придет время», предоставит соответствующие документы. Шабад подтвердил, что его единомышленники «обращались к ряду отечественных и зарубежных фондов за финансовой поддержкой». Но, по его словам, «пока мы не получили ни копейки, а когда и если получим, будем это объявлять». В этой информации для азербайджанского читателя ничего нового нет: ангажированность гг. Шейниса и Шабада известна. Удивляет наивность этих господ кто же даст средства на б/у? И сегодня господин Шейнис, почесывая бороденку как Паниковский, причитает: «Я – старый, меня девушки не любят, и, главное, никто денег не дает!»

Когда ОМОН Москвы «прикладывается» к правозащитнику Л. Пономареву, у автора невольно возникает мысль – «мало ему!» Какие он только оскорбительные слова не говорил в адрес азербайджанского народа! Каждое совещание демократов Пономарев, как сенатор Катон, заканчивал словами о том, что надо дать свободу карабахским армянам.

 

 

Слева направо: член федерального совета партии «Яблоко» Виктор Шейнис, лидер движения «Объединенный гражданский фронт» Гарри Каспаров, исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарев Фото: Коммерсантъ / Светлана Привалова

 

Активным участником, а в ряде случаев и организатором антиазербайджанской компании в силовых структурах был Г. Каспаров. Он сумел навязать свою линию по карабахской проблеме начальнику ГУВД г. Москвы Аркадию Мурашову. В дальнейшем они создали Свободно-Демократическую («либеральную») фракцию, которая расколола Демократическую партию России и вышла из состава ДПР весной 1991 года. Вскоре она, как и все организации, которые создавал Каспаров, благополучно умерла.

 

Начальник ГУВД г. Москвы Аркадий Мурашов

 

При Мурашове Москва была оккупирована сторонниками сепаратистов из НКАО – плакаты «свободу Карабаху» заменили советские лозунги и призывы. Самое любопытное, вместо того, чтобы срывать эти антиконституционные лозунги, их охраняла … московская милиция. «Демократы» творили беспредел у стен Представительства Азербайджана в Москве, а на робкие протесты оттуда «демократам» в гормилиции заявляли: «Демократия!»

Когда рейтинг Мурашова упал до нуля, а он не мог не упасть, так все опытные генералы говорили, что Мурашов – недоразумение в милиции, его освободили от работы. А когда исчез его и политический рейтинг, закончилась и его дружба с Г. Каспаровым.

На антиазербайджанской ниве временно подружились Каспаров с Гдляном. На многих форумах, собраниях и т.д. они выступали в унисон по карабахской проблеме, а на знаменитом зеленоградском митинге они были главными действующими лицами.

 

ivanov2

Митинг в Москве в Лужниках – май 1989 г. На трибуне – Б. Ельцин, Г. Попов, Н. Иванов, С. Станкевич, Т. Гдлян. Именно на этом митинге демократическая шайка призвала все демократические силы осудить Баку и поддержать сепаратистов из НКАО. Организацией и безопасностью митинга занимался … А. Мурашев

 

Гдлян обладал значительным политическим влиянием (народный депутат СССР и Армянской ССР) и значительным капиталом (во время его «подвигов» в Узбекистане, по словам московского адвоката И. Резника, он изымал ценности даже у дальних родственников подозреваемых, причем, как стало известно позже, эти люди подверглись жесточайшим пыткам).

 

Пиар на крови! Гдлян вместе со своим холуем Ивановым (первый справа) демонстрирует в Прокуратуре СССР деньги и ценности, изъятые путем пыток более, чем у тысячи осужденных людей

 

А куда ушла часть этих средств, удалось выяснить Виктору Илюхину.

 

рис

«Узбекские» миллионы Гдляна «воевали» в Нагорном Карабахе», – заявил депутат Виктор Илюхин и продемонстрировал неопровержимые документы

 

Гдлян и его холуй Иванов сошли с политической дистанции с несмываемым позором – они оба стали нерукопожатными. В Армении и Каспаров поняли, что главной целью Гдляна было стать Генеральным прокурором СССР, а все остальное служило этой цели.

За превышение должностных полномочий в Узбекистане против этой сладкой парочки было возбуждено уголовное дело, но от ареста их спас Ельцин и ограничились изгнанием их из Прокуратуры. По распоряжению же Ельцина их прогнали из его команды, где они еще вчера были на первых позициях.

И, наконец, сенсация – дотошные журналисты выяснили, что в большую политику Гдляна запустил Председатель КГБ СССР Федорчук.

В средине 1990 года на собрании в редакции «МК» выступил Г. Каспаров, где, как очевидец, («врет как очевидец») рассказывал об «ужасах» в Баку по отношению к армянскому населению. В своем выступлении он назвал кровавого генерала Лебедя «генералом-спасителем» – так началась их дружба.

По отношению к Баку Лебедь руководствовался только указаниями Каспарова.

В 1997 году Каспаров был финансовым советником генерала Александра Лебедя, инициировавшего создание союза «Третья сила» и Российской народно-республиканской партии. По словам Каспарова, он сумел убедить Лебедя не участвовать в выборах губернатора в Тульской области, но не сумел отговорить от борьбы за пост главы Красноярского края.

«В 1997-м Александр Лебедь, большой любитель шахмат, создал союз «Третья сила».

На вторую доску в своей партийной команде Лебедь пригласил Каспарова и назначил его главным идеологом», – пишет Евгений Гик в статье «С новым ходом».

«По поводу 10-летия ГКЧП генерал-перевертыш Лебедь заявлял: «Я два раза брал Баку (?! – Авт.), но по защитникам Белого дома, по своему народу, стрелять отказался». Азербайджанцы, по Лебедю, враждебный народ. При ГКЧП Лебедь колебался, какую сторону принять, потом все же предал Ельцина, за что тот и прогнал его. Плел интриги и против Путина, за что был отдален от его команды. Погиб, как сообщалось, при невыясненных обстоятельствах. Про мертвых ничего или хорошо. Например, он погиб и это … хорошо».

 

рис

Бандитская вылазка Лебедя в «НКР». Здесь он широко и счастливо улыбается, и встречают его хлебом и солью. В Баку 20 января 1990 года он появился на танке, давя мирных граждан

 

В будущем по какому-то вопросу два максималиста не нашли общий язык, и на этом их дружба закончилась.

Если свести в одну систему все приведенные факты, а их можно значительно расширить, то Каспаров, безусловно, входит в первую тройку по антиазербайджанской пропаганде – Каспаров, Сахаров, Старовойтова. Фамилии приведены в алфавитном порядке, а вот кто из них чемпион, а кто – призеры, сложный вопрос! Можно только уверенно сказать, что метод рассеивания информации у этих господ был идентичен принципу – «Хочешь быть передовым, сей квадратно гнездовым!», а по идеологии по Геббельсу: «Чем чудовищнее ложь, тем легче ей поверить».

Автор, уже во время проживания Каспарова в Баку, прекрасно понял общую стратегию Каспарова в любом процессе – она никогда не направлена на улучшение системы, путем введения новых элементов в различные подсистемы, а направлена на ее уничтожение во имя чего-то воображаемого, возникшего в его дискуссиях с мамой Кларой. А по Азербайджану он свою систему «усовершенствовал» – он не хотел что-то подправить, или что-то улучшить – он делал все от него зависящее, чтобы Азербайджан, как государство, развалилось.

Это легко понять, проведя контент-анализ выступлений Каспарова в те годы – ни в одном выступлении он не призывает два народа начать диалог, ни в одном выступлении он не предлагает себя, как миротворца, нет ни одного его обращения к азербайджанскому и армянскому народам с призывом к сдержанности. Одним слово, ни одного слова к мирному решению конфликта, только призыв к моральному и физическому уничтожению Азербайджана.

Миротворцем могла быть и мать Каспарова Клара. Их было три сестры: Клара была замужем за евреем, другая сестра – за армянином, а третья – за азербайджанцем. Идеальный расклад для миротворца, но случилось все с точностью до наоборот – в центральных СМИ она резко критиковала Баку.

«Среди армян я чувствую себя армянином, среди евреев – евреем». «По культуре и образованию я – русский. Мой родной язык – русский, а вовсе не армянский или азербайджанский, я изучал русскую литературу в школе, мое жизненное мировоззрение формировалось на русской классике. Несомненно одно: получив в семье интернациональное воспитание, я не выработал в себе каких-либо специфических, сугубо национальных черт поведения».

Клара говорила, что в результате свершилось: «Гарик должен жениться на русской, желательно с именем «Маша».

Но мечта Клары исполнилась с вариантами: три брака. Первая жена Мария Арапова – выпускница филфака МГУ. Мария в 1992 году родила Гарри дочь Полину. Вторая жена студентка экономического факультета Юлия Вовк. Этот брак Каспарова длился девять лет и в нем родился сын Вадим (1996 год), а после развода шахматист женился в третий раз – на светской львице Дарье Тарасовой, которая в 2006 году родила ему дочь Аиду, а в 2015 году сына Николоса.

У автора всегда были сомнения относительно того, что Каспаров проводил антиазербайджанскую кампанию только потому, что «среди армян он чувствовал себя армянином». Он хотел проявить себя как демократ первой волны, борец за христианские ценности, т.е. сделать решающий шаг в сторону Запада. И, надо сказать, это ему удалось. В связи со сказанным весьма показательна следующая статья, которую автор приводит как фотодокумент в полном соответствии с подлинником.

 

 

Обобщиться в этих противоречивых высказываниях Каспарова сложно, но что-то Каспаров взял у Сталина, который говорил: «Я – русский грузинского происхождения». Т.е. Каспаров фактически объявляет себя человеком с неопределенной национальностью, оставляя для себя простор для маневров – в зависимости от ситуации быть евреем или армянином.

К вышеотмеченному необходимо добавить следующее: ни Россия, ни Армения, ни Израиль не имеют никакого отношения к становлению Каспарова. Толерантный Азербайджан, его руководство, его чиновники разного уровня сделали все возможное, чтобы Каспаров стал чемпионом мира. И он им стал, и в благодарность в тяжелое время воткнул нож в спину Азербайджана.

Сегодня Каспаров работает на развал России во имя чего-то воображаемого, которое на словах льется как соловьиная трель!

После ознакомления с вышеизложенным, как понять призывы доморощенных каспаровцев пригласить Каспарова в Баку, как почетного гостя? Сегодня из уст различных политиков звучат сомнительные призывы, но это приглашение Каспарова, как гостя, звучит, как запредельное.

Пока подобные господа будут решать хоть какие-то вопросы, связанные с Азербайджаном, стране не выбраться из кризиса. Подобные господа – трагедия Азербайджана!

«В Баку завершилась 42-я Всемирная шахматная Олимпиада. В мужском зачете золото выиграла сборная США, набрав 20 очков. Столько же в активе Украины, уступившей «звездно-полосатым» по дополнительным показателям и выигравшей серебро. Бронза в активе России (18 очков).

В женском турнире вне конкуренции оказался Китай – 20 очков. По 17 в активе Польши и Украины, женские команды которых заняли второе и третье место соответственно», – подвел итоги соревнования директор Операционного комитета Бакинской шахматной Олимпиады Махир Мамедов, передает Day.Az со ссылкой на Trend.

«На протяжении последних недель мы все с интересом наблюдали за ходом Олимпиады. Сейчас на душе немного грустно, что естественно, ведь на протяжении стольких лет мы готовились к соревнованию. Конечно, хотелось бы чтобы сборная Азербайджана боролась за награды, но это – спорт. Не всегда получается то, что задумываешь изначально. Главное, что мы организовали прекрасный шахматный праздник», – отметил М. Мамедов.

«Скромничает» господин Мамедов, когда говорит «не всегда получается» – никогда не получается! За 25 лет, в течение которых М. Мамедов и Ф. Гасанов руководили шахматной Федерацией Азербайджана, команда Азербайджана ни разу не стала призером шахматной Олимпиады, а Армения, как уже упоминалось ранее, трижды становилась чемпионом Олимпиады и трижды была призером. И это при том, что на шахматы в Азербайджане тратилось в сотни раз больше средств, чем в Армении.

Это страшный показатель для шахмат Азербайджана – такого нет ни в одном виде спорта, по которому Азербайджан конкурирует с Арменией – ни в футболе, ни в борьбе, ни в гимнастике, ни в боксе и др. Более того во всех этих видах спорта Азербайджан опережает Армению.

В одном из своих интервью Карпов заявил, что в Армении создана «фабрика шахмат». По его словам можно было понять, что там был создан «банк дебютных новинок» с обратной связью. Этот, безусловно, эффектный метод оказал помощь сборной команде Армении.

Армяне трижды выигрывали олимпиаду по шахматам, хотя по рейтингу намного уступают азербайджанским шахматистам, а азербайджанские шахматисты, соответственно их рейтингу, не попадают в тройку призеров. В чем причина? «Порядок бьет класс» – вот в чем!

К этому можно добавить, что такой банк данных для обучения был создан автором в 80-ые годы, для ознакомления с которым приезжали практически из всех республик СССР, в том числе и из Армении.

Махир Мамедов подчеркнул, что Олимпиада запомнилась не только спортивной составляющей. «Ежедневно дети с родителями приходили в Выставочный центр, играли в развлекательной зоне, знакомились с шахматными экспозициями. И можно не сомневаться, что развитие шахмат в Азербайджане получит новый толчок. Многие родители с удовольствием направляют детей в секции, и армия будущих азербайджанских шахматистов растет», – отметил М. Мамедов.

Он также поблагодарил СМИ за освещение Олимпиады. «Высокий уровень организации соревнований и интерес общества к этому событию – во многом заслуга средств массовой информации, освещавших все олимпийские события в полном объеме. Этот форум, безусловно, останется в памяти как важнейший этап в спортивной истории Азербайджана», – добавил Махир Мамедов.

Далее он красочно описывает, как Олимпиаду превратили в шахматное шоу – шоу за 14 млн. евро – именно в такую сумму обошлась Олимпиада за счет азербайджанских налогоплательщиков.

Автор побывал на многих шахматных Олимпиадах, но нигде шоу не видел. Олимпиада для всех видов спорта не публичное шоу, а жесткая бескомпромиссная борьба за звание сильнейшего.

Господин Мамедов поблагодарил СМИ за то, что они не раскрыли причин провала, как в известном советском анекдоте: «На трибуне Красной площади во время военного парада вместе с советскими руководителями стоят Наполеон и Александр Македонский. Александр Македонский говорит Наполеону: «Если бы у меня было такое вооружение, я бы завоевал весь мир». Наполеон ему отвечает: «Да что вооружение! Если бы у меня была советская пресса, я бы скрыл свое поражение при Ватерлоо». Найдя подход к азербайджанским СМИ, Федерация шахмат Азербайджана скрывала свое поражение на протяжении 25 лет.

Под руководством двух заместителей председателя Федерация шахмат Азербайджана стала бакинским филиалом ФИДЕ. О своей работе в ФИДЕ К. Илюмжинов говорит: «Меня «развели» на 100 миллионов долларов». И это, действительно так – когда он не находит средств на проведение шахматных соревнований, то тратил свои личные средства. В большинстве случаев он находил, как, например, в Азербайджане – за неполные 10 лет Федерация шахмат Азербайджана инициировала для поддержки мероприятий ФИДЕ более 30 млн. евро. Илюмжинов пишет, что в иные годы он около 100 раз выезжал за рубеж для решения проблем. В один из прошедших годов он прилетал в Баку более 30 раз – за средствами, естественно.

 

«Миллионы за улыбку» –

Илюмжинов и Гасанов довольны друг другом!

 

Перед началом Бакинской Олимпиады главный судья Фаик Гасанов (как острят шахматисты – личный главный судья Илюмжинова) на пресс-конференции объявил, что для достижения рекордного числа стран, участвующих в Олимпиаде, «мы взяли все расходы (проезд, проживание, питание) на себя для стран, у которых не было финансовых возможностей для участия в Олимпиаде». Это вызвало шок у присутствующих, а независимая пресса обрушилась на Гасанова, но это уже не волновало Гасанова и Мамедова – они уже вошли в историю проведения Шахматных Олимпиад – ни до них, ни после них, в чем автор уверен, такого прецедента не будет!

Самое поразительное, что, проводя подобную стратегию Федерации шахмат Азербайджана, Гасанов и Мамедов без конца ссылаются на два Указа президента Азербайджана о развитии шахмат в Азербайджане, что, мягко говоря, вызывает недоумение. Разве президент сказал, чтобы азербайджанские организации становились филиалами зарубежных организаций? Наоборот, на каждом совещании он говорит, что мы никому не позволим вмешиваться в наши дела. Разве президент призывает тратить средства на развитие шахмат в зарубежных странах? Президент всегда призывает добиваться успехов в большом спорте, а не околоспортивных аттракционах!

Азербайджан потратил немалые средства на мероприятия ФИДЕ, и, естественно, возникает вопрос: а каковы успехи сотрудничества ФИДЕ с азербайджанской шахматной Федерацией? На этот вопрос косвенно ответил К. Илюмжинов.

«– Одна из ключевых программ FIDE называется «Шахматы в школах». Почему для вас принципиально, чтобы они были встроены в систему обучения?

– Эту программу я анонсировал в 2010 году в Ханты-Мансийске. Говоря о ней, сказал, что основные задачи, поставленные передо мной в середине 1990-х, выполнил. Добился того, чтобы МОК признал шахматы спортом, объединил шахматный мир, отстроил систему розыгрыша чемпионского титула. Теперь – следующий этап. На ближайшие десять лет я поставил цель довести количество людей, играющих в шахматы, до миллиарда.

– Зачем?

– Те, кто увлечен шахматами, формируют рынок сбыта шахматных идей. А увлекать ими надо с детства – со школы, с детского сада.

– И каковы успехи? Коммерческих партнеров под программу удается найти?

– И немало. В России одной из первых откликнулась «Роснефть». Движение «Шахматы в школах» поддерживает, к примеру, благотворительный фонд «Система». Я благодарен всем партнерам движения «Шахматы в школах» и надеюсь, они также довольны сотрудничеством. Какой ведь плюс в шахматах в сравнении с тем же футболом? В футболе потратишь кругленькую сумму и не заметишь, потому что это зарплата одного игрока за год. А в шахматах за те же деньги спонсор решает множество заметных задач. Проводится большое количество мероприятий, которые освещают как отечественные, так и мировые СМИ. Решается социальный вопрос: это ведь по-настоящему благородная миссия. Дать возможность нашим детям изучать в школе шахматы – значит дать им возможность становиться умнее, интеллектуальнее, конкурентоспособнее. Наконец, спонсор может ассоциироваться с таким модным видом спорта, как шахматы. Все, как говорится, в одном флаконе. А вообще во всех странах, в которых я бываю (а в среднем я посещаю примерно 100 в год), обязательно стараюсь подписать – как правило, с министром образования – договор о сотрудничестве. В их рамках проводятся мастер-классы, издаются учебники. Результаты впечатляющие. Помню, в Парагвае приезжаем в обычную провинциальную школу, а там на партах лежат планшеты с шахматной программой. Ученикам их между прочим раздают бесплатно. Или возьмем Мексику. Там отобрали десять школ, в течение года смотрели, как дети шахматами занимаются, как успеваемость растет, а потом ввели шахматы как обязательный предмет обучения в 200 тысячах школ. В Армении они являются обязательным предметом во всех школах, а президент Серж Саргсян возглавляет шахматную Федерацию страны. В ЮАР, во Вьетнаме картина похожая. В Турции сегодня 6 млн. детей играют в шахматы, при том что раньше они там были не очень популярны… В этой стране больше детей занимаются шахматами, чем футболом. У нас тоже некоторые регионы вводят это новшество.

– Какой российский регион считается наиболее продвинутым с точки зрения продвижения шахмат?

– В целом шахматы в школах развиваются в Москве, Томской, Псковской, Кемеровской областях, Забайкальском крае, Республике Татарстан, Калмыкии. Особо хочу отметить успехи ХМАО-Югры, где введен шахматный всеобуч. Там за последние годы прошли все крупнейшие мировые соревнования, включая олимпиаду, построен замечательный шахматный дворец. Наконец, руководитель региона Наталья Комарова является вице-президентом РШФ».

Таковы результаты сотрудничества ФИДЕ и Федерации шахмат Азербайджана за 30 млн. евро!

В списках успешных проектов от Парагвая до Армении ни по какому из параметров Азербайджана нет!

И, действительно, в интеллектуальном отношении в развитии шахмат никаких успехов нет – все усилия были направлены на проведение международных турниров, многие из которых не имели никакого отношения к развитию шахмат в Азербайджане. Например, в Баку, естественно, с полной оплатой расходов, была приглашена сборная шахматистов мира (в реальности прилетел 3 или 4 состав), которой сборная Азербайджана проиграла с разгромным счетом 21,5 – 10,5 и при этом страна-организатор понесла расходы около миллиона долларов.

Впервые в истории ФИДЕ, по словам Илюмжинова, в Баку проводится выездная сессия ФИДЕ, естественно, за счет Баку. И что любопытно, в повестке заседаний ФИДЕ нет вопросов, связанных с Азербайджаном!

В Азербайджане был зафиксирован только один «успех» в «ключевой программе ФИДЕ» – три года назад министр образования Азербайджана Мисир Марданов и заместитель председателя Федерации шахмат Азербайджана Фаик Гасанов провели какое-то собрание, которое транслировалось по АзТВ, на котором объявили, что во все школы вводится обучение шахматам. Этот проект начался на том собрании и там же закончился!

Возвращаясь к Каспарову, отметим, что у читателя может сложится впечатление, что главным для Гарика была идеологическая борьба с Азербайджаном, но это не так – главным для Каспарова была борьба с вчерашними коллегами-коммунистами и действия, направленные на развал СССР. Автор акцентировал внимание на действиях Каспарова против Азербайджана в силу того, что это касается его Родины. Автор всегда с подозрением относился к тому, когда политических противников называют «агентами», «агентами влияния» и т.д., но то, что Каспаров в конце 80-ых начале 90-ых годов синхронно с США действовал по развалу СССР – это однозначно (в Европе не все страны хотели развала СССР – они опасались последствий).

В 1983 году на стол Рейгану положили доклад «Совета по вопросам национальной безопасности» (СВНБ). Эта организация стала «мозговым штабом» президента, ее аналитическим запискам он доверял безгранично. На одном из обедов Рейган говорил своему вице-президенту Бушу: «Джордж, Советам скоро конец». В докладе СНВБ сказано, что весь экспорт Советов составляет смехотворные $24-26 млрд. Это всего четверть торгового оборота «Дженерал Моторс». Но Москва крайне зависима даже от этих небольших денег – на них она закупает продовольствие, ширпотреб и оборудование. «Если Советы лишить даже четверти этой суммы, они не протянут долго», – резюмировал Рейган.

 

рис

Рональд Рейган и король Саудовской Аравии Фахд. Позиции по нефти согласованы. Фото: saudiembassy.net

 

 

В ходе визита короля Фахда в Вашингтон в самом начале 1985 года король Саудовской Аравии согласился резко поднять добычу нефти. С 2 млн. баррелей в день в начале 1985 года добыча возросла до 6 млн. баррелей, в конце этого же года – до 9 млн., а в начале 1986 года – до 10 млн. баррелей в день. Цены резко упали вниз, но доходы Саудовской Аравии не только не упали, но даже выросли – добыча-то выросла в 5 раз, а стоимость нефти упала «всего» в 3,5 раза.

В начале 1986 года нефть стоила 10 долларов за баррель, тогда как год назад – 32 доллара. Некоторые партии нефти ее производители (в том числе СССР) вынуждены были сбывать и по 6 долларов – рынок был затоварен ею.

Рейган был удовлетворен – СССР поставлен на колени. Бюджет СССР получил «пробоину» в 80 млрд. долларов. Горбачев вынужденбыл принимать все, что предлагает американский президент.

 

image098

1986 год. Рейкьявик. Горбачев о чем-то говорит с Рейганом. В шахматном понимании – это назидательная поза Рейгана – гроссмейстера с любителем. Вскоре последует нефтяной удар Рейгана по СССР

 

Как стало известно в последнее время, и Папа римский Иоанн Павел II по-своему способствовал развалу СССР.

Между Папой Иоанном Павлом II и президентом США Рейганом существовало тайное соглашение, направленное на свержение коммунизма. Кроме того, между Ватиканом и ЦРУ был налажен регулярный обмен эксклюзивной информацией. Эта сенсация содержится в книге Бернстайна и Полити «Его святейшество: Иоанн Павел II и тайная история нашего времени», которую выпустило американское издательство «Даблдей».

... Не случайно, что именно с весны 1981 года американским спецслужбам удалось, по мнению авторов книги, установить постоянный канал связи между Папой и Белым домом. В течение следующих шести лет Папа не менее 15 раз лично встречался с тогдашним главой ЦРУ Кейси и его заместителем Верненом Уолтерсом. Иоанну Павлу II регулярно передавались секретные данные американской разведки и материалы, подготовленные аналитиками этого ведомства. Американцы, в свою очередь, получали от Папы ценную информацию о процессах, происходивших в странах соцлагеря.

 

Jana-Pawla-II-i-Ronalda-Reagana-mialby ¦¬¦-¦-TПTВ¦-¦¬¦¦

Папа римский Иоанн Павел II в значительной степени способствовал развалу СССР. Огромный памятник в центре Гданьска Иоанну Павлу II и Рейгану (справа)

 

По мнению автора, надо было у подножья этого памятника поставить и мини-памятник Горбачева, как обслуживающего.

Каспаров открыто выступал против коммунистов и всячески способствовал развалу СССР. Он всячески искал встреч с теми, кто боролся против СССР, а те, в свою очередь, охотно с ним общались. В своих высказываниях по СССР он, пожалуй, уступал только В. Новодворской. Конечно, Запад, и в первую очередь США, раскрыли объятия для Каспарова и всячески ему помогали, в том числе, и материально (в ход был пущен апробированный Западом прием – солидные гонорары за обычные лекции). По словам Каспарова, он провел сотни встреч в те годы и прочел большое количество лекций.

Как в те годы президент США Рейган, Каспаров также призывает Запад бить по стрежню российской экономики – нефтегазодобыче.

 

Одна из многих встреч 1990 года. Иоанн Павел II и Гарри Каспаров

 

Конечно, папа Иоанн Павел II был прекрасно осведомлен о действиях Каспарова, и не надо быть пророком, чтобы понять, о чем они говорили – вряд ли папу интересовали детали матча Карпов – Каспаров.

Перед началом пятого матча на первенство мира с А. Карповым, Г. Каспаров выступил в Нью-Йорке с политическим заявлением. Приводим его начало: «Предстоящий матч на первенство мира, в котором мне вновь предстоит защищать свой титул, начнется в дни, когда моя страна погружается в бездну анархии и отчаяния. Я не могу оставаться безучастным, глядя на хаос и прозябание, на которые обрекли страну семьдесят три года коммунистической диктатуры.

Иногда я думаю, можно ли сейчас играть трехмесячный матч на Западе, живя в прекрасных условиях, в то время как подавляющее большинство моих сограждан вынуждено заботиться каждодневно о хлебе насущном.

В результате своих размышлений я принял решение играть матч не под красным флагом коммунистов, олицетворяющим для меня угнетение и тиранию, а под бело-сине-красным флагом Российской республики, который стал сегодня символом протеста и надежды у нас в стране...»

Фактически, до президента страны Горбачева, Каспаров объявляет об исчезновении СССР с мировой политической карты.

Пройдет некоторое время, по историческим меркам – ничтожное, и об исчезновении СССР объявит тот, кому это положено по должности – первый и последний президент СССР М. Горбачев.

 

Описание: 131

Горбачев объявляет о развале СССР. «Торжественно клянусь верно служить народам нашей страны, строго следовать Конституции СССР, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на меня обязанности Президента СССР». Эти слова присяги – первой присяги первого Президента Советского Союза – Михаила Горбачева величественно и строго прозвучали в 10 часов 20 минут 15 марта 1990 года на седьмом заседании третьего (внеочередного) Съезда народных депутатов СССР в Кремлевском Дворце съездов. А это уже встреча с советскими и зарубежными журналистами после заявления об отставке с поста Президента СССР 26 декабря 1991 г. – СССР уже нет – остался клятвопреступник! «Я покидаю вас оплодотворенным», – любимое выражение Горбачева

 

На заре перестройки Каспаров заявил: «… А горбачевская перестройка дует в мои паруса». В этом он оказался, что редко случается, прав на все сто процентов!

Конечно, огромную роль на пути к чемпионству Каспарова сыграл Гейдар Алиев.

Гейдар Алиев однозначно поддерживал Г. Каспарова, особенно в трудное для Каспарова время.

Когда Каспарову за отказ от матча с Корчным в американском городе Пасадена засчитали поражение, и вопрос практически был закрыт, он обратился к Г. Алиеву. Вот, что пишет Каспаров по этому поводу: «21 июля я позвонил Алиеву и изложил суть дела. Он меня обнадежил, сказав, что матч состоится. Только после этого я вернулся в Баку. И события стали разворачиваться в другом направлении!»

И это направление оказалось победным в сложной подковерной борьбе, в которой участвовали члены Политбюро ЦК КПСС.

«А почему вы не обратились к Гейдару Алиеву, ведь он всегда благоволил и помогал Каспарову?» – спрашивает корреспондент у Г. Рзаева по поводу одной проблемы, возникшей во время очередного матча с Карповым.

«Гейдар Алиевич был тогда Первым заместителем председателя Совета Министров СССР. Действительно, он всегда делал для Гарика всё возможное и невозможное. Но в то время у него были сложные отношения с Горбачевым и он, на мой взгляд, не хотел демонстрировать своих симпатий к Каспарову, в ту пору – спортивному диссиденту. Хотя на матче регулярно появлялся телохранитель Гейдара Алиевича...»

«И КГБ Азербайджана помог вам?»

«Коротко не расскажешь обо всех перипетиях... Через некоторое время я понял, что КГБ Азербайджана хочет мне помочь, но не может. «Постарайся выкрутиться самостоятельно», – такой ответ я получил из КГБ Азербайджана».

Это не так – Алиев всегда поддерживал Каспарова, только в какой-то момент, когда Каспаров фактически стал не спортивным, как говорит Рзаев, а политическим диссидентом, Алиев это делал не афишируя.

Как рассказывал автору А. Иванов, работающий в службе Г. Алиева, он посылал его на матч Каспаров – Карпов, чтобы тот информировал его о проблемах Каспарова.

Перед поездкой в Салоники начальник управления шахмат Спорткомитета СССР Николай Крогиус пригласил автора к себе домой на ужин (в самолете Рошаль автору говорил, что он не помнит, чтобы Крогиус кого-нибудь приглашал к себе в гости). Автор уже не был председателем Федерации шахмат Азербайджана, оставаясь директором Республиканской шахматной школы, и за ужином шел довольно раскованный разговор. Крогиуса очень интересовала тема компьютеризации шахмат, и он досконально расспрашивал автора об этой системе. Естественно, была затронута тема и больших шахмат.

«Я помню много случаев, когда руководители Спорткомитета СССР вызывали меня и давали конкретные поручения. «Это указания Гейдара Алиева», – говорили они мне».

«Давайте не будем забывать, что именно Азербайджан воспитал великого Гарри Каспарова. Уже одного упоминания его имени достаточно. Если бы не забота Гейдара Алиева, Каспаров никогда бы не стал чемпионом мира. В спорте многое решает мастерство, но не все. Если нет необходимого внимания, то рассчитывать на большие победы очень сложно», – глава ФИДЕ Кирсан Илюмжинов.

Тут надо добавить и другое – Илюмжинов никогда не был бы президентом ФИДЕ, если бы Каспаров не разрушил мощную систему, которую в ФИДЕ выстроил Кампоманес.

Можно сказать, что президентство, благодаря Каспарову, он получил «на блюдечке с голубой каемочкой»!

Дружба Каспарова с Илюмжиновым началась тогда, когда Илюмжинов за один миллион долларов купил у Каспарова бриллиантовое кольцо (в те годы, редко у кого из чиновников были такие деньги), а кончилась тогда, когда Кампоманес ушел, и за его место началась борьба – то ли Каспаров сам хотел быть президентом ФИДЕ, то ли у него была другая кандидатура на этот пост.

Во времена СССР, известная пословица «под лежачий камень вода не течет» работала на все сто процентов – без существенного вмешательства руководства республик Центр не занимался поддержкой ярких личностей в республиках. Это касалось, в первую очередь, интеллигенции.

При Г. Алиеве ученые, писатели, композиторы, художники и др. получили наград больше, чем за все послевоенные годы – за каждую награду он лично ходатайствовал.

Только один факт, как пишет Азад Шарифов, во времена Г. Алиева, Героев социалистического труда среди деятелей культуры в Азербайджане было больше, чем на Украине!

Автор был свидетелем, как Г. Алиев, преодолевая препятствия, боролся за звание член-корреспондента АН СССР одному ученому, который, как известно, ответил ему черной неблагодарностью.

Но это было исключением – как правило, на протяжении многих лет, эти яркие личности сохранили свою благодарность Г. Алиеву.

По такому же принципу Г. Алиев относился к Г. Каспарову, но с существенной поправкой – помогая Каспарову, он рисковал вызвать гнев у известной части кремлевских руководителей, которые не скрывали своих симпатий к Карпову, и, тем не менее, Г. Алиев помогал Каспарову.

Если бы не поддержка Г. Алиева в решающий момент противостояния не столько с шахматными, сколько с политическими силами, то вся шахматная карьера Каспарова была бы под большим вопросом.

Скорее всего, он бы уехал на Запад, а какую жесткую борьбу вели советские органы с «отщепенцами» – хорошо было известно – не все ее выдерживали!

«Как я уже говорил, у меня были приглашения из Бугойно, Турина и Лондона. Но вместо этого мне предложили второразрядный турнир в Дортмунде. Я решил бороться. Но какое оружие могло быть у восемнадцатилетнего юноши против грозной власти, которой обладал чемпион мира? Это напоминало легенду о Давиде и Голиафе. И я огляделся вокруг в поисках поддержки.

Первым секретарем ЦК Компартии Азербайджана был тогда Г.А. Алиев. Гейдар Алиевич тепло поздравил меня с победой в чемпионате СССР, в беседе со мной интересовался моей учебой в институте, одобрил активное участие в комсомольской жизни Баку, в популяризации шахмат в республике. Вскоре меня пригласили выступить на съезде комсомола Азербайджана. На съезд неожиданно приехали Севастьянов и Ивонин. Не знаю, кто их пригласил, и приглашали ли вообще. Но коль скоро они были здесь, я решил воспользоваться случаем и напрямую обратиться к руководству шахматной Федерации и Спорткомитета и непосредственно к Алиеву.

Результат превзошел все ожидания: мне дали разрешение участвовать в супертурнире в Бугойно. Теперь, преодолев все затруднения, надо было извлечь максимум пользы из встреч с лучшими зарубежными гроссмейстерами.

И в дальнейшем в тяжелых ситуациях мне приходилось обра­щаться за помощью к Гейдару Алиевичу, и он, по возможности, оказывал мне содействие. Сейчас некоторые пытаются использовать этот факт, чтобы упрекнуть меня в неискренности. Мол, о какой многолетней травле аппаратчиками Каспаров нам говорит, если ему самому покровительствовал такой видный деятель эпохи застоя! Должен признать, что без поддержки влиятельных партийных руководителей мне бы ни за что не удалось пройти весь путь борьбы за мировое первенство. Но ни разу эта помощь не была использована во вред кому бы то ни было.

Я часто задумываюсь над причинами, побудившими Алиева уделять мне такое внимание. Ведь, если будущая поддержка со стороны А.Н. Яковлева и С.А. Шалаева в значительной степени определялась происходившими в стране переменами, то Алиев, принадлежавший к «брежневской когорте», должен был бы, по логике вещей, занимать другую позицию. Напрашивается объяснение: сыграли роль естественная гордость достижениями земляка, возможность прославления родного Баку. Но могли ли такие соображения эмоционального характера перевесить опасность конфронтации с той частью аппарата, кумиром которой был Карпов? Не исключено, что, поддерживая меня, Алиев как бы проверял реальность своих шансов в борьбе за власть, хорошо понимая, с какой оппозицией ему придется столкнуться. Так или иначе, своевременное вмешательство Алиева дало мне возможность заняться подготовкой к штурму шахматного Олимпа».

Позже он скажет: «Благодаря Гейдару Алиевичу я смог сыграть с Карповым, а впоследствии не только он, но и Яковлев, и глава ВЦСПС Степан Алексеевич Шалаев всячески мне содействовали, чтобы я мог заниматься своим делом. С другой стороны, нельзя же всерьез утверждать, что Алиев был более могущественным, чем, скажем, Черненко или Романов, – в это можно уверовать, только если себя убедить».

Годы спустя Гарри Каспаров признался, что влияние Алиева имело место и, фактически спасло его от разгромного поражения: «Если речь идет о вмешательстве Алиева, то, полагаю, единственное, чего он добился, – сорвал главную задумку организаторов переноса матча, согласно которой второй раунд должен был начаться со счета 2 : 0 в пользу моего соперника. Начинать лимитный матч с такого счета, давая еще и ничью вперед, было бы самоубийством, и я бы никогда на это не согласился... Именно назначение второго матча с форой было ключевым, но Кампоманес так и не решился пойти на это. Именно в этом скорее всего проявилось влияние Алиева».

Известный гроссмейстера Юрий Авербах писал: «Очевидно, в партийной иерархии Алиев оказался сильнее начальника отдела пропаганды Центрального Комитета партии Стукалина и даже Зимятина, секретаря по идеологии, и поэтому моментально все политические аргументы были сметены в сторону и колеса быстро закрутились в обратном направлении».

Этот список можно значительно расширить, но и из приведенного видно, какую масштабную помощь оказывал Г. Алиев Каспарову.

Здесь необходимо отметить, что Г. Алиев прекрасно понимал, с кем имеет дело. Как пишет Илюмжинов: «Всегда вспоминаю слова Гейдара Алиева, который был в курсе перипетий, сопровождавших матч КарповКаспаров в 1984-м. «Никогда до конца не доверяй шахматистам, сказал он мне. Они слишком умные, и их собственные расчеты постоянно не туда заводят».

После того, как Г. Алиев попал в больницу и был освобожден от должности, Каспаров ни разу не навестил его там и не позвонил, чтобы по-человечески, вне политики, поговорить с Г. Алиевым. Здесь необходимо добавить, что в этом Каспаров был не одинок – в этом значительно «преуспели» соратники Г. Алиева, которые еще вчера пели ему дифирамбы.

В связи с экс-коллегами выразительный эпизод рассказан А. Карауловым: «В половине первого я позвонил в Барвиху и поздравил Алиева. Гейдар Алиевич уже спал.

– Как? А Новый год?

– Э, Андрей... Какой тут... Новый год! Вот... только ты позвонил, да еще Муслим с супругой...»

В бытовых вопросах в Баку у Каспаровых не было никаких проблем.

«Каспаровы неплохо жили – по тем временам. Гарик с 13 лет получал стипендию. Большая квартира, продуктовые заказы. Половину времени в году Каспаровы проводили на сборах – роскошная дача в Загульбе на побережье, рядом с дачей самого Алиева, полное обслуживание. В отсутствие Каспарова там отдыхал Муслим Магомаев (это не так – у Муслима Магомаева всегда была дача, вне зависимости был ли в то время там Каспаров или нет. – Автор). Такой поддержкой государства пользовались в нашей стране только три шахматиста: Петросян, Карпов и Каспаров», – пишет Маргарита Озерова.

К сказанному необходимо добавить следующее – в советское время в Азербайджане выросла целая когорта чемпионов олимпийских игр, мира, Европы и т.д., но ни один из них и близко не имел того, что имел Каспаров. Одна из ярких звезд советского футбола, чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР в составе московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР Алекпер Мамедов, когда переехал в Баку, чтобы играть за «Нефтчи», получил двухкомнатную квартиру и обычную зарплату. При этом он не продал, а сдал Моссовету такую же квартиру – таковы были условия переезда в Баку!

Заслуженный мастер спорта, двукратная олимпийская чемпионка Татьяна Затуловская получила двухкомнатную квартиру и стипендию в 120 рублей.

За всю историю спорта в советском Азербайджане ни один выдающийся спортсмен не был прикреплен к спец-магазину – только Г. Каспаров с юношеских лет.

Большой ложью было то, о чем неоднократно говорил Каспаров, что его команда в материальном отношении была в более худших условиях, чем команда Карпова при подготовке и проведении матчей на первенство мира. Когда читаешь мемуары ведущих шахматистов того времени, то становится ясно, что все те гроссмейстеры, которые помогали Карпову, никаких материальных благ не имели. Другое дело, что они работали на свой имидж советского патриота, особенно в матче против Корчного.

Никаких особых условий, как рассказывал автору Михаил Таль, он не имел перед матчем с Ботвинником.

Тигран Петросян готовился к матчу с Ботвинником на базе «Спартак» в Тарасовке с двумя тренерами (об этом автору рассказывал один из тренеров Петросяна – гроссмейстер Алексей Суэтин).

Совсем другая ситуация была в случае с Каспаровым.

Кроме постоянных тренеров, к нему на сборы прилетали гроссмейстеры со всех концов СССР, и не только СССР. Принимали их на высшем уровне – по-кавказски гостеприимно, щедро, по тем временам, одаривали!

Для подготовки к матчам правительство республики специальным решением выделяло значительные средства и самые престижные здравницы.

В правительственном санатории в Загульбе, что на берегу Каспия, для Каспарова и его команды был выделен блок в главном, наиболее престижном, здании санатория. Значительная часть пляжа была огорожена для команды Каспарова.

 

Команда Каспарова на пляже в Загульбе. Вокруг ни души – вход в эту часть пляжа только для команды Каспарова

 

И. Дорфман, Е. Владимиров, Г. Каспаров, А. Шакаров, Г. Тимощенко. Прекрасно себя чувствует команда Г. Каспарова в Загульбе – условия царские!

 

А это Клара Шагеновна устроила вечернее чаепитие в Загульбе

 

Дополнительно были привлечены повара. В «люксе» Каспарова был установлен правительственный телефон.

Или другой пример, для подготовки к матчу с А. Карповым вблизи г. Кахи в горах была построена многоэтажная вилла с десятками комнат, подсобных помещений, гаражей и т.д. специально для приема высоких московских гостей, рангом не ниже министров СССР.

Команда Каспарова состояла из 20 человек – его близкие люди, тренеры, врач, психолог, тренер по физподготовке, повара и т.д. В распоряжение будущего чемпиона были переданы две «Волги», которые дежурили постоянно.

Секретарь райкома г. Кахи рассказывал автору, что в соответствии с указанием сверху каждый день приходилось резать одного теленка или барана – мясо должно было быть только парным!

Из города Нефтечала специальным рейсом привозили свежую осетрину и черную икру, а из г. Геокчай – гранаты того редкого сорта, которыми обычно обеспечивали Кремль (между прочим, за хорошими гранатами команда Карпова обращалась в иранское посольство в Москве).

Полюбились шахматистам и местные молочные продукты, мед и грецкие орехи, экспортирующиеся за рубеж и пользующиеся большим спросом.

Как рассказывали автору, в один из дней к вилле, где проводил сборы Каспаров, из Баку приехало несколько спецмашин. Оказывается, Клара увидела змею и сразу же сообщила об этом в Баку. Приехавшие на этих машинах с улыбками насыпали вокруг виллы какого-то порошка и уехали. Автор сказал одному из друзей Г. Рзаева, бывшему боксеру: «Эту змею, как в рассказе Конан Дойла «Пестрая лента», забросили люди Карпова». Он с подозрением посмотрел на автора.

Наверное, по эффективности и калорийности такие условия для подготовки к шахматным баталиям были на мировом уровне.

Подготовка к матчам на берегах Каспия проходила вообще в сказочных условиях – только по Пушкину не выходили из моря 33 богатыря!

У Каспарова была прямая связь с Первым секретарем КП Азербайджана К. Багировым и Председателем КГБ Азербайджана З. Юсиф-заде. Во время подготовки к матчам и во время их проведения, Каспаров в любой момент мог связаться с ними.

Надо сказать, много загадочного осталось о связях Каспарова с Юсиф-заде. Он имел мини-команду из офицеров КГБ Азерб. ССР, которую фактически содержал – все они получали у него вторую зарплату. Команда эта уехала из Баку после известных событий, но некоторые из них остались служить Каспарову, например, полковник Литвинов, которого в Баку в конспиративных целях называли «Фехтовальщик».

С начальником управления шахмат Спорткомитета СССР Виктором Давыдовичем Батуринским мы о многом говорили, и однажды речь зашла об условиях подготовки к матчам на первенство мира по шахматам. Когда автор рассказал Батуринскому об условиях подготовки к матчам Каспарова, он сказал буквально следующее: «Я хорошо знаком с этим вопросом, начиная с конца 30-ых годов, но таких условий и близко не было ни у кого. Когда, например, Алехин готовился в одиночестве к несостоявшемуся матчу с Ботвинником за счет Федерации шахмат Испании, ему намекнули, что он за обедом много ест, особенно черной икры, и надо бы умерить свой аппетит». Потом В.Д. Батуринский задумался и продолжил свою мысль: «Вообще, не думаю, что в мировой шахматной истории есть подобные примеры подготовки к матчам».

Во время подготовки к матчам к Каспарову прилетали шахматисты, шахматные деятели, корреспонденты и т.д., в том числе и из-за рубежа. Прилетала и та часть московской интеллигенции, о которой А. Чехов говорил: «Господи, я так ненавижу нашу интеллигенцию – трепливую, ленивую, которая сама же поставляет себе угнетателей из своих же рядов». Неоднократно прилетал известный сатирик А. Арканов. Правда, впоследствии Каспаров говорил, что он был засланец Карпова (прямо по Чехову!). На что тот как-то странно среагировал, утверждая, что после посещения им Каспарова у его сына в МГУ на факультете журналистики начались проблемы.

К этому необходимо добавить и другое. Гарри с мамой предоставили два роскошных «люкса» в азербайджанском постпредстве в Москве. Для сборов профсоюзы выделили двухэтажную комфортабельную дачу в Пестово, где в оставшееся время жил сам глава советских профсоюзов с семьей. Аренда этого дома в 1989 году стоила 500 рублей в день. Практически все время Каспаров с мамой проводили в постпредстве. И все это за счет Азербайджана.

Все это Каспаров не только забыл, но и нагло лгал про эти годы и ответил черной неблагодарностью!

 

Так тепло и с любовью встречали чемпиона мира Г. Каспарова в аэропорту в Баку. В тяжелое для Азербайджана время он предал вскормившую и вырастившую его Родину

 

Всегда быть первым, всегда на виду – этот принцип Каспаров перенес и на любимый им футбол. Правда, и здесь не обошлось без определенных проблем. Во время сборов в Загульбе, он из своих тренеров и технических работников создал мини-футбольную команду, которая на пляже всех обыгрывала. По признанию Алекпера Мамедова, Каспаров, узнав, что Мамедов отдыхает недалеко в санатории МВД, послал к нему гонца с предложением организовать футбольную встречу. «Пусть приходит», – ответил Мамедов. Наспех собрав футбольную мини-команду из отдыхающих, Мамедов разгромил команду Каспарова. «Не на тех напали», – после игры заявил гроссмейстер Владимиров, один из тренеров Каспарова.

Как рассказывал мне А. Мамедов, через несколько дней он встретил Клару Каспарову, которая сказала ему, что Гарри несколько дней переживал поражение своей команды.

В следующем матче Мамедов и Каспаров играли в одной команде.

Матч состоялся перед самым отлетом Каспарова в Севилью. Сразу после матча, Каспаров помчался в аэропорт, в машине приведя себя в порядок!

Вот как писал об этом матче Ф. Шихкеримзаде в статье «Спектакль на футбольном поле»:

«– ...Почему у меня 99-й номер? – переспросил Александр Абдулов, направляясь из раздевалки на зеленое поле стадиона «Спартак». – Только не потому, что под этим номером играет небезызвестный канадский хоккеист Уэйн Гретцки. Просто футбольная игра сама по себе настолько неординарна, что и всё, связанное с ней, я считаю, должно быть необычным. Вот почему я, как и все мои товарищи по игре и команде, всецело поддерживаю эту прекрасную идею – ежегодного празднования Всесоюзного дня футбола. И своей сегодняшней игрой мы постараемся праздник этот не омрачить.

Забегая вперед, должен сразу же отметить, что слова заслуженного артиста РСФСР Александра Абдулова не разошлись с делом. Он и его товарищи по команде – актеры Московского театра имени Ленинского комсомола – продемонстрировали в этот день по-настоящему праздничный, расцвеченный яркими красками футбол, который по праву можно было бы назвать «спектаклем на футбольном поле». И не удивительно, что игра гостей не раз и не два удостаивалась аплодисментов многочисленных зрителей, собравшихся на трибунах стадиона и вокруг поля, – аплодисментов не менее восторженных, чем те, которыми бакинцы вот уже две недели награждают актеров после спектаклей, идущих на сценах Дворца имени В.И. Ленина и Аздрамтеатра имени М. Азизбекова.

Началась игра атаками гостей. По всему чувствовалась их лучшая сыгранность, хотя в рядах команды и отсутствовало несколько ведущих игроков (в смысле и театра, и футбола) – О. Янковский, А. Збруев, В. Проскурин. Логическим же завершением этого штурма стал гол, забитый в середине первого тайма А. Моисеевым.

Но тут свое веское слово сказали два заслуженных мастера спорта, выступавших в составе хозяев, – чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров и Алекпер Мамедов. Ювелирный пас футбольного ветерана чемпион мира завершил четким ударом – 1 : 1.

Что же касается А. Абдулова, то он хоть и отверг сравнение с Гретцки, но сам оказался настоящим «грецким орешком» для защитников команды бакинских журналистов. Правда, лучшему бомбардиру ленкомовцев в этот день самому не удалось поразить ворота соперников. Но в каждом из трех голов, проведенных в ворота хозяев, была огромная заслуга капитана команды.

Послематчевый комментарий А. Абдулова:

– Все мы переживали за Гарри Каспарова. И очень хотели, чтобы он добился в этой игре успеха. Нет, нет, не подумайте, что мы сыграли в «поддавки», «организовав» гол в свои ворота. Просто Гарри этот гол добыл, добыл в привычном своем стиле, игрой, как говорится, «до конца».

И все мы счастливы, что Гарри взял с собой в Севилью и форму, в которой играл в этот день, чтобы она напоминала ему о нашей встрече. А мы все будем надеяться и верить, что 13-й номер, под которым Гарри сегодня играл, принесет ему удачу и в Испании.

После первого тайма – 1 : 1. Во второй половине ленкомовцы провели в ворота хозяев еще два мяча. Сначала отличился Н. Караченцов, а затем – вновь А. Моисеев. На что бакинские журналисты ответили лишь голом Т. Аббасова.

Итак, актеры победили – 3 : 2. Победили в упорной, изобиловавшей острыми моментами, игре, победили заслуженно.

Послематчевый комментарий А. Абдулова:

– Думаю, игра зрителям понравилась. Нам она, во всяком случае, доставила большое удовольствие. Впереди нас ждут такие же встречи в Тбилиси и Ереване, куда наш театр направляется сразу же по окончании гастролей в Баку. Это ведь стало уже традицией в нашем театре – в какой бы город мы ни приезжали, стараемся обязательно провести футбольный матч с хозяевами. И не столь важен итог этих игр, сколь разрядка и положительные эмоции, которые они нам дарят. За все это я и люблю эту прекрасную игру – футбол».

 

image099

Справа налево – судья международной категории, обладатель «золотого свистка» Тофик Бахрамов, чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР в составе московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР Алекпер Мамедов

и четвертый справа – Гарри Каспаров

 

Но и здесь не обошлось без небольшого конфликта – перед матчем Каспаров объявил себя капитаном команды, что вызвало резкий протест ее участников – они заявили, что их капитаном всегда был и будет Алекпер Мамедов.

Как рассказывал мне А. Мамедов, через несколько дней он встретил Клару Каспарову, которая сказала ему, что Гарри несколько дней переживал поражение своей команды.

В следующем матче Мамедов и Каспаров играли в одной команде.

Матч состоялся перед самым отлетом Каспарова в Севилью.

А чем запомнился этот матч его участникам? Ни с одним из участников Каспаров не общался, никому из них не подал руки и даже отказался от группового снимка. А с Мамедовым перестал здороваться из-за того, что он не уступил ему капитанской повязки. Ему и в голову не приходило, что этого не мог себе позволить чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР по футболу!

Надо сказать, этот футбольный матч не был эпизодом в жизни Каспарова. Будучи спартаковцем, он общался с другим футбольным асом – Игорем Нетто.

 

Игорь Нетто и Гарри Каспаров – последние наставления

 

Один из корреспондентов сказал: «Гарри играет в футбол хуже, чем в шахматы, но гораздо лучше, чем другие гроссмейстеры».

 

Спартаковцы Гарри Каспаров и Андрей Старостин на стадионе «Динамо»

 

Каспаров был бы немало удивлен, если бы он знал, что сидит рядом с … Чапаем!

В 50-е годы в Доме медработников проходило очередное первенство Азербайджана по шахматам. Пока противник обдумывал свой очередной ход, автор смотрел в зал. И вдруг в зале он увидел улыбающегося ему Султана Халилбейли и сидящего рядом с ним, до боли знакомого человека. Долго автор вспоминал, кто этот человек, и вдруг вспомнил – знаменитый футболист Сергей Сальников.

Султан всем своим видом показывал автору, чего они ждут от него, и автор, конечно, не смог не среагировать. К удивлению своего противника, с лишней пешкой автор ему предложил ничью, на что он немедленно согласился, и вскоре Султан, Сергей Сальников и автор оказались за столиком в нашем добром «Старом Интуристе».

Автор хорошо помнит, первое, что сказал Сальников: «Чапай, а Вы знаете, мы тоже называем нашего Старостина Андрея Петровича – Чапаем».

Много интересного из жизни футболистов автор узнал в этот незабываемый вечер.

«Когда я из «Спартака» перешел в «Динамо», единственным в команде, кто искренне меня принял, был Алекпер Мамедов, с которым мы вскоре подружились», – рассказывал он. «Жаль, что его сейчас нет в Баку!»

Сам Алекпер мне рассказывал, что Сальников, увидев его бутсы, далекие от современных, подарил ему импортные – тогда это был царский подарок!

«А почему Вы перешли в «Динамо»?» – спросил автор. «А они обещали помочь мне в освобождении моего отца из тюрьмы», – ответил он. В это время Султан наступил под столом автору на ногу, и он перешел на другую тему.

Дальнейшее общение они продолжили в шахматном клубе – автор был поражен, как хорошо играет в шахматы и шашки Сальников, и особенно в шашки.

В следующий раз Сергей Сальников прилетел договариваться об условиях работы тренером в команде «Нефтяник». Не договорились. В присутствии автора он говорил заслуженному мастеру спорта Алекперу Мамедову, то ли в шутку, то ли всерьез: «Дали бы мне, как зарплату, пару нефтяных скважин, вон у вас их сколько, и проблем с футболом у вас не будет – команда заиграет!»

 

03

Из личного архива Ч. Султанова

Матч Ч. Султанова с С. Халилбейли. Наблюдает В. Багиров – слева

 

image011

Из личного архива Ч. Султанова

А это уже турнирная партия – встреча мастера спорта С. Халилбейли с перворазрядником Ч. Султановым

 

03

Из личного архива Ч. Султанова

На бакинском шахматном чемпионате


03

Из личного архива Ч. Султанова

«Все испортил ход h6», – говорит Ч. Султанов. Мастер С. Халилбейли соглашается. – Впрочем, – добавляет он, – позиция черных была и до этого довольно плохой


03

Из личного архива Ч. Султанова

Матч Азербайджан – Грузия. На снимке: встречаются Ч. Султанов и грузинский мастер спорта Д. Джаноев


03

Из личного архива Ч. Султанова

На академиаде в ЦШК в Москве
Годы молодые, шахматные...


Джентльмен – мужчина благородного происхождения, образованный и воспитанный, почтенный и уравновешенный, вполне корректный, строго соблюдающий правила и нормы поведения, принятые в буржуазно-аристократическом обществе. Этот образ сформировался еще в викторианскую эпоху (определение по Википедии).

У. Черчилль, слушая берлинское радио во время войны, говорил: «Меня больше всего возмущает, когда этот господин говорит о Всевышнем».

Автора больше всего возмущает, когда борзописцы Каспарова пишут о его джентльменстве и благородстве.

У автора был друг – уролог – с которым они часто собирались у их общих друзей. Однажды автор увидел, что друг-уролог и его супруга находятся в каком-то тревожном состоянии. Автор спросил их – в чем дело, но они не стали говорить на эту тему. Однако через несколько дней друг пришел к автору домой и рассказал удивительную историю. «Месяц тому назад ко мне в поликлинику пришел Литвинов из КГБ Азербайджана и сказал, что меня ему рекомендовали и что я теперь буду лечить Гарри Каспарова (автор из эстетических соображений умолчит о болезни). При этом Литвинов в каком-то нехорошем тоне заявил мне, что об этом я должен молчать, так как это является гостайной (!?) Вскоре явился и сам Гарик, и мы начали лечение. Через несколько дней меня вызвал к себе начальник районного отделения КГБ и сказал, что я должен докладывать ему о ходе лечения, но об этом никто не должен знать, даже Литвинов. Главврач, который был моим другом, вдруг заговорил со мной на «Вы» и еле здоровался. Не успевал я подойти к группе своих коллег, как они немедленно расходились. В общем, пошла какая-то не моя жизнь!» Кончилось это тем, что Каспарова он вылечил, а сам попал в больницу с обширным инфарктом.

Собственно, почему же автор вспомнил эту невеселую историю в духе 37-го года? Уже дома у своего друга-уролога, после его выписки из больницы, автор спросил: «А в больнице кто-то из команды Каспарова посещал тебя?» «Нет, нет, ни разу», – с какой-то нелепой радостью ответил он. «И это было хорошо!»

Или другой случай.

Рассказывает Г. Рзаев – руководитель делегации Каспарова в матче Каспаров – Карпов в 1985 году: «Сколько он получил тогда за звание чемпиона мира? – 62,5 % от общего призового фонда в один миллион швейцарских франков. Поскольку матч игрался в Москве, то гонорар Каспаров получил в рублях по тогдашнему курсу, а это было, для того времени, целое состояние.

А сколько получили вы? – Ничего я не получил. Мы не договаривались с Гариком о деньгах... В Москве во время матча находились моя жена и внук. Мне пришлось продать ее дубленку, чтобы покрыть расходы.

Почему же вы продали дубленку жены, а не свою? – У жены дубленка была новая, а у меня – поношенная…»

Ни его жены, ни тем более ее дубленки автор не видел, но может засвидетельствовать, что у Рзаева дубленка действительно была не первой свежести.

Что касается денег, то Рзаев, как это часто с ним случается, когда вопрос касается Каспарова, лукавит. В спортивном мире Азербайджана было хорошо известно, что Рзаев взяток не берет. Это прекрасно знали и Каспаровы – во всяком случае, в разговорах с автором Клара это неизменно подчеркивала. Так что несколько тысяч франков, к тому времени фактически безработному Рзаеву, совсем не помешали бы! Если не душу Рзаева, то его жену в холодные дни согрели бы! А главное – джентльмены так, как Каспаров, не поступают!

Уже через некоторое время многие высокие чиновники знали, что Каспаров далек от джентльменства.

В МИДе Азербайджана автору рассказывали, что, когда Э. Шеварднадзе был министром иностранных дел СССР, ему сообщили, что с ним хочет встретиться Г. Каспаров. «Нет, не хочу, – ответил Шеварднадзе. – Он не джентльмен».

А вот что говорит Крамник о другой стороне джентльмена Каспарова корреспонденту Владимиру Барскому:

«– Роль конкретных дебютных знаний все возрастает, и уже не один десяток лет то и дело возникают подозрения, что некоторые шахматисты пользуются шпаргалками. Раньше бумажными, сейчас компьютерными. Как в связи с этим прокомментируете эпизод, когда в Линаресе Каспаров при своем ходе отлучился в свой номер? Возникли подозрения в его адрес? – спросил корреспондент у Крамника.

– Дело даже не в подозрениях… Конечно, участникам это очень не понравилось, тем более, что, насколько я понимаю, это случилось не один раз. (По свидетельству С. Данаилова, Каспаров покинул игровой зал сразу после дебюта во время партии 13-го тура с Топаловым. Когда в заключительном 14-м туре во время партии с Вальехо он также покинул зал, за ним проследовала девушка из турнирного комитета, которая сообщила потом, что Каспаров поднялся в свой номер и находился там 10-15 минут. – В. Барский.). После турнира Каспаров объяснил журналистам, что он неважно себя чувствовал, и ему потребовалось взять какое-то лекарство. Возможно, так оно и было, вопрос на самом деле не в этом. Это очень грубое нарушение правил, и я считаю, что оно в принципе непозволительно, потому что ставит соперника в крайне неприятное положение. Кроме того, в связи с развитием компьютерных программ все жестче и жестче должно становиться правило, согласно которому шахматист не имеет права покидать игровое помещение. У меня нет никаких сомнений в том, что, если бы подобное нарушение допустил кто-либо иной, ему просто засчитали бы поражение, и это была бы нормальная реакция. Напомню, когда на командном чемпионате Европы-2003 у Пономарева зазвонил мобильный телефон, ему тут же поставили ноль».

«Сразу после чемпионата США в Сент-Луисе состоялся блицтурнир, в котором к трио победителей присоединился 13-й чемпионат мира Гарри Каспаров, давно ставший в Америке своим человеком. Турнир этот был двухдневным и… шестикруговым (по три тура в день). То есть участники сыграли друг с другом по 6 партий, в общей сложности каждый по 18. Гроссмейстерам полагалось по 50 тысяч долларов (победитель получил дополнительно еще 20)», – пишет Евгений Гик.

Вот итоги этого турнира: 1. Хикару Накамура – 11 очков из 18; 2. Уэсли Со – 10; 3. Гарри Каспаров – 9,5; 4. Фабиано Каруана – 5,5.

Турнир был неофициальный, дружеский, и в нем произошел всего один казус, опять же связанный с Каспаровым. Гарри пошел конем в партии с Накамурой, отпустил руку и тут же увидел, что зевнул этого коня. Тогда он взял его и переставил на другое место. Накамура повел себя благородно, не стал требовать партнера сыграть по правилам. «В этом случае я бы, конечно, немедленно сдался», – признался Каспаров.

Гик этот случай никак не комментирует, а надо бы! Сие означает, что Каспарову в подобных случаях всегда надо напоминать о джентльменстве – сам он об этом не вспомнит!

А это фото всегда будет напоминать Каспарову, Каспаровой и их ближайшему кругу о том, какой Каспаров «джентльмен»!